Статья
/ Александр Латышов

Роберт Эйхе. Верность Революции

Роберт Эйхе
Сергей Кайсин © ИА Красная весна

12 августа 1890 года в усадьбе Авотыни Добеленской волости Курляндской губернии (ныне Латвия) родился Роберт Индрикович Эйхе.

В истории нашей страны деятельность этого крупного революционера-большевика и верного ленинца оставила множество противоречивых оценок самого разного рода. Одни называют его «сибирским катком», «палачом» и организатором массовых репрессий в Сибири в 1937 году. Другие же считают его порядочным, благородным, героическим строителем коммунизма и индустриализатором Страны Советов. Но, несомненно одно, величие, победы и достижения советской России неразрывно связаны с именем Роберта Эйхе.

Будучи незаурядной личностью, наделенной талантом борца и организатора, Эйхе сочетал в себе твёрдость духа и безграничное самопожертвование. Роберт Индрикович никогда не чурался тяжёлого труда и был настоящим умельцем: он крестьянствовал, работал кузнецом, водопроводчиком, шахтером, моряком. Несмотря на отсутствие специального образования, Эйхе успешно руководил освоением крупнейшего Кузнецкого угольного бассейна. Вообще способность творить и созидать, не имея на это сил и средств, а только лишь разум и мечту, можно назвать высшим проявлением Человеческого в Человеке. И этот дар был присущ Роберту Эйхе сполна.

Единственный ребенок в батрацкой семье на службе у немецкого барона, он с самого детства видел своими глазами и почувствовал на собственном опыте бесправие угнетённых народных масс. Участь крестьянской бедноты и рабочего класса в начале XX века в период назревания мирового кризиса и мировой войны была невыносимой. Царская власть и буржуазия беспощадно эксплуатировали и унижали собственный народ.

В книге Ф. Таурина «Верность», описывается, как Эйхе рассказывал В.И. Ленину, будучи делегатом съезда РСДРП(б), о тяжкой доле батраков:

«Латышскому крестьянину очень тяжело. Он и не крестьянин, у него нет земли. Он, если побогаче — арендатор, а если беднее, таких много больше, то батрак. И земля вся у немецких баронов. Если из баронского леса заяц забежит в сад к крестьянину и будет глодать его яблоню, крестьянин не смеет застрелить зайца. Это считается браконьерством, за это судят и берут огромный штраф. Нельзя даже убить волка, если он забрался в овчарню и перерезал всех овец. Крестьянин кругом бесправен и за каждую малость должен платить барону».

Участь заводских и фабричных рабочих была не менее тяжёлой и бесправной.

На фоне непримиримых социальных противоречий в истории всегда появляются сильные и выдающиеся люди, такие как Роберт Индрикович Эйхе.

Человек из народа, он хорошо понимал надежды и чаяния простых людей и всегда принимал государственные решения, исходя из их насущных интересов. Эйхе обладал умением эффективно претворять в жизнь крупные государственные планы и в то же самое время мог осуществлять свои собственные идеи, отлично видя их в целом и в мельчайших деталях.

Свою профессиональную революционную деятельность он начал очень рано, совсем юным. В 15 лет он впервые ознакомился с идеями большевистской партии . В 17-летнем возрасте он бы арестован в первый раз. Дальнейшая судьба Эйхе складывалась так же, как и у всех профессиональных революционеров: тюрьма, ссылка, эмиграция, нелегальное положение, снова арест. И везде Эйхе проявлял себя убеждённым, стойким и мужественным большевиком.

Значительную роль в его жизни сыграла ссылка на вечное поселение в отдалённые районы Сибири, куда и в теперешнее время очень непросто добраться. Но и здесь он не пал духом и не утратил веру в революцию и освобождение народа. Своим умом, организаторскими способностями, душевным складом Эйхе мог войти в доверие и к простым людям и к кулакам, и к провинциальным чиновникам — ведь умение разбираться в людях и их помыслах является одним из важнейших качеств профессионального революционера. Мечта о побеге и продолжении революционной борьбы не покидала его с самого первого дня пребывания в ссылке.

Хорошо организованный и продуманный путь к побегу из ссылки совпал с Февральской революцией 1917 года. После свершения Октябрьской революции ему по поручению партии пришлось вести подпольную борьбу против немецкой интервенции в Латвии. А по окончании Гражданской войны, после работы в Наркомпроде, он в 1924 году был направлен налаживать партийную работу в Сибири, которую он хорошо узнал за годы ссылки.

Именно на Эйхе выпала сложнейшая миссия восстановления из разрухи и превращения в мощнейший индустриальный регион такой обширной территории, как Сибирь.

Сибирь всегда имела огромное значение для развития России. Но до революции Сибирь в первую очередь воспринималась как место ссылки для политически неблагонадёжных. Октябрьская революция и пламенная мечта о светлом будущем, горевшая в сердцах революционеров-ленинцев, позволила превратить Сибирь из царства стужи в страну сильных, смелых, свободных людей.

Героический период общенационального подъема воспет многими поэтами, писателями того времени. Знаменитое стихотворение Владимира Маяковского «Рассказ о Кузнецкстрое и о людях Кузнецка», известное каждому со школьной скамьи, как раз рассказывает о промышленном освоении Кузбасса во время партийного руководства краем Робертом Эйхе и как нельзя точно передает самоотверженность и энтузиазм советских людей..

По небу тучи бегают,

Дождями сумрак сжат,

под старою телегою

рабочие лежат.

И слышит шепот гордый

вода и под и над:

«Через четыре года

здесь будет город-сад!»

Темно свинцовоночие,

и дождик толст, как жгут,

сидят в грязи рабочие,

сидят, лучину жгут.

Сливеют губы с холода,

но губы шепчут в лад:

«Через четыре года

здесь будет город-сад!»

Свела промозглость корчею —

неважный мокр уют,

сидят впотьмах рабочие,

подмокший хлеб жуют.

Но шепот громче голода —

он кроет капель спад:

«Через четыре года

здесь будет город-сад!

Здесь взрывы закудахтают

В разгон медвежьих банд,

И взроет недра шахтою

стоугольный «Гигант».

Здесь встанут стройки стенами.

Гудками, пар, сипи.

Мы в сотню солнц мартенами

Воспламеним Сибирь.

Здесь дом дадут хороший нам

и ситный без пайка,

аж за Байкал отброшенная

Попятится тайга».

Рос шепоток рабочего

Над тьмою тучных стад,

а дальше неразборчиво,

лишь слышно — «город-сад».

Я знаю — город будет,

я знаю — саду цвесть,

когда такие люди

в стране советской есть!

Заставить отступить саму бескрайнюю тайгу могут только люди с сильной и светлой мечтой, мечтой о городе-саде, своеобразном рае на Земле, которая горела в каждом большевике-ленинце. Об этом мечтал и Эйхе — в своих воспоминаниях, в беседах с людьми он всегда говорил о величии будущего всего советского народа.

Но непросто и не сразу покоряются человеку силы природы. В условиях крайней нехватки ресурсов, средств, людей Эйхе смог привести в исполнение пятилетний план индустриализации Сибири, превращения Кузбасса в одну из основных научно-технических баз СССР в предстоящей войне с фашизмом. Эйхе доверял только проверенным людям, которые были верны заветам Ленина и коммунистическим идеалам и мечтали построить великое общенародное государство и новое общество, свободное от несправедливости и эксплуатации человека человеком.

Поскольку ни в одной стране ещё не было опыта социалистического строительства, то Эйхе приходилось разбираться в новых сложных вопросах, перипетиях человеческих судеб для того чтобы воплотить в жизнь свою мечту максимально быстрыми темпами. Крестьянский уклад в Сибири отличался от уклада в европейской России, поэтому становление коллективизации проходило в Сибири с большими перекосами на местах. Отсутствие проверенных кадров для партийной работы, политическая инертность сибирского крестьянства, значительная удаленность от центральных органов власти в совокупности с суровым климатом Сибири вызвали значительное сопротивление процессу коллективизации на Алтае и в Западной Сибири. Ускоренная коллективизация не могла проходить без существенных издержек, так как замедление её темпов могло вызвать отставание в индустриальном развитии страны, а значит поражение в будущей войне. Нельзя сказать, что прямое участие Эйхе в операциях по раскулачиванию или ускоренной коллективизации было излишне жестокими и безжалостными, что надо было действовать мягче или осторожнее. Он прекрасно понимал, что общественные интересы должны превалировать над частными, так как в противном случае социалистическое строительство может быть существенно ослаблено, и чувствовал изворотливость и звериный инстинкт алчной буржуазии, хоть крестьянской, хоть фабричной. Именно поэтому Эйхе резко и негативно относился к накоплению личной собственности и к спекуляции.

Будучи делегатом XVII съезда ВКП(б) в 1934 году — съезда «победителей», Эйхе произнёс речь в прениях по докладу Сталина, где пламенно выступил в поддержку курса индустриального развития Сибири.

Вот цитаты из его выступления:

«Капиталисты строили Донбасс полтораста лет — партия большевиков за четыре года превратила мелкий кустарный Кузбасс в крупный, мощный механизированный социалистический Кузбасс. Мы за период от XVI до XVII съезда добились такого роста угольной добычи, что сейчас даем ежесуточную добычу, равняющуюся половине ежесуточной добычи довоенного Донбасса».

...

«Кузбасс это не только угольная база. Кузбасс сейчас превращается и в ближайшее время должен стать одним из крупнейших центров химической промышленности. То, в чем так нуждается наше сельское хозяйство — удобрения, яды для борьбы с вредителями — все это обеспечит для наших восточных районов Кемеровский коксохимический комбинат, являющийся одним из величайших химических комбинатов нашего Союза».

Именно на этом съезде Эйхе предложил организовать Всесоюзную Выставку Достижений, которая стала прообразом ВДНХ.

«Мне кажется, не мешало бы Наркомзему подумать о том, что, может быть, наступило время организовать всесоюзную сельскохозяйственную выставку, на которой показать лучшие образцы, лучшие достижения, которые имеются в колхозах и в совхозах нашего великого Союза».

Дальнейшая судьба Эйхе сложилась трагически. Являясь активным участником репрессий партийных рядов в 1937 году, исполнителем знаменитого приказа №000447, участником «троек», он сам попал под колесо репрессий и был расстрелян в тюрьме НКВД 2 февраля 1940 года по обвинению в создании «латышской фашистской организации». И хотя следственное дело Эйхе не рассекречено до сих пор, многие косвенные обстоятельства свидетельствуют о том, что это обвинение было сфабриковано, а судьба Эйхе стала разменной картой в крупной политической игре партийной элиты.

Технократов, каким является Эйхе, всегда можно обвинить в склонности к фашизму, потому что любой технократ прежде привержен регламентации и жёстким рамкам, бескомпромиссности в достижении поставленной цели и безжалостности к проявлению слабости и мелким страстям личного характера. Но ведь целью деятельности Эйхе было достижение единства всех людей на Земле на основе гуманизма, а это никак не сочетается с фашизмом.

И только тогда, когда История наконец раскроет нам все свои тайны, наши предположения могут стать неопровержимыми фактами. Поэтому виновность или невиновность Эйхе перед собственным народом и его роль в судьбе нашей страны еще предстоит раскрыть полностью.

До самой своей кончины Роберт Эйхе был сильным, мужественным человеком. Трагические испытания не сломили его духа.

В бурном потоке исторических вызовов главное оставаться верным основной идее своей жизни и своей мечте. И эту мечту, мечту настоящего коммуниста, Эйхе пронёс до конца.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER