Статья
/ Дмитрий Буянов
Откуда берется выборное «политическое меню» и почему Вы никогда не сможете стать кандидатом

Выборы без выбора, или Зачем нужны Советы

Выбор
(cc)

Уж чего нашим выборам не занимать — так это «меритократичности». Посмотришь на список кандидатов — всё сплошь опытные, компетентные люди: гендиректоры, топ-менеджеры… Люди «от сохи, потом и кровью достигшие мест в высших эшелонах» бизнеса и бюрократии… Или всё-таки нет? Откуда взялись эти люди и почему именно их мы избираем? Ответ на этот вопрос требует некоторого разбирательства.

Разобьем процедуру выборов условно на две части: выдвижение кандидатов и голосование за них. Как правило, всё внимание общественности приковано ко второму этапу — кто и как голосует, каким образом голоса подсчитываются, что сделать, чтобы не допустить фальсификаций. Лишь изредка речь заходит о «подборе» самих кандидатов: говорится, например, что господина Х «ввели», чтобы оттянуть голоса у похожего на него господина Y. Или что надо голосовать «против всех», чтобы вынудить некий субъект (партии? власть?) предложить людям новое политическое «меню».

Теперь закройте глаза и представьте себе ситуацию: политическое «меню» составляет некий партийно-властный субъект. Допустим, он выдвинул одного «основного» кандидата и ряд мелких, безызвестных, не сильно от фаворита отличающихся. Есть ли субъекту в этой ситуации смысл что-либо фальсифицировать? Не всё ли равно, кто, как и в каком количестве будет голосовать, если проигрышного сценария в этой игре нет? Даже если бы сыграла карта «против всех» — субъект вывел бы на сцену не «основного» кандидата, а его доверенное лицо (или родственника, как мы наблюдаем, например, в супердемократических США).

Почему же мы можем говорить о некоем «субъекте»? Разве кандидаты не конкурируют между собой, не борются за «хлебные места» и т.д.? Конечно, да. Тем не менее, по отношению к основной массе населения — условному «трудовому народу», «низам», — они действуют как единое целое, как оформленная группа.

Во-первых, все «профессиональные политики» (сама эта концепция подчеркивает, что это — отдельная группа) знают друг друга — чего не скажешь о простых людях: знаете ли вы каждого выдвигающегося в вашем районе муниципального депутата, кто он и откуда? Партия всегда выдвигает «в доску своего», проверенного-перепроверенного, и простым людям предлагается голосовать за человека, прошедшего непрозрачные партийные и элитные «фильтры».

Более того, личности и программы кандидатов с каждым годом все больше скрываются. Мы видим плакат с кислым ликом очередного потенциального бюрократа и лозунгами-каламбурами вроде: «Петя Петухов разбудит Россию!» (все совпадения случайны). То есть то, что люди не могут собственно ВЫБРАТЬ своего кандидата — подчеркивается: они все одинаковые. Что-то можно додумать только из бренда партии, от которой он выдвигает: если от коммунистов — то, наверное, он за социальную справедливость? А если от "Единой России" — то… тоже за справедливость? А от «Справедливой России»?..

Во-вторых, днем с огнем не сыщешь кандидата, не представляющего крупный бизнес. Все — упомянутые выше топ-менеджеры или генеральное директоры. На выборах мелкого уровня они могут разбавляться директорами школ и др. государственных учреждений — лицами зависимыми от текущей власти, да и с каждым годом все более уходящими в коммерцию (с введением массы «платных услуг» тут и там).

Конечно, объясняется это в первую очередь тем, что высшие слои общества, которым необходимо защищать свое богатство и положение как от населения, так и от своих «собратьев», изначально более организованы и сознательны, чем простой народ. Чтобы избраться, необходимо, чтобы за кандидатом стояла структура, в которой задействовано много людей и связей: корпорация, партия, школа и т.п. Через нее можно собрать подписи в поддержку выдвижения, достать деньги на масштабную агитацию.

У простых людей давно уже нет таких структур. В этом отличие, например, власти Советов заводов, городов, деревень и полков от классической западной демократии, не предполагающей, что народ может объединяться и напрямую участвовать в политике. В первом случае депутаты от низовых структур возможны, во втором — разъединенный народ голосует за представителей элиты.

А почему, собственно, очередной гендиректор должен выражать во власти интересы простого трудящегося (знает ли он их вообще, этот гендиректор?), а не интересы себя лично и того слоя (раньше сказали бы «класса»), который его выдвинул? То, что кандидаты на сегодняшних выборах не утруждают себя даже написанием сколь бы то ни было связной и убедительной программы, лучше всего демонстрирует уровень пренебрежения элиты к простым избирателям. Это уже не популизм, это хуже.

Стоит ли говорить, что «народных избранников» ничто не принуждает к выполнению своих (теперь уже совсем примитивных) обещаний? Отзыв депутатов остался где-то во временах первых лет советской власти — наличие Советов позволяло народу собраться вместе и принять решение; новая демократия с ее избирательными участками, организуемыми властью раз в N лет, — уже нет.

Итак, политическое «меню» для народа формируется классом гендиректоров и топ-менеджеров — теми, кого раньше у нас называли «крупными буржуа». Формируется оно, естественным образом, не в интересах низов, а против их интересов — то есть в интересах все того же высшего слоя. Действенных инструментов, позволяющих самому народу организоваться и выдвинуть кандидата от себя (инженера, учителя, рабочего и пр.) — в современной России нет. Следовательно, выборы оказываются просто средством легитимизации власти «буржуазной» элиты.

Кто же в этом виноват и что делать? Виноваты в первую очередь, как ни странно, мы с вами. Трудно ожидать, что элита сама начнет создавать настоящие низовые структуры — это не в ее интересах. Если она и прибегает к поднятию народа — то лишь в качестве минутного инструмента внутренней борьбы (например, через оранжевые митинги в поддержку очередного популиста). Активные и организованные граждане ей не нужны.

Отсюда вывод: все силы — на народную самоорганизацию! И не надо думать, что политика — дело грязное и простому трудящемуся неинтересное. Это элитные разборки Петра Петровича с Иваном Ивановичем за место в Думе и контроль над финансовыми потоками — грязны и неинтересны. А вопросы образования, медицины, трудоустройства, цен, налогов и т.д. — интересуют каждого и ежедневно. Просто к современным демократическим выборам они — увы! — не имеют ни малейшего отношения.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER