Статья
/ Роман Якин

Петербургский поэт: после Революции Россия стала сильнее, а мир — добрее

Алексей Ахматов
Фото с личной страницы Алексея Ахматова

После состоявшегося 9 ноября заседания Секции критики и литературоведения Санкт-Петербургского отделения Союза писателей России, посвященного 100-летию Великой Октябрьской революции Алексей Ахматов, поэт, критик, главный редактор альманаха «Молодой Петербург» рассказал о своем видении Октябрьской революции, ответив на ряд вопросов корреспондента ИА Красная Весна.

На заседании говорилось о неотвратимости, неизбежности революции. Чем, по Вашему, является Октябрьская революция — неизбежностью или искусственно созданным событием — переворотом?

Вообще-то, неизбежность не отменяет искусственности и наоборот. К тому же все, что создает человек (включая общественные формации) — искусственно. Животные живут в пещерах и на деревьях, едят то, что могут добыть, и отношения выясняют естественным образом — посредством клыков, когтей и клювов. Человек строит искусственные дома, ходит на искусственные работы, окружает себя искусственными законами. Вероятно вы хотели спросить чем же является Великая Социалистическая революция — революцией или все же банальным переворотом. Думаю, последняя трактовка создается людьми, пытающимися принизить общественную значимость этого явления. Они даже пытаются притянуть сюда высказывания большевиков 20-х годов, которые называли его Октябрьским переворотом. Только они забывают, что Ленин уже в октябре 1917-го произнес своё знаменитое: «Товарищи! Рабочая и крестьянская революция, о необходимости которой всё время говорили большевики, свершилась». А в январе восемнадцатого Федор Раскольников впервые дал это определение в декларации от имени большевиков в Учредительном собрании.

Формально в понятии переворот ничего неверного нет. Всякое вооруженное восстание в какой-то мере переворот. Однако отрицательные коннотации современное ухо, безусловно, улавливает. В эти-то нотки и вцепились наши либералы!

А если разобраться по сути, то переворот ассоциируется, прежде всего, с дворцовыми интригами. Один монарх не вполне легитимно менял (травил, душил, сажал и т. д.) другого. В стране в лучшем случае менялись фавориты, покрой платьев да языки гувернеров. Это и есть переворот. Революция меняет политический строй в стране, облик народа, экономические отношения. Конечно, поменяла его сначала февральская буржуазная революция, но, затем, кардинально — октябрьская социалистическая. И тут, по-моему, особого предмета для спора нет.

Как революция отразилась на судьбе России и мира? Как Вы оцениваете ее значение?

Думаю, Россия стала сильнее, а мир — добрее. У царской России не хватило сил победить Японию в 1905-ом, смогла бы она противостоять Гитлеру в 1941-ом? Тогда как большевистская Россия разгромила всю фашистскую Европу и не позволила фашизму захлестнуть целую планету.

Возможно ли общественное согласие относительно роли Революции и её значения в истории России?

Думаю, возможно. Оно и было до лихих 90-х. Затем пришли люди, кровно заинтересованные в подрыве страны, ее экономики, ее науки и культуры, переписали многие страницы истории и раскололи общество даже не на два, а на два десятка враждующих лагерей и сообществ.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER