Статья
/ Тони Зиверт
Против чего протестует общественность? Против конкретных высказываний конкретного юноши или против политической линии, которая очевидным образом породила это выступление и согласно которой русских вынуждают чтить память тех, кто пришел их завоевывать?

Кто стоит за выступлением школьников из Нового Уренгоя?

Так выглядело одно из немецких кладбищ под Сталинградом в 1942 году (фото — Эммануил Евзерихин)

19 ноября 2017 г. четверо русских школьников из гимназии Нового Уренгоя выступили в германском бундестаге с докладами. Доклады были посвящены немцам, воевавшим в России в годы Второй мировой войны (Великой Отечественной войны). Обсуждались немцы, «пострадавшие» во время военных действий.

Наиболее впечатлил российскую общественность доклад десятиклассника Николая Д., поведавшего германским парламентариям о «простом немецком парне» Георге Рау, воевавшем под Сталинградом и умершем в плену. При этом не только Рау изображался как жертва «страшных русских лагерей». Другие солдаты вермахта, пришедшие незваными на землю Сталинграда и принесшие нашему народу жесточайшие мучения и смерть, также назывались в докладе «невинными».

Характерно и то, что одна из школьниц выбрала в качестве героя своего доклада немца, погибшего в русском лагере для военнопленных от того, что он употребил метиловый спирт вместо водки. Таким образом, и погибших от неудачного пьянства также нынче принято записывать в «жертвы».

Как сообщил Николай Д. в своей речи, заняться биографией Георга Рау ему посоветовали в Народном союзе Германии по уходу за военными захоронениями (Volksbund Deutsche Kriegsgräberfürsorge). Народный союз согласовывал выступления и других российских школьников.

«Один из самых эффективных способов создать будущее единой Европы состоит в том, чтобы соединить воедино нашу до этого момента различную память», — так прокомментировал устроенное 19 ноября в бундестаге шоу президент Народного союза Вольфганг Шнайдерхан (Wolfgang Eduard Schneiderhan), бывший главный инспектор бундесвера. Рассмотрим, что же это за организация, предлагающая объединить необъединимое — русскую и немецкую память о войне?

Обложка печатного органа «Общества взаимопомощи бывших членов Ваффен-СС», журнала «Доброволец». 1956

Народный союз Германии по уходу за военными захоронениями был создан в 1919 году с целью ухода за могилами немецких солдат за границей, так как у правительства в то время не было на это ни денег, ни времени, ни политической воли. Союз изначально был частным начинанием. При этом сегодня часть денег он получает от государства. На данный момент бюджет союза составляет около 45 миллионов евро (31 миллион евро — собственный доход, включая пожертвования и членские взносы, и еще 15 миллионов — от государства).

У истоков Народного союза стоял Зигфрид Эммо Ойлен (Sigfried Emmo Eulen). С 1933 по 1945 год, то есть всё время нахождения Гитлера у власти, Ойлен был «фюрером» Народного союза.

В 1936 году он так объяснил цели союза: «Когда я создавал 17 лет назад Народный союз, мне были важны следующие цели: воскресить героическое восприятие жизни в немецком народе; оформить могилы наших павших во всем мире в мемориалы и собрать готовых к жертвам в сообщество в Народном союзе».

Те, кто служил в Народном союзе при нацистах, остались в подавляющем большинстве работать в нем и после Второй мировой войны. Так, Отто Марграф, бывший при Гитлере «фюрером национального ведомства» союза, продолжал оставаться его генеральным секретарем вплоть до 1960 года. С 1952 по 1963 годы высшая награда Народного союза носила имя вышеупомянутого бывшего «фюрера союза» Зигфрида Эммо Ойлена.

В ГДР данная организация была запрещена. Зато в ФРГ Народный союз пользовался большой популярностью. Так, к 1960 году в нем насчитывалось около 600 000 отдельных членов и 60 000 коллективных членов.

Обложка печатного органа «Общества взаимопомощи бывших членов Ваффен-СС», журнала «Доброволец». 2002

С 1958 года членом Народного союза состояла и организация под названием «Общество взаимопомощи бывших членов ваффен-СС» (нем. Hilfsgemeinschaft auf Gegenseitigkeit der Angehörigen der ehemaligen Waffen-SS — HIAG, ХИАГ). В этот союз входили, как следует из его наименования, бывшие члены ваффен-СС. Совместная работа ХИАГ с Народным союзом продолжалась долгое время, вплоть до 1986 года, когда в прессе было опубликовано несколько скандальных статей на данную тему. После этого ХИАГ отказался от членства в Народном союзе, чтобы не наносить урон его имиджу. Что, однако, не мешало частным лицам продолжить взаимодействие.

Так, в выпуске № 2 газеты Народного союза «Голос и Путь» за 2000 г. отмечалась благодарность за крупное пожертвование праворадикальному Фонду военных захоронений «Когда все братья молчат» (Kriegsgräberstiftung Wenn alle Brüder schweigen). Фонд с этим достопримечательным названием был основан ХИАГ в 1993 году. Руководители фонда Аугуст Хоффманн, Хайнц Бернер и Вернер Битцер не скрывали, что их задачей является «поиск и уход за солдатскими могилами внутри страны и за границей и передача информации Народному союзу Германии по уходу за военными захоронениями». При этом свою основную цель фонд обозначает как документирование высших военных достижений солдат ваффен-СС.

Обложка книги «Когда все братья молчат. Большое собрание картин про Ваффен-СС». 2009

Народный союз не раз критиковали за использование нацистской символики. Зачастую эта организация воздвигает на обустраиваемых ею кладбищах огромные черные сдвоенные кресты, похожие как братья-близнецы на кресты нацистского вермахта.

Критике подвергалась и деятельность Петера Хильда, руководителя молодежного крыла Народного союза. Как сообщала в 1998 году газета социал-демократов «Взгляд на право», Хильд опубликовал несколько статьей, в частности, в журнале ХИАГ «Доброволец». В этих статьях Хильд сожалел о тюремном заключении военного преступника Эриха Прибке, представлял ветеранов армии Гитлера как «героических кумиров» и заявлял, что вермахт был «самой порядочно воевавшей армией Второй мировой войны». ХИАГ наградил Хильда за его «заслуги» знаком почета.

Долгое время Народному союзу было запрещено работать на территории Восточной Европы, которая находилась в орбите влияния СССР. Сообщаю читателю, что в период Великой Отечественной войны только на территории СССР погибли более 2 миллионов немецких агрессоров.

Однако после распада СССР преграды исчезли. И за последние годы Народный союз построил на территории России более 100 кладбищ. Сегодня Народный союз курирует в странах бывшего СССР 421 кладбище, из которых в России — 157, всего же в мире он курирует 833 кладбища.

А так выглядит немецкое кладбище под Сталинградом (с. Россошки) сегодня

В России сегодня стараниями Народного союза повсеместно возводятся монументальные кладбища солдатам гитлеровской армии. В огромном Волгоградском мемориале могилы советских воинов, павших под Сталинградом, и могилы солдат Гитлера объединены в единый комплекс. Также устроены и созданные Народным союзом кладбища в ряде других мест, так что советские ветераны вынуждены ходить к могилам своих павших товарищей мимо нацистских крестов. Протесты ветеранских организаций при этом игнорируются.

В рамках курируемого Народным союзом проекта «Примирение над могилами — работа во имя мира» (одноименный слоган является девизом всей организации), введенного в России еще в 90-х годах с подачи такого уравнителя фашизма и коммунизма как либеральный писатель Д. Гранин, русские дети носят сегодня цветы к могилам немецких солдат. Одним из результатов всей этой деятельности и стало позорное выступление в бундестаге Коли из Уренгоя.

Более чем понятно, почему для Народного союза, замаранного сотрудничеством с Гитлером и связанного с потомками нацистов, солдаты Третьего рейха являются «невинными жертвами». Понятно также, что о невинных жертвах Народный союз говорит лишь в целях пресловутой политкорректности, которую он в какой-то степени еще соблюдает. И что на самом деле Народный союз чтит память не каких-то невинных жертв, а героев Третьего рейха.

Понятно и то, что выступление Коли из Уренгоя вызвало серьезный протест в России.

Но против чего протестует общественность? Против конкретных высказываний конкретного юноши или против политической линии, которая очевидным образом породила это выступление, и согласно которой русских вынуждают чтить память тех, кто пришел их завоевывать?

Совместима ли такая политика «двупамятности» с российским патриотизмом и с отстаиванием суверенитета России?

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER