Статья
/ Илья Беляев
После Крыма на Западе очень болезненно относятся даже к малочисленным учениям Российской Армии и мобилизуют военные силы. Что ответит Россия?

Ответит ли «АРМИЯ-2017» на наступательность НАТО?

НАТО и Армия 2017
Сергей Кайсин © ИА Красная Весна

22–27 августа в Московской области, в городе Кубинка пройдет международный военно-технический форум «АРМИЯ-2017», а с 14 по 20 сентября в Белоруссии будут проходить белорусско-российские учения «Запад-2017». Оба события рассматриваются россиянами и «западными партнерами» под совершенно разным углом.

Если для рядового гражданина нашей страны «АРМИЯ-2017» — это больше развлекательное шоу с демонстрацией возможностей военной техники или бизнес-площадка, а учения «Запад-2017» являются всего лишь очередными из многочисленных маневров, то за рубежом считают иначе.

Командующий сухопутными силами НАТО в Европе, американский генерал Бен Ходжес высказал опасения, что белорусско-российские учения могут стать «троянским конем». Якобы Россия оставит часть своих сил в Белоруссии в качестве воинского контингента. Польский посол в США Пётр Вильчек сделал еще более эмоциональное заявление по поводу «Запад-2017», заявив, что страны Восточной Европы находятся в состоянии «страха и неопределенности».

Что же до отношения к российским военно-техническим форумам, то по этому поводу мнение в тех же США сформировано уже на уровне народного стереотипа, в соответствие с которым русские (все страны СНГ без исключения, которые причастны к созданию советского оружия) — «безответственные, циничные торговцы оружием, продающие его кому попало, в частности латиноамериканским наркокартелям, Талибану (организация, деятельность которой запрещена в РФ, — прим. ИА Красная Весна), африканским странам и диктаторским режимам Ливии, Сирии и т. д.»

И пусть сограждан не обманывает тревожный тон заявлений официальных лиц стран НАТО. Они делаются лишь для обоснования рациональных шагов по усилению позиций альянса на границах с Россией. Для того, чтобы понять, во что выливается «партнерский» взгляд на наши мероприятия и учения, достаточно проследить за тематикой учений блока НАТО.

С чего всё началось?

Поворотной точкой, определившей изменение в подготовке войск альянса, стали события в Крыму 2014 года, а именно войсковое обеспечение безопасности силами специальных операций России, ВДВ и флотом РФ. На «партнеров» произвели впечатление умение российского Генштаба планировать операции с привлечением разных родов войск, численность примененных сил и уровень секретности, позволивший скрыть подготовку и начало действий ВС РФ. В результате задачи по обеспечению безопасности референдума были выполнены в полном объеме, Вооруженные Силы Украины и другие органы охраны правопорядка соседней страны оказались блокированы и сдались без кровопролития.

Что же позволило обеспечить успех и скрытность нашим Вооруженным Силам? Если вы вспомните, то в феврале-марте проводились масштабные учения в Западном Военном Округе с привлечением десятков тысяч военнослужащих и тысяч единиц техники, на фоне которых переброска сил в Крым осталась незамеченной. Проводившиеся в течение предыдущих лет учения такого масштаба стали для «партнеров» обыденностью, вызывая опасения лишь многочисленностью привлекаемых воинских контингентов (десятки тысяч военнослужащих — масштаб военного округа, против тысяч военнослужащих со многих стран НАТО на отдельных полигонах альянса).

Поэтому после Крыма на Западе очень болезненно относятся даже к малочисленным учениям Российской Армии, но в то же время приготовили ответ.

Изменение состава сил НАТО

С весны 2014 года по сегодняшний день силы НАТО проделали огромную работу по созданию и размещению в странах Восточной Европы сил быстрого реагирования, реанимировав нормативы переброски войск времен холодной войны. Еще в 2015 году были проведены первые учения Noble Jump, ставшие теперь ежегодными, в которых за несколько суток из разных стран блока НАТО в Восточную Европу перебрасываются подразделения различных родов войск военно-транспортной авиацией и морским путем с дальнейшей отработкой взаимодействия. С течением времени количество привлекаемых сил увеличивается — если в 2015 году участвовало 2,1 тысячи военнослужащих из 7 стран (воздушно-десантные части из Чехии и Нидерландов, мотопехота из Германии и Норвегии, танкисты из Польши, артиллеристы из Бельгии и вертолетные подразделения из США), то в 2017 году в учениях Noble Jump было задействовано уже свыше 4 000 военнослужащих из 11 стран НАТО.

Структура сил НАТО так же поменялась. В этом году в Прибалтику прибыли батальонно-тактические группы основных стран альянса общей численностью около 4000 человек:

— Эстония. Курируется англичанами, по ротации прибывают датские и французские части.

— Латвия. Курируется Канадой, по ротации прибывают части Словении, Италии, Албании и Польши.

— Литва. Курируется немцами, по ротации прибывают бельгийцы, хорваты, французы, подразделения из Голландии, Люксембурга, Норвегии.

— Польша. Размещено подразделение американских бронетанковых сил.

Так выглядит первый эшелон, расположенный у наших границ.

Во втором эшелоне находится сам корпус быстрого реагирования стран НАТО, численностью не менее 25 000 человек. В третьем эшелоне, в случае войны, будут мобилизованные армии европейских стран, в четвертом же прибывает экспедиционный корпус из США численностью свыше 100 000 человек.

Учения НАТО с 2014 года проводятся с постоянным упоминанием «российской агрессии в Крыму». Риторика постоянно ужесточается, вплоть до заявления президента Румынии этим летом на мероприятиях прессы по поводу учений Saber Gurdian о том, что силы альянса без сомнения разобьют наступающую российскую армию и направлены на предупреждение российской агрессии.

Сценарии учений стран НАТО

С 2014 года вооруженные силы Североатлантического альянса делают акцент на общевойсковом бою, координации между различными родами войск, обеспечению устойчивой связи, отодвинув на второй план задачи по противодействию «международным террористам». Словом, вернулись к стандартам холодной войны, когда общая тактика строилась на активной обороне войск НАТО с истощением наступавшей Советской Армии и дальнейшем переходе альянса в контрнаступление. Давайте рассмотрим отрабатываемые задачи на некоторых учениях за этот год:

— Зимой и ранней весной в Прибалтику прибыли батальонно-тактические группы Великобритании, Канады, Германии и США. По прибытии были сразу же проведены батальонно-тактические учения во взаимодействиями с эстонскими, латышскими и литовскими вооруженными силами.

— Март 2017, в Литве, в Клайпеде литовские военные и полиция провели учения по нейтрализации сепаратистских атак на правительственные и административные здания. Как нетрудно догадаться, это отработка противодействия прорусскому меньшинству населения.

— 8–26 мая прошли учения Kevadstorm/«Весенний шторм» в Эстонии, привлечено 9000 военнослужащих из 14 стран НАТО (800 человек из британской БТГр в Эстонии, 300 французов, 400 немцев и т.д.). Отработаны задачи морского десантирования (американская морская пехота), оборонительные действия мотопехоты с танками (Германия, Англия, Эстония, Латвия), пуски из переносных зенитно-ракетных комплексов по воздушным целям (Эстония), инженерно-саперные работы по постановке минных полей и разминированию, разграждению и ликвидации завалов (финские резервисты).

— 12–26 июня в Литве прошли учения Iron Wolf/«Железный волк». Привлечено 5000 военнослужащих из Литвы, Польши, США, Великобритании и Португалии. Стратегическая задача — захват и удержание Сувалкского коридора, т. е. узкого участка польской и литовской территории между Калининградской областью и республикой Белоруссия, по которому предполагается наступление ВС РФ и союзной белорусской армии в случае войны. Тактические задачи: немецкие и британские инженеры наводили переправу через реку (можно назвать это приготовлением к наступательным действиям) с движением через нее техники, американцы обеспечивали господство в воздухе и поддержку транспортными и ударными вертолетами, немцы и литовцы отрабатывали оборону и наступление мотопехотного батальона.

— Также в июне прошли морские учения BALTOPS-2017, одним из главных эпизодов которых стала высадка морской пехоты США на побережье в Латвии. В данных учениях приняло участие 14 стран.

— В середине июня прошли учения сил быстрого реагирования НАТО Noble Jump-2017, с привлечением более 4000 военнослужащих, переместившихся из баз постоянной дислокации в своих странах в Румынию, полигон Чинку. Перемещение заняло 3 дня. После этого отрабатывались вопросы взаимодействия наземных сил с вертолетной группой ударных вертолетов «Апач» (США), польская мотопехотная рота устроила засаду на румынских коллег.

— В десятых числах июля в Латвии прошли батальонно-тактические учения канадцев, испанцев и латышей. Учения носили демонстрационный характер, отрабатывались задачи наступления мотопехотных частей с танками. Лозунгом учений стало замечание о дождливой погоде «Ain't raining — ain't training»/«Нет дождя — нет учений».

— В том же начале июля в Северной Атлантике морские силы НАТО провели учения Dynamic Mongoose по поиску и уничтожению подводных лодок условного противника. Было задействовано 5 подводных лодок, 11 надводных кораблей и 8 патрульных самолетов, личный состав до 2000 человек из 10 стран альянса.

— В июле прошли тренировки авиагруппы штурмовиков А-10 (США), размещенных в Эстонии, по посадке на шоссейные дороги в связи с выводом из строя аэродромов.

— С 11 июля и до конца месяца в Румынии, Болгарии и Венгрии прошли самые масштабные учения НАТО этого лета — Saber Gurdian — 2017. Было привлечено 25 000 военнослужащих из 20 стран НАТО. Вероятно, это и был весь корпус быстрого реагирования альянса. Отрабатывались задачи по наведению переправ через крупную водную преграду с прикрытием катеров ВМС Румынии и американской истребительной авиацией; медики из подразделений всех стран-участниц развернули в румынской Констанце крупный полевой госпитали и отработали действия по оказанию медицинской помощи в условиях больших потерь в личном составе; 361-я американская бригада по работе с гражданской администрацией отрабатывала вопросы обработки местного населения и создания положительного мнения о войсках НАТО в данном регионе; на полигоне Чинку была отработана тактика межвидового взаимодействия в общевойсковом бою против вероятного противника. Последняя задача наиболее интересна, т.к. были привлечены все основные виды подразделений: разведка беспилотными летательными аппаратами, нанесение ударов тактическими ракетами HIMARS и РСЗО MLRS (США) по системе ПВО противника, артиллерийская подготовка (Румыния, Германия), штурмовые удары авиацией (Румыния), завоевание господства в воздухе (истребители авиагруппы США), штурмовые удары вертолетов (Румынские ВВС) и удары из зависания по наступающему противнику из-за позиций своих войск (ударные вертолеты «Апач», США), оборона мотопехотных подразделений с танками и применением противотанковых управляемых ракет с переносных комплексов и на бронированном шасси (румынская, украинская, хорватская пехота, немецкие и американские танки). Вид поля боя так вдохновил президента Румынии Клауса Йоханнеса, что он ответил на прямой вопрос журналиста «Смогут ли они (силы НАТО) сдержать Россию?»/«Could the deter Russia?» — «Конечно, смогут, они уже это делают». Генерал-лейтенант Бен Ходжес, главнокомандующий сухопутными силами НАТО в Европе, был более дипломатичен в оценках, заявив, что «учения не являются посланием к России — они всего лишь демонстрируют сплоченность наших сил», после чего добавил, что еще в 2014 году в Европе не осталось ни одного американского танка, тяжелые вооружения были вывезены, но после «агрессии России против Украины и незаконной аннексии Крыма» было принято решение вернуть в Европу бронетанковые части и другое тяжелое общевойсковое вооружение.

Выводы

Не стоит обманываться «тревожными» заявлениями наших «западных партнеров» — это обман внимания и обоснование для наращивания усилий по подготовке войск НАТО в Европе, дальнейшее воскрешение нормативов и требований времен Холодной войны, перемещение районов подготовки войск альянса к самым нашим границам. Естественно, здесь работают двойные стандарты, поэтому любые события, связанные с нашим ВПК и учениями наших вооруженных сил подвергаются давлению в западной и российской прозападной прессе, а тренировки вдоль границы с Россией в Прибалтике обосновываются тревогой местного населения за свою судьбу.

Подготовка сил НАТО носит не только оборонительный, но и наступательный характер, о чем свидетельствуют наведения переправ через небольшие и крупные водные преграды, отработка пусков тактических ракет HIMARS, работа спецпропагандистов с местным населением (зачем они нужны на своей территории? — прим. автора).

В связи с этим уместным выглядит создание в Западном и Южном Военных округах наших ВС крупных оперативно-тактических соединений.

А от предстоящей выставки «АРМИЯ-2017» мы ждем новостей о приеме на вооружение самых передовых образцов вооружения и техники.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER