Статья
/ Андрей Малахов

О спорт, ты — война!

Поражение
Скопина Ольга © ИА Красная Весна

«О спорт, ты — мир!» — советский документальный фильм с таким названием был снят в 1981 году по заказу «Международного олимпийского комитета» (МОК). Фильм посвящен Летним олимпийским играм, прошедшим в Москве в 1980 году, и рассказывает о спорте, как о выразителе мира и дружбы между народами. Но уже тогда, в начале 80-х, было понятно, что спорт является такой же ареной холодной войны, как и другие сферы жизни. США и их союзники бойкотировали Олимпиаду в Москве, в качестве повода использовав войну в Афганистане. Нужно отметить, что впоследствии военные операции НАТО против Сербии, того же Афганистана, Ирака, Ливии и Сирии не были восприняты в качестве повода для отказа от проведения крупнейших спортивных соревнований, включая Олимпийские игры, в странах Северо-Атлантического альянса.

Советский Союз, создав безоговорочно сильнейшую в мире олимпийскую сборную, получил от США то, что сегодня назвали бы ассиметричным ответом. Американцы сделали все возможное для срыва Олимпийских игр 1980 года в Москве, которые неизбежно обернулись бы торжеством советского спорта, а США в лучшем случае боролись бы за 2 место с ГДР. Учитывая, что спортивное противостояние воспринималось и как противостояние социалистической и капиталистической систем в целом, убедительные победы на Олимпиадах были бы и репутационными победами социалистического мира над капиталистическим. Но, в итоге, капиталистический мир, за исключением отдельных добровольцев, на соревнование с социалистическим не явился. Соответственно, социалистический мир бойкотировал следующую Олимпиаду в Лос-Анджелесе. А ведь могло бы быть 2 триумфа советской системы над американской подряд (сначала у себя дома, потом в гостях).

Сегодня, после краха Советского Союза и установления мировой гегемонии США, для американцев все стало куда проще. Больше не нужно срывать Олимпиады путем собственного неучастия в них. Теперь можно просто не пустить на игры неугодных и задним числом (!) отнимать спортивные победы, передавая их другим. Так общекомандная победа сборной России на Зимних олимпийских играх в Сочи была пересмотрена постфактум (путем дисквалификаций спортсменов, выигравших медали в Сочи). И теперь наша сборная по числу официальных медалей только третья. И это, судя по всему, еще не конец. Так отражается в спорте новая холодная война, развязанная США против России. Мы можем набирать очки и бороться за секунды лучше всех, побеждая по установленным правилам. Но потом приходит хозяин игры и переписывает правила, пусть даже задним числом. Он ведь хозяин, ему можно.

Беспрецедентный недопуск сборной России на следующие Олимпийские игры вызвал острую реакцию даже у далеких от спорта людей. Одной из форм таких реакций стало обсуждение роли спорта в нашей жизни. Я убежден в том, что спорт высших достижений — это война в мирное время. Когда наши спортсмены выступают на международных соревнованиях, то часто говорится, что они защищают честь Родины. Но если Родину надо именно защищать, то это значит, что кто-то на нее нападает. То есть идет противостояние на страновом уровне. То же самое касается выражений вроде: полем битвы команд стал стадион такой-то, сегодня сразятся и т.д. Спортивный язык милитаризирован. И болеют в спорте зачастую не за тех, кто лучше играет, а за своих: по страновому и региональному принципу — за сборную страны и клуб из родного города. Наши против чужих — главная тема противостояния.

В этом плане спортсмены являются современными воинами, сражающимися между собой под флагом той или иной страны или того или иного клуба. Это своего рода форма войны в мирное время, борьба за доминирование между державами, драка, наконец. Не зря считается, что спортом больше интересуются мужчины. Он дает выплеск энергии соперничества. Канализирует ее.

Профессиональный спорт критикуют, в том числе, и за то, что он вызывает агрессию. Но спорт ведь не на пустом месте делает людей агрессивными. Он способствует выплеску того, что сидит в глубине и так или иначе должно выйти. И каждый раз, когда я слушаю справедливую критику профессионального спорта, у меня возникает желание спросить, куда предлагается направить энергию соперничества, которую сегодня вбирает в себя спорт?

В мире спорта есть такое явление, как ультрас — наиболее радикальные болельщики, приобщающиеся к своей команде вплоть до формирования собственных субкультур и соответствующего образа жизни. Ультрас, прежде всего, создают не свои любительские спортивные команды (футбольные, например) и не оттачивают ежедневно мастерство в любимой игре. Нет. Они создают свои команды бойцов и яростно дерутся с такими же ультрас, выступающими за другие команды. Таким образом, наиболее плотное приобщение к спорту идет не через спорт, а через жесткие драки толпа на толпу, иногда и со смертельными исходами.

Спортсмены символически бьются на стадионах (в цивилизованной форме), а ультрас бьются около стадионов (в нецивилизованной форме). Есть и прямые пересечения. Например, в североамериканской хоккейной лиге НХЛ приняты жесткие драки между хоккеистами, не как эксцесс, а именно как часть профессионального спорта. Даже выделена специальная категория бойцов — тафгаев, главная функция которых защищать своих и бить чужих, а не играть в хоккей. Особое отношение к собственной символике есть и у спортсменов, и у болельщиков. Например, особым шиком и особым позором у ультрас считается отнять чужие знамена — полный разгром противника, и потерять (неважно как) свои — позор.

Если кто-то скажет и докажет, что такое явление, как ультрас во многом искусственно сконструировано, то это не меняет сути явления. Мало ли что искусственно сконструировано! Раз ультрас стали мировым явлением, которому все нации покорны, раз они замкнули на себя энергию многих ярых любителей спорта — значит, они так или иначе что-то в сути процесса выражают.

Как в этом ключе выглядит желание многих наших спортсменов поехать на Олимпиаду, пусть и ценой отказа от флага России? Отъем символики у подразделения — это символическая кастрация. МОК фактически предложил нашим воинам выбор. Или мы вас кастрируем и тогда выпустим на олимпийскую арену, или просто не допустим вас до игр. На что спортсмены отвечают: да, нас кастрируют, но мы же столько лет тренировались!

Решение ехать на Олимпийские игры в крайне униженном состоянии противоречит самой природе спорта высших достижений. Болельщику нужны не секунды или очки, ему нужен победный выброс энергии соперничества. Принимая унизительные условия участия в Олимпиаде, мы сами капитулируем перед соперником, ставя себя в униженное положение. И возможные последующие завоевания медалей этого не сгладят.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER