Статья
/ Анна Скачкова

День памяти политрепрессированных: от голодовок в лагерях до «Стены скорби»

На церемонии открытия мемориала памяти жертв политических репрессий «Стена скорби»
kremlin.ru

Сегодня, 30 октября, во многих городах России вспоминают жертв политических репрессий. На сайте Санкт-Петербургской администрации в еженедельном бюллетене анонсов городских событий указан целый ряд мероприятий, посвященных этому дню памяти. Возложение венков и цветов к памятным местам, панихида, церемония чтения списка жертв. Власти города не обошли стороной этот день. Поэтому небезынтересно узнать о его истории.

Началось всё в далеком 1974 году. 30 октября в лагерях Советского Союза с подачи К. Любарского прошли массовые голодовки и были зажжены свечи — так впервые отметили День политзаключенного. В этот же день диссидент, член «Мемориала» С. Ковалёв собрал в Москве в квартире академика Сахарова пресс-конференцию, где было объявлено о проходящей в лагерях акции, и представлен новый выпуск подпольного диссидентского бюллетеня «Хроника текущих событий». После этого 30 октября каждый год стали проходить голодовки политзаключенных. В 1987 году действо вышло на улицы городов: прошли демонстрации в Москве, Ленинграде, Львове, Тбилиси и других городах СССР. В 1989 году около 3 тысяч человек со свечами в руках выстроились вокруг здания КГБ СССР. А уже 18 октября 1991 года было принято Постановление Верховного Совета РСФСР № 1763/1-I «Об установлении Дня памяти жертв политических репрессий». Отныне День памяти жертв политических репрессий отмечается официально.

С 2007 года в Москве по инициативе всё того же «Мемориала» проводится акция «Возвращение имен», где участники митинга в порядке очереди зачитывают имена людей, расстрелянных в 1937–38 годах. Особо хочется отметить, что первые фамилии расстрельного списка прочитал Уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин.

Первые лица государства также не преминули отметиться в политизированном почитании жертв «кровавого СССР». 30 октября 2012 года Д. Медведев заявил на своей странице в «Фейсбуке»: «Иосиф Сталин и другие руководители советского государства того времени заслуживают самой жесткой оценки. Это должно остаться в анналах нашей истории, чтобы никогда этого не повторилось. Потому что война со своим народом — это тягчайшее преступление».

И здесь хочется подчеркнуть, что эти слова Медведева как нельзя лучше укладываются в рамки «десталинизации», которую в 2011 году начали раскручивать советник президента России М. Федотов и его коллега по Высшей школе экономики (ВШЭ) С. Караганов. Их программа включала несколько основных пунктов:

1) правовое осуждение «преступлений коммунизма»,

2) смену советских названий,

3) увековечение памяти жертв политических репрессий.

К счастью, наши граждане активно и однозначно продемонстрировали свое неприятие десталинизации. И первая наглая волна была отбита.

Но, к сожалению, что мы видим сейчас! Почти каждый месяц появляются новости о намерении переименовать какую-нибудь советскую улицу или населенный пункт в очередной точке нашей Родины. Да далеко ходить не нужно. Сегодня В. Путин открыл в Москве пресловутую «Стену скорби». Ту самую, которая идет пунктом № 3 в программе федотовской десталинизации. То есть те политические круги, которые запускали первую волну десталинизации, продолжают свою деятельность, но уже тихонько. И, как мы видим, вполне успешно.

Вспоминается, как 30 октября 2012 года МИД России заявил, что установка в Литве памятника гитлеровским пособникам, лесным братьям, является попыткой пересмотра истории. В ответ на это МИД Литвы сослался именно на 30 октября, на День памяти жертв политических репрессий. Было заявлено: в России 30 октября отмечается День памяти жертв политических репрессий, а потому «попытки осквернить память резистентов, называя их коллаборантами, доказывают, что Россия всё еще применяет двойные стандарты». Получилось, что литовский МИД записал гитлеровских пособников в политрепрессированных. А Россию ткнули носом в одно из самых острых противоречий современности.

Никто не говорит, что жертв политических репрессий не было. Были! Но предоставьте точные цифры: устройте круглые столы для диалога разных сторон, пусть соберут материал, фактуру. Пусть эксперты и историки выработают основание, на которое сможет опереться общество, основание, которое станет консенсусом для всех сил. А встреча столетия Революции «Стеной скорби» — это плевок не только в наше общество, но и в наше прошлое, в нашу историю.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER