Статья
/ Олег Барсуков

Историки и политологи «кололись и плакали, но продолжали есть кактус», или как Общественная Палата пыталась актуализировать отношение к Революции сообразно вызовам современности

Кактус для общественной палаты
Олег Константинов © ИА Красная Весна

Короткая новость о состоявшемся 8 ноября 2017 года в Общественной Палате России круглом столе по теме «Великая российская революция и советская история в учебной литературе России и постсоветских стран» в силу специфики жанра не может в достаточной мере отразить то, что на самом деле произошло.

Не отражает действительной сути мероприятия и новость от самой ОПРФ.

Прежде всего о составе участников: Общественной Палате удалось собрать, без преувеличения, ведущих ученых-историков и политологов страны.

И вот перед учеными ставится насущная задача: оценить Русскую революцию как важнейшую веху на пути русского народа к небывалому его развитию. Секретарь Общественной Палаты РФ Валерий Фадеев обозначил в приветственном слове к участникам именно эту, казалось бы, вполне понятную и вполне конкретную задачу. Он тут же посетовал на «жертвы» и «преступления» революции, чем сразу поставленную задачу существенно усложнил. Указав на то, что, оценивая Революцию, до сих пор «в основном мы находимся в положении мазохистов», господин Фадеев тут же заговорил о необходимости «преодоления исторической травмы», которая преодолевается исключительно «за счет создания мифа». Причем, по мнению секретаря Общественной Палаты, высказавшегося о «преодолении исторической травмы» аж дважды, «народная история, или МИФ — это мнение народа», поскольку «для общества важно то, КАК исторические события в головах людей уложились». Да, именно так: «создание мифа» при постановке задачи, такая вот «оговорка по Фрейду», ни больше ни меньше. Как совместить «научный подход» и то, «как люди ощущают собственную историю» (то бишь миф), — вот в чем, по мнению секретаря Общественной Палаты, состоит главная задача для ученых — историков и политологов. И если приверженность мифам господина Фадеева можно объяснить его причастностью к Первому каналу телевидения (свою приветственную речь он начал с похвалы начавшегося накануне, в день 100-летия Революции, псевдоисторического сериала «Троцкий»: «…наверное, очень хороший сериал по телевидению начался на Первом канале, сериал „Троцкий“, корпоративно высказываюсь»), то мифоманию, которую вслед за этим продемонстрировал собравшийся коллектив ученых-историков, рациональными причинами объяснить никак нельзя.

Иррациональность-то как раз и заключается в полной неопределенности задачи. А также в абсолютном беспорядке решения ее учеными. С одной стороны — нужна некая «однозначная» оценка, с другой стороны — «давайте создадим миф». А как создавать миф? В соответствии с индивидуальными мифами, создаваемыми каждым из историков? Или, быть может, ученые-историки должны привести свою науку в строгое соответствие с мифологическими мыльными операми Первого или какого-нибудь еще телеканала?

Дорогие читатели, спешим вас заверить, что мы ничуть не передергиваем. Приведенные здесь цитаты дословны и отнюдь не выдернуты из контекста, полная видеозапись события на всякий случай сохранена. И приводя здесь цитаты и закономерно следующие из них рассуждения, мы ничуть не злорадствуем; мы вместе с другими участниками описываемого события остро его переживаем. И горько сожалеем о тяжелейшем системном идеологическом кризисе, который испытывают сейчас отечественные историческая наука и политология. Кризис этот мы сейчас описываем на примере этого отнюдь не второстепенного, во всех смыслах исторического мероприятия.

Все участники с горечью отметили пагубные последствия фальсификаций истории, допущенных в бывших советских республиках — на Украине, в Молдавии, в Азербайджане и других. Все выразили тревогу о нежелательности таких фальсификаций для России. И никто из историков как будто не заметил, что практически точно такие же фальсификации, чреватые столь же пагубными последствиями, уже происходят и в России! Никто толком не изложил прописную истину, что лучшее средство от фальсификации — историческая правда, обычные документальные факты, которыми, как известно, просто обязана оперировать историческая наука.

Лучом света в этом «темном царстве» мифологии может показаться выступление Евгения Юрьевича Спицына, советника при ректорате МПГУ.

Евгений Спицын: "Вот такого рода у нас учебники"
Олег Константинов © ИА Красная Весна

Евгений Спицын, надо отдать ему должное, оказался одним из немногих, кто попытался высказаться именно по заявленной теме, начав сразу с конкретных недочетов, которыми изобилуют учебники истории. Пообещав предложить впоследствии пути разрешения проблем, Евгений Юрьевич отметил многочисленные фактологические ошибки, намеренно или непроизвольно допущенные авторами и составителями используемых ныне школьных учебников. Он напомнил о некоторых важнейших событиях 1917 года (таких как апрельские тезисы Ленина, очевидный факт практически беспрепятственного взятия большевиками «валяющейся» на тот момент власти и другие действительно важные события 1917 революционного года), аргументированно посетовал на отсутствие в учебниках сведений о целях и задачах обеих революций 1917 года...

Когда Евгений Юрьевич, критикуя исторические фальсификации в учебниках, задался риторическими вопросами: «...Кто за вас (докторов исторических наук и профессоров — прим. ИА Красная Весна) это писал, рабы какие-то, негры литературные? Кто тогда, извините, проводил ... экспертизу, давал заключение, кто голосовал на министерском заседании за эту порнографию, по-другому я это назвать не могу...», присутствующие гости сдержанно заулыбались, а модератор (сопредседатель Общероссийской общественной организации «Российское общество политологов», председатель Московского регионального отделения Российского общества политологов, председатель Совета директоров Экспертного института социальных исследований, заведующий кафедрой истории и теории политики, декан факультета политологии Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова Андрей Юрьевич Шутов) поторопился напомнить о регламенте (выступающий к тому времени явно еще не «выговорил» отведенных регламентом 10 минут).

Модератор Юрий Шутов: "Сейчас у нас перерыв на кофе-брейк"
Олег Константинов © ИА Красная Весна

Невзирая на напоминания о регламенте, Спицын продолжил зачитывать «перлы» из учебника по истории: «Я цитирую, что написано, перл. Это про Второй Съезд (Второй Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов — прим. ИА Красная Весна). „Не откладывая дела в долгий ящик, оставшиеся на Съезде Советов делегаты принялись выполнять указание Ленина о создании пролетарского социалистического государства“.» Еще до окончания оглашения этого «перла» присутствовавшие на собрании журналисты и гости теперь уже совсем откровенно засмеялись. Спицын невозмутимо продолжил указывать на очевидные противоречия в трактовках одних и тех же событий в разных школьных учебниках. «Евгений Юрьевич, сейчас у нас перерыв на кофе-брейк», — уже с металлом в голосе заметил модератор. Но докладчик попросил еще «две минутки» и продолжил «жечь глаголом» об очередном обнаруженном в одном из учебников «перле» — о том, будто «Родзянко (в 1917 г. председатель Временного комитета Госдумы — прим. ИА Красная Весна) позвонил Рузскому (в 1917 г. один из приближенных к царю генерал-адъютантов — прим. ИА Красная Весна), попросил чтобы он царя уговорил отречься». «Нормально, да? Просьба. Попросил взять две бутылки, да?» — с совершенно серьезным видом иронизировал Спицын. «А в другом (учебнике — прим. ИА Красная Весна) написано, что Родзянко позвонил Алексееву (другой из генерал-адъютантов царя — прим. ИА Красная Весна) и у Алексеева инициалы (это, опять-таки, учебная литература!) — не Михаил Васильевич, а Николай Владимирович!», — безжалостно критиковал историк под становящийся все более унылым вид присутствовавших коллег и совсем уж откровенный смех журналистов и гостей. Когда же при полном интересе и одобрении публики Спицын вопросил: «Слушайте, а какое отношение к приходу большевиков к власти ... имеет русская православная церковь? ... Первый раздел этого параграфа (раздела об Октябрьской революции — прим. ИА Красная Весна) ... посвящен именно ... Всепоместному Собору и избранию патриарха Тихона. Совсем, что ли, с дуба рухнули? Вот такого рода у нас учебники!» Этого «перла» модератор не выдержал и решительно оборвал выступление: «Коллеги, я прошу прощения, коллеги, давайте, давайте, мы сейчас завершаем, и объявляется перерыв».

На этом единственное в чем-то живое начало и закончилось. Так одно из немногих «живых» выступлений оказалось превысившим отведенный регламент на две с половиной минуты. Тема собрания, еще раз напомним, именно отражение Великой Революции в школьных учебниках истории.

Другие участники круглого стола практически полностью поддержали идею построения «мифа» о единстве Февраля и Октября, о признании величия этого события для противодействия давлению Запада, а также о преодолении этой «трагедии» как будто для ублажения его же, Запада, нападок.

Алексей Ананченко, директор Института истории и политики МПГУ: "Историческая наука возникает только при очень развитых уровнях академического знания, потому что ... до сих пор находится в стадии формирования"
Олег Константинов © ИА Красная Весна

Александр Щипков, член ОПРФ, Первый зам.Председателя синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом: "Когда мы говорим об истории, мы понимаем, что это один из самых важных вопросов, потому что все зависит от интерпретации истории и от того, кто будет её интерпертировать"
Олег Константинов © ИА Красная Весна

Валерий Коваленко, заведующий кафедрой российской политики факультета политологии МГУ им. М.В.Ломоносова: "Если мы говорим о Революции... то, во всяком случае, мы должны останавливаться прежде всего на некоторых глубинных смыслах, глубинных пружинах политического процесса в России"
Олег Константинов © ИА Красная Весна

Елена Бондарева, директор издательских и общественно-политических программ Фонда "Историческая перспектива": "Основная цель нашего Фонда - преодолеть разрыв между научным знанием и популярным представленим об истории"
Олег Константинов © ИА Красная Весна

Никита Аникин, ученый секретарь Государственного центрального музея современной истории России: "Позвольте представить краткий обзор того, как наша история представляется ... в трактовках современных молдавских учебников"
Олег Константинов © ИА Красная Весна

Людмила Дудова, член ОП РФ, филолог, проректор по межрегиональным и международным связям МПГУ: "Формирование того самого мифа, который является инструментом как бы залечивания этой исторической травмы, оно должно опираться на те выводы, на которых и строится, собственно говоря, миф, который отражает некие общие тенденции, а если мы растаскиваем мифы на отдельные легенды, мы тем самым и само понятие мифа понижаем, и саму трактовку трагедии, которую несут исторические ошибки, тоже исправляем"
Олег Константинов © ИА Красная Весна

Вардан Багдасарян, декан факультета истории, политологии и права Московского государственного областного университета: "В отношении трактовки "Одна революция", вместо традиционных двух (Февральская и Октябрьская) - одна. Мне кажется, что этот концепт достаточно имеет большие риски..."
Олег Константинов © ИА Красная Весна

Сергей Черняховский, профессор кафедры истории и теории политики факультета политологии МГУ им. М.В.Ломоносова об украинцах: «А если Ленини и Сталин — плохо, то не к Николаю же Второму нам обращаться, а альтернатива - Бандера»
Олег Константинов © ИА Красная Весна

Юрий Никифоров, заведующий кафедрой политических исследований России и постсоветского пространства МПГУ: "Вглядываясь в азербайджанское понимание революции, ... видно, что явно грубо и примитивно нечто сделано... что революция в России, ... Азербайджан - это не Россия"
Олег Константинов © ИА Красная Весна

Николай Могилевский, доцент кафедры всемирной и отечественной истории МГИМО (У) МИД РФ: "Большевики явились центром маргинализации народных масс ... я работаю с детьми, и школьниками и студентами, но они не открывают учебников... Учебник нужен больше нам, чем им"
Олег Константинов © ИА Красная Весна

Заявившемуся для участия в мероприятии в день выступления члену Адвокатской палаты Санкт-Петербурга адвокату Олегу Барсукову предоставили от «регламента» две минуты для реплики, в которой он предложил собравшимся вместо мифологизации просто использовать исторические факты. Модератор и в этом случае оказался непреклонным: если против «регламента» выставляются факты, то, как говорится, тем хуже для фактов.

Олег Барсуков, адвокат: "Хочу предостеречь присутствующих здесь историков от мифотворчества, которое пагубно деформирует сознание не только детей, но и взрослых"
Олег Константинов © ИА Красная Весна

Вывод напрашивается сам собой: основная цель наших политиков — бегство от фактов, от «трагической» реальности; взамен реальности — сотворение «положительного» мифа о событии, которое, с одной стороны, не оцененным быть не может, а с другой — не должно соответствовать историческим фактам, должно быть мифологизировано.

И главная «идея» этого мифа заключается в том, что Февральская революция 1917 года и Октябрьская революция 1917 года — это как будто одно и то же, как бы слегка растянутое во времени, но неразрывное и никак не подлежащее разделению единое событие под неким новым названием «Великая Русская Революция». Любые попытки по-настоящему осмыслить причины и движущие силы каждой из революций — Февральской и Октябрьской — решительно осуждаются как неуместные (ненаучные?!) рассуждения.

При этом есть общеизвестные юридические факты, которые в принципе не могут быть оспорены:

  • о том, что конечным «бенефициаром» Февральской революции 1917 года ялялась совершенно небольшевистская элита (Временное правительство во главе с князем Львовым, который впоследствии был заменен более «народным» Керенским);
  • о том, что ничего общего «февралисты» с большевиками никогда не имели, и преследования большевиков (в частности, Ленина) продолжились и при Временном правительстве;
  • что Октябрьская революция была первой в истории революцией социалистической, поскольку совершена была партией, открыто декларирующей поддержку и защиту социальных прав и свобод всех граждан, включая рабочих и крестьян;
  • что кровопролитную гражданскую войну с пришедшими к власти большевиками повели те же «февралисты» (организовавшие для борьбы с большевиками так называемое Белое движение), которые никоим образом не могли и не могут являться ни сторонниками монархии (поскольку именно они, «февралисты», привели к отречению царя и его аресту), ни тем более сторонниками большевиков, для которых они явились, как сказано выше, непримиримыми противниками.

Очевидный вывод из перечисленных общеизвестных фактов: объединять Февральскую и Октябрьскую революции 1917 года в одну «Великую Русскую революцию» (что безуспешно пытаются сделать нынешние «придворные» идеологи) — идея столь же несуразная, как несуразны, к примеру, заявления украинских бандеровцев о том, что они, бандеровцы, воевали якобы и против Гитлера тоже. Понятно, что термин «несуразность» — определение самое мягкое, что мы смогли придумать, чтобы не обидеть здесь ученых мужей, идущих, к сожалению, на поводу у, мягко говоря, небрежных по отношению к истории политиков.

Нам остается лишь горько сожалеть о специфической позиции наших историков и политологов, которые, находясь в сознательном добровольно-коллективном заблуждении относительно исторической правды, вынуждены пребывать в глубокой растерянности, сродни, впрочем, той стратегической растерянности, в которой находится, к сожалению, и нынешняя политическая элита.

И еще один вывод: закон об уголовной ответственности за фальсификацию истории — действительно нужен. С соответствующим законопроектом, над которым сейчас идет работа, обещаем ознакомить общественность в ближайшее время.

Авторы: Олег Барсуков, Олег Константинов, Геннадий Барсуков

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER