logo
Статья
/ Эдуард Крюков
Еще в 2013 году во время подготовки единого учебника истории между центральной и региональной властями возникли серьезные разногласия относительно трактовки периодов, связанных с существованием Золотой Орды

Что стоит за обсуждением статусов русского и татарского языков в Татарстане?

Казань. 1992

В течение всего постсоветского периода в отношениях между федеральным центром и Татарстаном периодически возникали непростые ситуации, спровоцированные в основном желанием части региональной элиты получить для себя больше политических и экономических возможностей. В результате Москве путем переговоров удавалось приходить к тому или иному компромиссу, где главной ценностью являлась территориальная целостность России. Причем во время этого диалога руководящая элита Татарстана для поддержки своей аргументации в той или иной степени задействовала зарубежные диаспоры, а также националистические организации, отстаивающие «полную независимость республики от России».

Среди последних стоит, к примеру, выделить Всетатарский общественный центр (ВТОЦ), созданный местной партноменклатурой в конце 1980-х в качестве «народного движения в поддержку перестройки» для борьбы за «особый статус Татарской республики и татарского языка». А также партию национальной независимости «Иттифак», выступающую за «отделение от России и создание в междуречье Волги и Урала нового Великого тюрского государства».

В начале 1990-х татарстанская элита активно использовала национал-сепаратистов в торге с Москвой относительно повышения статуса республики.

Так было в 1992 году, когда Казань, требуя особых для себя условий, не стала подписывать с Москвой новый Федеративный договор. Причем тогда же была принята Конституция республики, в которой Татарстан провозглашался «суверенным государством».

Так было и зимой 1994 года во время подписания отдельного Договора о взаимном делегировании полномочий, где Татарстан именовался как «объединенное с Россией ассоциированное государство с конфедеративным статусом» и получал (по сравнению с другими регионами) некоторые преференции, например в сфере экономики и внешнеполитической деятельности.

С 2000 года (под влиянием обострения ситуации на Севером Кавказе) федеральный центр, руководствуясь «принципом равноправия субъектов Федерации», стал приводить региональное законодательство в соответствие с федеральным. В отношениях с Татарстаном это привело к заключению в 2007 году (на 10 лет) нового Договора (в статусе Федерального закона), где на часть данных ранее региону преференций были наложены существенные ограничения.

Заметим, что все эти годы руководство республики уделяло большое внимание не только расширению внешних политических и экономических связей (в значительной степени со странами исламского мира), но и распространению татарского языка как символа «возрождения национальной культуры» и «укрепления татарской государственности». Причем, по данным переписи 2010 года, в республике насчитывалось чуть более 53 % татар и около 40 % русских. Соответственно, русский и татарский языки являются в регионе самыми распространенными и используемыми для обучения в школах и вузах.

И вот, в ожидании подписания очередного Договора с федеральным центром, руководство Татарстана пошло по уже «проверенному сценарию», проведя несколько мероприятий с участием представителей зарубежной диаспоры и, как их теперь называют, «умеренных этнонационалистов». Причем сразу же была задействована и тема «повышения статуса татарского языка», вокруг которой сейчас в республике разгораются серьезные политические страсти.

8 апреля 2017 года в Казани состоялся курултай (съезд) старейшей национал-сепаратистской организации ВТОЦ, собравший из российских регионов порядка 200 делегатов и выдвинувший в адрес федеральной власти, что называется, максимальные требования (по принципу «проси больше — глядишь, что-нибудь дадут»). Среди них выделим следующие.

Первое. Подписание нового Договора (по образцу 1994 года), учитывающего результаты референдума о государственном статусе Татарстана 1992 года, где... республика именуется «суверенным государством, субъектом международного права, ассоциированным с РФ».

Второе. 70 % доходов должно оставаться в республике и 30 % отчисляться в федеральный центр.

Третье. Необходимость «введения второго государственного языка в России — татарского», так как порядка 2/3 татар проживает не в Татарстане, а в других субъектах Федерации. (Плюс — возможность сдавать ЕГЭ на татарском языке.)

Напомним, что ВТОЦ периодически проводит мероприятия в «защиту родного языка», а в феврале 2016-го организация собрала конференцию «Татарский язык как государственный в республике Татарстан. Почему не получилось за 25 лет?», где резко критиковалась «языковая политика» местной власти.

По мнению казанских экспертов, несмотря на то, что некоторые представители националистических организаций в последние годы привлекаются к уголовной ответственности (за экстремистские действия и призывы к сепаратизму), власти республики по-прежнему используют этнонационалистов в качестве «политического инструмента для разговора с федеральными властями». И состоявшийся курултай ВТОЦ с участием околовластных экспертов — яркое тому подтверждение.

Через некоторое время руководство Татарстана, продемонстрировав Москве крайнюю позицию националистических сил, инициировало несколько крупных мероприятий с уже более умеренными требованиями.

22 апреля 2017 года был собран III съезд народов Татарстана, объединивший более 700 делегатов и обратившийся (в своей резолюции) в адрес федеральных властей с двумя предложениями. Во-первых, «сохранить наименование должности Президент Республики Татарстан» (Татарстан на сегодня остается единственным регионом России, где так именуют главу республики). И, во-вторых, «в связи с истечением срока Договора... проработать формы урегулирования возникающих вопросов, касающихся разграничения полномочий между федеральным центром и Татарстаном».

Обратим внимание на то, что два предыдущих съезда народов республики прошли в 1992 и 2007 годах, то есть незадолго до подписания Договоров.

Уже в июне 2017 появилась информация о том, что очередной договор между Москвой и Казанью подписан не будет. При этом некоторые эксперты среди причин неподписания называли позицию нынешнего первого замруководителя администрации президента С. Кириенко, который, занимая в 2000–2005 гг. пост полномочного представителя президента в Приволжском федеральном округе, отвечал за «приведение законодательства Татарстана в соответствие с федеральным». При этом считается, что этот процесс тормозил тогдашний президент республики М. Шаймиев, ссылаясь на Договор 1994 года.

Несмотря на то, что некоторые представители политического истеблишмента Татарстана (к примеру, сенатор от республики О. Морозов) считают, что «договор с Москвой уже не имеет сакрального значения», последовала бурная реакция части региональной элиты, заинтересованной в продолжении договорных отношениях с Центром и получившей в свое время от этого определенные политические и экономические выгоды.

Так, в конце июня 2017 в интервью газете «Вечерняя Казань» бывший политический советник М. Шаймиева, директор Института истории АН Татарстана Р. Хакимов (считающийся одним из идеологов ВТОЦ) возмущался провалом кампании по лоббированию перезаключения договора: «Они совещаются в нашем аппарате президента, а надо сидеть в Москве, и Госсовет Татарстана шевелиться должен! Мы, продвигая договор, с 2005-го из Москвы не вылезали...»

11 июля Госсовет республики «зашевелился» и выступил с обращением к президенту РФ В. Путину с двумя «сакральными» просьбами: сохранить за главой региона право именоваться «президентом» и продлить договор как «важный фактор сохранения политической, межнациональной и межконфессиональной стабильности».

В этой ситуации неожиданно возникшее обсуждение вопроса об уровне преподавания русского языка в национальных республиках стало удобным поводом со стороны националистов и части элиты Татарстана продолжить «торг с Москвой».

21 июля 2017 года в Йошкар-Оле прошло заседание Совета по межнациональным отношениям, где президент РФ В. Путин обратил внимание на продолжающиеся уже многие годы нарушения при преподавании русского языка в национальных республиках: «Заставлять человека учить язык, который для него родным не является так же недопустимо, как и снижать уровень и время преподавания русского [языка] государственного, межнационального общения... Языки народов России — это неотъемлемая часть самобытной культуры народов России, изучать эти языки — гарантированное Конституцией право, право добровольное».

Обратим внимание на то, что о подобных нарушениях, известных по многочисленным жалобам родителей школьников в основном из Татарстана и Башкирии, говорилось (и как оказалось, безуспешно) на предыдущем заседании Совета в 2015 году.

В ответ на этот очередной месседж федеральной власти в Татарстане началась бурная общественная дискуссия о... «сохранении татарского языка».

2–6 августа в Казани прошел VI съезд Всемирного конгресса татар (ВКТ), собравший более 1000 делегатов и гостей из более чем 70 российских регионов и 40 стран мира. Напомним, что ВКТ был создан в 1992 году властями Татарстана для объединения (и использования в диалоге с Москвой) «умеренных» и подконтрольных ей националистов. В этот раз эта публичная площадка была применена для озвучивания неких «компромиссных предложений». На съезде вновь говорилось о «позитивной роли Договора о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и Татарстана», о поддержке «сохранения в республике должности Президента», о возможности «сделать татарский язык вторым государственным языком в России... и сдаче ЕГЭ на родном языке».

Во второй половине августа стало известно мнение первого замглавы АП С. Кириенко о невозможности перезаключения Договора о разграничении полномочий с Татарстаном: «Сейчас не по договорному типу строится государственность... все нормы [договора] уже имплементированы в действующее законодательство... Не нужно возвращаться, дергать эту тему». Чуть позже появилась информация о том, что в Москве пошли лишь на сохранение поста президента Татарстана до 2020 года, когда заканчивается срок полномочий нынешнего главы республики Р. Минниханова. А вопрос о продлении договора был окончательно закрыт.

В конце августа президент РФ В. Путин поручил Генпрокуратуре и Рособрнадзору проверить соблюдение прав россиян на «добровольное изучение родного языка из числа языков народов Российской Федерации и государственных языков [национальных] республик». И довести «объем изучения школьниками в регионах русского языка до уровня, рекомендуемого Минобрнауки». В Татарстане начались проверки.

В то же время за последние два месяца в республике прошла целая серия акций, позволяющая говорить об организации пропагандистской кампании против федерального центра.

Во-первых, по мнению экспертов, среди чиновников республики наблюдался явный саботаж указаний президента РФ.

Во-вторых, теме «защиты национального языка» были посвящены многочисленные материалы экспертов и местных политиков, а также разнообразные петиции и опросы в интернете. В то же время многочисленные законные требования родителей дать возможность школьникам «изучать русский в полном объеме», а «татарский — на добровольной основе», трактовались в республиканских СМИ как «борьба за запрет и вытеснение татарского языка».

В-третьих, начались митинги и пикеты с участием националистов, в том числе с требованиями «отправить в отставку» федеральное правительство и руководство регионов.

21 сентября во время выступления с ежегодным посланием Госсовету Татарстана президент республики Р. Минниханов довольно сдержанно высказался относительно непродления договора о разграничении полномочий с Москвой, указав на то, что регион и при новом формате отношений «в полной мере пользуется широкими возможностями, имеющимися в РФ». Тогда же Р. Минниханов заявил о необходимости «обеспечения высокого уровня знания и владения русским языком» в республике.

Фактически проверки по «языковому вопросу» начались в регионе только после 27 сентября, когда Татарстан посетил генпрокурор РФ Ю. Чайка. Школы стали получать из районных прокуратур предписания по «устранению нарушений требований федерального законодательства об образовании», включая «исправление учебных планов в сторону увеличения русского языка» и изучения татарского «на добровольной основе».

Между тем пропагандистская кампания в защиту обязательного изучения в школах татарского языка набирала обороты. Письмо президенту РФ В. Путину, генпрокурору Ю. Чайке и главе республики от 60 писателей Татарстана (среди них — основатель Татарской партии национальной независимости «Иттифак» Ф. Байрамова)... Обращение к президенту РТ Р. Минниханову от делегатов прошедшего в Берлине III форума татарской молодежи Европы...

14 октября прошло два крупных мероприятия, где кроме «вопроса о национальном языке» была также затронута тема о «необходимости продления договора между республикой и федеральным центром». В Казани состоялся традиционный митинг, посвященный Дню памяти павших при взятии Казани войсками Ивана Грозного в 1552 году, собравший около 400 представителей национальных движений из Татарстана, Марий Эл, Чувашии и Мордовии. После митинга его участники провели учредительное собрание Координационного совета (КС) народов Поволжья и Урала, провозгласившего «восстановление прав национальных систем образования».

Обратим внимание на то, что заявила избранная в КС, как ее именуют, «бабушка татарского национализма» Ф. Байрамова: «Надо требовать отмены поручения Путина в Йошкар-Оле!.. Во время выборов не нужно выбирать ни Путина, ни «Единую Россию». Надо так и написать [в резолюции собрания]: ...нерусские народы России призывают не выбирать такого президента, который против нашего языка... Лучше «Яблоко».

При этом на данной встрече от муфтия Кировской области З. Галиуллина можно было услышать о необходимости «собрать Конгресс народов России», а также о том, как «Московское княжество грабит всю страну». Все эти тезисы были включены в резолюцию Координационного совета (следующее заседание которого запланировано на 6 ноября, День Конституции Татарстана).

Отметим, что на 4 ноября (День народного единства, отмечаемого, в том числе, и «Русскими маршами») русскоязычные родители и общественные организации планируют Республиканское родительское собрание, посвященное вопросу о «добровольности изучения татарского языка».

Таким образом, можно предположить, что в Татарстане накануне начала президентской кампании 2018 года пытаются спровоцировать крупный, как его называют, этнолингвистический, а точнее, межнациональный конфликт. И выборная тематика здесь играет вовсе не последнюю роль.

22 октября в группе «Татары за Собчак» соцсети «ВКонтакте» было опубликовано Открытое письмо к «будущему кандидату в президенты России К. Собчак», где содержится просьба «заступиться за наш родной татарский язык», а также за «башкирский, чувашский, якутский, марийский и многие другие языки РФ».

То есть татарские этнонационалисты уже напрямую адресуются к оппозиционным либералам, с которыми у них есть такие общие темы, как «свержение путинского режима» и «отдача Крыма Украине». Напомним, также и о контактах белоленточников с местными националистами и исламскими радикалами во время протестной кампании 2011–2012 годов.

Во второй половине октября Всемирный конгресс татар (ВКТ) заявил «решительный протест против абсолютно неправовых нападок на государственный статус татарского языка в республике».

Заметим, что в данном случае подспудно была оглашена позиция руководства Татарстана, пытающегося не допускать открытых резких высказываний в адрес федерального центра. Так, председателем Исполкома ВКТ является депутат Госсовета Р. Закиров. А вице-премьер Татарстана В. Шайхразиев возглавил Национальный совет конгресса (Милли шура), созданный на вышеупомянутом VI съезде ВКТ. Таким образом, республиканские чиновники по-прежнему используют «умеренных» националистов. Но, как предполагают эксперты, реальное руководство ВКТ, а значит, и частью татарстанской элиты, осуществляется с зарубежных терминалов.

К концу октября в развивающейся пропагандистской кампании уже принимало участие Духовное управление мусульман (ДУМ) Татарстана, объявившее о запуске учебной программы («Мы — татары») по изучению татарского языка в мечетях республики. В интернете возникло письмо порядка 250 преподавателей татарского языка и литературы к депутатам Госсовета РТ... А также «Обращение татар Российской Федерации» (от лица более 40 представителей национальной интеллигенции), адресованное высшему руководству и депутатам Госсовета республики и собравшее за несколько дней около 13 тысяч подписей.

Данный текст можно рассматривать как некий ультиматум влиятельной части региональной элиты в адрес действующей власти. Здесь говорится, к примеру, следующее: «Ваше решение — наш последний рубеж. В зависимости от того, каким оно будет, вы получите нашу поддержку или отчуждение. Наши пути разойдутся, когда «заинтересованные» люди придут за «Татнефтью», «ТАИФом» или за некоторыми руководящими персоналиями. Вас некому будет поддержать...»

Обратим внимание, что в обращении называются крупные компании, имеющие прямое отношение к Р. Минниханову (председатель совета директоров «Татнефти») и сыну бывшего президента Татарстана Р. Шаймиеву (которому принадлежит более 11 % холдинга «Татаро-американские инвестиции и финансы»).

Необходимо отметить, что реакция на данное обращение, в котором региональная власть обвинялась в молчании и бездействии по отношению к учителям и директорам школ, была стремительной.

Буквально на следующий день, 26 октября, на заседании Госсовета РТ президент республики Р. Минниханов, отчасти понимая «рукотворность» надвигающейся на него катастрофы, устроил региональной прокуратуре и некоторым чиновникам настоящий разнос: «Работа над этим идет. И не надо ее политизировать... Сейчас уже оппозиционные как бы структуры пытаются быть сторонниками татарского языка, чтобы был раздрай между русскими и татарами... Мы вернулись в 90-е годы... К сожалению, получилось, что виноватыми остались директора школ... К директорам школ так относиться нельзя. Завтра я с ними должен организовывать выборы. В преддверии выборов разве можно такие вещи делать?.. Или специально это так делается, чтобы в Татарстане было плохо по отношению к нашему президенту В. Путину?»

Некоторые эксперты предполагают, что среди организаторов мощной антироссийской кампании, задевающей положение нынешних глав Татарстана и Башкирии, может стоять окружение прежних руководителей этих регионов, соответственно, М. Шаймиева и М. Рахимова, пытающихся отстоять свои «завоевания 90-х годов». А также местные национал-сепаратисты, которых власть не может уже так плотно контролировать, как ранее. Называются также зарубежные диаспоры, связанные с лидерами «Меджлиса крымско-татарского народа» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), и их кураторы, заинтересованные в разрушении российской государственности. Напомним, что в 2014 году нынешнее руководство Татарстана (безуспешно) пыталось сыграть роль посредника, склоняя М. Джемилева и Р. Чубарова к переговорам с российскими властями. И определенная «заслуга» в срыве этих переговоров принадлежит западным спецслужбам.

Что же выясняется во время публичных «дискуссий об языке» в СМИ и прокурорских проверок в Татарстане относительно нарушений в отношении общероссийских образовательных стандартов?

Региональный закон 1992 года декларирует, что в общеобразовательных учреждениях татарский (как «государственный язык Татарстана», согласно конституции республики) и русский языки изучаются в обязательном порядке и равных объемах. В 2008 году бывший тогда президентом Татарстана М. Шаймиев выступал против «новых образовательных стандартов, где отменялся национальный и региональный компоненты», заявив, что «изучение татарского языка будет вестись в прежнем объеме».

Однако в 2011 году представители Общества русской культуры Татарстана направили письмо президенту РФ (тогда этот пост занимал Д. Медведев), где утверждалось, что в республике «дети за весь период обучения получают вместо 1200 всего 700 часов русского языка». Заметим, тогда в регионе на замечания из Москвы практически не отреагировали.

В результате к 2017 году во многих школах республики за счет изучения двух самостоятельных предметов «Татарский язык» и «Татарская литература» количество часов, отведенных на русский язык, оказалось в 1,5–2 раза меньше. И только во время нынешних прокурорских проверок правительство Татарстана приняло решение «о доведении с 1 января 2018 года объемов изучения русского языка до объемов, рекомендуемых Минобрнауки РФ».

При этом, как проговариваются сами казанские историки и эксперты, «в городской местности на литературном татарском разговаривает только треть семей, две трети — на русском». А с 2002 по 2010 годы «количество знающих татарский язык в РФ уменьшилось примерно на 1 млн человек».

Добавим, что еще в 2013 году во время подготовки единого учебника истории между центральной и региональной властями возникли серьезные разногласия относительно трактовки периодов, связанных с существованием Золотой Орды. В результате татаро-монгольское иго было названо «системой зависимости русских земель от ордынских ханов». Тогда же в некоторых вузовских учебниках по истории Татарстана можно было встретить описание «оккупации Казанского ханства в 1552 году Московией».

В 2015-м Госсовет Татарстана выступал против федерального законопроекта, вводившего «базовые учебники» в России, а также образовательной концепции, пре дусматривающей «преподавание основных школьных предметов на русском языке». И к 2017 году тема «суверенного самостоятельного государства Татарстан» (стоящего в одном ряду с Турцией, Францией, Великобританией и Россией) уже активно развивалась в отдельных школьных пособиях по татарскому языку, используемых в обучении, несмотря на запрет Минобром РФ.

Эксперты обращают внимание на то, что в результате такого произвола региональных властей «в Татарстане и других республиках, например, в Якутии и Чувашии, в течение 25 лет шло формирование этнического сознания, формирование у носителей этих языков сознания республиканской гражданственности...»

Как такая политика соотносится с декларируемой элитой Татарстана поддержкой «курса руководства РФ... по реализации Стратегии государственной национальной политики и... формированию общероссийской гражданской идентичности»? И какие еще «мины замедленного действия» под территориальную целостность России закладываются в некоторых национальных республиках недальновидными и провокационными решениями части местной элиты (и ее зарубежных партнеров)?

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER