Статья
/ Фёдор Собкалов

Михаил Калинин. От революции на площадях к революции в сердце

Калинин М.И.
Анна Малашенкова © ИА Красная Весна

19 ноября 1875 года начался жизненный путь русского революционера и будущего «всесоюзного старосты» Михаила Ивановича Калинина.

Революция зачастую ассоциируется с порывом, неудержимой страстью, выражаемой в резкости перемен, мимолетности, огненности. «Есть у революции начало, нет у революции конца!», — пелось в одной советской песне. Но революция без конца чревата концом того конструктивного, созидательного, что она несет в себе, прожигая при этом материю затхлой, дряхлой, гнилой жизни и старого порядка. Именно созидание делает революцию подлинной, все остальное не революция — мятеж, анархия, что угодно прочее.

На эту тему вспоминаются строчки из стихотворения русского поэта Сергея Есенина, написанные в дни прощания советских людей с Лениным в 1924 году:

Его уж нет, а те, кто вживе,

А те, кого оставил он,

Страну в бушующем разливе

Должны заковывать в бетон.

Лучшего описания жизненной биографии Михаила Ивановича Калинина, пожалуй, не найти. Но обо всем по порядку…

Родился Михаил Иванович в бедной крестьянской семье в деревне Верхняя Троица, в Тверской губернии. Ничто не предвещало того, что мальчик станет выдающимся политическим деятелем революционной эпохи, кроме одного существенного НО — юный Михаил выделялся среди сверстников своим стремлением к постижению новых высот в познании. Книги всегда были для него кладом знаний, которые он сопоставлял с пережитыми жизненными трудностями. В поэзии Некрасова Михаил находил много из того, что он сам испытал на себе.

Видя как мать и отец убиваются, чтобы хоть как-то прокормить семью, смышленый Михаил с малых лет искал ответ на вопрос о справедливости: есть бог, есть царь — все от них ждут чудес и лучшей жизни, но вместо этого вокруг царят нищета, которую не способен преодолеть даже убойный труд, и выделяющаяся на фоне бедняцкой жизни пестрая жизнь богатеев-барчуков.

Ирония ли судьбы, исторические ли закономерности, но Михаил пришел к коммунистической, революционной вере во многом благодаря генеральской семье Мордухай-Болтовских. Завоевав расположение детей и матери семейства, 11-летний Миша по настоянию генерала получает возможность окончить сначала четыре класса земской школы. Войдя в состав барской прислуги и переехав вместе с семейством Мордухай-Болтовских в будущую колыбель трех революций — Петербург, Миша получает доступ к огромной генеральской библиотеке.

Окончательно встать на путь революционной борьбы против угнетающего народ самодержавного строя Михаил Калинин решил после прочтения трехтомного собрания сочинений российского писателя Николая Шелгунова. В этой книге Михаил на тот момент нашел ответы на мучающие его душу вопросы о «выборочной» справедливости, существующей в мире. Михаил окончательно решает для себя, что жизнь не зависит от милости божьей, а всецело зиждется на волевом человеческом начале. С тех пор он внутренне связывает себя крепкими духовными узами с теми, которые способны менять жизнь ради других людей. Ряд неслучайных случайностей приводят Михаила на дорогу, ведущую к революционной борьбе, к революционерам, к которым на тот момент он относился как чему-то сакральному, чего, возможно, и нет, но обязательно должно быть.

Именно похороны русского революционного писателя Николая Шелгунова в апреле 1891 года, впервые обнажившие силу и многочисленность петербургского пролетариата, стали для Калинина началом его революционной деятельности. Михаил узнал, что такие люди есть, и это не книжные персонажи — вот они настоящие пролетарии — арсенальцы, путиловцы. Им, обычным заводским трудягам, и предстоит взять на себя ответственность за справедливое человеческое будущее.

Михаил растет и профессионально, и теоретически. «Старый Арсенал», «Путиловский завод»… Непрерывно учась и поднимая свой авторитет среди заводских рабочих своими трудовыми успехами и уверенностью в необходимости борьбы за права рабочего класса, Калинин ни на секунду не оставляет попыток связать себя с революционерами-нелегалами.

Став путиловцем, он, наконец, вливается в революционный вихрь — первая стачка, организованный им среди рабочих Путиловского завода марксистский кружок. В 1898 году Калинин вступает в Российскую социал демократическую рабочую партию и берет на себя ответственную часть работы «Союза борьбы за освобождение рабочего класса» в Санкт-Петербурге, за что попадает под стражу и отправляется в первую ссылку в Тифлис. Так начинается этап закалки волевой человеческой «стали» до высшей революционной пробы через тюрьмы, ссылки, побеги, и, что самое главное, — неизбывный порыв продолжать подпольную деятельность и непрерывно учиться.

Так сложилось, что именно в ссылках и тюрьмах революционеры собирали из сотен прочитанных книг по крупицам свой багаж знаний, оттачивали ораторское искусство. Став студентом этого «тюремного университета» в 23 года, Калинин провел на его скамье, слушая лекции товарищей и уча других, ни много ни мало 20 лет.

Пройдя путь от простого крестьянина, обретя черты рабочего аристократизма и прокалив внутренний духовный стержень в наполненной лишениями и трудностями печи подпольной революционной работы, Калинин сформировал свою личность.

Впервые по-настоящему, по-крупному проявить свою организаторскую жилку Калинину предстояло на посту городского головы послереволюционного Петрограда, который не имел ничего общего с красным городом победившего пролетариата. Предстояло еще много потогонного труда, дабы привлечь простых рабочих, инженеров к работе по построению нового государства, сломив перед этим сопротивление заевшихся бюрократов петроградской городской Думы. Те, потеряв власть, бросили город, вставший в снежных заносах, в пучину голода и тифа. Но для Калинина люди были вдохновением, а не эквивалентом бумажных цифровых столбцов и олицетворением статистических подсчетов.

Новый городской голова с первых дней самолично, забыв о еде и сне, ежедневно инспектировал работу городского организма, заражая людей верой в будущее и заряжая их на борьбу за это будущее в своем «калининском» стиле — с аристократическим спокойствием, дипломатичностью, со способностью найти нужные слова, которые трогали бы умы и сердца самых простых крестьян и рабочих.

«Это товарищ, за которым около двадцати лет партийной работы; сам он — крестьянин Тверской губернии, имеющий тесную связь с крестьянским хозяйством… Петроградские рабочие сумели убедиться, что он обладает умением подходить к широким слоям трудящихся масс…», — этими словами Владимир Ильич Ленин предварил свою рекомендацию назначить Михаила Ивановича Калинина председателем Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета (ВЦИК) в 1919 году, отметив также его цепкий ум, широкий кругозор и глубокую эрудицию.

Зная не понаслышке реальную жизнь как крестьянина, так и рабочего, Калинин с первых дней на новой должности начал готовить почву для того, что Максим Горький впоследствии назовет «геологическим переворотом» в деревне, т. е. «для уничтожения того строя жизни, существовавшего тысячелетия, строя, который создал человека крайне уродливо своеобразного и способного ужаснуть своим животным консерватизмом, своим инстинктом собственника».

Эти человеческие качества еще не раз убеждали миллионы людей, замолкавших во время его речей в самые горячие моменты истории послереволюционной России, будь то бурлящая в мятеже Якорная площадь в период Кронштадтского восстания в марте 1921 года или сходки умирающих от голода крестьян в Поволжье в 1921-1922 годах, или собрания ученых и дипломатов.

С первых дней, будучи главой большой страны, Калинин смотрел на положение в стране не на картах, в донесениях или из окна своего кремлевского кабинета. Он исколесил еще не обузданную послереволюционную Россию на организационно-агитаторском поезде ВЦИК «Октябрьская революция». А через кабинет Калинина на Моховой, который он специально перевез из Кремля, чтобы быть ближе к голосу народа, за 27 лет нахождения его в должности главы ВЦИК, высшего законодательного, распорядительного и контролирующего органа госвласти, прошло с личными и коллективными просьбами порядка 8 миллионов человек.

Туша пожары разрухи, голода, болезней, последствий страшной гражданской войны, неизбежно являющиеся следствием революционного накала, Калинин явил себя представителем того типа революционеров, которые приходят на пепелище, дабы сохранить лучшее из старого и создать новое, более справедливое. Но это не просто так называемые хозяйственники, коих сегодня пруд пруди. Нет, этот тот тип людей, которые созданы для реализации утопии и перевода ее в практопию (на рельсы практики с опорой на реальность, но без отбрасывания идеального, утопического ориентира).

За цифрами урожайности или недорода, состояния городского хозяйства или крестьянского быта для Калинина стояли человеческие судьбы. В сердцах миллионов людей, с которыми он лично общался, честно глядя им в глаза, он зажигал огонь борьбы за лучшее будущее, не предопределенное ничем, кроме этой каждодневной борьбы. «Всесоюзный староста»… как бы ни было избито это выражение, но именно оно выражает состояние его души и духа — именно такие революционеры и политики, как Михаил Иванович Калинин призваны переносить революционный огонь и порыв с площадей и улиц в сердца людей, через таких людей и совершалась подлинная революция:

Этот вихрь,

от мысли до курка,

и постройку,

и пожара дым

прибирала

партия

к рукам,

направляла,

строила в ряды.

Без таких людей, как Михаил Иванович Калинин, первый опыт построения первого в мире государства, провозгласившего необходимость восхождения каждого (!) человека в равенстве и братстве до новых высот, так и остался бы мысленной, книжной утопией.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER