Статья
/ Вера Родионова
Всё чаще как среди жителей Каталонии, так и других регионов слышатся комментарии: «Всё это добром не закончится!». Нагнетается противостояние между народом и полицией, а кадры с манифестаций каждый раз всё больше похожи на  прописанные в инструкции Джина Шарпа.

Куда идет Каталония? К оранжевой революции в Европе?

Статуя Барселоны на площади Каталонии. Барселона. Испания
Грук Андрей © ИА Красная Весна

Все последние месяцы в Испании были отмечены противостоянием центрального правительства Марьяно Рахоя и Каталонского правительства, уверенно взявшего курс на независимость. Тема эта не новая, развивалась она несколько десятилетий, а многие отмечают, что и столетиями, и сравнивают все происходящее с национально-освободительной борьбой Каталонии.

Сторонники независимости уже давно пишут свою, отдельную от Испании, историю. Однако для того, чтобы восстановить историческую справедливость, необходимо сделать небольшой исторический экскурс.

В 1469 году бракосочетание королевы Изабеллы I Кастильской (1451—1504) и короля Фердинанда II Арагонского (1452—1516), положило основу объединению королевства Арагона и объединенных королевств Кастилии и Леона в единой династии Трастамара, которое, в свою очередь, привело к созданию королевства Испании. То есть оба эти королевства являются историческим фундаментом единого Испанского государства.

Католические короли Изабелла I Кастильская и Фердинанд II Арагонский создали сильную королевскую власть в жестком противостоянии аппетитам церкви и крупной аристократии, для чего ими было учреждено «святое братство» — отряды городской милиции, содержавшиеся за общественный счет и созданные для охраны порядка. С их помощью католические короли стремились контролировать дворянство. Была проведена судебная реформа, создан Королевский совет и назначены магистраты (судьи) для управления городами. Это укрепление королевской власти стало одним из важнейших шагов на пути к созданию одного из первых в Европе сильных национальных государств. Взятием Гранады победительно завершили войну над арабскими завоевателями, присоединили Наварру, Канарские острова, Мелилью и объединили под своей короной все территории, входящие сегодня в состав Испании. Они снарядили экспедицию Христофора Колумба, который открыл Новый Свет. Особая глубина католической веры отличала Католических королей и всю Испанию в течение многих столетий от их европейских соседей.

Важной составляющей их внешней политики были династические союзы с несколькими европейскими семьями, в особенности с династией Габсбургов. Сын Изабеллы Хуан, принц Астурийский, женился на Маргарите Австрийской, укрепив династическую связь с династией Габсбургов. Дочь Мария вышла замуж за португальского короля Мануэла I, дочь Екатерина вышла замуж за Генриха VIII, короля Англии, став матерью будущей английской королевы Марии I.

Хуана I Безумная сочеталась браком с герцогом бургундским Филиппом Красивым, сыном императора Священной Римской империи Максимилиана I. После смерти Фердинанда II Арагонского в 1516 году их внук Карл I стал императором Священной Римской империи, известный в истории как Карл V, официально коронованный римским папой, установив таким образом гегемонию династии Габсбургов в Европе XVI и XVII веков.

Этот династический союз, однако, характеризовался тем, что короны Арагона и Кастильи — Леона сохранили каждая свой собственный суверенитет, собственные нормы и институты. Каталония просуществовала в этом статусе до начала XVIII века.

Одной из основных причин появления национального движения стал запрет в 1700 году на территории Северной Каталонии каталонского языка, когда эта территория отошла к Франции по Пиренейскому договору по окончании франко-испанской войны. Эта война была частью тридцатилетней войны 1618—1648 годов за гегемонию в Священной Римской империи германской нации и Европе, начавшейся как религиозное столкновение между протестантами и католиками, но переросшей в борьбу против доминирования Габсбургов в Европе. Этот конфликт стал последней крупной религиозной войной в Европе и породил Вестфальскую систему международных отношений, закат которой мы, похоже, сейчас наблюдаем. Также на появление каталонского национализма повлияли утвержденные в 1714 году Филиппом V Кастильским Декреты Нуэва-Планта, превратившие королевство Арагон в часть испанской короны, ликвидировавшие политические структуры Каталонии, Валенсии, Балеарских островов (каталонских стран) и Арагона, и уничтожившие традиционные права каталонцев в Южной Каталонии.

Это была история триумфа и падения Испанской империи, и в память о величии Испании символика Католических королей «ярмо и фасции» (ярмо и пучок стрел) была заимствована испанскими фашистами — фалангистами в качестве символа нации. Репрессии против языка, культуры и политических институтов каталонцев продолжались и в XIX и XX вв., особенно во время диктатур Примо де Риверы и Франсиско Франко.

В Каталонии апеллируют к другой истории, к истории национально-освободительной борьбы, к провозглашению республики и противостоянию имперской власти королевства Испании, в новейшей истории крепко ассоциирующейся с франкизмом. Поэтому тему независимости поддерживают многие левые партии, как в самой Каталонии, так и в других испанских регионах.

В 1892 году были опубликованы Манрезские принципы, в которых предлагалось восстановить средневековую каталонскую конституцию, которая действовала до 1714 года. Неофициальный флаг каталонских земель «Эстелада» является символом борьбы за независимость Каталонии. Первый вариант был создан в 1908 году комбинацией горизонтальных красно-желтых полос каталонского флага с синим треугольником и белой звездой внутри, созвучного флагам Кубы и Пуэрто-Рико, с явной отсылкой к поражению Испании в испано-американской войне 1898 года, когда в ходе боевых действий США захватили принадлежавшие Испании с XVI века Кубу, Пуэрто-Рико, Филиппины.

В тридцатые годы, во время гражданской войны, республиканские власти Испании взяли ориентацию на СССР, и хотя в составе правительства объявленной в 1931 году испанской республики была и буржуазная радикальная партия (либеральная), с началом гражданской войны она быстро переметнулась на сторону франкистов и фалангистов, быстро отбросив свой якобы прогрессивный дискурс. СССР помогал испанской республике в этом первом в Европе эпизоде борьбы против фашизма, в то время как фашистская Италия и нацистская Германия эффективно поддерживали генерала Франко. 6 октября 1934 года, по результатам генеральных выборов 1933 года президентом Женералитета Каталонии Луисом Компанисом в Барселоне было провозглашено Каталонское государство (республика) в составе Федеративной республики Испании.

В 1960-х годах, еще при диктатуре, была образована Социалистическая партия национального освобождения каталонских территорий. Партия придерживалась марксистской идеологии, поэтому цвет звезды с белой в синем треугольнике был заменён на красный, так появилась красная Эстелада.

Однако, несмотря на то, что важную роль в движении за независимость Каталонии играет леворадикальная партия CUP (Кандидатура народного единства), возглавляют его либерально-националистические силы. Например, за последнюю треть ХХ века и начало века XXI каталонский национализм в основном идентифицировался с правительственной точки зрения с «пужолизмом» — политическим движением, возникшим вокруг фигуры каталонского националиста Джорди Пужоля, которому центральным правительством было сделано множество концессий. Он правил Женералитетом Каталонии 23 года (с 1980 по 2003 гг.), и все эти годы, торгуясь с Мадридом, одновременно продвигал националистическую идеологию, которая крайне негативно оценивала деятельность центрального правительства в Мадриде, а все достижения относила на счет Женералитета. Это движение сильно укрепило основы сепаратизма.

Генеральный секретарь Коммунистической партии Испании (PCE) и генеральный координатор Объединенных левых (IU) до 2000 года Хулио Ангита на конференции 2014 года, говорил о неминуемом «столкновении двух локомотивов», которыми управляют безответственные и коррумпированные чиновники. Исторически это обусловлено тем, что еще во время транзиции Адольфо Суарес, испугавшись усиления левых, в том числе Объединенной социалистической партии Каталонии, и чтобы не допустить к власти коммунистов, предпочел долгие годы договариваться с правыми либеральными националистами, делая им различные уступки и позволяя развернуть беспрецедентную пропаганду каталонского национализма. «С тех пор они баловали и кормили с рук [каталонскую националистическую партию] "Конвергенция и Союз", представителей каталонской буржуазии, которые требовали специальных уступок для них, но когда им нужно было центральное правительство с их полицией, они этим воспользовались… И когда социалист Фелипе Гонсалес нуждался в голосах, он договаривался не с коммунистами, а с партией Конвергенция и Союз, и Джорди Пужоль давал им эти голоса. И то же самое делал Родригес Сапатеро. Этого монстра вырастили они сами...и не только на генеральных выборах, но и при принятии антисоциальных законов они пользовались их голосами».

Как заметил в интервью с президентом Испании Марьяно Рахоем тележурналист Джорди Эволе, за время правления Народной партии количество националистов, выступающих за независимость в каталонском Парламенте выросло с 14 до 72 депутатов, то есть до абсолютного большинства. Центральное правительство само допустило назревшую теперь ситуацию с референдумом о независимости, но не хочет этого видеть и признавать.

Каталонский национализм и панкаталонизм — это политические и интеллектуальные движения, артикулирующие тезис о том, что Каталония, на основе своих исторических прав и культурных особенностей, существования собственного языка и собственной исторически сформированной гражданской правовой системы, является отдельной нацией и имеет право на построение своего национального государства в виде независимой республики. В некоторых аспектах понятие каталонской нации расширяется на все территории, говорящие на диалектах каталонского языка, называемые Каталонскими странами, к которым причисляются территории на северо-востоке Испании, такие как Валенсия и Балеарские острова, прилегающий с юга участок Мурсии Эль-Карче, Восточные Пиренеи на юге Франции, город Альгеро на итальянском острове Сардиния и государство Андорра.​

Но не все в Каталонии хотят отдельного государства, очень многие предпочитают оставаться в составе Испании, которая могла бы быть трансформирована в федерацию.

В январе 2006 года президент правительства от Социалистической рабочей партии Испании Хосе Луис Родригес Сапатеро и лидер блока «Конвергенция и Союз» Артур Мас договорились о значительном расширении самостоятельности Каталонии. Это соглашение определяло каталонцев как отдельную нацию и предоставило Каталонии право распоряжаться всеми местными налогами и половиной центральных налогов, собранных в провинции. Несмотря на это, каталонцы считают себя забытыми и ущемленными центральным правительством, считая себя самой индустриально и технологически развитой зоной Испании, несправедливо вынужденной содержать своими налогами другие, более убыточные регионы страны. О том, что зачастую они за бесценок используют природные ресурсы этих убыточных регионов, продвинутые каталонцы помнить не хотят.

Потихоньку массовая пропаганда и собственная неподконтрольная центральному правительству языковая и культурная политика в Каталонии сделали свое дело, и в сентябре 2012 года по всей Каталонии прошла массовая манифестация с участием 1,5 миллионов человек под лозунгом «Каталония — новое государство Европы», а после региональных выборов в ноябре 2012 года, по их результатам абсолютное большинство в парламенте уже составляли депутаты партий-сторонников независимости.

23 января 2013 года парламентом была провозглашена Декларация о суверенитете «Каталония — суверенный политический и правовой субъект в составе Испании», а на 2014 год был запланирован референдум об отделении. Вопросы, на которые должны были ответить жители Каталонии: «Хотите ли Вы, чтобы Каталония стала государством?» и «Если да, то хотите ли вы, чтобы Каталония стала независимым государством?».

Плебисцит был заморожен Конституционным судом Испании по причине его несоответствия Конституции страны, а вместо этого 9 ноября 2014 года состоялся консультативный опрос о политическом будущем Каталонии, не имеющий прямой юридической силы по причине отсутствия правовых гарантий, в котором принимали участие как несовершеннолетние в возрасте от 16 лет, так и иностранцы с видом на жительство в Испании и каталонской пропиской. Всего в опросе приняли участие 37% населения Каталонии, и более 80% из них проголосовали за полную независимость.

За подготовку этого референдума президент Каталонской европейской демократической партии (PdeCAT), либеральный националист Артур Мас (до января 2016 года также являвшийся президентом Женералитета Каталонии) в 2017 году был лишен Высшим судом Каталонии права занимать государственные и выборные должности в течение двух лет и приговорен выплате штрафа в размере 5,2 миллиона евро.

Однако пришедший ему на смену член партии PdeCAT Карлес Пучдемонт смело продолжил его дело. 4 июля 2017 года закон по референдуму о самоопределении Каталонии был представлен в парламент политическими партиями, поддерживающими независимость «Вместе за Да» (Junts pel Sí) и CUP. 9 июня президент Женералитета Карлес Пучдемонт объявил дату референдума, намеченного на 1 октября 2017 года, и поставил вопрос: «Хотите ли вы, чтобы Каталония была независимым государством в форме республики?».

Первая крупная мобилизация после объявления вопроса и даты референдума состоялось 10 июня 2017 года по призыву партий, поддерживающих независимость. В акции приняли участие, по подсчетам организаторов, около 40 тысяч человек. Акция имела двойную цель: поддержать каталонское правительство в организации одностороннего референдума и надавить на центральное правительство, чтобы оно предоставило возможность его провести. Под «Правами под угрозой» в манифесте движения подразумевались «права на свободу политического самовыражения и право на голосование». Но похоже, что это давление оказывалось и с расчетом на реакцию международного сообщества. «Мы просим международное сообщество нам помочь», — говорилось в манифесте, который зачитал на митинге один из самых известных в мире каталонцев, бывший тренер ФК Барселона Хосеп Гвардиола.

Голосование по принятию закона о референдуме состоялось в парламенте Каталонии 6 сентября. Документ был принят большинством голосов: 72 парламентария проголосовали за, 60 — против, трое воздержались.

По конституции Испании, правительство страны имеет право обжаловать в суде решения, принятые властями автономных областей. Конституционный суд Испании принял к рассмотрению иски правительства о незаконности принятого накануне правительством Каталонии закона о проведении референдума. В связи с этим действие закона о проведении референдума и соответствующего декрета было автоматически приостановлено.

20 сентября, за 10 дней до референдума, открытие судом Испании уголовного преследования членов каталонского парламента, аресты высокопоставленных каталонских политиков, участвовавших в организации референдума и и изъятие предвыборных материалов взорвало медийное пространство и социальные сети. В считанные минуты у здания финансового департамента каталонского правительства начали собираться люди, в то время как там еще проходили обыски. 40 тысяч сторонников референдума перекрыли туристический центр Барселоны. Самая массовая акция в Барселоне закончилась беспорядками и столкновениями с полицией.

Но европейские лидеры неоднократно и ранее выражали свое мнение по поводу отделения Каталонии от Испании. В целом позиция ЕС состоит в том, что «если Каталония выйдет из состава Испании, то она выйдет и из Евросоюза».

Президент Европейского парламента Антонио Таяни заявил, что «атака на испанскую Конституцию также является атакой на правовые рамки ЕС. Такое поведение никогда не будет признанным на европейском уровне ни сможет произвести никакого эффекта».

Президент Еврокомиссии Жан Клод Юнкер объявил, что если процесс отделения Каталонии от Испании произойдет, Каталонии придется пройти все «обычные нормы и процедуры», то есть начинать с переговоров о вступлении. «Еврокомиссия всегда считала, что мы должны внимательно прислушиваться к тому, что говорит Конституционный трибунал и Кортес (суды) Испании. Я подтверждаю эту позицию», — сказал президент Еврокомиссии.

Действительно, процесс дезинтеграции Испании создает очень опасный прецедент для Евросоюза, так как если произойдет одностороннее отделение одного из регионов суверенного государства в составе ЕС, немалое количество регионов других стран не замедлят воспользоваться проложенным Каталонией путем. Поэтому власти ЕС воспринимают поддержку независимости Каталонии как прямую атаку на Европейский Союз.

Но в случае выхода Каталонии из состава Испании и ЕС и установления границ для передвижения людей, товаров и капиталов, экономике новосозданной страны придется, мягко говоря, не просто. Имея в виду то, что по причине виз пострадает одна из самых доходных отраслей Каталонии — туризм. А из-за установления пограничных контролей и налогов на импорт пострадает и индустрия региона. К тому же наибольший объем продукции всё-таки поставлялся на испанский рынок, который после отделения скорее всего будет бойкотироваться.

К тому же по аналогии с объявленными Крыму со стороны ЕС санкциями за проведение референдума о независимости (хотя, как все мы помним, вовсе не русскоязычное население нарушило Конституцию Украины и разрушило правовое государство и гражданский договор, позволив русофобским радикалам под аплодисменты ЕС взять власть в Киеве), Каталония также должна будет оказаться под санкциями, чего все же скорее всего не произойдет. Пока что, несмотря на резкие заявления европейских политиков по поводу нарушения европейских норм при проведении референдума и ответственности за нарушение Конституции Испании, каталонское правительство уверенно двигает вперед свой план отделения от Испании и отхода от ЕС. Без серьезной поддержки каких-то очень влиятельных международных структур все это не имело бы никакого смысла.

Такие предположения подтверждает газета El Confidencial, которая, сообщая об информации, собранной Народной партией о международном отношении к процессу независимости Каталонии, пишет следующее: «В Европе ситуация расценивается как „тяжелейшая“, особенно после того, как было замечено, что международные группы, поддерживающие Марин Ле Пен во Франции и Brexit в Великобритании играют против ценностей и принципов ЕС, и сейчас работают на Пучдемонта и независимость Каталонии».

Итак, у Пучдемонта есть некая глобалистская «крыша», и поэтому он, сжигая все мосты, готов идти до конца в деле разрушения всех правовых основ Испании и ЕС, после чего разрушение всего Евросоюза будет происходить очень быстро.

Но Пучдемонт не хочет рассказывать о том, что в 2014 году в парламенте Каталонии, на голосовании о поддержке референдума о самоопределении Курдистана сам он и его партия голосовали против такой поддержки свободного волеизъявления и самоопределения народа, так же как и при голосовании о поддержке свободного референдума в Западной Сахаре. Также как и когда в 2014 году некоторые социальные движения предложили провести референдум о выплате внешнего долга и энергетического суверенитета. И тогда Пучдемонт поддерживал действия Моссос де Эскуадра, которые по решению суда и при поддержке Женералитета Каталонии изымали урны с избирательных участков с целью предотвращения нелегального референдума.

Теперь Пучдемонт заявляет, что «если Моссос могут действовать с применением пропорциональной силы, они должны выполнять свою работу». Но сам он сомневается в том, что 1 октября с миллионами граждан в очереди, пытаясь проголосовать, Моссос смогут исполнить свой долг: «Если стоит очередь в 2 тысячи человек и придут два полицейских для изъятия урн, то они не смогут ничего сделать». То есть он объявляет практически о приоритете силы над законностью, либо считает, что каталонская полиция в последний момент встанет на сторону сепаратистов? Однако он забывает при этом, как та же полиция разгоняла мирные манифестации на площади Каталонии с применением вовсе не пропорциональной силы.

Вчера в Каталонии официально закончилась агитация кампании за «да», то есть за то, чтобы голосовать за выход из состава Испании. Сторонники Каталонии в составе Испании практически никакой кампании не проводили, а центральные власти сконцентрировались на том, чтобы просто не дать референдуму состояться.

Центральное правительство Испании пытается помешать проведению референдума. Конституционный суд объявил референдум нелегальным, Верховный суд Испании запретил использовать общественные здания для голосования. Ранее полиция захватила центр телекоммуникаций и информационных технологий в Барселоне, где должны были фиксироваться результаты голосования. Местная каталонская полиция Моссос де Эскуадра переведены в подчинение Министерства Внутренних дел Испании и майор Хосе Луис Траперо принял переподчинение, в то время как сторонники независимости убеждены, что Моссос в ответственный момент «примут правильное решение и останутся с народом». В настоящий момент Моссос опечатывают школы, предназначенные под избирательные участки, изымают урны и бюллетени, родители вместе со школьниками объявляют «праздники пижам» и остаются ночевать в школах, чтобы предотвратить их опечатывание.

В порт Барселоны по указу Министерства внутренних дел Испании на двух суднах, предназначенных для круизов, прибыло подкрепление: около 6000 полицейских. Закрыты сайты сторонников независимости, избирательная комиссия из-за наложенных штрафов была освобождена от исполнения своих обязанностей. Нет легальных избирательных списков, так как актуализированные официальные списки может предоставить только Институт национальной статистики. Членами избирательных столов из-за изъятия направленных почтой повесток, скорее всего, станут первые прибывшие на участки граждане, а вероятность того, что на участки придут преимущественно сторонники идеи независимости, достаточно велика. Те же, кто выступает за сохранение текущего статуса, могут просто проигнорировать голосование. Скорее всего не будет на этом референдуме и независимых наблюдателей и представителей от всех партий.

Вместо изъятых урн скорее всего придется использовать подручные материалы или картонные урны, хотя в принятом каталонским парламентом законе о референдуме особые требования для избирательных урн не прописаны. Это называется проведением референдума без гарантий.

В законе о референдуме не ограничивается и необходимая минимальная явка, для того чтобы референдум можно было бы считать состоявшимся. Не указано и при каком большинстве проголосовавших «за» будет объявлена независимость. То есть всё это остается обширным полем для возможных интерпретаций при подсчете голосов и на парламентском заседании, которое спустя 48 часов после референдума решит, объявлять ли независимость.

Президент Женералитета Карлес Пучдемонт в любом случае уже заявил, что не исключает односторонней декларации независимости после 1 октября 2017 года, если референдум будет сорван. Так что вопрос похоже уже решен.

Власти Каталонии в один голос говорят о репрессиях и заявляют, что испанское правительство готово «воевать с собственным народом», который лишь хочет «свободного волеизъявления».

Что «свободная демократическая каталонская республика» намного лучше, чем «репрессивное и авторитарное испанское государство». И это на фоне того, что референдум о независимости Каталонии не выполняет почти ни одной нормы, необходимой для его международного признания. Международные требования к референдумам прописаны Венецианской комиссией Совета Европы (официально — Европейская комиссия за демократию через право) и прежде всего устанавливают гарантии для равноправного участия граждан, контроля над подсчетом голосов и интерпретации результатов.

И, конечно же, как мы уже могли наблюдать в последних протестных акциях в Венесуэле и в России, в акциях протеста в Каталонии активно используются несовершеннолетние. Средние школы и университеты дают разрешения не присутствовать на уроках в дни протестных акций, а некоторые школы даже разослали родителям бланки для письменного разрешения детям пойти на манифестацию вместо школьных занятий.

При этом все чаще среди жителей как Каталонии, так и других регионов слышатся комментарии: «Все это добром не закончится!». Нагнетается противостояние между народом и полицией и кадры с манифестаций каждый раз все больше похожи на прописанные в инструкции Джина Шарпа: цветы против пушек, хрупкая девушка заглядывает в лицо вооруженному до зубов полицейскому и дарит гвоздику.

Ажиотаж в СМИ нагнетается, испанское правительство намерено действовать решительно, ни в чем себе не отказывая. Некоторые члены правительства Испании говорят о задействовании закона о национальной безопасности, другие о 155 статье Конституции, по которой правительство Испании по предварительному запросу президента Автономного сообщества и в случае отсутствия ответа, при одобрении абсолютного большинства сената, может принять необходимые меры, чтобы заставить выполнить эти обязательства и защитить общий интерес — надо понимать, силовыми методами. Марьяно Рахой рассказал, что оставит применение 115 статьи Конституции о силовом дисциплинировании автономного сообщества в неповиновении на случай односторонней прокламации независимости.

Таким образом, нам остается только наблюдать за ходом событий первой в Европе оранжевой революции. Обе стороны готовы идти до конца.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER