logo
Статья
/ Владимир Павленко
Речь идет об управляемой конфронтации, о планировании внутренних конфликтов в русле концепции «превентивной дипломатии», которая появилась в 1992 году. От планирования семьи к истерии толерантности и однополым бракам и далее — к разжиганию и управлению кровопролитными внутренними конфликтами

Глобальные стратегии и семейная политика

Наступление на семью в России давно перестало волновать только специалистов. В России всё настойчивее — и государством, и обществом — ставится вопрос о необходимости защиты народа от нашествия несовместимых с его жизнью влияний в самых важных для сохранения народа сферах — семьи, образования, культуры. Влияний, которые проводятся не через открытую честную дискуссию с народом, а при прямой поддержке отнюдь не дружественных нам иностранных государств и международных центров.

Вопрос о защите от такого внешнего вторжения в этом году ставится уже и на высоком государственном уровне. В июле Совет Федерации высказался о необходимости прекратить «беспрецедентную по масштабу» «мягкую агрессию» крупных иностранных фондов, в ноябре принял закон о СМИ — иностранных агентах. В то же время ведомства и их общественные советы оказываются сами полны людьми, находящимися на содержании у этих «мягких агрессоров».

В Общественной палате понимание опасности уже проявляется вне тесных рамок Комиссии по поддержке семьи, материнства и детства. С предложением рассмотреть процессы семейной политики с точки зрения угрозы национальной безопасности выступил член Комиссии по безопасности и взаимодействию с ОНК Общественной палаты РФ В. И. Васильев. Его поддержали член Комиссии по общественному контролю и взаимодействию с общественными советами Л. Н. Виноградова, общественные организации защиты семьи, движение «Суть времени», адвокаты, правозащитники.

29 ноября в Общественной палате под руководством В. И. Васильева состоялся круглый стол «Иностранное влияние на семейную политику как угроза национальной безопасности». Был рассмотрен целый ряд специальных технологий, среди которых были и уже знакомые читателям нашей газеты темы (например, бэби-боксы или SoS-деревни). Но главное внимание было уделено механизмам и масштабу «мягкого вмешательства», которые так подробно мы еще не рассматривали. Мы публикуем четыре доклада, прозвучавших на круглом столе Общественной палаты РФ.

—————————————————————–

Внешнее вмешательство в семейную политику нельзя свести только к НКО или бизнесу; оно имеет комплексный, всеобъемлющий характер.

Прежде всего это вмешательство связано с планами и политикой контроля над численностью населения. Согласно этой англосаксонской логике, выведенной в трудах Фрэнсиса Гальтона, Герберта Уэллса и других деятелей, отсутствие естественного отбора в человеческом обществе должно компенсироваться искусственным, а государство должно обеспечивать «правильную» демографию, вплоть до запретов «социально неполноценным» людям заводить детей. Именно так этот вопрос и ставился.

В 1946 году учреждается ЮНИСЕФ — Детский фонд ООН, тесно связанный с Экономическим и социальным советом ООН. Ряд программ фонда, связанных с женским и детским здоровьем, под предлогом «планирования семьи» занимается неприкрытым в нее вмешательством. Развернувшись в нашей стране в 90-е и 2000-е годы, ЮНИСЕФ был вынужден свернуть деятельность в 2012 году под давлением общественности.

Вот, например, выдержка из заявления профильной Патриаршей комиссии в связи с позицией ЮНИСЕФ по однополым бракам.

Из заявления Патриаршей комиссии по вопросам семьи 19 декабря 2014 г. в связи с публикацией официальной позиции ЮНИСЕФ о поддержке законодательного признания однополых союзов:

«В ноябре 2014 года ЮНИСЕФ (Детский фонд ООН) опубликовал документ с изложением своей позиции, озаглавленный «Искоренение дискриминации детей и родителей по признаку сексуальной ориентации и/или гендерной идентичности». В этом документе ЮНИСЕФ, в частности, дает свои определения понятий «сексуальная ориентация» и «гендерная идентичность», осуждает законы различных стран, «криминализующие» гомосексуальное поведение и пропаганду гомосексуализма, призывает к изменению социальных норм, а также выражает официальную поддержку законодательного признания однополых союзов, мотивируя это заботой о правах детей. В связи с публикацией данного документа Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства Русской Православной Церкви заявляет следующее:

1. Комиссия глубоко обеспокоена тем, что Детский фонд ООН использует свои возможности, статус и ресурсы, предоставляемые ему различными странами, поддерживая явления и подходы, не только лишенные прочных международно-правовых оснований, но и противоречащие традиционной культуре большинства народов, а также нормам естественной и религиозной нравственности. Подобные действия наносят ущерб международному сообществу и ведут к подрыву нравственной легитимности ЮНИСЕФ и других учреждений ООН.

2. Семья основывается на браке между мужчиной и женщиной, одной из важнейших целей которого является рождение и воспитание детей. Именно поэтому семья признана Всеобщей дек­ларацией прав человека и другими важнейшими документами международного права «естественной и основной ячейкой общества». Брак между мужчиной и женщиной и основанная на нем естественная семья необходимы для продолжения существования человеческого рода и каждого народа, без них невозможны подлинное человеческое достоинство и свобода. Попытки изменить определения семьи или брака, включив в них однополые союзы, наносят тяжкий ущерб обществу и нарушают основополагающие права и достоинство человека. Законы, воплощающие такие попытки в жизнь, являются ничем иным, как формой беззакония.

3. Такие попытки наносят особый ущерб детям. Детскому фонду ООН должно быть известно, что дети рождаются от союза мужчины и женщины, а не от однополых союзов. Наилучшим интересам каждого ребенка отвечает рождение и воспитание в семье, в которой он знает своих отца и мать, окружающих его любовью и заботой. Передача детей на воспитание однополым парам является тяжким нарушением прав и законных интересов ребенка. Таким образом, призывая к легализации однополых союзов в связи с воспитанием детей, ЮНИСЕФ, вопреки своему мандату, содействует не защите прав детей, а их существенному нарушению».

В 1952 году был создан Совет по народонаселению (Population Council), учрежденный Джоном Рокфеллером III; финансируется фондами Форда и Рокфеллера. В центре деятельности Совета находится внедрение в развивающихся странах политики контроля над репродуктивным здоровьем. В его программах поощряется школьный секспросвет — рекомендуется вести с детьми обоих полов просветительную работу по способам контрацепции. В ряде стран Азии, Африки и Латинской Америки представительства Совета действуют открыто. Имеются основания полагать, что его статус как консультативного органа того же Экономического и социального совета ООН позволяет включать своих сотрудников в его миссии и в других странах, где засвечивать свое присутствие нежелательно.

Таким образом, имеет место не просто иностранное влияние на семейную политику, а особая роль в этом вопросе самой ООН.

С 1969 года круг вопросов, связанных с «планированием семьи», выводится на новый уровень и закладывается в фундамент идей и планов Римского клуба. (см. рис. 1).

Рис. 1

Из Копенгагенской декларации о социальном развитии (1995 г.): «Мы глубоко убеждены в том, что экономическое развитие, социальное развитие и охрана окружающей среды являются взаимозависимыми и взаимоподкрепляющими компонентами устойчивого развития, что составляет основу наших усилий по обеспечению более высокого качества жизни всех людей».

Из доклада Комиссии по глобальному управлению и сотрудничеству «Наше глобальное соседство» (1995 г.): «Для достижения устойчивого развития необходимо сокращать не только численность населения, но и снижать уровень потребления».

Принцип 8-й Рио-де-Жанейрской декларации по окружающей среде и развитию (1992 г.): «Для достижения устойчивого развития и более высокого качества жизни государства должны ограничить и ликвидировать нежизнеспособные модели производства и потребления и поощрять соответствующую демографическую политику».

Из доклада Римскому клубу «Пределы роста» (1972 г.): «Чрезмерный рост населения — явление недавнего времени, результат снижения смертности. Есть только два способа исправить возникший дисбаланс: либо снизить темпы прироста численности населения и привести их в соответствие с низким уровнем смертности, либо позволить уровню смертности снова возрасти».

В цитате из Копенгагенской декларации показана формулировка, с помощью которой экологические аспекты так называемого устойчивого развития экспортируются в другие сферы, в том числе в социальную и, в частности в семейную политику. Формула «об экономическом и социальном развитии и охране окружающей среды как компонентах «устойчивого развития» постоянно встречается в самых разных гуманитарных документах ООН.

Цитата из первого доклада Римскому клубу «Пределы роста» особенно показательна. Если называть вещи своими именами, то в ней прямо говорится: «Или вы прекратите плодиться, или вас придется уничтожать».

Или вот такая выдержка из «Пределов роста»: «Ввести идеальные эффективные способы ограничения рождаемости: число детей в семье — не более двух ...»

Но по-настоящему в ООН развернулись к распаду СССР и после него.

«Намного серьезнее... в долгосрочной перспективе оказывается проблема роста численности населения, нищеты и снижения темпов развития во многих странах Юга», — говорилось в «римском» докладе уже 1990 года с говорящим названием «Первая глобальная революция». То есть не неоколониализм Запада повинен в нищете и неразвитии и не правила игры в пользу «золотого миллиарда», а рождаемость. И дальше: «Если ответ [на этот вызов] не будет, что весьма вероятно, соответствовать заложенным... западными странами... этическим нормам, вполне возможна вспышка конфронтации».

Замечу, что речь идет об управляемой конфронтации, о планировании внут­ренних конфликтов в русле концепции «превентивной дипломатии», которая появилась еще через два года, в 1992 году. То есть от планирования семьи к истерии толерантности и однополым бракам и далее — к разжиганию и управлению кровопролитными внутренними конфликтами, и всё — ради вмешательства в демографическую динамику. Таким образом, из программных документов ООН в социальной сфере «устойчивого развития» становится ясно, что консервация архаики и депопуляции, маскируемой под «планирование семьи», — одно из генеральных направлений глобализации, которой традиционная здоровая семья, воспитывающая детей, почему-то очень мешает.

Место депопуляции — в одном ряду с деиндустриализацией, десоциализацией и, в конечном счете, с десуверенизацией — по формуле «четырех ДЕ», которую мне уже приходилось раскрывать. Это разрушение государств и национальных идентичностей в пользу глобальной общности с интегрированной экономикой.

Схема глобализации представлена ниже (рис. 2).

Рис. 2. Схема глобализации

Из нее видно, что именно государство и семья как главный носитель идентичности — главные объекты глобалистской деструкции. То есть иностранное влияние на семейную политику преследует куда более масштабные цели, чем даже разрушение семьи, и представляет собой комплексную угрозу национальной безопасности России, которая сегодня находится на острие противодействия глобалистской экспансии.

Обратимся теперь к документам, в которых ювенальные принципы изложены куда более прямо и открыто.

Из Конвенции ООН по правам ребенка 1989 года:

«Статья 19

1. Государства-участники принимают все необходимые законодательные, административные, социальные и просветительные меры с целью защиты ребенка от всех форм физического или психологического насилия, оскорбления или злоупотребления, отсутствия заботы или небрежного обращения, грубого обращения или эксплуатации, включая сексуальное злоупотребление со стороны родителей, законных опекунов или любого другого лица, заботящегося о ребенке.

Статья 20

1. Ребенок, который временно или постоянно лишен своего семейного окружения или который в его собственных наилучших интересах не может оставаться в таком окружении, имеет право на особую защиту и помощь, предоставляемые государством. <...>

3. Такой уход может включать, в частности, передачу на воспитание..., усыновление или, в случае необходимости, помещение в соответствующие учреждения по уходу за детьми».

Вот здесь, в Конвенции ООН по правам ребенка, вопрос показательно поставлен об угрозе ребенку именно от родителей, других близких или опекунов. Это базовый документ ООН 1989 года, и в нем отъем ребенка — отнюдь не чрезвычайная, а обыденная и рутинная процедура. Общая логика — извращенная, но она выстраивается следующим образом.

Во-первых, права ребенка в семье такие же, как и у взрослых, и он имеет право на свою линию поведения (что, как мы понимаем, нонсенс).

Во-вторых, родители обязаны потакать всем его прихотям, а если не делают этого и воспитывают, то он вправе пожаловаться, а посторонние дяди и тети должны ему помочь.

В-третьих, это в семье у ребенка равные права, а для «помогающих» дядь и теть он — ребенок, и решать, что ему лучше, будут именно они, невзирая на его мнение.

И поэтому, в-четвертых, только они, а не родители и не сам ребенок, будут решать, может он оставаться в семейном окружении или нет.

Вот выдержки из двух установочных документов ООН, из которых следует, что вмешиваться в процесс воспитания детей со стороны обязаны не только государственные органы, но и «бдительная» общественность. Первый из этих документов — «Пекинские правила» 1985 года, второй — Эр-Риядские руководящие принципы 1990 года.

Из Пекинских правил ООН, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (резолюция 40/33 Генеральной Ассамблеи ООН, 29 ноября 1985 г.):

«1.3. Следует уделять достаточное внимание осуществлению позитивных мер, предполагающих полную мобилизацию всех возможных ресурсов, включая семью, добровольцев и другие группы общества, а также школы и другие общественные институты, с целью содействия благополучию подростка».

Из Эр-Риядских руководящих принципов ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (резолюция 45/112 Генеральной Ассамблеи ООН, 14 декабря 1990 г.):

«4. При осуществлении настоящих Руководящих принципов в соответствии с национальными правовыми системами в центре внимания любой программы предупреждения преступности должно быть обеспечение благосостояния молодежи с раннего детства.

9. Всеобъемлющие планы предупреждения должны быть приняты на всех уровнях управления и включать следующее: <...>

f) участие общины в рамках широкого круга услуг и программ;

g) тесное междисциплинарное сотрудничество между национальными, государственными, провинциальными и местными органами управления с участием частного сектора, представителей обслуживаемой общины, а также учреждений, занимающихся вопросами труда, ухода за детьми, образования, социальными вопросами, правоприменительных и судебных учреждений в принятии совместных мер по предупреждению преступности среди несовершеннолетних и молодежи; <...>

i) наличие квалифицированного персонала на всех уровнях. <...>

13. ...Семьям, нуждающимся в помощи для преодоления внутренней нестабильности или конфликтных ситуаций, должны предоставляться необходимые услуги.

14. Когда в семье нет стабильности и благополучия, когда усилия общества по оказанию родителям помощи в этой связи не имеют успеха и когда нельзя рассчитывать, что эту роль выполнит расширенная семья, необходимо рассматривать возможность использования альтернативных мест проживания, в том числе передачу детей на воспитание в учреждения или в другие семьи для усыновления. <...>

17. Правительствам следует принимать меры по содействию укреплению единства и гармонии в семье и препятствовать отделению детей от их родителей, за исключением тех случаев, когда обстоятельства, негативным образом влияющие на благополучие и будущее ребенка, не оставляют иного разумного выбора. <...>

19. При обеспечении права ребенка на надлежащую подготовку к жизни в обществе правительствам и другим учреждениям следует полагаться не только на имеющиеся общественные и правовые учреждения, но и предусматривать и допускать принятие нетрадиционных мер, если традиционные учреждения и обычаи утрачивают свою действенность».

Видите? Индульгенция от ООН государству и широкой общественности (общине) к вмешательству в семью, благосостояние как критерий, недостаточность которого трактуется как повод для изъятия ребенка из семьи, принятие «нетрадиционных» мер и, наконец, навязывание социальных услуг.

Это — третье направление, которое содержится в международных установках, влияющих на семейную политику, — превращение государственных обязательств в коммерческие услуги. За примерами далеко ходить не надо, достаточно заглянуть в Федеральный Закон № ФЗ-442 от 28 декабря 2013 г. с поправками от 21 июля 2014 г. И вот только две его статьи, которые многое объясняют:

«Статья 3. Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе <...>

1) социальное обслуживание граждан... — деятельность по предоставлению социальных услуг гражданам;

2) социальная услуга — действие или действия в сфере социального обслуживания по оказанию постоянной, периодической, разовой помощи, в том числе срочной помощи, гражданину в целях улучшения условий его жизнедеятельности и (или) расширения его возможностей самостоятельно обеспечивать свои основные жизненные потребности;

3) получатель социальных услуг — гражданин, который признан нуждающимся в социальном обслуживании;

4) поставщик социальных услуг — юридическое лицо независимо от его организационно-правовой формы и (или) индивидуальный предприниматель, осуществляющие социальное обслуживание...

Статья 5. Система социального обслуживания <...>

1) федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере социального обслуживания;

2) орган государственной власти субъекта Российской Федерации, уполномоченный на осуществление предусмотренных настоящим Федеральным законом полномочий в сфере социального обслуживания;

3) организации социального обслуживания, находящиеся в ведении федеральных органов исполнительной власти;

4) организации социального обслуживания, находящиеся в ведении субъекта Российской Федерации;

5) негосударственные (коммерческие и некоммерческие) организации социального обслуживания, в том числе социально ориентированные некоммерческие организации, предоставляющие социальные услуги;

6) индивидуальных предпринимателей, осуществляющих социальное обслуживание».

Видите? Социальная услуга — не обязательства государства, а помощь получателю. Поставщик социальной услуги — как государственные органы, так и частный сектор. В систему социального обслуживания включен частник, работающий на коммерческой основе. Отказываясь от государственных обязательств, всё больше услуг собираются отдавать на откуп частному сектору, оставляя получателя с ним один на один. А государство потихоньку умывает руки.

Этот подход — тоже не наше внутреннее изобретение. Он вытекает из международных документов и соглашений, которые разрабатываются без нашего участия, но всё идет к тому, что нас в них включат. Прежде всего, это международное соглашение TiSA — «Trade in Services Agreement», открытое к подписанию в 2012 году. Смысл его как раз в том, чтобы в глобальном масштабе подменить государственные социальные обязательства услугами и их коммерциализировать, открыв внутренние рынки для внешних игроков, то есть транснациональных компаний.

Вот пример из Генерального соглашения по торговле услугами (ГАТС): «Понятие «услуга» включает любую услугу в любом секторе, за исключением УСЛУГ, поставляемых при исполнении государственными органами своих ФУНКЦИЙ, то есть не на коммерческой основе и не на условиях конкуренции с другими поставщиками услуг». Это из Генерального соглашения по торговле услугами (ГАТС), включенного в соглашение TiSA, которое, кстати, охватывает своим перечнем услуг около 150 видов деятельности. В том числе в основных сферах социальной политики. Ну и становится понятно, что:

  • с одной стороны, коммерциализация и вздорожание того, что раньше было государственной обязанностью и сегодня ею является, согласно действующей Конституции России, эту самую Конституцию игнорируют (ст. 7 о социальном государстве, ст. 41 о бесплатном здравоохранении, ст. 43 о бесплатном образовании и т. д.);
  • с другой же стороны, поощряется слежка за материальным положением семьи, ибо это, как мы видели, — повод для ювенального вмешательства. Нам разве это непонятно?

Итак:

  • политическая борьба с семьей против рождаемости;
  • идеологическое давление на семью под лозунгом толерантности, разрушающей традиционные общественные устои;
  • административный нажим на семью с целью открыть ее государственному и общественному вмешательству;
  • наконец, экономическая удавка, подменяющая обязательства услугами в важнейших социальных вопросах.

За всем за этим стоят внешние интересы и международные документы, а также глобальные НКО, внедряющие ювенальные технологии. А еще — гласные и негласные обязательства некоторых представителей наших элит, принятые в рамках «генерального тренда» на пресловутую европейскую интеграцию.

Если это не внешняя война, объявленная семье и проводящаяся руками внутренних компрадорских сил, то тогда — что это?

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER