Статья
/ Светлана Моисеева
Проводя свою избирательную компанию под общими лозунгами «Мы можем жить лучше!», «Необходимо сохранить все хорошее и исправить плохое!», Макри обещал вернуть страну в «цивилизованный мир», укрепляя связи с США и Евросоюзом, получить доступ к дешевым международным кредитам и, в свою очередь, выдавать гражданам доступные ипотечные кредиты и обеспечить «нулевую бедность». 

Аргентина — возврат в 90-е

Аргентина возврат в 90-е
Кайсин Сергей © ИА Красная весна

В ноябре 2015 года на смену политику левоцентристских взглядов Кристине Киршнер пришел Маурисио Макри — политик праволиберальных взглядов, который победил ставленника «киршнеризма» Даниэля Сциоли во втором туре с перевесом в 2,6% голосов. Маурисио Макри — сын аргентинского олигарха, выходца из итальянской семьи сторонников Бенито Муссолини, который сразу после завершения Второй мировой войны спешно эмигрировал в Аргентину и большую часть своего состояния приобрел во время аргентинской диктатуры (1976 — 1981). Проводя свою избирательную кампанию под общими лозунгами «Мы можем жить лучше!», «Необходимо сохранить все хорошее и исправить плохое!», Макри обещал вернуть страну в «цивилизованный мир», укрепляя связи с США и Евросоюзом, получить доступ к дешевым международным кредитам и, в свою очередь, выдавать гражданам доступные ипотечные кредиты и обеспечить «нулевую бедность».

Однако, придя к власти, правительство Маурисио Макри начало проводить экономическую политику, рекомендованную руководством МВФ и Всемирным банком для стран Латинской Америки. Политика, которая носит название «Вашингтонский консенсус», уже проводилась в Аргентине в 1990-е годы, которые стали для страны тяжелейшими (а для кого-то, возможно, что и «святыми») годами «шоковой терапии», которые сопровождались погромами, голодными бунтами и завершились в 2001 году дефолтом.

За прошедшие 2 года, следуя принципам «Вашингтонского консенсуса», правительство обеспечило свободный курс обмена доллара США и других валют, провело в США переговоры с фондами-стервятниками по выплате аргентинского долга на их условиях (прошлое правительство добилось в ООН права реструктурировать суверенный долг страны, не учитывая решение суда США, по которому Аргентина обязана выплатить фондам-стервятникам 1 млрд 33 млн долларов США), получило ряд кредитов МВФ, а также иностранных банков: HSBC, SANTANDER, CITI, UBS, BBVA, JP MORGAN и DEUTSCHE BANK и др., сократило количество государственных служащих, повысило на 100% транспортные тарифы, на 200 — 400% тарифы на коммунальные услуги для населения (событие, которое аргентинцы окрестили словом «tarifazo», что можно перевести как «тарифец»). Итогами этой экономической политики стала инфляция, которая привысила 35% в год, появление 1,5 млн новых бедных (к уже имеющимся 11 млн по состоянию на 2015 год), уничтожение среднего класса (который в основном и голосовал за Маурисио Макри), наводнение страны импортными потребительскими товарами и автомобилями, что губительно сказывается на отечественном производстве и не может не увеличивать безработицу.

Крупные протесты населения сопровождают действия правительства с самых первых его шагов — либерализации курса доллара, приведшей к скачку инфляции. «Сегодня мы проснулись на 47% беднее, чем вчера, завтра будем беднее, чем сегодня. Вот как все изменилось!», — писали аргентинцы на своих плакатах, намекая на название правящей коалиции «Камбиэмос» (Cambiemos), которое можно перевести как «Давайте изменим!».

До осени этого года о полном возврате в 90-е годы речь не шла. Однако после парламентских выборов в октябре этого года правительство Макри анонсировало следующий этап неолиберальных реформ. Как разъясняет информпортал левого толка Alainet, экономическая программа правительства определяется тремя реформами: трудового законодательства, налоговой и пенсионной. Реформа трудового законодательства и налоговая реформа сокращают налоговое бремя хозяев предприятий и повышают «гибкость» условий найма рабочей силы, пенсионная — уменьшает расходы предпринимателей на пенсионные отчисления и социальное страхование.

В частности, реформа трудового законодательства предусматривает уменьшение суммы пособий по увольнению, позволяет увеличивать время работы с 8 до 10 часов в день (с последующей компенсацией), вводит новые формы трудового договора, легализующие то, что раньше считалось нарушением трудового законодательства: отсутствие оплачиваемого отпуска, так называемых рождественских денег и др. Налоговая реформа снижает отчисления крупных сельхозпроизводителей, добывающих компаний и др. в фонд социального страхования, уменьшает налог на доход компаний при условии его инвестирования, словом, постепенно, в течение 5 лет уменьшает или упраздняет ряд налогов, идущих в пенсионный фонд.

Что касается пенсионной реформы, то поскольку пенсионный фонд финансировался за счет отчислений владельцев предприятий и налогов, которые налоговая реформа либо сокращает, либо отменяет, то, когда пенсионная реформа будет введена полностью, пенсионный фонд Аргентины недосчитается суммы, равной 2,5% ВВП страны.

14 декабря попытка принять закон о пенсионной реформе в нижней палате Национального конгресса Аргентины закончилась потасовками между сторонниками власти и оппозиционными депутатами, срывом заседания и жестким силовым разгоном протестующих на улицах вокруг здания парламента.

Испанский интернет-портал Nueva Tribuna в своем материале «Ноль по демократии» сообщает, что такой «милитаризации» здания государственного парламента, как 14 декабря — в день, когда в конгрессе проходило обсуждение пенсионной реформы, не было за всю историю аргентинской демократии. Национальный конгресс Аргентины охраняли 3 тыс. полностью экипированных полицейских.

Правое аргентинское издание Lа NACIÓN передает, что заседание парламента началось на полчаса позже из-за отсутствия кворума. Цифра 129 — число депутатов, требуемое для кворума, появилось на табло лишь на 5 секунд, после чего порядок работы парламента был нарушен взаимными оскорблениями и потасовками между представителями оппозиции и сторонниками власти. По мнению издания, в срыве принятия закона о пенсионной реформе виноваты оппозиционные депутаты, сделавшие всё, чтобы заседание было сорвано.

Как отмечает кубинское информагентство Cubadebate, во время обсуждения закона о пенсионной реформе центр города превратился в побоище. Противников реформы — граждан, членов общественных, политических организаций, профсоюзов, пытавшихся дойти до здания Конгресса, разгоняли водометами, дубинками и резиновыми пулями. Информпортал Resumen Latinoamericano отмечает жестокость, с которой полиция разгоняла демонстрантов, среди которых, разумеется, были и люди старшего возраста.

Как отмечает сайт венесуэльского телеканала TeleSUR, после срыва сессии, на которой планировалось принять закон о пенсионной реформе, президент был готов подписать чрезвычайный декрет, вводивший закон о пенсионной реформе в обход парламента. Однако от любимого способа действий правительству Макри пришлось отказаться: ввод пенсионной реформы чрезвычайным декретом настолько противоречил Конституции, что протестовать начала не только оппозиция, но и члены правящей коалиции.

Обозреватель LA NACIÓN Хоакин Моралес Сола считает, что правительство серьезно «споткнулось» при продвижении ключевых для его экономической программы законов и отметил, что президент не подписал уже готовый декрет правительства еще и потому, что губернаторы заверили кабмин в том, что на следующем заседании парламента необходимое количество голосов будет набрано.

Сайт аргентинского телеканала TN сообщает, что декрет «был готов к подписанию президентом, но правительство решило дать еще один шанс Конгрессу». Для обеспечения кворума в Розовый дворец (президентскую резиденцию в центре Буэнос-Айреса) срочно вызвали 29 губернаторов-перонистов.

Чтобы принятие пенсионной реформы прошло легче, правительство приняло решение предложить пенсионерам единовременную компенсационную выплату.

«Новым издевательством» над пенсионерами и получателями пособий назвали компенсацию, которая лишь единожды покроет сумму, недополученную пенсионерами, представители движений левого толка («Фронт за победу», «Фронт за обновление», «Движение Эвита» «Левый и рабочий фронт» и т. д.), высказывания которых приводит аргентинское издание La Voz. Источник также называет причины настойчивого «продавливания» правительством Макри пенсионной реформы. По мнению издания, 100 000 млн песо, которые правительство планирует «сэкономить» за счет пенсионеров, уже расписаны: часть средств пойдет в регионы, чтобы «подмаслить» губернаторов-перонистов перед принятием налоговой реформы, вследствие которой регионы получат меньше средств на социальные расходы, часть — на покрытие дефицита бюджета провинции Буэнос-Айрес, остальное — на покрытие общего дефицита бюджета.

19 декабря Центральная профсоюзная организация Аргентины (CGT) объявила 24-часовую забастовку. По столице в этот день можно было передвигаться только на автобусах или такси, не работали метро, железная дорога, аэропорты. Центр города, ряд других столичных районов был охвачен протестами. Полиция применяла дубинки, резиновые пули и другие спецсредства. По итогам протестов более 80 человек было задержано, 162 — госпитализировано, 88 из них полицейские.

Из-за беспорядков в столице и противоречий внутри парламента следующее заседание парламента началось с 5-часовым опозданием, в общей сложности парламентская сессия продолжалась 17 часов. Тем не менее, как пишет агентство Telám, депутаты проголосовали против возврата закона о пенсионной реформе на доработку и 127 голосами «за» и 118 «против» приняли закон о пенсионной реформе. Недостающие голоса к 107-ми голосам правящей коалиции «Камбиэмос» добавили губернаторы-перонисты — те самые, которых накануне призвали для срочных переговоров в резиденцию президента. Оппозиция восприняла поступок губернаторов-перонистов как предательство, так как «перонизм» является неким сочетанием национально-ориентированной экономической политики и стремления к бóльшей социальной справедливости. Считается, что перонизм противостоит неолиберализму — политике, проводимой действующим аргентинским правительством под руководством МВФ.

В этой связи понятно высказывание депутата от «Фронта за Победу» Марии Эмилии Сориа после принятия пенсионной реформы, которое приводит LA NACIÓN. Сориа заявила, что губернаторы, которые в обмен на средства, обещанные регионам, проголосовали вопреки интересам своих избирателей за пенсионную реформу — являются не перонистами, а «проститутками» Макри.

Информпортал Pagina12 сообщает, что губернаторы-перонисты приняли решение поддержать пенсионную реформу под давлением правительства. В частности, губернатора провинции Чубут Мариано Арсиони попросили обеспечить свое присутствии на заседании парламента 19 декабря и поддержать реформу для того, чтобы «государственные служащие провинции Чубут смогли получить премию по итогам этого года».

Луис Бурштейн, автор левого информпортала Pagina12, так описывает сложившуюся ситуацию:

«Говорят, что экономика рухнет, если не отнять денег у пенсионеров. Однако можно ведь увеличить отчисления владельцев предприятий, ввести налог на финансовые операции, на добывающую деятельность, предметы роскоши или налог на высокий доход, как это делается в скандинавских странах или, наконец, увеличить зарплаты для увеличения спроса и повышения собираемости налогов.

Но они не могут взять деньги у богатых, поскольку неолиберальное кредо гласит, что если взять у богатых, то они рассердятся, не будут инвестировать в страну, а переведут деньги в другое место. Эти речи звучат уже два года и не только не привели к инвестиционному дождю (хотя самые богатые стали еще довольнее, так как получают больше), а наоборот — из страны стали вывозить больше денег. Макроэкономические данные говорят о том, что правительство Макри, несмотря на предоставляемые инвесторам огромные привилегии в виде льгот и освобождения от налогов, достигло рекордных показателей по бегству капиталов из страны: за два года из Аргентины вывезено около 50 млрд долларов США. Примерно столько же правительство Макри, которое с головокружительной быстротой погружает страну в долги, набрало за два года иностранных кредитов».

Обозреватель информпортала Nueva Tribuna Вальтер Медина в свою очередь подчеркивает, что экономический план Макри может быть проведен в жизнь только с помощью репрессий. «Как Робин Гуд „наизнанку“, аргентинский президент решил забрать покупательную способность у бедных и передать ее богатым. Потребление молока и основных продуктов в стране заметно уменьшилось, зато продажи автомобилей класса „люкс“ возросли по экспоненте — это неолиберализм снова нападает на самые незащищенные слои населения. Некоторые аргентинцы не забыли трагедию, которой закончился неолиберальный опыт 90-х, хотя Макри и его команду это, похоже, мало волнует», — отмечает Медина.

После принятия пенсионной реформы протесты перекинулись из столицы в регионы страны, однако ход проведения реформ это не остановило. 20 декабря депутатами Национального конгресса Аргентины был принят закон о следующей реформе — налоговой.

Мы будем следить за дальнейшим развитием событий.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER