Статья
/ Сергей Кургинян
Для Зелинского (да и для нас тоже) важно свести в одну точку все древние сюжеты, в которых присутствует культ Реи/Кибелы и кабиров

Судьба гуманизма в XXI столетии

Бенджамин Роберт Хейдон. Венера и Анхиз. 1826

В рассматриваемом нами четвертом «Гомеровом гимне», название которого «К Афродите», Афродита, обсуждая судьбу Анхиза, полна решимости не повторить ошибки Эос. Вот что она говорит об этом:

Не пожелала бы я, чтоб, подобным владея бессмертьем,
Между блаженных бессмертных ты жил бесконечною жизнью.

То есть Афродита противопоставляет подлинное бессмертие вечно молодых блаженных (вечно ли — отдельный вопрос, но в первом приближении это так) тому лжебессмертию, которое ошибка Эос подарила ее избраннику. Тут же Афродита оговаривает, что другое бессмертие Анхиза ее бы устроило, но оно невозможно. Что такое это другое бессмертие? Вот, что говорит о нем Афродита:

Если б, однако, с такою, как ныне, осанкой и видом
Жить навсегда ты остался, моим именуясь супругом...

Ныне же быстро тебя беспощадная старость охватит,
Старость, пред вами так скоро встающая, общая всем вам,
Трудная, полная горя, которой и боги боятся.

Афродита констатирует, что если бы такое было возможно, то она была бы не против. Но такой возможности нет. Почему именно — она не объясняет. И, завершая короткую объяснительную часть, начинает описывать те печальные возможности, которыми на самом деле обладает Анхиз

Я уже сообщил читателю выше, что боги, о которых говорит Афродита, в первом приближении бессмертны. Как известно, это бессмертие боги не получают в виде телесного свойства, присущего им независимо ни от чего на свете. Нет, боги получают это свойство, потребляя священную пищу — нектар и амброзию. Только в случае отсутствия этой пищи боги могут начать бояться старости. А почему у богов может возникнуть, как сказали бы сейчас, дефицит нектара и амброзии?

Амброзия, что по-древнегречески означает «бессмертие», — это легендарная пища богов, которая дает им молодость. Боги ели амброзию, а пили нектар — напиток, напоминающий красное вино.

В пятой песне гомеровской «Одиссеи» нимфа Калипсо так принимает посещающего ее бога Гермеса. Вначале она приветствует его и обещает ему угощение: «Милости просим, войди, чтоб могла тебя угостить я». А затем... Затем Гомер сообщает нам, как именно Калипсо угощает Гермеса: «Так сказавши, поставила стол перед гостем богиня,
Полный амвросии; нектар ему замешала багряный».

Полная версия статьи будет опубликована через 22 дня.Чтобы читать статьи сразу после выхода, подпишитесь на бумажную версию газеты.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER