Агитация и пропаганда в дореволюционной России

Не всегда революционерам выпадала возможность проводить специальную подготовку агитаторов и пропагандистов. В условиях, когда они вынуждены были скрываться, недостаток знаний и опыта нередко приходилось восполнять самостоятельно

Агитация и пропаганда в дореволюционной России

Изучая вопрос об агитации и пропаганде большевиков в первые годы советской власти, мы находим множество свидетельств того, что советский агитпроп был высокоэффективным. К примеру, когда летом 1918 года ЦК РКП(б) объявил мобилизацию всех коммунистов, обладавших опытом организационной и пропагандистской работы, более полутора тысяч коммунистов незамедлительно откликнулись на этот призыв и отправились в Красную Армию налаживать дисциплину, укреплять боевой дух, объяснять бойцам, за что они воюют. Благодаря этому удалось в короткие сроки превратить «кисель» — боевые отряды, которые не желали сражаться и без боя сдавали позиции, — в настоящую армию. В критический момент партия большевиков смогла удержать власть только потому, что в ее распоряжении были опытные агитаторы и пропагандисты.

Я достаточно подробно остановился на рассмотрении этого вопроса в статье «Становление системы советской агитации и пропаганды (1918–1924 гг.)», опубликованной в 145-м номере газеты «Суть времени». А сейчас хотел бы ответить на другой вопрос: каким образом партия смогла подготовить столько пропагандистов и агитаторов?

Как мы знаем, стремительное создание сильной регулярной армии — РККА — оказалось возможным за счет того, что большевики привлекли к ее построению военных специалистов царской армии, согласившихся сотрудничать с красными. Это позволило использовать весь накопленный до Октября 1917 года военный и теоретический опыт.

Однако очевидно, что в случае формирования действенного советского агитпропа ни о каком аналоге говорить не приходится. В вопросах сугубо идеологических — а агитация и пропаганда теснейшим образом связаны с идейной сферой — большевики не могли рассчитывать ни на какой «посторонний» опыт. Они опирались тут на свой собственный дореволюционный опыт — надо сказать, немалый.

Обратимся к истории РКП(б) до октября 1917 года.

Изначально в рядах русских социал-демократов преобладали не рабочие, а увлеченная марксизмом революционная интеллигенция. Лишь по мере того как марксистские кружки начали набирать влияние, представители рабочего класса стали активно включаться в революционную борьбу.

Историк С. А. Левитин пишет:

«Уже в 90-х годах прошлого столетия рядом с Лениным и под его руководством начинают свою пропагандистскую деятельность Н. К. Крупская, Г. М. Кржижановский и другие видные революционеры, лучшие представители российской интеллигенции, ставшие на позиции рабочего класса. Это М. С. Ольминский, И. И. Скворцов-Степанов, В. В. Боровский, А. В. Луначарский... Вместе с ними в пропаганду марксизма включаются и передовые рабочие... К такой рабочей интеллигенции можно с полным основанием отнести И. В. Бабушкина и ΗН. Е. Вилонова, М. И. Калинина и С. В. Косиора, А. Е. Бадаева и Г. И. Петровского, и многих других».

В конце 1901-го и начале 1902 года В. И. Ленин написал серию статей под заголовком «Что делать. Наболевшие вопросы нашего движения». Эти статьи имели колоссальное значение в деле постановки партийной агитации и пропаганды. Ленин ставит перед партией задачу подготовки профессиональных революционеров (знаменитая фраза «Дайте нам организацию революционеров — и мы перевернем Россию» прозвучала именно в этой его работе).

Остановимся подробнее на изданном в 1902 году цикле статей Ленина «Что делать?». Статьи эти построены в форме полемики с группой «экономистов» — представителей одного из направлений в русском социал-демократическом движении. Спор шел о том, как дальше развивать это движение в России.

Прежде всего — коротко о позиции «экономистов». «Экономисты» считали, что рабочие должны заниматься борьбой за свои экономические интересы, не выдвигая политических лозунгов и программ. При этом, по их мнению, борьба рабочих за свои права должна происходить стихийно. После II съезда РСДРП в 1903 году большинство экономистов стали меньшевиками.

Ленин анализирует, как действовали социал-демократы ранее, показывает текущее состояние дел. Он подробно излагает стратегию и тактику революционной борьбы на новом этапе жизни партии. Важно понимать, что эти ленинские статьи стали для большевиков руководством к действию на многие годы вперед.

Для того чтобы определить стратегию действий на новом этапе, необходимо было ответить на несколько вопросов:

1. Чего мы добиваемся? (Цель политической борьбы.)

2. Как добиваться поставленной цели? (Средства политической борьбы.)

3. Каким должен быть политический субъект, чтобы добиться поставленных целей? (Партия, которая ведет борьбу за поставленные цели.)

Ленин дает подробный ответ по каждому пункту.

1. Чего мы добиваемся?

Социал-демократы исходили из тезиса, что социалистическую революцию должен осуществлять противостоящий буржуазии пролетариат. Поэтому революционеры стремились выстраивать отношения с представителями рабочего класса. Однако необходимо было, чтобы революционеры, идущие к рабочим, четко понимали свою цель — чего именно они хотят от них добиться?

Отвечая на этот вопрос, Ленин ставит перед социал-демократами следующую задачу: «развить политическое сознание рабочих до ступени социал-демократического политического сознания».

По сути, Ленин говорит о том, что социал-демократы должны повышать сознательность рабочих. То есть задача в том, чтобы трансформировать неорганизованных рабочих («класс в себе» в терминах Маркса) в революционный класс («класс для себя»).

Ленин критикует «экономистов» за то, что те призывали выстраивать взаимодействие с рабочими исключительно вокруг вопросов экономического характера (борьба за улучшение условий труда и т. п.). Он считает, что этого категорически недостаточно.

В. И. Ленин: «Экономическая борьба «наталкивает» рабочих только на вопросы об отношении правительства к рабочему классу и поэтому, сколько бы мы ни трудились над задачей «придать самой экономической борьбе политический характер», мы никогда не сможем развить политическое сознание рабочих в рамках этой задачи, ибо самые эти рамки узки...

Классовое политическое сознание может быть принесено рабочему только извне, то есть извне экономической борьбы, извне сферы отношений рабочих к хозяевам. Область, из которой только и можно почерпнуть это знание, есть область отношений всех классов и слоев к государству и правительству, область взаимоотношений между всеми классами».

2. Как добиваться поставленной цели?

Ленин заявляет, что партия должна бороться за то, чтобы сделать из рабочих своих соратников — то есть людей, которые будут бороться не за собственный экономический интерес, а за победу коммунистов и коммунистическое будущее. Для того времени это была весьма необычная мысль. Но еще более необычными были соображения Ленина о том, как добиваться поставленной цели.

В. И. Ленин: «Чтобы принести рабочим политическое знание, социал-демократы должны идти во все классы населения».

Для того чтобы развить политическое сознание рабочих, нужно было, чтобы эти рабочие могли увидеть ситуацию не только на своем собственном предприятии, но и ситуацию в целом по стране — как обстоят дела на других предприятиях, что происходит с крестьянами, интеллигенцией, буржуазией и т. д. Ленин ставит задачу организации всесторонних политических обличений российской монархии. Для того чтобы решить эту задачу, нужно идти во все классы, а не только лишь к рабочим.

Социал-демократы, говорит Ленин, должны идти в разные классы, в качестве:

теоретиков — изучать положение дел;

пропагандистов и агитаторов — доносить свою позицию;

организаторов — возглавить тех, кто готов бороться с монархией.

Ленин отмечает, что идеал социал-демократа — это политический вождь, «народный трибун, умеющий откликаться на все и всякие проявления произвола и гнета, где бы они ни происходили, какого бы слоя или класса они ни касались, умеющий обобщать все эти проявления в одну картину полицейского насилия и капиталистической эксплуатации, умеющий пользоваться каждой мелочью, чтобы излагать пред всеми свои социалистические убеждения и свои демократические требования, чтобы разъяснять всем и каждому всемирно-историческое значение освободительной борьбы пролетариата».

3. Каким должен быть политический субъект (партия),
чтобы добиться поставленных целей?

В. И. Ленин ставит перед социал-демократами задачу подготовки политических вождей — агитаторов и пропагандистов, которые смогут взаимодействовать с представителями разных классов и любой группе недовольных, будь то крестьяне, студенты или учителя, смогут предложить собственную позитивную программу действий.

Однако в 1902 году возможности РСДРП по части агитации и пропаганды были достаточно скромные. Чтобы понять, каким образом социал-демократы смогут выдвинуть из своих рядов политических вождей, Ленин анализирует недостатки работы социал-демократов. Среди существенных причин, которые мешают сделать партийную работу значительно более эффективной, Владимир Ильич назвал следующие:

Кустарничество: слабая подготовленность актива, стихийность форм организации социал-демократических ячеек, неспособность давать ответ на серьезные вызовы. Непрофессионализм приводил к неудачам и провалам, которые дискредитировали в народных массах образ русского революционера.

Раздробленность: слабая связь социал-демократических ячеек между собой, неспособность выдвинуться единым фронтом.

Разгромленность: действия охранителей царского режима часто приводили к разгрому партийных ячеек. Восстановление ячейки требует немало времени и усилий. При этом теряется весь наработанный опыт, потому что прежние члены организации на долгие годы попадают в тюрьмы и ссылки. Теряется преемственность и опыт работы.

Все перечисленные проблемы взаимосвязаны между собой. Кустарничество приводило к тому, что царские ищейки легко обнаруживали ячейки социал-демократов и проникали в них. Без сохранения опыта и преемственности работа ячейки не могла перерасти уровень кустарничества. Раздробленность ячеек не давала возможности координировать действия и учитывать чужой опыт.

Ленин затронул серьезные проблемы, без решения которых РСДРП не могла развиваться и эффективно решать стоящие перед ней задачи. То состояние, в котором находилась РСДРП, Владимир Ильич назвал «болезнью роста». Партии нужно было преодолеть этап марксистских кружков и выйти на новый уровень организации.

Самой настоятельной практической задачей Ленин считал создание организации революционеров, способной обеспечить энергию, устойчивость и преемственность политической борьбы. Он предложил способы осуществления этой задачи.

Бороться с кустарщиной нужно путем создания организации, состоящей из профессиональных революционеров. Профессиональный революционер отличается тем, что всё свое время он посвящает революционной борьбе. Он не занимается другой работой, чтобы заработать себе на жизнь. Партия выплачивает ему небольшие средства, чтобы он мог содержать себя.

Профессиональный революционер не привязан к какому-либо месту. Когда возникает угроза раскрытия, он относительно легко может переехать туда, где его не знают. Партийное руководство получает возможность перебрасывать людей в места, где они более всего востребованы.

Профессиональный революционер гораздо быстрее получает опыт, потому что имеет возможность учиться и развивать свои навыки постоянно, а не только в короткий период после полного рабочего дня.

Профессиональные революционеры становятся во главе партии, обеспечивая преемственность ее курса. Для того чтобы избежать раскрытия, организация революционеров должна быть хорошо законспирированной и не слишком широкой.

Проблему раздробленности ячеек предлагается решать через общую партийную газету, которая становится «коллективным организатором». Газета задает повестку дня ячеек, объединяет ячейки из разных городов общими задачами, дает возможность обмениваться опытом и мобилизовать работу всех ячеек в нужный момент на решение какой-то задачи. Газета также становится рупором для обличения царского режима, то есть решает задачи агитационно-пропагандистские.

В 1903 году после II съезда РСДРП происходит разделение партии на большевиков и меньшевиков. Для социал-демократов, которые приняли сторону Ленина, статьи из цикла «Что делать?» становятся руководством к действию.

Основная деятельность, которую вели большевики до революции, — это именно агитация и пропаганда. Изучая цикл статей «Что делать?», мы понимаем, насколько взаимосвязаны в то время были вопросы партийной пропаганды и вопросы партийного строительства. Мы получаем представление, какие задачи необходимо было решить большевикам для того, чтобы иметь возможность доносить до российского общества свою точку зрения в условиях, когда партия находилась на нелегальном положении.

В 1902 году В. И. Ленин публикует «Письмо товарищу о наших организационных задачах», в котором есть часть, посвященная партийным пропагандистам:

«По поводу пропагандистов я хотел бы еще сказать несколько слов против обычного переполнения этой профессии малоспособными людьми и принижения этим уровня пропаганды. У нас иногда всякий студент без разбора считается пропагандистом, и вся молодежь требует, чтобы ей «дали кружок» и т. п. С этим надо бы бороться, ибо вреда от этого бывает очень много. Действительно выдержанных принципиально и способных пропагандистов очень немного (и чтобы стать таковым, надо порядочно поучиться и понабрать опыта), и таких людей надо специализировать, занимать их целиком и беречь сугубо. Надо организовывать по нескольку лекций в неделю для таких лиц и уметь вовремя вызывать их в другие города, организовывать вообще объезд разных городов умелыми пропагандистами (выделено мною. — С. Т.]. А массу начинающей молодежи надо ставить более на практические предприятия, которые у нас бывают в загоне по сравнению с тем студенческим хождением по кружкам, которое оптимистически называется «пропагандой». Конечно, для серьезных практических предприятий нужна тоже основательная подготовка, но всё же тут легче найти дело и для «начинающих».

Мы видим, что способных пропагандистов большевики ценили, и обучение их считалось делом огромной важности. При этом опытные революционеры помогали проводить подготовку менее опытных товарищей. Например, в сборнике С. А. Левитина «Пропагандисты ленинской школы» рассказывается о том, как незадолго до революции 1905 года Московский Комитет большевиков организовал литературно-лекторскую группу. Одной из ее задач была подготовка пропагандистов:

«Накануне первой русской революции Московский Комитет большевиков организовал литературно-лекторскую группу. В нее вошли лучшие большевистские пропагандисты-публицисты: П. Г. Дауге, С. И. Мицкевич, В. А. Обух, М. Н. Покровский, И. И. Скворцов-Степанов, В. Л. Шанцер и другие... Чтобы поднимать политическое сознание масс, нужны были способные пропагандисты, но их не хватало. Тогда по решению МК (Московского Комитета. — С. Т.) создаются курсы для подготовки пропагандистов. Занималось 50 человек. Занятия вели члены лекторской группы, в их числе и Скворцов-Степанов. Пропагандисты, подготовленные на этих курсах, стали руководить рабочими кружками во всех районах Москвы».

Не всегда революционерам выпадала возможность проводить специальную подготовку агитаторов и пропагандистов. В условиях, когда они вынуждены были скрываться, недостаток знаний и опыта нередко приходилось восполнять самостоятельно. Большевики использовали любую возможность, чтобы заниматься учебой. Потребность в знаниях была огромной. Революционеры страстно хотели понимать, как устроена жизнь, чтобы иметь возможность изменить ее. Агитаторам и пропагандистам это было особенно необходимо — уметь внятно, четко и убедительно излагать свое понимание реальности, а также программу партии как ответ на эту реальность.

Как ни странно, нередко самым удобным местом для учебы становилась ссылка или тюремное заключение. «Иногда мы были «свободными» для учебы людьми. Бывало, посадят в тюрьму, там мы и читаем, что, правда, не всегда удавалось», — так говорил Михаил Иванович Калинин, но подобные высказывания можно встретить у Ленина, Кирова, Крупской и др.

В числе тех, кто использовал вынужденное пребывание в тюрьме для интенсивной учебы, — Григорий Орджоникидзе (партийное имя «Серго»). Талантливый организатор, сильный агитатор и пропагандист, он в 1917 году в одиночку распропагандировал батальон самокатчиков Временного правительства, убедив перейти на сторону большевиков.

В апреле 1912 года Орджоникидзе арестован и спустя полгода приговорен к заключению в Шлиссельбургскую крепость сроком на три года. В статье А. А. Бережного «Рядом с вождями. Серго Орджоникидзе» приведен солидный список книг, которые Серго прочитал в неволе:

«Серго постоянно вел агитацию среди каторжан, рассказывал о Пражской конференции и других партийных делах, вел дневник, писал стихи. Он прочитал много книг. Прочитал книги Достоевского, Льва Толстого, Тургенева, Герцена, Чернышевского, Гончарова, Короленко, Горького, Куприна, Леонида Андреева, Бунина, Гарина-Михайловского, Мельникова-Печерского, Вересаева, Бориса Зайцева, Помяловского, Сергеева-Ценского, Муйжеля, Телешова, Серафимовича. Прочитал множество книг зарубежных авторов».

Не менее показателен список для чтения большевика Вацлава Воровского, приведенный в сборнике «Пропагандисты ленинской школы»:

«Тюремный застенок Воровский использовал для накопления знаний. В одном письме он сообщает: «Читаю Тейлора, изучаю французскую грамматику, и время летит скоро». В другом просит жену достать ему труды Сеченова «Рефлексы головного мозга», Тимирязева «Жизнь растений», Зибера «Д. Рикардо и К. Маркс» и другие».

На примере Воровского и Орджоникидзе мы видим, что находившиеся в заключении революционеры изучали не только произведения Маркса и марксистов. Их интересовала политическая экономия, философия, научные работы, русская и зарубежная классика. Всестороннее образование, научное и культурное просвещение, понимание мира, основанное на философии Маркса, — всё это вместе помогало революционерам формировать политическое сознание, о котором говорил Ленин. Не случайно в 1920 году, выступая перед комсомольцами, Владимир Ильич скажет им: «Коммунистом стать можно лишь тогда, когда обогатишь свою память знанием всех тех богатств, которые выработало человечество».

Мы выяснили, что большевики пошли по пути создания организации профессиональных революционеров. В этом была отличительная особенность большевиков, потому что ни у одной другой партии подобного актива в распоряжении не было.

Что представлял собой ленинский актив профессиональных революционеров — Вилонов, Куйбышев, Ольминский, Киров, Свердлов, Орджоникидзе и другие? Что это были за люди, какими качествами они обладали? Мы узнаем об этом, изучая их биографии.

Мне бы хотелось подробнее рассказать о нескольких фактах из жизни Якова Михайловича Свердлова. Свердлов (партийное имя «товарищ Андрей») без сомнения является одним из самых ярких большевистских пропагандистов и агитаторов. Активной революционной деятельностью он начал заниматься с шестнадцати лет. При этом из шестнадцати предреволюционных лет двенадцать приходятся на тюрьмы и ссылки. Даже в заточении Яков Михайлович не терял присутствия духа. Он много и интенсивно учился, помогал в учебе товарищам. После октября 1917 года Свердлов становится председателем ВЦИКа Совета рабочих и солдатских депутатов (фактически, правой рукой Ленина). Занимать эту должность ему довелось недолго, всего около полутора лет. В марте 1919 года он умер от болезни.

Огромный вклад Свердлова в становление и укрепление советской власти по достоинству оценили Ленин и Сталин. В ноябре 1924 года в газете «Пролетарская Революция» № 11 (34) Сталин говорит о Свердлове такие слова:

«Я далек от того, чтобы претендовать на полное знакомство со всеми организаторами и строителями нашей партии, но должен сказать, что из всех знакомых мне незаурядных организаторов я знаю — после Ленина — лишь двух, которыми наша партия может и должна гордиться: И. Ф. Дубровинского, который погиб в туруханской ссылке, и Я. М. Свердлова, который сгорел на работе по строительству партии и государства».

Найти достоверную биографию Свердлова непросто, особенно если вы решите поискать информацию о нем в интернете. Ни об одном другом большевике, кроме Ленина и Сталина, я не встречал такого количества негативных публикаций, мистификаций и откровенной лжи. Это еще одна причина, почему стоит написать о Свердлове. Он заслуживает того, чтобы начать разгребать мусор, который антисоветчики набросали на его могилу.

Яков Михайлович родился 23 мая (4 июня) 1885 года в Нижнем Новгороде. Его отец Михаил Свердлов был ремесленником-гравером.

В 1896 году Яков окончил городское начальное училище и поступил в гимназию.

В 1900 году после смерти матери в связи с тяжелым материальным положением семьи вынужден был покинуть гимназию и устроиться на работу в аптеку.

В 1901 году шестнадцатилетний Свердлов становится членом подпольной нижегородской организации РСДРП. Ему поручают распространять листовки и прокламации. К этому делу он привлекает своих друзей, товарищей по играм.

В том же 1901 году проживающий в Нижнем Новгороде писатель Максим Горький был арестован за печать «преступных воззваний». Власть запретила ему проживать в Нижнем Новгороде, и 7 ноября его выслали за пределы города. Провожать писателя собралась целая толпа, а после его отъезда началась стихийная демонстрация. Полиция не решились разогнать демонстрацию, но самых активных участников переписали. В число переписанных попал Яков Свердлов. 3 декабря его арестовали, но вскоре отпустили.

Когда Нижегородский комитет РСДРП направил Свердлова пропагандистом в рабочие кружки Сормова, его успехи в деле агитации поначалу были скромными. Свердлов понимал причину — ему не хватало знаний. Он старательно восполнял этот пробел, изучая историю, политическую экономию, произведения Маркса. Для агитационной работы в рабочих кружках он использовал ленинскую газету «Искра».

Свердлов участвовал в подготовке демонстрации, которая прошла 1 мая 1902 года в Сормове и была разогнана полицией (эти события описаны Горьким в романе «Мать»). Через несколько дней после разгона демонстрации группа молодых сормовчан в знак протеста провела в центре города собственную демонстрацию. Участников, среди которых был молодой Свердлов, арестовали. Якова в силу юного возраста отпустили через две недели, но для многих участников приговор был гораздо более суровым.

Вскоре Свердлов начинает вести работу в кружке учащейся молодежи. Ему удалось организовать небольшую подпольную типографию. Участники его кружка печатали на гектографе брошюры и прокламации. В конце года Нижегородский комитет РСДРП поручил Свердлову организовать крупную подпольную типографию.

В апреле 1903 года Свердлов снова арестован. При обыске у него были обнаружены запрещенные листовки. Следствие по делу длилось несколько месяцев. Тюремное заключение он использовал для интенсивной учебы. Вот что пишет о заключении Якова Михайловича его жена Клавдия Тимофеевна Свердлова:

«Многое может рассказать толстая клеенчатая тетрадь, хранящаяся ныне в Музее Революции в Москве, которую вел в 1903 году в нижегородской тюрьме восемнадцатилетний Свердлов. В ней запись прочитанных книг, выписки и конспекты по политэкономии и истории, алгебраические задачи, стихи. Круг интересующих Свердлова вопросов весьма обширен. Он изучал политическую и историческую литературу, иностранные языки, занимался математикой, читал художественную прозу и поэзию. 3а время пребывания в тюрьмах при помощи одних лишь словарей Яков Михайлович настолько изучил немецкий и французский языки, что довольно свободно и бегло читал по-немецки, например, Маркса, Гильфердинга, Гейне, Гёте».

В августе 1903 года Свердлов был выпущен из тюрьмы за недостаточностью улик. Оказавшись на свободе, продолжил работать в Нижнем Новгороде, вести агитацию среди рабочих.

В феврале 1904 года нижегородская полиция установила за ним надзор по месту жительства. Продолжать партийную работу в условиях надзора было невозможно. Комитет РСДРП отправил Свердлова в другой город. С этого времени он находится на нелегальном положении, становится «профессиональным революционером» — как раз в том смысле, как это описывает Ленин.

Свердлов ездит по городам Поволжья, позже ЦК направляет его на Урал. Он ведет агитацию среди рабочих, пишет статьи для большевистских газет, знакомит ячейки с резолюциями партийных съездов, помогает наладить работу. В Екатеринбурге организует партийную школу для агитаторов и пропагандистов. В период революционных событий 1905 года становится одним из организаторов Екатеринбургского Совета рабочих депутатов.

Часть современных публикаций изображает Свердлова кровавым маньяком. Якобы он натаскивал своих подчиненных стрелять в полицию, убивать людей, расчленять трупы... Однако реальные воспоминания современников опровергают подобные выдумки. Например, краевед города Берёзовское Свердловской области С. Опенкина сообщает, что деятельность социал-демократов в этом районе сильно напоминала тактику индивидуального террора эсеров, но прибывшему сюда весной 1906 года Свердлову удалось образумить социал-демократов. Опенкина пишет:

«Мне посчастливилось встретиться с И. И. Пантуевым, участником рабочей сходки. Иван Ильич охотно поделился своими воспоминаниями. Он рассказывал, что товарищ Андрей доказал порочность метода индивидуального террора, подробно осветил формы и методы борьбы, которые проводятся большевиками в центре и на Урале. Яков Михайлович дал ряд практических советов, как готовить рабочих к революционным выступлениям, как организовать массовые стачки.

— Мы так и делали, как учил нас товарищ Свердлов, потому и победили, — сказал в заключение И. И. Пантуев.

Выступление Я. М. Свердлова было очень действенным. Уже в мае 1906 года в Берёзовском начались стачки рабочих, о чем сообщалось на страницах газеты «Уральская жизнь» за 1 июня 1906 года. Стачка 200 рабочих торфобрикетной фабрики закончилась победой. Они добились 8-часового рабочего дня».

Получается, Свердлов не только не призывал товарищей к тактике террора — он запретил им использовать эту тактику!

В июле 1906 года Свердлова выдает провокатор. С этого момента и до самой февральской революции 1917 года он почти всё время находится в тюрьмах и ссылках. Лишь несколько месяцев ему довелось побывать на свободе: в 1909-м после освобождения из тюрьмы; в 1910-м, когда ему удается бежать по дороге в ссылку; в 1912-м после побега из ссылки в Нарымском крае.

В тюрьмах и ссылках Свердлов не только активно учился сам, но привлекал к учебе и других оказавшихся в заключении революционеров. В уже упомянутой мною книге С. А. Левитина «Пропагандисты ленинской школы» рассказано о таком случае:

«Когда уральский рабочий Н. Давыдов, еще юноша, попал в тюрьму, к нему на нары подсел староста политических «товарищ Андрей», познакомился, стал расспрашивать, где и когда арестован, есть ли улики, какие связи имеет на воле, что намерен делать в тюрьме. Затем сказал: «Ты должен знать, Давыдов, что ни через месяц, ни через два тебя не выпустят... Хочешь ли ты просто проболтаться в тюрьме или будешь заниматься? Если хочешь учиться, переходи в седьмую камеру к большевикам. Но раньше хорошо обдумай, режим в седьмой камере строгий, выдержишь ли ты? Там занимаются по восемь часов в день».

Список литературы, с которой знакомится большевик Свердлов в местах заключения, весьма обширен. Он занимается изучением произведений Маркса, Энгельса, Ленина, Каутского, Плеханова, Меринга, Бернштейна, Спинозы. В подробностях изучает историю социал-демократического движения. Интересовала его также литература для общего культурного развития: Гейне, Шелли, Верхарн, Верлен, Эдгар По, Бодлер, Кальдерон.

В перестроечные годы сообщалось, что в архивах якобы найден документ о набитом ценностями сейфе Свердлова. Дескать, через много лет после смерти Свердлова на складе нашли его сейф, который доверху был забит всякими ценностями, и там же находились поддельные паспорта. Дескать, Свердлов готовился бежать из России и прихватить все эти ценности. В достоверность этой байки верится с трудом. Во-первых, у меня большие сомнения вызывают документы, всплывшие в разгар развязанной против коммунизма информационно-психологической войны. Во-вторых, простой здравый смысл подсказывает, что закрытый сейф председателя ВЦИК никто не отправил бы на склады без вскрытия. В-третьих, надо понимать, что за человек был Яков Михайлович Свердлов. В связи с этим стоит упомянуть эпизод из жизни Свердлова в Максимкином Яру.

В Максимкином Яру — отдаленном поселении в Нарымском крае — Свердлов отбывал ссылку. Зимой условия жизни тут особенно тяжелые. Яков Михайлович не имел при себе подходящей к суровому сибирскому климату теплой одежды. Когда пришли холода, он тяжело заболел и чуть не умер. В архивах сохранились письма, которые Свердлов писал из Максимкиного Яра. Среди прочего, Свердлов описывает своей жене, как выстраиваются отношения с местным населением. Вот отрывок из письма от 7 декабря 1911 года:

«Уж писал тебе (2 письма на Дмитров), что принимаю участие в хозяйских работах. Лишь перед самым Николой кончили неводить и сняли чердаки, о которых писал. А недели 2 ½ хозяина не было, он ездил промышлять в другое место, и я за него управлялся и с неводом и чердаком, возил сено, дрова, ходил за лошадью и т. д. Одним словом, на работу уходил чуть ли не целый день, благо он здесь не особенно и велик — часов в 8, не более, а то и того не будет. Вечером же, кроме того, и урок, помимо всего, еще приходится иногда заходить к больным, я здесь за врача, у меня кое-какие медикаменты, присланные товарищами больше для меня самого, но я раздаю другим. Ни за работу на хозяина, ни за какие-либо услуги другим я никогда денег не беру. Даже за квартиру хозяину плачу по-старому. Мог бы, конечно, и наниматься, да до сих пор еще крайности такой не было, хотя и сижу часто без денег с тех пор, как нет парохода и посылок...

Здоровье мое сносно, ни разу по-настоящему-то не хворал, хотя недавно и со мной случился казус такого свойства: был на неводьбе и долбил лед, морозу было свыше 20°, и я провалился под лед, но не весь, вымок выше пояса. Шубы у меня нет, и я до сих пор хожу в демисезонке, а по селу — так даже в летнем пальто, одевая на себя лишь жилет да пиджак».

Не имеющий теплой зимней одежды Свердлов бесплатно помогает хозяину дома, бесплатно лечит местное население из личного запаса лекарств, бесплатно помогает неграмотным людям писать письма и прошения, бесплатно проводит школьные занятия с молодежью. Свердлов пишет: «Никакой мзды не беру, чем до сих пор привожу в изумление всех, не привыкших к бережливому отношению к их карману».

Какие «сейфы с ценностями»?! Большевик Свердлов не ради материального благосостояния готов был стойко переносить заключение. Никакое благосостояние ему не светило, только тюрьмы и ссылки. При этом для таких, как он, царская власть специально подбирала тяжелые места с самыми тяжелыми условиями жизни: Николаевские роты, Нарым и Туруханск — Свердлов побывал в каждом из этих мест. Мог ли он рассчитывать, что революция произойдет при его жизни, если даже Ленин не верил в это?

Последнее, о чем хотелось бы сказать, — Свердлов был блестящим оратором. Вот как охарактеризовал Свердлова его противник — кадет Лев Афанасьевич Кроль:

«Товарищ Андрей гремел, и гремел во всех смыслах. Это был не только блестящий оратор, обладающий изумительным голосом: громовым, потрясающим весь зал и одновременно с особенно мягким, приятным тембром. Этот необыкновенно характерный чарующий голос играл немалую роль в карьере товарища Андрея. Он зачаровывал им аудиторию, он становился трибуном, за которым толпа могла двинуться не в силу логики его речи, а в силу того, что призыв был сделан его голосом...

За время своей политической работы я не встречал противника, с которым труднее было бы бороться, чем с товарищем Андреем. И эта трудность заключалась в том, что всякая логика разбивалась о массу чувства, темперамент и... голос противника... Подкупала в нем искренность и убежденность, граничащая, сказал бы я, с детской верой, что большевики создадут рай на земле».

Дело, разумеется, не только в голосе. Как я уже говорил, первые попытки Свердлова вести агитацию среди рабочих были не слишком успешны, и он сам понял причину — слабое владение теорией. Постоянная учеба, гигантский опыт публичных выступлений — вот то, что сделало Свердлова одним из сильнейших ораторов своего времени. Неудивительно, что Якову Михайловичу Свердлову большевики доверили выступление перед Учредительным собранием с требованием признать власть Советов и принятые этой властью декреты.

Владимир Ильич Ленин сказал о Свердлове: «...перед нами был товарищ Свердлов как наиболее отчеканенный тип профессионального революционера, — человека, целиком порвавшего с семьей, со всеми удобствами и привычками старого буржуазного общества, человека, который целиком и беззаветно отдался революции и в долгие годы, даже десятилетия, переходя из тюрьмы в ссылку и из ссылки в тюрьму, выковавшего в себе те свойства, которые закаляли революционеров на долгие и долгие годы».

Советский агитпроп послереволюционного периода потому и был столь эффективным и действенным, что агитацией и пропагандой занимались люди, вставшие на путь служения Красной идее и готовые платить высокую цену за то, чтобы эта идея воплотилась в жизнь.

Полные тексты статей становятся доступны на сайте через 8 недель после их публикации в печатном выпуске газеты «Суть времени»

Нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить редакции о найденной ошибке