Статья
/ Николай Пак
Правительство, кинув ранее собственный лес на произвол судьбы, теперь пытается исправить ошибки прошлого и вернуть контроль над лесным хозяйством.

Лес станет дороже. Почему? И что будет дальше?

Иван Шишкин. Хвойный лес. Солнечный день (фрагмент) 1895

11 ноября 2017 года Дмитрий Медведев подписал Постановление № 1363, согласно которому ставки на аренду участков для лесозаготовки и на сами лесные ресурсы с 2018 года увеличатся на 44%. Почему произошло столь резкое повышение цен и оправдано ли оно?

Начнем с того, что кубометр соснового бревна стоит около 3500 рублей. Из этой суммы заготовитель должен сейчас отдать государству около 385 рублей, что составляет 11%. Из-за повышения ставок в новом году за куб сосны нужно будет платить уже 553 рубля, то есть на 168 рублей больше. Если цены останутся на прежнем уровне, то покупка древесины у государства составит уже 16% от стоимости бревна. Но, скорее всего, цены вырастут. И будет хорошо, если они поднимутся всего на 5%.

Чем вызвано такое решение? Напомним, что согласно февральским указам президента количество лесных инспекторов нужно увеличить в два раза. Рослесхозу было поручено разработать программу по увеличению штата инспекторов, и Рослесхоз эту программу разработал. Средства на реализацию программы предложено было получить за счет увеличения ставок на лесопользование.

Но дело не только в инспекторах, есть и другие причины, оправдывающие повышение ставок.

Эксперт и руководитель лесного отдела Гринпис России Алексей Ярошенко на форуме Гринпис заявил, что новые «коэффициенты установлены примерно такие, чтобы при существующей системе финансирования лесного хозяйства сделать его безубыточным для федерального бюджета». Почти год назад Ярошенко писал на том же форуме, что, по данным Федерального казначейства, расходы на лесной промышленный комплекс (ЛПК) за первые 9 месяцев 2015 года составили 20 млрд рублей, а плата за использование лесов всего 14 млрд рублей, то есть 70% от расходов. Это значит, что отрасль пока является дотационной. Древесина для заготовки отдается лесопользователям по мизерным ценам и не покрывает расходов государства на лесоуправление. Тогда же Ярошенко делает вывод, что «государство вполне могло бы несколько сократить разрыв между своими расходами на лесное хозяйство и получаемыми доходами от использования лесов, увеличив минимальные ставки чуть сильнее». Получается, что решение Минприроды было логичным, хотя и внезапным.

График изменения коэффициентов к ставкам платы за единицу объёма лесных ресурсов и ставкам платы за единицу площади лесного участка, находящегося в федеральной собственности
Николай Пак

Оправдывает решение также соотношение коэффициентов повышения ставок за лесопользование и уровень официальной инфляции. Как мы видим на графике — деньги становились дешевле, а потребительские цены росли. То, что в 2007 году можно было купить за 1 рубль, в 2015 году стоило уже 2 рубля. Ставки за лесопользование, наоборот, стояли на месте с 2009 по 2015 год. То есть лесопользователи были в более выгодном положении, чем, например, рядовые граждане. Новые коэффициенты рассчитаны так, чтобы привести в соответствие цены за лесопользование с потребительскими ценами и убрать разницу, накопленную за несколько лет. Другой вопрос в том, что предполагается стремительное повышение коэффициентов. Но это, видимо, связано со сложной экономической обстановкой в стране.

Оправдывает подъем цен и растущий спрос на древесину. Только в Пермском крае по результатам аукционов в 2017 году было продано в 2,7 раза больше кубометров древесины, чем в 2016 году. И это при том, что в 2016 году был зафиксирован рекордный объем лесозаготовки за последние 20 лет — 214 млн кубометров. За рубежом наш лес вызвал интерес из-за низкой цены, которая получилась благодаря снижению курса рубля. Вместе с этим подросли доходы большинства крупных лесозаготовителей, так как они ориентированы на экспорт. И пока отрасль растет, вполне логично поднять ставки.

Конечно, были и недовольные. У Минпромторга, например, были свои предложения по изменению тарифов, так как ведомство работает над «Стратегией развития лесного комплекса РФ до 2030 года». Но Минпромторг больше волнует развитие бизнеса, а не наполнение бюджета, поэтому его предложения были принципиально другими и не подходили ни правительству, ни Рослесхозу.

К тому же в стране существует множество небольших компаний, которые не могут работать на экспорт из-за малых объемов лесозаготовки. А еще есть регионы, в которых установлены свои дополнительные повышающие коэффициенты. В итоге, как заявил член некоммерческого партнерства «Лесопромышленники Прикамья» Александр Суслопаров, из-за резкого повышения цен каждый третий лесопользователь может прекратить работу. Еще одна часть лесозаготовителей может просто уйти в серую зону и начать рубить лес без документов.

Конечно, существуют предложения по поддержке малых предприятий. Например, губернатор Пермского края Максим Решетников предложил создать транспортные узлы, куда можно было бы привозить свою древесину, сертифицировать ее и продавать на лесной бирже. Для малых предприятий это было бы интересно. Но таких инициатив мало и пока они не имеют государственной поддержки.

Вывести предприятия из теневого сектора «на свет» тоже возможно, хотя и проблематично. Для этого-то и предполагается увеличение штата лесных инспекторов, которые будут пресекать незаконную вырубку. Но на это потребуется несколько лет, а пока инспекторов не хватает, — некоторым предприятиям проще будет работать вчерную.

С другой стороны, есть ощущение, что Александр Суслопаров сильно преувеличивает последствия повышения ставок. Ведь в итоговой стоимости бревна повышение произойдет не более, чем на 5%, а в некоторых случаях и меньше. Если же сравнить повышение со стоимостью одного кубометра доски (10500 р.), то изменения составят всего лишь 1,5%, а при розничной продаже и того меньше. Конечно, для бизнеса даже такое повышение ставок имеет значение, но оно не так страшно, как существенное увеличение штата инспекторов.

В заключение нужно добавить, что правительство, кинув ранее собственный лес на произвол судьбы, теперь пытается исправить ошибки прошлого и вернуть контроль над лесным хозяйством. Увеличение штата инспекторов в этом деле — критически важный шаг, без которого никакое ужесточение законодательства не поможет. А раз для этого нужны деньги, то взять их вполне логично из растущей отрасли. Конечно, помимо ставок были приняты и другие решения, которые скажутся на лесопользователях, но если говорить только о ставках, то действия правительства вполне оправданы и вряд ли приведут к кардинальным проблемам как на внутреннем, так и на внешнем рынках.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER