Статья
Петр Лазаревич Войков — советский революционер и дипломат, убитый в 1927 году в Варшаве, где он исполнял должность полномочного представителя СССР в Польше. Убийство дипломата вызвало в стране закономерное возмущение. Он был похоронен на Красной площади. В Москве в честь Войкова после его убийства переименовали чугунолитейный завод. В 1964 году по названию завода было дано имя станции Московского метрополитена

Белые бесы

4 ноября 2015 года Патриарх Кирилл, выступая в Манеже на открытии выставки-форума «Православная Русь. Моя история. От великих потрясений к Великой Победе» произнес очень важные слова:

«Выставка посвящена трудным страницам нашей истории. Все мы знаем, что послереволюционное время было временем хаоса, столкновения классовых, социальных, политических, экономических интересов, попыток разрушить страну; было пролито много крови, миллионы были изгнаны из пределов нашего Отечества. Мы знаем, что непростыми были и 30-е годы — много крови, много несправедливости, и всё это никогда не должно уйти из нашей памяти, как нельзя минимизировать эти страдания. Но ведь не было бы современной России, если бы не было подвига предшествующих поколений, которые в 20-е и 30-е годы не просто пахали землю — хотя и это очень важно, — но создавали промышленность, науку, оборонную мощь страны. Успехи того или иного государственного руководителя, который стоял у истоков возрождения и модернизации страны, нельзя подвергать сомнению, даже если этот руководитель отличился злодействами. Там, где проявлялись воля, сила, интеллект, политическая решимость, — мы говорим: «да, несомненные успехи», как и в случае с победой в Великой Отечественной войне. А там, где были кровь, несправедливость, страдания, мы говорим, что это неприемлемо для нас, людей XXI века. Мы отдаем исторические персонажи на суд Божий. Но никогда отрицательные стороны не должны давать права исключать всё то положительное, что было сделано. Как и наоборот, то положительное, что было сделано теми или иными людьми, не должно исключать критического отношения к преступлениям, которые были совершены ими же».

Данное высказывание Патриарха на открытии выставки (отметим, что в материалах самой выставки при этом присутствует немало антисоветской пропаганды) вполне внятно демонстрирует отношение главы РПЦ к вопросу о «десоветизации».

Одновременно с такими достойными словами Патриарха о советском периоде нашей истории налицо очевидная тенденция — раскачка либералами и «белыми» новой политической волны десоветизации. Одна из задач этой кампании — тотальное переименование всех советских названий улиц, площадей, станций метро и т. д. Главная и единственная цель — исключение из сознания подрастающего поколения всей советской истории.

Уже очевидно, что сегодня темой для политической раскачки избрана царская семья, а главным антигероем — Петр Войков.

2 ноября мэрия Москвы предложила гражданам воспользоваться интернет-платформой «Активный гражданин» для голосования о переименовании станции метро «Войковская».

Петр Лазаревич Войков — советский революционер и дипломат, убитый в 1927 году в Варшаве, где он исполнял должность полномочного представителя СССР в Польше. Убийство дипломата вызвало в стране закономерное возмущение. Он был похоронен на Красной площади. Именем Войкова назвали улицы. Маяковский посвятил ему известные строки своего стихотворения «Да или нет»:

Сегодня пулей наемной руки застрелен товарищ Войков.
Зажмите горе в зубах тугих, волненье скрутите стойко.

В Москве в честь Войкова после его убийства переименовали чугунолитейный завод.

В 1964 году по названию завода было дано имя станции Московского метрополитена.

В ходе перестройки и развала СССР общество начали будоражить темой расстрела семьи Николая II. И тут за Войкова, что называется, «взялись всерьез». Его имя прочно связали с расстрелом царской семьи, и теперь, как минимум в глазах православной общественности, «Войков» и «цареубийца» — слова-синонимы.

Уже с начала 1990-х годов отдельные политические активисты принялись требовать переименования станции «Войковской», «дабы метрополитен столицы был очищен от имени цареубийцы».

Параллельно, сотрудником Генеральной прокуратуры РФ В. Н. Соловьевым велось расследование обстоятельств гибели Романовых, завершенное в 1998 году. В доступном сегодня любому пользователю интернета заключении следствия фамилия Войкова среди организаторов и участников расстрела не значится.

Казалось бы, засим можно тему навсегда закрыть.

Но нет, сторонники переименования и не подумали отказаться от своего проекта и продолжили муссировать биографию Войкова, выискивая в ней всё новые и новые «неприглядные подробности».

Очередная, теперь уже беспрецедентная по мощности атака на «Войковскую» началась с конца лета 2015 года. Она совпала с продвижением либералами в новом виде программы десоветизации. Непосредственным же поводом стало строительство рядом со станцией транспортно-пересадочного узла (ТПУ). По законодательству Москвы ТПУ и станция должны носить одинаковые имена, и поэтому — «о, ужас!» — и ТПУ унаследует имя Войкова.

Рассмотрим биографию Войкова под­робнее.

Как утверждают разнообразные «историки» и «эксперты», Войков был яростным сторонником, организатором и даже исполнителем расстрела семьи Романовых и их прислуги. Более того, утверждается, что он лично добивал штыками дочерей Николая. А затем — расчленял тела и уничтожал их, поливая серной кислотой и сжигая.

Однако при более подробном рассмотрении выясняется, что все обвинения Войкова в зверствах строятся, в конечном итоге, на одном-единственном источнике — мемуарах «дипломата-невозвращенца» Григория Беседовского под названием «На путях к термидору».

Будучи сотрудником посольства СССР в Польше, Беседовский какое-то время работал вместе с Войковым. В своей книге Беседовский воспроизводит ужасную картину убийства и расчленения трупов, цитируя якобы «воспоминания Войкова», сообщенные де ему в личной беседе после принятия Войковым огромной дозы алкоголя.

Кроме «описания» убийства, из мемуаров Беседовского мы «узнаём» еще и что Войков — якобы банальный грабитель, хваставшийся рубиновым перстнем, «срезанным с руки Николая вместе с пальцем». (Сюжет, явно заимствованный из страшной народной сказки.)

Любому вменяемому историку понятно, что «мемуары» Беседовского — политическая публицистика с сильной примесью художественной фантастики.

Начнем с того, что Беседовский — перебежчик, сбежавший из посольства СССР во Франции в 1929 году после обвинения в растрате партийного имущества и попросивший политического убежища. То есть попросту банальный казнокрад.

В мемуарах Беседовского содержится указание на то, что он страдает тяжелой наследственной психической болезнью, доведшей нескольких его ближайших родственников до самоубийства. Доверия источнику подобные сведения явно не добавляют.

Наконец, Беседовский зарабатывал себе на жизнь, публикуя фальшивые мемуары советских деятелей. Об этом свидетельствуют и воспоминания товарища Беседовского эмигранта К. Д. Померанцева, и письмо самого Беседовского своему знакомому Р. Враге.

Отдельного внимания заслуживает цитата из письма Беседовского Враге: «Что касается меня, сэр, я пишу книги для идиотов (выделение наше — Авт.). Можете ли себе представить, чтобы кто-то на Западе читал то, что вы называете моими сомнительными произведениями, если, цитируя Кагановича, Жукова, Микояна или Булганина, я бы старался быть правдивым в отношении стиля, смысла и формы их выступлений?». Вот так, «книги для идиотов».

Казалось бы, с данным «источником» всё ясно, — но нет.

Дело в том, что после первой недели голосования на «Активном гражданине» выяснилось, что, вопреки надеждам раскачивающих волну десоветизации, из почти 200 тысяч участников почти 55 % не хотят переименования станции. «За» — лишь 32 % (позже их число повысилось до 35 %). Остальные затрудняются или считают, что вопрос должен решаться экспертами.

Тогда к кампании была подключена «тяжелая артиллерия» в лице тележурналиста Дмитрия Киселева. 8 ноября на канале «Россия-1» в его передаче «Вести недели» появился его же сюжет о «цареубийце Войкове».

Киселев, что характерно, практически дословно цитировал именно Беседовского, называя его мемуары «важным источником».

Развивая тему: «Большевики — чудовища и террористы», Киселев назвал «главным террористом» Ленина и заметил, что бюстов Ленина у нас в стране 20 тысяч — мол, «не многовато ли?».

Таким образом, с одного из крупнейших государственных телеканалов звучит откровенный призыв к «ленинопаду», сродни совершающемуся сегодня на бандеровской Украине. Причем устами того же самого Киселева, который всего год назад, в октябре 2014-го, так возмущался сносом памятника Ленину в Харькове.

В довершение русско-украинских параллелей — имя Войкова сегодня внесено киевской пробандеровской властью в список на переименование в числе имен других деятелей советской эпохи.

Но и это еще не всё. В начале ноября в интернете появился скан трехстраничной справки, подписанной всё тем же следователем Соловьевым и посвященной участию Войкова в событиях, связанных с гибелью царской семьи.

Как мы помним, в расследовании прокуратуры 1998 года Войков не фигурировал в качестве организатора и участника убийства Романовых. Сразу возникает вопрос: почему спустя более 20 лет — как раз, когда началась кампания за переименование станции, — внимание вдруг начинает обращаться на ранее не упоминавшегося Войкова?

При ознакомлении с текстом справки Соловьева количество вопросов лишь увеличивается.

Начать с того, что в справке неверно изложена биографическая информация о Войкове. Утверждается: «В 1917 г. вернулся в Россию вместе с Лениным».

Войков действительно 10 лет провел в эмиграции. И, как и Ленин, возвращался из нее после революции в «пломбированном вагоне». Вот только этих вагонов было несколько, и возвращались в них не только большевики. Войков возвращался в одном вагоне с Луначарским — и был он в то время меньшевиком. Большевиком Войков стал лишь к августу 1917 года. За прошедшее время он успел даже поработать заместителем министра Временного правительства, где и пришел к выводу, что интересы трудящихся интересуют только большевиков...

Но еще больше сомнений вызывает содержащаяся в справке фраза: «...действия Войкова по отношению к семье императора Николая II отличались крайней агрессивностью».

Отметим, что на самом деле единственным конкретным обвинением может быть участие Войкова в голосовании Уралоблсовета о расстреле царской семьи. Однако, во-первых, на решение Уралоблсовета, принятое вопреки указанию большевистского центра, оказывали существенное влияние левые эсеры. И, во-вторых и в-главных, Войков отнюдь не являлся руководителем этого совета и прямым организатором убийства. Не был он и среди исполнителей-расстрельщиков. То есть явно не подпадает под те категории лиц, которые прокуратура с 1998 года называет ответственными за убийство.

В справке Соловьева фигурируют воспоминания одного из реальных расстрельщиков — Медведева (Кудрина) — о подписи Войкова, стоящей среди прочих подписей под накладной на серную кислоту, которой уральцы облили тела погибших, чтобы затруднить опознание... Такая подпись, скорее всего, действительно существовала. Войков был комиссаром по снабжению Урала, и его подпись о получении серной кислоты должна была стоять на документе, просто как подпись снабженца.

Наконец, что наиболее странно, в справке упоминается, что Войков «вместе с другими членами Уральского областного совета принял негласное решение об убийстве Романовых еще при их транспортировке из Тобольска в Екатеринбург с 25 по 29 апреля 1918 года», и затем «28 апреля 1918 года участвовал в принятии решения об организации крушения поезда, в котором император, императрица и их дочь Мария направлялись в Екатеринбург». Однако никаких ссылок на источники в справке в данном случае не приводится, что вызывает воп­рос: откуда взялась эта неизвестная доселе общественности информация?

Справка выглядит составленной поверхностно и на скорую руку, и ее сложно вообще как-то трактовать. Очень хотелось бы услышать пояснение к ней непосредственно из уст квалицифированного специалиста, каковым является Соловьев.

Но покамест вместо этого продолжает нагнетаться истерика на тему Войкова — всё более черносотенно-погромного характера. Так, 12 ноября 2015 года в Доме русского зарубежья состоялась пресс-конференция «Убийство Николая II и его семьи. Переименование метро «Войковская» и других объектов, названных именем П. Л. Войкова», которую посетил корреспондент нашей газеты. Судя по пресс-релизу, на конференции должен был присутствовать следователь Соловьев. Но его не было. Зато присутствовавшие зачитали справку Соловьева и оттрактовали ее как повод к немедленному переименованию станции — раз уж де и Следственный комитет «подтверждает вину» Войкова.

При этом источником информации для участников пресс-конференции явно послужила отнюдь не только справка Соловьева. Так, на столе для выступавших лежала книга Беседовского. А в выступлениях, после формальных заверений в уважении к советскому прошлому, зазвучали вполне ярко антидемократические и черносотенные лозунги, как-то: «Исторические вопросы не решаются голосованием, голосованием распят Христос!» (!), «Народ может ошибаться», «Гитлера избрали демократически!». И, на закуску: «Не может быть примирения с красными бесами!».

Сюжет о пресс-конференции с нарезкой мнений участников о Войкове был сразу же показан на всё той же «России-1». (Правда, про высказывания по типу «народ может ошибаться» и «красных бесов» упомянуть почему-то позабыли.)

В тот же день, 12 ноября, — по принципу «куй железо, пока горячо» — на портале «Радонеж» было опубликовано письмо на имя Путина и Собянина, в котором «многие юристы и историки» слезно просили сменить ненавистное им название станции.

В письме, в частности, утверждалось, что «факт участия П. Л. Войкова в принятии решения об убийстве признается во всех его официальных биографиях, написанных Г. Н. Губенко (Керчь, 1959), С. А. Захаровым (1962), Н. П. Жуковским (1968) и Б. И. Бочкаревым (1985)». Утверждение это — ложь на лжи.

Во-первых, официальной биографии Войкова не существует в природе, она попросту не выпускалась в советское время. К примеру, написанная в 1985 году книга костромского писателя Б. Бочкарева «Грозой мощеные дороги» — художественная повесть, что видно даже из названия.

Во-вторых, «все» вышеупомянутые книги ничуть не «признают участия Войкова». Так, в книге Гитель Губенко события, связанные с царской семьей, вообще отсутствуют.

Интересно, что в списке подписантов вышеуказанного письма фигурирует фамилия кандидата исторических наук В. В. Лобанова, старшего научного сотрудника Института российской истории РАН (ИРИ РАН). Это один из двух соавторов опубликованной в свое время «исторической справки по Войкову», которую в 2011 году разместил на своем личном сайте будущий министр культуры В. Мединский. Справка характерна тем, что практически наполовину составлена цитатами из Беседовского. Опять тексты «для идиотов» в качестве источника — но уже на уровне ИРИ РАН?!

Наконец, 15 ноября на канале «Россия-1» прошла еще одна передача Киселева. В этой передаче телеведущий поведал, что до сих пор пользовался сведениями из этой самой справки ИРИ РАН, которую разместил у себя на сайте аж сам Мединский. Именно опираясь на этот сомнительный документ, Киселев, как он разъяснил, и создал (цитируем дословно) образ Войкова, «принимавшего участие в расстреле, расчленении, сожжении. В духе вербального, но акционизма в образах я изложил тот сюжет. Рассказ, признаю, испытал на себе влияние метафизического реализма недавно ушедшего от нас Юрия Мамлеева». После чего была продемонстрирована на весь экран фотография Мамлеева — философа-диссидента, оккультиста и эзотерика. Итак, на всю страну по «Россия-1» транслируется образ исторического деятеля, навеянный художественными изысканиями авантюриста-Беседовского в стиле оккультиста-Мамлеева.

Станция «Войковская» построена в советское время и другого имени никогда не носила. Так что даже неясно, как радетели за «возвращение исторических названий» предполагают переназвать ее и соответствующий злосчастный ТПУ? По всей видимости, увековечить труд советских строителей метрополитена надо именем известного расстрельщика — белого адмирала Колчака, из которого сегодняшние белые делают героя? Действительно, белые же расстреливали и сжигали не царскую семью, а «каких-то там» «красных бесов», иногда целыми деревнями...

Кампания против Войкова — лишь часть новой кампании по десоветизации, призванной отнюдь не примирить белых и красных, а окончательно добить нашу страну. На Войкове, как и на любом участнике Гражданской войны, есть кровь. Но эта кровь пролита в тяжелые для страны времена, как и кровь самого Войкова. Очернение прошлого ведет лишь к распаду общественного сознания и развалу страны. И только и именно этого хотят сегодняшние наследники перестройщиков.

Московская организация движения «Суть времени», хорошо понимая, что результаты интернет-голосования постараются фальсифицировать, начала сбор реальных подписей за сохранение названия станции «Войковская».

У переименователей, по их заверениям, накоплено около 6000 подписей (что крайне мало, учитывая двадцатилетний стаж работы). Мы, действуя в режиме одиночных пикетов, за неполных две недели собрали уже более 4000.

Мы призываем каждого дать отпор огульным фальсификациям нашей истории и не допустить превращения советского ее периода в так называемую черную дыру.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER