Вход
Статья
31 марта 2017 г. 21:05 / Сергей Кургинян

Бешеные

Сегодня я буду зачитывать доклад, потому что возникла ситуация экстраординарная. И экстраординарна она не для нас, а для страны. Я что-то не помню, чтобы такая ситуация возникала. Мы ее сейчас рассмотрим, и рассмотрим именно в общенациональном ключе, хотя придется заниматься и частностями.

Теперь об этих частностях. Как бы это деликатнее сказать... Через много лет после смерти Владимира Александровича Крючкова я вдруг читаю, что он был трусом. (Имеется в виду материал «Бывший первый заместитель Председателя КГБ СССР Филипп Бобков: Развалом СССР руководил член Политбюро Яковлев», опубликованный «Комсомольской правдой» 22 марта 2017 года — примечание ред.) Мне кажется, что подобные высказывания из уст его заместителя выглядят не вполне корректно, особенно когда прошло так много времени.

Пока Владимир Александрович был Председателем КГБ СССР, я видел его всего два раза на заседаниях Политбюро, где заслушивались наши доклады (вел заседания обычно Янаев). А потом, когда у Крючкова был уже «волчий билет», я не только с ним познакомился, но он у меня работал достаточно долго, и за эти годы стал моим близким другом. Мне его очень не хватает. Он не просто не трусливый человек — он очень мужественный человек. Холодный, мужественный, спокойный. Мы много с ним дискутировали, у меня всегда была своя точка зрения по поводу ГКЧП, мы расходились в оценках, но это никоим образом не значит, что он был человеком хоть сколько-нибудь тревожным и несмелым. Он был человеком отчаянно смелым и абсолютно холодным.

Я не хочу превращать данное заседание клуба в обсуждение Крючкова. Я просто хочу сказать, что негоже так рассуждать, особенно потому, что все-таки Крючков отсидел в тюрьме — трусливые люди этого не делают. Чтобы так рассуждать, надо было отсидеть в другой тюрьме — в более жестких условиях и более долгий срок.

Крючков работал вот здесь (в Экспериментальном Творческом Центре — прим. ред.), а вовсе не в организации Гусинского (где работал Ф. Д. Бобков в 90-е годы — прим. ред). Либо организация Гусинского на самом деле была организацией Филиппа Денисовича Бобкова, но тогда он отвечает за всё, что там творилось, за всё, что творил Гусинский, — за его телепередачи, за Евгения Киселева, за информационные выстрелы в спину русской армии в Чечне. Либо Филипп Денисович не руководил этой организацией, а тогда возникает вопрос, что он пошел туда на службу. И у многих возникло недоумение: как это человек, который, стуча кулаком по столу, говорил, что «ужасным народам нельзя отдать наше знамя», взял и принес знамя туда? Это же странно.

У каждого человека свой жизненный выбор. И я никоим образом не хочу сказать, что выбор Филиппа Денисовича ужасен. Я просто хотел бы, чтобы вот эти «искорки» перестали вспыхивать в момент, когда в стране неблагополучно. А если бы было благополучно, я бы этот доклад не читал. Это первое.

Ну, и второе. Владимир Александрович как-то сказал, что я многое изменил в его жизни, и даже сделал об этом надпись в книге, которую подарил мне и моей супруге. Я не знаю, что я изменил в его жизни. Но совершенно ясно, что Владимир Александрович никогда бы здесь не работал, если бы мы не умели работать по-настоящему. А мы умеем. Мы очень долго существуем в аналитическом сообществе, много занимаемся «горячими точками» и всегда понимали, что такое правила, которые соблюдаются, и где возникают нарушения этих правил.

Неписанный закон сообщества, к которому я обращаюсь, гласит, что до тех пор пока некто не нарушил правила, ты должен быть по отношению к этому «некто» не просто сдержан, а предельно корректен, и не размышлять слишком конкретно о том, что именно происходит. Но если некто нарушил правила, причем достаточно резко и возмутительно, и начал действовать за рамками правил — уже не просто информационно хулиганить, а осуществлять деяния, которые, с моей точки зрения, являются уголовно наказуемыми (конечно, оценку им может дать только суд), — то тогда в ответ на это можно иначе обсуждать проблему. И никакого спроса с тех, кто так ее обсуждает, нет. Это называется «кто не спрятался — я не виноват». Не надо было так беспардонно и с такими грубыми, вопиющими нарушениями высовываться. И не надо потом скулить, когда тебе щелкают по носу, причем достаточно корректно. Я помню, как скулил Евгений Киселев, когда он сначала резко нарушил правила, а я в ответ позволил себе очень скромную культурологическую рефлексию, после которой всё затихло. И я же ее не продолжал, правда?

Мы живем в стеклянном доме, мы в нем не кидаемся камнями. Но если кто-то начал кидаться, то он должен понимать, что каждый человек — кузнец своего счастья. И тогда в ответ будет зачитан доклад. Причем именно потому, что оказались затронуты действительно самые актуальные вопросы национальной политики. В противном случае нельзя это делать — бессмысленно, контрпродуктивно.

Поскольку я считаю, что ситуация сейчас действительно опасная, опасная для страны, то я зачитаю доклад, оговорив перед этим, что этот доклад абсолютно корректен постольку, поскольку абсолютно некорректным было поведение неких сил и структур. Поведение это находилось за рамками приличия — притом, что эти рамки очень эластичны в пределах определенного сообщества. Но это не значит, что их нет. И сообщество прекрасно понимает, когда и где их нарушают. Например, возмутительные подлоги, уголовно наказуемые, о которых я далее подробно расскажу, есть нарушение норм. А когда нормы нарушаются — возникает иной, более теплый, более откровенный, но столь же мягкий и корректный диалог.

Доклад, с которым я вас ознакомлю, называется «Бешеные». Это расследование частных обстоятельств, осуществляемое ради преодоления намечающейся стратегической апатии, растерянности и перевозбужденности.

Бешеными в эпоху Великой французской революции называли тех, кто был еще намного радикальнее самых радикальных якобинцев. Но у тех бешеных были какие-то рамки и какие-то цели. Сегодняшние бешеные — это нечто другое. Бешеные эпохи постмодерна не могут быть в чем-то схожими с бешеными эпохи премодерна или начала модерна. Потому что тогда бешеные были по-своему вдохновлены историей, а сегодня бешеные вдохновлены только собственным бешенством. Это чревато серьезнейшими последствиями.

Я давно предупреждал, что если новая Болотная возникнет, то она не будет похожа на прежнюю. И что отвечать на новый вызов придется по-новому.

Не надо готовиться к чему-то из того, что было. Надо быть готовым по-новому реагировать на новую ситуацию. Эта ситуация возникнет как бы из ничего и будет обладать системной новизной. Ее создателям нужно, чтобы на нее не отреагировали. Пытаясь избавиться от тех, кто способен на такую реакцию, они дергаются, делают глупости и обнаруживают себя.

Это обнаружение является частью предуготовления к стратегической новизне. Те, кто отрицают ее приближение, уподобляются страусам, прячущим голову в песок. Ну, подумайте, как может не возникнуть этой стратегической новизны в условиях такой ненависти к нам, клубящейся и вовне, и внутри страны?

Зачумление России используют против Трампа. Видите ли, его представители — о ужас! — соприкасались с русскими, и теперь они зачумлены. А как они могли не соприкасаться? Они соприкасаются еще и с англичанами, израильтянами, китайцами, представителями исламских народов и так далее. Почему это всё не в счет? Потому что русские для тех, кто атакует Трампа, — это синоним абсолютной зачумленности.

Но и Трамп использует это зачумление, эту русофобию против Обамы. Он ведь не говорит: «Ну, что вы привязались к русским? Это же нормальные ребята!» Он говорит: «Обама взаимодействовал с этими зачумленными русскими дольше, чем я!»

Напрочь откинуты приличия. Объясняешь людям, что, действуя определенным образом, они политизируют культуру (качество «Евровидения» тут не имеет никакого значения), спорт, то есть всё, что должно бы находиться вне политики. А они в ответ визжат: «Ну и пусть!»

Им говорят: «Как «ну и пусть»? Это разрушает культуру, гражданскую жизнь, даже быт. Это всё разрушает».

А они визжат: «Ну и пусть!»

Ты пытаешься достучаться до чего-то
человеческого, ты говоришь: «Но вы понимаете, что всё это чревато дегуманизацией политики?» Невозможно, начинив политику бешенством ненависти, не дегуманизировать ее. Томас Манн определяет политику как аспект духовного, как готовность духа к политике. Но если дух становится антидухом, то происходит дегуманизация политики!

А они опять визжат: «Ну и пусть!»

Тогда ты, наконец, спрашиваешь: «А вы отдаете себе отчет, чем чревата дегуманизация политики, дегуманизация всего на свете? Вы понимаете, что такая дегуманизация не может не сорвать стратегическую резьбу?»

Завизжав в последний раз «ну и пусть», визжащие переходят от воя к делу. Или как минимум совсем всерьез готовятся к нему перейти. А остальные? Они и дальше будут длить стратегическую растерянность?

Задача этого исследования — преодолеть стратегическую растерянность в кратчайшие сроки.

Обсуждая в этом исследовании то, что касается меня и моих соратников, я занят только этим. Всё частное в подобных ситуациях должно отойти в сторону. Или, точнее, в подобных ситуациях важны лишь те частности, которые прямо и однозначно говорят всем о чем-то общем и безусловном — о некоей злой стратегической новизне, которую надо вовремя уловить за всеми этими частностями и, уловив, предуготовиться своевременно. И не говорите мне, что предуготовиться всё равно нельзя. Уловишь скверну — предуготовишься.

Предлагаемые вашему вниманию частности источают эту общую скверну. А без частностей общего не уловишь. Наверное, общее без апелляции к частностям при определенной подготовке и при определенном усилии разума, подготовленного надлежащим образом, можно осознать. Но его нельзя схватить и почувствовать. А без такого схватывания и сопряженного с ним эмоционального реагирования скверну уловить нельзя и предуготовиться к ней нельзя. А значит, будем идти от частного к общему.

В своем коротком видеообращении под названием «Фейканутые» я предупреждал информационных хулиганов, что наше аналитическое расследование начнется только при наличии в их действиях определенной экзотики и элементов откровенного информационного бандитизма (видеообращение «Фейканутые» вышло в ответ на материал «Доля Сергея Кургиняна: что еще можно заработать на митингах?», размещенный на сайте «Новых Известий» 13 марта 2017 года — примечание ред.). Когда оно начнется — произойдет то же самое, что уже не раз происходило в подобных случаях. Но расследование я начну, только если запахнет чем-то и криминальным, и общественно-значимым.

Запахло и тем, и другим. Что и побудило нас — меня и моих соратников — к проведению определенного расследования. Которое заинтересует ценителей. Поскольку, по-видимому, расследование окажется многосерийным, то я призываю ценителей и специалистов подключиться к расследованию.

Сначала два коротких вводных сюжета.

Первый сюжет — вчерашние события в Александровском. Некий персонаж заявился туда из Архангельска (у него машина с архангельскими номерами), отрекомендовался как представитель Жириновского и в этом качестве начал хулиганить. Пришлось вызвать полицию. Предлагаю короткую видеозапись.

«Архангельский гость»: Просто у нас сейчас, знаете, пошла политика какая? Что надо копать под тех, кто незаконно зарабатывает деньги.

Представитель Александровского поселения: А здесь фоткали, подходили к ребятам, Сергея Ервандовича Кургиняна ругали — с какой целью?

«Архангельский гость»: Ну, мне не нравятся его выступления на телевидении по поводу вообще всего того, что происходит. Если, к примеру, я скажу, что я состою в сфере Жириновского, вас это устроит?

Представитель Александровского поселения: Михаил, еще раз представьтесь, кого вы представляете?

«Архангельский гость»: Я — Михаил, здравствуйте. Я представляю просто народную компанию, которая состоит в сфере Владимира Вольфовича, и хочу просто поинтересоваться, как живет население, которое, так скажем, оккупировано в этом поселке. Что этому поселку от вас польза?

Анна Кудинова, гендиректор ООО «Александровская слобода»: Сто восемнадцать создано рабочих мест, и люди получают здесь зарплату.

«Архангельский гость»: Сто восемнадцать? Мне не нравится то, что, четыре года вы здесь находясь, когда вы сюда приехали, вы правительству обещали, что люди будут жить, рабочие места будут.

Анна Кудинова: При чем тут правительство?

«Архангельский гость»: Да я понимаю, что сейчас вообще всем на***ть — и правительству, и всем!

Другой представитель Александровского поселения: Вы слышите нас? Рабочие места есть?

«Архангельский гость»: Да при чем тут «есть»?

Другой представитель Александровского поселения: Вы сами сказали, что мы обещали рабочие места. Рабочие места есть?

«Архангельский гость»: Да я к вам сюда заехать не смог на внедорожнике, у вас дорог нет! А вы попробуйте вот это всё снять, то, что ты снимаешь, когда вот сейчас выедешь из поселка Александровское, и сними дорогу, по которой ты этот лес, который здесь рос, до которого ты не дорос...

Другой представитель Александровского поселения: В чем претензия?

«Архангельский гость»: Да ничего не претензия! Ты сними ту дорогу...

Другой представитель Александровского поселения: И что?

«Архангельский гость»: И пошли это всё Путину.

Другой представитель Александровского поселения: Да пожалуйста!

«Архангельский гость»: Ну так и че тогда?

Другой представитель Александровского поселения: И в чем проблема?

«Архангельский гость»: Да пошли вы...

«Архангельский гость» (садясь в машину полиции): Разборки будут. Ты сними покрупнее!

Надеюсь, что человек, позволивший себе такую выходку (а мы сознательно сократили видеозапись, минимизировав потоки угроз и ненормативную лексику), лишь выдает себя за посланца Владимира Вольфовича Жириновского. В противном случае, запахнет и политической «уголовкой», и обсуждением того, как эта «уголовка» связана с определенными телесобытиями. Не хотелось бы ни того, ни другого.

Но политическая атмосфера постепенно накаляется. И предстоящие выборы, и нечто другое, что я называю «преддверие мятежа», порождает страстное желание избавиться от автономных патриотических дееспособных гражданских структур, таких, как «Суть времени» и Родительское Всероссийское Сопротивление (РВС). А тут еще особые успехи РВС в вопросе об антиювенальном законодательстве. Словом, охочих до разборок с нами более чем достаточно. И эти охочие исступленно дергаются, потому что некие замысленные ими способы нашей нейтрализации явным образом не срабатывают. А у охочих — цейтнот. Вот они и начинают судорожно дергаться.

Есть еще один момент в этом дергании — передача Дмитрия Куликова «Право знать» с моим участием, вышедшая на канале ТВЦ 18 марта 2017 года. Она безумно возбудила антисталинистов, написавших даже некую «маляву». Ее подписала в том числе и одна дама, вдова знаменитого антисоветчика, которого я рано или поздно потесню из исторической сферы. Он хороший писатель, и пусть читают его «Матренин двор» и «Один день Ивана Денисовича», почему бы нет? Хорошая литература. Но он не историк. Он антиисторик — с претензией на роль человека, который «живет не по лжи», говорит одну лишь чистую правду. И детям вкладывать в головы его лживые цифры о числе репрессированных в СССР — не надо.

Так вот, в «маляве» утверждается, что я один могу обрушить выстроенное с таким трудом здание антисталинизма и потому насущно необходим запрет моей деятельности.

После этой малявы ТВЦ еще раз показало всё ту же передачу «Право знать», в которой я, как считают малявщики, побил все рекорды. Как шутят некоторые мои знакомые, видимо, кто-то еще не посмотрел передачу, и «по заявкам радиослушателей», как это раньше было, передачу повторили. Таким образом, малявщики не добились результата. И напротив, получили нечто противоположное. Получив это противоположное, они опять-таки впали в бешенство, из которого, впрочем, и не выпадали.

Бал правит бешенство, лишенное исторической страсти. Оно наполнено безу­мными словами, безумными действиями, оно начинено тупой криминальной контрпродуктивностью. Оно сочетает в себе самодовольство и жалкость. И именно поэтому оно беременно опаснейшей стратегической новизной. Эта новизна будет не умной, а глупой, не тонкой, а грубой, не гибкой, а исступленно прямолинейной, но она от этого не перестанет быть новизной. Впрочем, почему «будет»? Всё уже погружено в эту самую новизну. Просто у патриотического сообщества не хватает смелости признаться в этом. И это усугубляет опасность. Некая эпоха в целом завершена, а этого не чувствуют.

Бешенство самых разных сил, стремящихся подорвать с разных концов политическую стабильность, может иметь самые серьезные последствия. И кому-то ведь надо, соединив энергетику и доказательность, что-то противопоставлять такому бешенству. Лично я не считаю, что являюсь единственным из тех, кто способен осуществить такое противостояние. Но у кого-то другое мнение. Этот коллективный «кто-то» мечтает «зачистить поляну» от всего, что располагает возможностью нестандартно мыслить и действовать. Во имя этого организуются не только глупые наезды хулиганья, но сооружаются и какие-то бредовые измышления.

Одно из таких бредовых измышлений состоит в том, что организация РВС перерегистрирована из общественной в религиозную. (См. материал «Плата за митинги-2. Зачем Кургинян создает секту», размещенный на сайте «Новых Известий» 22 марта 2017 года — примечание ред.) Интересно, как это можно сделать без съезда, нового устава, новых регистрационных реквизитов? И кто это может сделать? Я бы, может быть, и создал в противовес черному ордену СС, который активизирует свою деятельность, какую-нибудь красную гуманистическую орденскую структуру. Но если бы нечто подобное возымело место, то все бы об этом узнали. И уж точно это никто бы не зарегистрировал. А тут ведь говорится об РВС и перерегистрации. Казалось бы, РВС, как все НКО, абсолютно прозрачно. Зайди на официальный сайт Минюста и посмотри, есть ли перерегистрация? Рис. 1

Если бы РВС было перерегистрировано, то на портале Министерства юстиции Российской Федерации появилась бы строчка о том, что перерегистрация произошла такого-то числа, и в графе «Форма» значилось бы «религиозная организация». Если этого нет, значит, перерегистрации нет.

Одно нажатие кнопки, и ты увидишь, что никакой перерегистрации нет. На это нужно несколько минут. А вместо этого некие загадочные существа ссылаются на базу данных СПАРК, созданную «Интерфаксом», и делают вид, что они не понимают разницы между частными базами и государственной информационной системой, где всё достоверно, всё прозрачно и всё очевидно.

Вот как выглядел в базе СПАРК подлог, о котором идет речь: Рис. 2

Должен сказать, что руководители базы СПАРК уже принесли глубочайшие извинения. Безобразный подлог ликвидирован. Взгляните на ситуацию просто по-человечески: люди, которые работают в СПАРКе, получают зарплату за то, что у них всё правильно. Именно потому, что у них всё правильно, они имеют авторитет, к ним относятся серьезно, к ним идут за информацией. Поэтому они находятся в состоянии ошеломления. Естественно, начато служебное расследование, потому что они не понимают, как это могло произойти, кто вставил в базу ложные данные? Такого не было, это стратегическая новизна. А главное — на что рассчитывали те, кто совершил подлог? Ведь это всё разоблачается в один момент. Так о чем речь?

В любом случае, мы наблюдаем со стороны сайта «Новые Известия» очевидное нежелание действовать доброкачественно, обращаясь к нужным информационным источникам. Напротив, налицо желание действовать злокачественно, то есть заниматься информационным бандитизмом самой низкой пробы. Таким бандитизмом занимались борзые хулиганы в лихие 90-е годы. Тогда это называлось «набрасыванием дерьма на вентилятор». Но тогда не было интернета. Значит, те, кто этим теперь занялся, долгое время занимались чем-то другим. А потом вернулись в этот бизнес и, отстав от жизни (а сейчас уже всё другое), реализуют свой прежний поганый опыт в абсолютно новых условиях. Таких «отставших» не так уж много. Помимо прочего, эти молодцы (или «молодицы») совсем не понимают, с кем имеют дело. Они, наверное, предполагают, что мы будем оправдываться. То есть заниматься собой в навязанном ими ключе. А мы, конечно же, будем заниматься не собой, а ими. И не ради самозащиты, не ради ответного нападения даже, а ради чего-то гораздо более крупного.

Я прошу тех, кто внимательно знакомится с моими исследованиями или расследованиями, набраться терпения. Потому что и исследования, и расследования требуют определенной неторопливости.

Пройдет чуть более часа, и это терпение будет вознаграждено. У проявивших терпение возникнет если не большая картина, то, по крайней мере, определенный эскиз, способный изменить их взгляд на происходящее в стране. А если мы еще продолжим свою работу, то возникнет несколько исследований или несколько частей одного исследования. И тогда эскиз может превратиться в картину. А что в жизни ценнее таких больших картин?

Твардовский в своем «Теркине на том свете» обращался к читателю, которого он называл «читатель-дока», и отговаривал его от торопливых суждений. Пойми, читатель, говорил он, «пушки к бою едут задом».

Воистину это так, коль скоро ты проводишь аналитическое исследование. Но, приехав на поле боя, пушки разворачиваются, не правда ли? Вот так и наши аналитические «пушки». Вначале может показаться, что они развернуты в прошлое. Но потом выяснится, что они в таком состоянии прибывают на поле сегодняшнего боя. А прибыв на поле боя, они развернутся и откроют огонь.

Но начать, увы, придется все-таки с прошлого. Которое прямого отношения к произошедшему, казалось бы, не имеет. Но которое абсолютно необходимо для понимания существа текущего момента и будущих перспектив. Говоря о прошлом, я в данном случае имею в виду прошлое того издания, которое многие по привычке рассматривают как газету «Новые Известия».

Чтобы избавить от этого ложного стереотипа нашу думающую общественность в ее гражданственно-озабоченной части, я обсужу прошлое «Новых Известий». И тогда и настоящее, и будущее этого издания заиграет совершенно новыми красками.

Итак, прошлое некоего либерального специфического издания, именуемого «Новые Известия», таково.

«Новые Известия», знакомые всем по прошлому, основал господин И. Н. Голембиовский (1935–2009). Вкратце представлю этого господина. Рис. 3

Игорь Голембиовский родился 7 сентября 1935 года в городе Самтредиа (Грузия).

Он окончил филологический факультет Тбилисского государственного университета по специальности «испанский язык и литература».

С 1958 по 1961 год Голембиовский — литературный сотрудник газеты «Молодой сталинец». В Грузии газета сохранила такое название до 1961 года, представьте себе, и была переименована в «Молодежь Грузии» только в 1961 году.

Поэтому, когда в биографии Голембиовского говорится, что в 1961–1964 годах он работал заведующим отделом, а потом заведующим редакцией газеты «Молодежь Грузии», то это значит, что Голембиовский работал в той же газете, сменившей название. Он место работы не менял.

С 1964 по 1966 год Голембиовский — инструктор отдела пропаганды и агитации ЦК ВЛКСМ. Вы представляете себе, что такое в этот период инструктор отдела пропаганды и агитации ЦК ВЛКСМ?

В 1966 году Голембиовский приходит работать в тогдашнюю советскую газету «Известия», второе по своему значению и весу советское печатное СМИ. Первое по значению и весу — газета «Правда». В Советском Союзе и работники газеты «Правда», и работники газеты «Известия» входили в привилегированный класс советских политических журналистов. Это касалось даже рядовых журналистов, работавших в этих газетах. А уж руководства — тем более.

Голембиовский был в советский период сначала заместителем редактора отдела писем газеты «Известия», потом спецкором в Мексике (это не только обычная кадровая элитная журналистская позиция, но и, так скажем, спецпозиция). В 1986 году, когда перестройкой всерьез еще и не пахло, Голембиовский стал замом главного редактора «Известий». А в 1991 году он стал главным редактором газеты.

Желающие могут ознакомиться с сайтом superstars.ru, не имеющим к нам никакого отношения. Этот сайт сообщает о том, что Голембиовский был другом Эдуарда Амвросиевича Шеварднадзе. Эта информация представляется правдоподобной, но для того, чтобы ее подтвердить или опровергнуть, мало указанного сайта, мы с этим разберемся.

Сообщаю присутствующим эту информацию просто потому, что она носит более чем типичный характер. Такие люди, как Голембиовский, прекрасно чувствовали себя в советской журналистской элитной номенклатуре. И изящно переходили с советских позиций на позиции антисоветские. Не было бы этого — не было бы всего, что именуется «перестройкой».

Но одно дело — процветать в рамках советской системы, пользуясь ее возможностями. А другое дело — выживать в условиях дикого капитализма, который ты же проталкивал наряду с твоим Шеварднадзе, но в котором ты существовать не можешь. Потому что патернализма нет, надо иначе вертеться. Это другие «звери» в других «джунглях». Березовский — не Шеварднадзе. Разные породы. Всё, что ты умел в рамках советской системы, — это карабкаться по номенклатурно-бюрократической лестнице и держать нос по ветру. То есть выполнять все приказы, получаемые от тех, кто находится на ступенях выше тебя, и одновременно чуть-чуть фрондировать — но в той мере, в какой это нравится начальству.

Голембиовский попытался сделать то же самое и при Ельцине. Но в ельцинскую эпоху потребовалась, как ни странно, намного большая лояльность к правилам, задаваемым новыми номенклатурными хозяевами. И к тому же понадобились хищность, мафиозность — всё то, что у партийного аппаратчика редко присутствует в необходимом объеме. Потому что партийный аппаратчик — это хищник другой породы, не мафиозно-криминальной. Голембиовский пытался выживать в условиях доминирования новых хищников, но был не слишком успешен.

Ельцин начал первую чеченскую войну, проявляя определенный, пусть и двусмысленный, виляющее-провокативный, но всё же норов. А Голембиовскому по-прежнему казалось, что он живет при новом Горбачеве, не обладавшем вообще никаким норовом. Совершив такую ошибку, Голембиовский вознамерился снова немножко пофрондировать и при Ельцине. Он же фрондировал и при Горбачеве, и перед этим чуть-чуть, а почему при Ельцине-то нельзя? И он зарядил антиельцинские мероприятия — такие, как пресс-конференция правозащитника Сергея Адамовича Ковалева. Ельцин, обнаружив подкоп под себя, записал Голембиовского в особый список недостаточно лояльных лично к нему редакторов центральных газет. Находясь в таком списке, можно было достаточно долго продолжать умеренно шалить. Но «достаточно долго» не значит «вечно».

Ельцин был злопамятно-терпелив. Он никогда ничего не забывал и не прощал. И озоровать долго не позволял — прежде всего, своим. Свои должны были ходить как по струнке, и получать вознаграждение. На чужих — таких, как Проханов, — рычали. А тех своих, которые пытались продолжить фрондировать, не поняв, что время фронды кончилось (время фронды — предреволюционное, а не постреволюционное), медленно и тихо придавливали.

Такое придавливание было осуществлено в 1997 году, когда Голембиовский осмелился перепечатать материал из французской LeMonde. В материале говорилось, что тогдашний премьер-министр В. Черномырдин купил акции «Газпрома» на 5 млрд долларов. Это не понравилось Ельцину и семье. Голембиовского тихо вывели из обоймы. Он ушел из «Известий» с группой журналистов и создал «Новые Известия». Какое-то время эти самые «Новые Известия» были на подкормке у структур Бориса Березовского. Потом Березовский известным образом вышел в тираж.

Наступила путинская эпоха. Правила игры этой эпохи сильно отличались даже от правил игры эпохи Ельцина. И уж тем более — от правил, по которым привык играть советский номенклатурный журналист Игорь Голембиовский. Вот что сообщает ТАСС о судьбе газеты Голембиовского в начале новой эпохи, эпохи Путина: «В начале 2000-х годов 76 % акций газеты приобрел предприниматель Олег Митволь, 24 % остались в собственности коллектива редакции. Голембиовский совмещал должности генерального директора газеты и ее главного редактора, совет директоров возглавлял Митволь».

Олег Митволь вовсе не собирался фрондировать, прекрасно осознавая новизну даже начальной путинской эпохи. А Голембиовский собирался. И начал осуждать в этих самых «Новых Известиях» уже не Черномырдина, а самого Путина, обвиняя его в том, что он строит культ собственной личности. Тогда Митволь ничтоже сумняшеся уволил Голембиовского с поста главреда и гендиректора «Новых Известий». Это произошло 20 февраля 2003 года.

Злоключения «Новых Известий» не свелись к увольнению Голембиовского. Начались крупные препирательства между Митволем и Березовским по поводу того, кто финансовый хозяин «Новых Известий». В результате Митволь взял и приостановил выпуск газеты.

Но газета проявила определенную живучесть. Споры между Митволем и Березовским привели к появлению нового хозяина газеты. В июне 2003 года было объявлено, что акции газеты «Новые Известия» куплены Мусой Бажаевым, хозяином ОАО «Группа Альянс». Молодежи и забывчивым людям, не держащим в памяти события пятнадцатилетней давности, напоминаю, что легендарный в ту пору Муса Бажаев контролировал Хабаровский и Херсонский нефтеперерабатывающие заводы, Стахановский вагоностроительный завод и ряд других предприятий. Благодаря содействию Бажаева, газета «Новые Известия» возобновила деятельность в июле 2003 года.

Но Голембиовский был абсолютно не нужен Мусе Бажаеву, который сделал ставку на нового главного редактора газеты — Валерия Якова. Рис. 4

Несколько слов о Мусе Бажаеве. 9 марта 2000 года его старший брат Зия Бажаев погиб в авиакатастрофе. Частный самолет разбился при взлете из аэропорта Шереметьево. На борту самолета, в числе прочих, был известный российский журналист Артем Боровик. Эксперты, подробно изучавшие ситуацию, утверждают, что Зия Бажаев находился в прочных дружеских отношениях с Валерием Яковым. И что для братьев Зии — Мусы и Мавлита — поддержка Валерия Якова и его газеты была своего рода данью памяти погибшему старшему брату. Так — под крылом семьи Бажаевых и ни в чем себе не отказывая — «Новые Известия» в их новой модификации имени Якова–Бажаевых прожили с 2003 по 2014 год.

А в апреле 2014 года у газеты начались новые неприятности. Пока что мы воздерживаемся от детального рассмотрения природы этих неприятностей и всего лишь сообщаем о том, что Бажаевы по тем или иным причинам перестали спонсировать «Новые Известия», которые за 11 лет спонсирования так и не стали прибыльным изданием, хотя это было обещано братьям Бажаевым. То, что Бажаевы спонсировали газету аж 11 лет, говорит об их верности взятым на себя обязательствам. Редко кто так делает. То, почему они прекратили спонсирование, пока что не является предметом нашего отдельного самостоятельного рассмотрения.

Для нас гораздо более важно сейчас, что именно в апреле 2014 года в качестве нового держателя масс-медийного инструмента под названием «Новые Известия» начинает выступать бывший (я подчеркиваю, что бывший, это представляется нам существенным) первый вице-президент «Роснефти» Эдуард Худайнатов.

В апреле 2014 года Бажаевы и Худайнатов объединили свои предпринимательские активы. Актив Худайнатова называется «Независимая нефтяная компания» (ННК), актив Бажаевых — нефтекомпания Alliance Oil, образованная в 2008 году путем слияния нефтяной компании «Альянс» и шведской компании West Siberian Resources. В итоге доля Бажаевых в объединенном активе составила 60 %, а доля Худайнатова — 40 %.

В сентябре 2014 года Муса Бажаев продал долю в объединенном начинании своему партнеру Эдуарду Худайнатову.

Но с апреля 2014 года по конец 2015 года, то есть более года, «Новые Известия» еще существовали, если так можно выразиться, в постбажаевском качестве.

Потом у данного нерентабельного СМИ начались крупные неприятности, порожденные недофинансированием. В итоге в мае 2016 года Валерий Яков, всё еще оставаясь главой «Новых Известий», остановил издание этой газеты в печатном варианте. И «Новые Известия» перешли на электронную версию newizv.ru.

9 июня 2016 года в этом — теперь уже не печатном, а электронном — издании выходит статья под заголовком «В «Новых Известиях» сменился главный редактор».

В статье говорится следующее:

«9 июня в редакции газеты «Новые Известия» прошло собрание творческого коллектива. В повестке дня были кадровые вопросы — утверждение отставки прежнего главного редактора Валерия Якова, занимавшего свой пост 13 лет, и выборы нового руководителя газеты.

В ходе собрания журналисты были проинформированы о том, что Валерий Яков принял решение покинуть редакцию и оставить пост главного редактора. Это решение в соответствии с требованием Устава утвердили 30 человек (при одном голосовавшем против).

Затем председатель собрания проинформировал о том, что учредитель ЗАО «Газета «Новые Известия» выдвигает на должность главного редактора генерального директора организации Дмитрия Грызанова. Он выступил перед собравшимися, обрисовав свое видение перспектив развития издания. В результате Дмитрий Грызанов был единогласно (при одном воздержавшемся) избран главным редактором газеты «Новые Известия».

1 ноября 2016 года уже уволенный Валерий Яков пишет на своей странице в Facebook:

«За минувшее лето мне не один раз приходилось оправдываться перед некоторыми людьми и структурами, звонившими, чтобы выразить недоумение или возмущение по поводу странных для «Новых Известий» публикаций на сайте. Приходилось терпеливо объяснять — той газеты больше нет. Той команды тоже. Теперь все претензии не к нам, а к новым владельцам. Или к тем, кто нас заказал.

Когда газету душили, загоняя в долговую яму, я всё пытался выяснить имя заказчика и причину удушения. Мне в ответ глубокомысленно кивали на кремлевские башни. А в башнях, когда я туда заходил с этим же вопросом, удивлялись. И советовали не обращать внимания на эти провокационные кивки. И спокойно работать.

Спокойствие длилось недолго. Из тумана возникла группа немногословных интеллигентных товарищей, которая приступила к зачистке. Вскоре выяснилось, что товарищи представляют компанию «Ура медиа». Федор Щербаков, Дмитрий Грызанов, Сергей Таранов... По иронии судьбы двоих из них я знаю много лет. Федя когда-то еще начинающим журналистом приходил ко мне в «Новые Известия», и я его всячески поддерживал. Юноша был способным и подающим надежды. Позже действительно преуспел...

А с Сергеем мы работали вместе в одном отделе легендарных «Известий» девяностых. В газете легендарного Голембиовского. В отделе легендарного Иллеша. Потом Сергей ушел в пресс-секретари к Мавроди, продвигать МММ. И тоже преуспел...

Получив заказ на «Новые Известия», ни тот, ни другой мне не позвонили. Я распознал их силуэты «в тумане» далеко не сразу. Но как только распознал — набрал мобильные. «Извини», — сказали оба. В смысле — ничего личного, просто бизнес. А что не предупредили или просто не позвонили сами — так это по просьбе заказчика. Фигура серьезная. Не уважить нельзя. Так что — ничего личного. Просто бизнес...»

До сих пор мы оперируем или объективной информацией, или тем, что можно назвать достоверными сведениями из первых рук. Вряд ли Валерий Яков, передавая газету тем, кто действует от лица нового хозяина, начнет что-либо искажать. Искажать он может только тогда, когда начинает сам теряться в догадках или поддаваться разного рода нашептываниям. Это естественно для Якова как человека, очень много отдавшего делу и оказавшегося за бортом. Но у нас хватает профессионализма и деликатности для того, чтобы не выдавать догадки Якова за истину в последней инстанции. Мы — как из моральных соображений, так и из соображений, находящихся в сфере профессиональной этики и профессиональной же репутации, — не будем заниматься умозаключениями заведомо недостоверного характера. Пусть ими, в самом непотребно грязном и непрофессиональном варианте, который с 90-х годов прошлого века в профессиональном сообществе, повторяю, именуется «набрасыванием дерьма на вентилятор», занимаются хулиганы из нынешних «Новых Известий».

В отличие от них, сообщаем, что у нас нет пока достоверной информации по поводу того, что «Новые Известия» принадлежат Худайнатову. Может быть, Худайнатов купил не только весь прибыльный бизнес Бажаевых, но и убыточную газету «Новые Известия». А может быть, он ее не купил, а сбыл в третьи руки. Пока мы говорим «может быть» — и всё. Но если новые «Новые Известия» (или новейшие «Новые Известия») продолжат не только бредить, но и во всё большей степени выходить за правовые рамки, то никаких «может быть» не будет.

Мы точно будем знать, кто и зачем нарушает закон, превращая грязный пиар в информационный бандитизм. Потому что информационный бандит может перейти и к другим типам бандитизма, на то он и бандит. А если это не только бандит, но и сумасшедший, то тем хуже для него. Его проблемами займутся правоохранительные органы. Да и мы со своей стороны перейдем от объективного анализа высказываний к объективному же глубинному аналитическому зондажу. И каждый, кто знает, как мы это делаем, понимает, чем это чревато.

В отличие от бандитов, мы не будем прятаться за уклончивыми определениями типа «можно предположить». Мы просто будем приводить свою, оригинальную, полученную от наших источников и абсолютно достоверную информацию. Прочитают эту информацию весьма серьезные люди, умеющие отличать плохо скроенную грязную «компру» от настоящих фактов.

Ну, а пока что мы просто приводим слова Валерия Якова, который шокирован произошедшим, который, как всякий уволенный человек, питается слухами, и который вполне может, как целенаправленно, так и по недопониманию, давать необъективные сведения.

В том же Facebook Валерий Яков, переходя от понятных ему фигурантов, исполняющих чью-то волю, к тем, кто ему не понятен, но маячит за этими фигурантами, заявляет следующее: «Недавно на одном высоком официальном приеме я увидел известного влиятельного господина с бокалом в руке. Подошел к нему со своим бокалом и, не чокаясь, спросил, улыбаясь: «Игорь Иванович, вас можно поздравить с тем, что ваши люди убрали меня и разогнали газету?» «Я здесь ни при чем», — ответил он тут же, даже не уточнив, о чем идет речь. И не удивившись вопросу. А потом предложил помощь — звонок своим людям. Я поблагодарил за заботу, и, не чокаясь, вернулся к коллегам главредам, наблюдающим за этим диалогом...»

Мы твердо уверены, что тот, к кому подошел Валерий Яков, действительно ни при чем. Но сегодня его именем оперирует обиженный Яков, а завтра этим именем будут оперировать другие, вставшие, в том числе, на путь подлогов, фейковых хулиганств и других наказуемых деяний.

Кстати, приведенное мною высказывание Владимира Якова в Facebook может тоже быть фэйковым. И мы это специально оговариваем. Но Валерий Яков не опровергал этот текст, который задолго до нас уже приводила Life.ru.

Поставив на полях жирный вопросительный знак, мы завершаем цитирование развернутого текста Валерия Якова.

«Наших «Новых Известий» больше нет. Как только я ушел из газеты, сотрудникам разослали по внутренней почте предупреждение, что отныне газета не критикует действия властей. А пиар-службе объяснили по-тихому — забудьте про свой «федеральный уровень». У нас, дескать, задачи совершенно другие — просто делать деньги. Журналисты мне тут же позвонили. «Порадовали». Но вскоре и всех этих журналистов в издании не осталось. Газету зачистили до основания. На сайте теперь не найдешь ничего ни о нашей команде. Ни о нашей истории. Ни о наших многочисленных наградах.

Зачистили даже сайт. Так, чтобы духу не осталось от тех прежних «Новых Известий», которыми мы так гордились. За которые нам не было стыдно. И которые до конца старались не делить мир на белое и черное, не сеять ненависть, не подпевать нацизму и войне».

Мы здесь не будем вступать в полемику с Валерием Яковым и задаваться, например, вопросом о том, насколько невинным было то, что «Новые Известия» исполняли во время чеченской войны. Мы не апологеты «Новых Известий» Голембиовского или Якова. Скорее, даже наоборот. Но бандитствуют по отношению к нам не «Новые Известия» Голембиовского или Якова, а некий и впрямь «постъяковский» сайт «Новые Известия» (newizv.ru), главным редактором которого назван некий Сергей Таранов.

Если господин Таранов или кто-либо еще думают, что мы будем оправдываться, отвечая на их бредовые бандитско-клеветнические выходки, то остается лишь посочувствовать сочетанию их умственных способностей и политического чутья. Мы не ягненок из басни Крылова. Мы, в отличие от тех, кто, видимо, решил вновь заняться информационными баталиями после длительного перерыва, занимаемся этими баталиями постоянно. У нас перерывов не было. И мы прекрасно понимаем, что после краткой констатации бредовости и криминальности тех или иных обвинений в наш адрес, публикуемых теми или иными изданиями, надо заниматься теми, кто это публикует, и теми, кто стоит за спиной у публикующих, то есть заказчиками.

Создатели СССР называли это экспроприацией экспроприаторов. Если в нашем случае место экспроприации занимает компрометация, то прямой перенос их формулы на наш случай — компрометация компрометаторов. Но поскольку мы говорим об СССР 2.0, то прямого переноса не будет. Мы не будем компрометировать компрометаторов. Мы будем докапываться до истины, чего компрометаторы ужасно не любят.

Некий офицер из анекдота приказал своему денщику поймать мешавшего ему спать кота и крутить его за гениталии. Затем, слушая истошные вопли кота, офицер рассуждал почти как античный философ. Он говорил: «Очень они этого не любят».

Когда заорут информационные «коты» — а поверьте, они заорут скоро, — их вой будет омрачать очень многое. Нужно ли это? Нам это не нужно. А тем, кто окажется задет воплями этих «котов» (которые ведь будут не просто мяукать, они будут выдавать информацию), им это нужно? Пусть решают сами. Мы же пока просто начнем ознакомление с материалами о так называемых новейших «Новых Известиях», они же — сетевое издание «Новые Известия on-line».

Если верить официальным данным, то это издание было перерегистрировано 7 марта 2017 года. На сайте «Новых Известий» указан номер недействительного свидетельства СМИ, которого нет в актуальной базе Роскомнадзора. Интересная подробность, не правда ли?

Вот те данные, которые указаны на сегодняшний день в базе Роскомнадзора, а не в паленых источниках. Рис. 5

В Едином государственном реестре юридических лиц (ЕГРЮЛ) в качестве генерального директора ООО «Газета «Новые известия» по состоянию на 21.03.2017 указан Дмитрий Грызанов. Дата внесения в ЕГРЮЛ — 08.11.2016.

Ознакомимся с данными ЕГРЮЛ. Это открытые официальные данные. Рис. 6

А теперь займемся Грызановым, причем воздерживаясь от каких-либо фантазий.

Дмитрий Игоревич Грызанов родился 20 января 1977 года. Рис. 7

Как сообщает politrus.ru, отец Дмитрия Грызанова — Грызанов Игорь Юрьевич, 1953 года рождения, являлся старшим офицером российской разведки. Длительное время работал в Марокко, являясь заместителем руководителя торгпредства РФ. В ноябре 2002 года в собственной квартире в Москве при невыясненных обстоятельствах Игорь Грызанов покончил жизнь самоубийством, выстрелив себе в голову из зарегистрированного охотничьего ружья.

От себя скажу, что старшие офицеры российской разведки (обычной внешней разведки или разведки военной) самоубийством никогда не кончают. И уж тем более — выстрелив себе в голову из зарегистрированного охотничьего ружья. Стреляют они обычно из наградного пистолета, а не из охотничьего ружья. И не себе в голову, а куда-нибудь еще. А в голову стреляют им. Кто и почему — мы пока не знаем. Но если нас будут сильно доставать — мы узнаем. И быстро. И мы не будем долго питаться чужой информацией, даже оговаривая, что она чужая. Мы приведем свою, и более подробную. Из нее станет ясно, чем именно занимался отец Грызанова. Какое отношение его занятия имеют к занятиям сына. Чем, кроме информационного бизнеса, занимается сын. С кем вместе работали отец и сын. Какова подоплека этой работы. Или вы считаете, что по отношению к нам можно хулиганить так же, как по отношению к обычным интеллигентам? Вы наведите по поводу нас серьезные справки. И задайтесь вопросом — может быть, у нас уже есть информация, причем не паленая, а настоящая...

Есть такой мудрый еврейский анекдот. Абрам приходит ночью и ложится в постель с Сарой. Но уснуть не может и всё время ворочается. Сара спрашивает:

— Абрам, почему ты всё время ворочаешься?

Абрам отвечает:

— Потому что я проиграл Мойше 200 рублей в преферанс и теперь не знаю, как их отдавать.

Сара стучит по стенке, за которой спит Мойша. Из-за стенки раздается голос Мойши:

— Да, что?

— Абрам проиграл тебе 200 рублей?» «Да, а что?

— Так он их тебе не отдаст.

Выполнив этот номер, Сара говорит Абраму:

— Теперь пусть Мойша ворочается.

Уже ворочаетесь, господа, или надо продолжить информационное расследование?

Поскольку мы имеем дело с плохими специалистами, а значит, с тугодумами, то продолжаем на всякий случай. И от отца Грызанова переходим к сыну.

Сын (он же — Дмитрий Грызанов) окончил МГИМО в 1999 году. Его друзей (они же — будущие покровители) мы обсудим в следующий раз. А пока вчитаемся в самые поверхностные общие сведения.

В 1999–2001 годах Д. Грызанов работал в консалтинговой компании KPMG.

KPMG — это не заурядная лавочка. Это одна из крупнейших в мире сетей, оказывающих профессиональные услуги в сфере аудита, налогов и консалтинговых услуг. Консалтинговые услуги, оказываемые этим монстром, численность сотрудников которого на 1 января 2017 года составляет 189 тысяч человек, подразделяются на три группы: управленческое консультирование, рисковое консультирование и реструктуризация с ведением дел. В следующем своем аналитическом изыскании мы подробно разберем связи KPMG с ЦРУ и другими разведками НАТО. Мы разберем также то, как именно организуется вербовка этими разведками людей, поступающих на работу в KPMG. А также то, что вытекает из вхождения KPMG в так называемую «большую четверку» крупнейших мировых компаний, предоставляющих аудиторские и консалтинговые услуги. А также то, как именно эта «большая четверка» погуляла в Российской Федерации.

Сейчас же просто скажем, что KPMG — это как бы кооператив, зарегистрированный в Швейцарии. Что председателем этого кооператива является Джон Вейхмейер. Что этот Джон, по совместительству работающий в американской спецсистеме, все-таки занят в основном американскими делами. А председателем правления и управляющим партнером KPMG в России и СНГ является некий Олег Гощанский. Рис. 8

Олег Гощанский окончил Киевский национальный экономический институт и имеет прочнейшие связи с Украиной. Заниматься подробнее господином Гощанским и задаваться вопросом о правомочности его членства в Стратегическом совете по инвестициям в новые индустрии при Министерстве промышленности и торговли Российской Федерации, а также связями господина Гощанского в Киеве и Лондоне, а также ролью господина Гощанского в Правлении Американо-Российского Делового Совета, а также ролью американского слагаемого этого Совета, мы намерены заняться чуть позже. Это наш перспективный план. Пока же мы просто предлагаем тем, кого это интересует, ознакомиться со связями Д. Грызанова и О. Гощанского, так сказать, поверхностным образом. А также заодно подумать о том, какое место в этих связях занимал отец Д. Грызанова.

Сформулировав такое предложение, мы продолжаем поверхностный анализ биографии лиц, чьи подельники, возможно, вторглись в базу данных СПАРК-Интерфакс и, вопреки очевидности и данным Минюста, по какому-то иноземному заказу (скоро будем знать, какому именно) «обнаружили», что общественная организация РВС перерегистрирована как религиозная организация. Чьи хакеры осуществили взлом базы данных, мы скоро узнаем. Это дело техники.

А пока продолжаем то, что мы называем поверхностным знакомством с одним из героев нашего аналитического романа.

С 2001 по 2003 год Дмитрий Грызанов работал финансовым контролером в холдинге Sun Interbrew.

Криминальную историю этого холдинга многие еще помнят. Речь идет об убийствах, захватах акций Омского пивзавода (крупнейшего в Западной Сибири) и многом другом. В целом, это история о том, как отечественные, пусть и небезусловные, предприниматели уходили в мир иной, отдавая свои акции иностранным компаниям. Финансовый контролер данного холдинга — это круто. Казалось бы, ну и занимайся ты пивом, а также темными делами своих хозяев. Ан нет! Неймется и в политике «пошалить».

С 2003 по 2008 год наш герой внедрял ERP-систему (система для управления ресурсами предприятия), работал финансовым директором ОАО «Петмол» в производственном холдинге «ЮниМилк».

«Петмол» — это санкт-петербургский завод № 1, крупнейшее предприятие молочной промышленности Санкт-Петербурга. В 1992 году этот комбинат, работающий с 1934 года, был преобразован в открытое акционерное общество с помощью неких приватизационных ухищрений, широко применяемых тогда господином Чубайсом и его американскими консультантами.

В 2007 году это предприятие было приобретено компанией «ЮниМилк», реальным хозяином которой является французская компания Danone. Кстати, она такая же французская, как ваш покорный слуга — колумбиец. По сути, это американская компания (ее американизированное наименование — Dannon Milk Product Inc.). Героями этой компании и их связями с нашим героем мы займемся в следующих сериях этого анализа. Пока же предлагаем задуматься о перемещениях нашего героя с пивной на молочную территорию и далее со всеми остановками. Какими именно?

С 2008 по июнь 2009 года наш герой являлся вице-президентом по экономике ГК «Олимпстрой».

С 17 января 2008 года президентом этой госкорпорации был Семен Михайлович Вайншток, перед этим руководивший «Транснефтью».

К 17 апреля 2008 года его сменил бывший глава Сочи Виктор Колодяжный, который занимал пост президента ГК «Олимпстрой» до июня 2009 года.

С июня 2009 года корпорацию возглавил Таймураз Казбекович Боллоев, особо известный как очень эффективный предприниматель, работавший в сфере производства пива. Но вскоре после того, как Таймураз Казбекович возглавил такое опаснейшее госкорпоративное начинание, как ГК «Олимпстрой», Грызанов оказался в другом месте, где он работал довольно долго. В каком же именно месте он оказался?

С ноября 2009 по март 2012 года наш герой работал генеральным директором ОАО «Корпорация развития Волгоградской области». В качестве гендиректора он очень сильно отличился при реализации проекта национально-патриотического центра «Победа». Казалось бы, что плохого в организации такого центра? Да ничего в нем нет плохого. Кроме того, что когда аудиторы Контрольно-счетной палаты Волгоградской области по заданию прокуратуры проверили эффективность использования бюджетных средств, выделенных на создание проекта национально-патриотического центра «Победа», выявилось множество нарушений. Результаты проверки были направлены в Прокуратуру и Следственный комитет России. Кое-кто даже надеялся, что выявленные нарушения станут предметом уголовного дела. Но не тут-то было. Аудиторы зафиксировали нарушение бюджетного кодекса Российской Федерации (позже мы займемся деталями этой аферы и ее главными участниками — тут найдется место для многих лиц). Внимательное изучение доклада аудиторов Контрольно-счетной палаты, состоящего из двух томов, вполне подходит под известное «многие знания умножают скорбь». Потом мы займемся и этой скорбью, и тем, какое место в этих аферах занимает очень близкое к нашему герою начинание под названием «Калачевская логистическая компания». Пока же просто установим, что, сильно «нашалив» в Волгограде, наш герой отправился не абы куда, а в «Сколково».

С июля 2012 по июль 2013 года Д. Грызанов являлся заместителем генерального директора технопарка «Сколково».

Президентом и одним из сопредседателей совета фонда «Сколково» является Виктор Феликсович Вексельберг. За шесть лет фактического существования «Сколково» с этим начинанием оказалось связано несколько громких коррупционных скандалов. А также обыски, знаменитые гонорары бывшему депутату Госдумы Илье Пономареву и многое другое. Всё это требует отдельного рассмотрения, потому что нельзя огульно весь огромный «сколковский» криминал, что называется, «вешать» на одного героя. Надо точно знать, как именно он «шалил» там, после того как сильно уже «нашалил» в Волгограде. И мы будем это знать, это не составляет никакого особого труда. Как, впрочем, и всё остальное.

С 2013 по 2016 год наш герой, уже порезвившийся на ряде вышеуказанных площадок, резвился на площадке «Газпром-медиа холдинга», став финансовым директором этого холдинга. Здесь надо указать на то, что до конца 2014 года председателем правления «Газпром-медиа холдинга» был знаменитый Михаил Лесин, найденный мертвым в номере отеля «Дюпон Серкл» в Вашингтоне 6 ноября 2015 года.

Если верить полиции города Вашингтон, то причиной смерти Лесина стали «тупые силовые травмы головы, а также тупые травмы шеи, туловища, верхних и нижних конечностей». Одна только история взлета и падения Лесина, конфликта Лесина с ключевыми фигурами, действующими на медиаполе РФ, может стать темой целого доклада. Но сначала темой доклада станет связь Грызанова с Лесиным и другими лицами, действующими на площадке «Газпром-медиа холдинга». Той площадке, которую наш герой покинул, став руководителем некоего холдинга «Ура медиа». Каковым и является вроде бы до настоящего времени.

Все данные будем проверять. А для начала просто приведем информацию газеты «Ведомости», напомнив, что эта газета а) чурается откровенных подлогов и блефов, на которых специализируется «Ура медиа», и б) являлась до 2016 года существенно англо-американским изданием. То есть издавалась до 2015 года издательским домом «Sanoma Independent Media» совместно с английской The Financial Times и американской The Wall Street Journal. Осенью 2014 года был принят закон, по которому иностранцы не могут владеть более 20 % долей в российских медиа, закон вступил в силу в январе 2016 года, СМИ называли этот закон «законом имени газеты «Ведомости» и журнала Forbes». Этот закон скорректировал вышеописанный перекос. Но и не более того.

Вот что написали «Ведомости» 10 февраля 2016 года:

«Представители компании «Ура медиа» и «Комсомольской правды» закрыли сделку по продаже «Советского спорта», рассказал «Ведомостям» один из основателей «Ура медиа» и владелец агентства Eventica Communications Сергей Колушев. Генеральный директор «Комсомольской правды» Владимир Сунгоркин подтвердил «Ведомостям», что сделка подписана...

Холдингом «Ура медиа» владеют несколько партнеров: два крупнейших его владельца (по 30 % долей), по данным «СПАРК-Интерфакса», — «Капитал инвест групп» и «Региональные проекты», еще 19 % принадлежит самому Колушеву, остальное делят между собой сотрудница EventicaCommunications Зоя Синицина и управляющий директор холдинга Федор Щербаков. Компания «Региональные проекты», которой в равных долях владеют Баграт Газарян и Ромео Геворкян, известна, прежде всего, как один из собственников агентства «Лайса» — эксклюзивного рекламного подрядчика РЖД. Еще один совладелец «Лайсы» — сам Колушев. Единственный владелец «Капитал инвест групп» — Владимир Митькин, который представляет в компании интересы своего двоюродного брата Евгения Филиппова, гендиректора и совладельца кемеровской строительной компании «Новолекс».

На этой неделе стало известно о планах покупателей «Советского спорта» создать в России медиахолдинг. Сейчас «Ура медиа» покупает новостные порталы в городах с населением больше 400 000 человек, говорил «Ведомостям» Колушев. Всего партнеры планируют купить 20–25 региональных сайтов к концу этого года и еще 20 — в 2017 г. На эти покупки и создание холдинга они потратят 700–800 млн руб.

Пока компания приобрела шесть региональных новостных сайтов — в Уфе, Нижнем Новгороде, Нижнем Тагиле, Ставрополе, Ростове-на-Дону и Ижевске».

Эту информацию мы тоже намерены впоследствии и дополнять, и проверять, и насыщать конкретным содержанием. Здесь же мы всего лишь, приведя информацию «Ведомостей», приведем информацию другого авторитетного источника — РБК.

23 июня 2014 года РБК сообщает:

«Сергей Колушев стал главным партнером РЖД по рекламе. Связанная с Колушевым «Сити Сайн Групп» оказалась новым собственником агентства «Лайса», обладателя эксклюзивного контракта на реализацию всех рекламных возможностей монополии до 2022 года.

Сейчас 50 % в ООО «Сити Сайн Групп», по данным «СПАРК-Интерфакса», принадлежит ООО «Региональные проекты», учредителями которого являются Ромео Геворкян, Баграт Газарян и Игорь Гончаров».

Все эти персонажи должны быть в дальнейшем подробно обсуждены в случае, если у неких связанных с ними героев, явно находящихся на связи с фигурами типа Гощанского и его международных хозяев, не отпадет желание заниматься откровенным информационным бандитизмом и подлогами. Поскольку большая игра состоит, в том числе, и в том, чтобы создавать перед выборами президента РФ очень сомнительные региональные интернет-сети, связанные с международными структурами (видимо, теперь одного «Дождя» и «Эха Москвы» этим структурам будет мало), то вряд ли мы ограничимся одним докладом на эту тему. Но для начала мы всего лишь приводим чужой текст, прервав его на самом интересном месте.

После короткого комментария продолжаю цитирование:

«Гораздо более известен владелец оставшихся 50 % «Сити Сайн Групп». Им оказался Сергей Колушев, основатель и исполнительный директор международного коммуникационного агентства Eventica с офисами в Лондоне, Москве, Милане и Дубае. На сайте агентства среди его клиентов, к примеру, указаны «Газпром», «Норильский никель», «Вымпелком», оргкомитет «Сочи-2014».

Прославилась же Eventica прежде всего как организатор Российского экономического форума в Лондоне, ключевого делового мероприятия предыдущего десятилетия. В середине 2000-х завсегдатаями лондонского форума были как первые лица всех крупнейших отечественных компаний, так и высокопоставленные чиновники. Но в 2007 году, как тогда сообщалось в прессе, администрация президента дала установку не поддерживать «эмигрантские сходки», и Лондон сразу же лишился многих статусных гостей — деловая элита сделала ставку на «родной» Петербургский международный экономический форум».

Итак, в поле нашего зрения появляется еще одна международная структура, которую не мы, а вполне либеральное и далеко не второсортное издание РБК именует площадкой для «эмигрантских сходок», лишившейся своих возможностей после того, как эти сходки стали слишком откровенно антироссийскими и деструктивными.

Интересно, как именно эти сходки были сплетены с английской разведкой, плотнейшим образом опекавшей, как мы знаем, всех основных участников этих эмигрантских мероприятий? Где здесь конкретное место Ходорковского, Березовского и многих других? И как сплетены эти персонажи с неким начинанием, бурно поддержанным, в том числе, и РЖД? Когда началась эта поддержка? Как она сказалась на некоторых высокоэлитных судьбах? Всё это предстоит выяснить.

С сожалением покидая одного из героев нашего аналитического романа, мы переходим к следующему герою.

Ведь бывший главред «Новых Известий» Валерий Яков упоминает в качестве новой управленческой группы, окормляющей новейшие «пост-яковские» «Новые Известия», не только Дмитрия Грызанова, он упоминает еще и некоего Федора Щербакова, а также Сергея Таранова.

Вначале о Федоре Щербакове.

Федор Николаевич Щербаков родился 11 ноября 1979 года в Москве.

У Федора Николаевича очень интересные родители. Отцом придется заниматься отдельно. Мать, которая сыграла решающую роль в социализации Федора Щербакова, очень скоро будет нами обсуждена. Но вначале все-таки самые сухие объективные сведения.

С 1997 года, то есть в возрасте 18 лет, Федор Щербаков начинает работать в ЗАО «Информационное агентство «ТСН». Федор Щербаков работал в ТСН два года в качестве редактора группы международной сети.

Он ушел оттуда в ноябре 1999 года, когда ему было 20 лет. И хотя работа такого молодого человека в телекомпании не тянет, как говорится в таких случаях, на стратегический сюжет, надо все-таки хотя бы вкратце обсудить, что такое всеми забытая ТСН.

ТСН была создана 1997 году журналистом Александром Гурновым. То есть молодой Федор Щербаков начал работу на ТСН в год, когда ТСН была создана.

Первоначальными акционерами ТСН были «Лукойл-Гарант» и основатель ТВ-6 Эдуард Сагалаев. У «Лукойл-гаранта» был 51 % акций ТСН, у Эдуарда Сагалаева — 49 %.

В 1999 году Сагалаев продал свои акции «Лукойлу», и «Лукойл-Гарант» стал стопроцентным владельцем ТСН. В течение двух первых лет ТСН готовила информационные выпуски для ТВ-6.

В 1999 году владельцем контрольного пакета ТВ-6 стал Борис Березовский, и на канале ТВ-6 была создана своя собственная информационная служба. После этого начались тяжбы между ТСН и ТВ-6. Это фактически было началом конца ТСН. Характерно, что молодой Федор Щербаков работал, пусть и не в качестве сколь-нибудь влиятельного лица, именно в тот период, когда ТСН жила достаточно полноценной жизнью. Обеспечивали эту жизнь, повторим еще раз, «Лукойл» и Сагалаев.

В период работы на ТСН Федор Щербаков еще не получил профессионального журналистского образования. Он закончил факультет журналистики МГУ только в 2001 году.

С 10 ноября 1999 по 1 марта 2000 года, то есть в течение менее 4 месяцев, местом работы Щербакова значилась Ассоциация выпускников Института стран Азии и Африки (ИСАА) при МГУ. Никакого прямого отношения к этой очень важной Ассоциации Щербаков не имел. Ставим жирный вопросительный знак на полях. Берем обязательства по уточнению, насколько реально важен этот сюжет, и как он связан с отцом Щербакова. Оговариваем возможность того, что эта наша линия исследования может оказаться не слишком существенной — и движемся дальше.

Со 2 марта 2000 года по 30 июня 2000 года, то есть в течение 3 месяцев, Щербаков работал режиссером в ЗАО ТК «Телеспецназ». Непонятно, нужно ли присматриваться к таким кратким эпизодам, но на всякий случай оговорим, что с декабря 1999 года генеральным директором компании «Телевидение специального назначения» был известный по 90-м годам телевизионный продюсер Кирилл Евгеньевич Легат. Однако вряд ли стоит соотносить деятельность этого крупного телеигрока того времени с деятельностью одного из режиссеров руководимой им компании, проработавшего всего несколько месяцев.

Три года Федор Щербаков проработал на «Первом канале» старшим редактором. Но это тоже вряд ли значимо в плане того, что нас может интересовать.

А вот «Агентство деловых коммуникаций», в котором Щербаков работал всего шесть месяцев (с 21 января 2004 года по 7 июня 2004 года), представляет больший интерес. Потому что оттуда Щербаков перешел прямо в аппарат Правительства РФ.

Что такое «Агентство деловых коммуникаций»?

«Агентство деловых коммуникаций» — это пиар-фирма, которая с 1996 года занимается и выборами, и региональными проектами, и много еще чем. Эта фирма, никогда не чуравшаяся грязных пиар-занятий и очень шустро действовавшая в этом направлении в эпоху Ельцина, всюду рекламирует себя как стратегического партнера международной информационной группы «Интерфакс».

Нам предстоит уточнить, в какой мере это партнерство повлияло на появление в интерфаксовской системе СПАРК некоего подлога, согласно которому РВС было перерегистрировано из общественной организации в религиозную. В какой степени Щербаков является автором этого подлога? Потому что если речь идет о подлоге, то это деяние — более серьезно наказуемое, нежели самая оголтелая и бредовая клевета. Пока мы это не выяснили, но мы выясним это очень скоро. И потому работу Щербакова в «Агентстве деловых коммуникаций» мы не расцениваем как проходной момент в карьере второго героя нашего — увы, возможно, состоящего из нескольких частей, — аналитического исследования.

Все, что нам ясно на сегодняшний момент, — это прелюбопытное совпадение трех обстоятельств.

Обстоятельство № 1 — генеральным директором «Агентства деловых коммуникаций» является Николай Сергеевич Касьянов.

Обстоятельство № 2 — этот же Николай Сергеевич Касьянов является заместителем генерального директора ЗАО «Интерфакс», видимо, он-то и отвечает за базу СПАРК, являющуюся дочерней структурой «Интерфакса». И уж, по крайней мере, он никак не чужд этой базе.

Обстоятельство № 3 — головной компанией для «Агентства деловых коммуникаций» является некое закрытое акционерное общество «Интерфакс Бизнес Сервис». А головной компанией «Интерфакс Бизнес Сервиса» является ЗАО «Интерфакс».

Установить, в какой степени компания «Интерфакс Бизнес Сервис» связана со СПАРКом, не составляет никакого труда. А установление этого обстоятельства может превратить достаточно скучную историю о бредовых компрометациях в историю гораздо более яркую — историю о подлоге, используемом для грязной компрометации.

Поручить нашу дискредитацию некоему околоинтерфаксовскому отстою и использовать для нее интерфаксовскую структуру, спалив эту структуру и нагадив себе на голову... Какому именно идиоту это пришло в голову?

Возможно, вскоре мы и получим ответ на этот вопрос. Но пока продолжим всматриваться в биографию Щербакова, которая оказалась не настолько скучной, насколько мы предполагали.

С июня по октябрь 2004 года Щербаков работает в аппарате Правительства.

А с 7 октября 2004 года по 20 октября 2007 года он руководил пресс-службой полномочного представителя президента РФ в Южном федеральном округе и заместителем начальника департамента по внутренней политике. Полномочным представителем президента РФ в Южном федеральном округе в указанный период был Дмитрий Козак.

Щербаков при Козаке прославился своим лоббированием некоего информационного ресурса под названием «Южный репортер». «Южный репортер» с подачи Щербакова наезжал на руководителей краев, республик и областей Южного федерального округа, публикуя против них разного рода скандальные материалы, добываемые в том числе и в том аппарате, где Щербаков работал.

После раскручивания данных материалов с использованием уже описанной мной технологии «набрасывания дерьма на вентилятор», «Южный репортер» предлагал тем, кого он разоблачал, взаимовыгодное деловое сотрудничество. То есть имело место рэкетирование с использованием информационного бандитского СМИ и административных возможностей господина Щербакова. В сочетании с нашими размышлениями по поводу «Интерфакса» данный сюжет представляется небезынтересным. Довести его до абсолютной фактологической достоверности — дело одного месяца. А дальше — вопрос юридической квалификации деяния: подлог, рэкетирование с использованием служебного положения, то есть побуждение к взяткам... Что еще выявится? Или точнее, что выявят те, чья обязанность — выявлять, и кому, чтобы все поняли, выявлять придется.

Кстати, одной из затей «Южного репортера» был опережающий слив информации о визите в Калмыкию президента РФ Владимира Путина. Этот слив произошел летом 2005 года. Публикация нарушила режим секретности. Утечка могла иметь своим источником только аппарат Д. Козака. И есть все основания считать, что ее источником был именно Ф. Щербаков. Впрочем, в таких вопросах недопустима избыточная торопливость. Обсудив высокую вероятность именно такого источника эксцесса, мы берем тайм-аут для уточнения данной, весьма существенной, информации. И продолжаем слежение за карьерными кульбитами Федора Щербакова.

С 24 сентября 2007 года Дмитрий Николаевич Козак назначен министром регионального развития Российской Федерации. Далее Козак то является председателем национального наблюдательного совета по развитию Государственной корпорации по строительству олимпийских объектов и развитию города Сочи, то ответственным за Зимнюю Олимпиаду 2014 года в городе Сочи. А еще Козак курирует в Правительстве РФ вопросы, связанные с новыми субъектами РФ. Относясь с уважением к деятельности этого государственного чиновника, мы предлагаем присмотреться к вехам биографии некоего мелкого бандита, информационного и не только, компрометирующего такого почтенного человека, как Дмитрий Козак.

Как мы убедились, этот мелкий бандит сначала был пресс-секретарем Козака как полномочного представителя президента РФ в Южном федеральном округе.

С 24 октября 2007 года по 17 ноября 2008 года этот же мелкий бандит с большими претензиями являлся помощником Д. Козака как главы Минрегионразвития РФ.

С 19 ноября 2008 года по 9 октября 2009 года этот же сомнительный персонаж являлся советником президента государственной корпорации «Олимпстрой». Козак в это время курировал данное важнейшее направление. Именно в данный период возникают устойчивые деловые и личные связи Федора Щербакова и Дмитрия Грызанова. Подробно качество этих связей и их реальное содержание будет обсуждено в следующих частях этого аналитического исследования.

Потом вращение Щербакова и его подельников вокруг уважаемого респектабельного администратора, входящего в высшую лигу, прекращается.

С 12 октября 2009 года по 14 февраля 2010 года Щербаков работает всего лишь заместителем директора ОАО «Стройтрансгаз». Поднаторев в сопровождении одних спортивных строек, данный персонаж переходит к сопровождению других спортивных и иных строек. Кстати, с 2014 года в числе объектов, которые сооружает «Стройтрансгаз», — большой футбольный стадион в Волгограде.

Почему важен Волгоград? Потому что в 2010 году специалист по стройкам, он же информационный рейдер, становится помощником главы администрации Волгоградской области, то есть еще прочнее сращивается с Грызановым, который, как мы помним, подвизается на сходном поприще с ноября 2009 по март 2012 года в качестве генерального директора ОАО «Корпорация развития Волгоградской области».

При этом специфические волгоградские административно-деловые приключения Щербакова продолжаются. Объемы и характер этих приключений подлежат дальнейшему уточнению.

Обсудив все эти немаловажные детали, в совокупности которых наиважнейшее место занимают интерфаксовские приключения, а также связи Щербакова с Грызановым, мы переходим к самому увлекательному — к влиянию матери Федора Щербакова на карьеру своего любимого сына.

Любая мать заботится о карьере сына, и в этом нет ничего предосудительного. Но мать Федора Щербакова — Марина Владимировна Рыклина — сама по себе крайне интересный персонаж.

Она родилась в Москве 23 июня 1954 года. Окончила факультет журналистики МГУ. Кандидат философских наук. Тема ее диссертации — «Связь с общественностью в условиях чрезвычайных ситуаций». Защита диссертации на такую тему в советское время — предмет отдельных размышлений, с которыми мы не хотим торопиться.

Марина Владимировна работала в Агентстве печати «Новости» и на киностудии «Центрнаучфильм».

С 1990 по 2004 год, то есть в течение 14 лет, она являлась начальником информационной службы МЧС РФ. Круг ее контактов в этот период опять же следует обсуждать отдельно.

С 2004 по 2005 год М. В. Рыклина руководила пресс-службой организации «Деловая Россия».

С 2006 года она руководила пресс-службой Общественной палаты РФ.

Привлекает внимание то, что в этот период членом Общественной палаты РФ являлся Дмитрий Александрович Пумпянский. Пумпянский — владелец Трубной металлургической компании (ТМК). А одним из менеджеров этой компании был Анатолий Бровко. Тот самый Бровко, который впоследствии был и вице-губернатором Волгоградской области, тесно связанным с тандемом Грызанов-Щербаков, и (с 2010 года) губернатором этой области.

Все связи требуют внимательной и непредвзятой проверки.

Хорошо бы, чтобы этой проверкой занимались не мои сотрудники, а сотрудники других организаций, имеющих большие полномочия. Но в отсутствие их внимания мы, при продолжении череды бандитских клеветнический действий, тоже справимся с такой работой. В конце концов, не впервой, и с более сложной справлялись. И поверьте, мы не будем при этом проявлять никакой предвзятости. Мы не шпана из «Новых Известий», а серьезные, интеллигентные люди.

Еще одно обстоятельство, привлекшее наше внимание. Мать Федора Щербакова Марина Владимировна Рыклина являлась преподавателем кафедры журналистики Российского государственного гуманитарного университета. В этом университете заведующим кафедрой журналистики является наш старый знакомый Николай Карлович Сванидзе. Николай Карлович был связан с Мариной Владимировной и по Общественной палате.

Мы знаем твердо, что семейство Сванидзе способно на самое грязное, причем отвязано бездарное информационное хулиганство. На чем и были пойманы с поличным. В связи с этим у нас рождается безобязательный, совершенно бездоказательный, чисто художественный образ новейших «Новых Известий» как сванидзевского информационного рупора (сокращенно — СИР). В дальнейшем мы так и будем называть данное издание. Производные от такого названия — например, обСИРание — мы оставляем на совести тех, кто их будет использовать. К сожалению, наверное, желающих будет немало.

Один из героев Достоевского говорил по этому поводу: «Некрасивость убьет».

Зная, что отец Марины Владимировны — Владимир Григорьевич Рыклин — известный кинорежиссер, член Союза кинематографистов СССР, мы надеемся, что СИР оценит нашу рекламу. Тем более, что сходняк, который руководит СИРом, как мы убедились, не чужд пристрастию к рекламе РЖД и прочего.

В следующих частях этого исследования мы разберемся, причем совершенно непредвзято, с родственными связями семейства Рыклиных, а также с реальной биографией отца Федора Щербакова. Фигура Николая Щербакова в следующих частях нашего исследования будет занимать достаточно важное место.

Нам осталось обсудить третьего подельника — прошу прощения, СИРовца. Но им мы займемся в следующей части нашего исследования.

А сейчас настала пора познакомить заинтересованных такими исследованиями интеллектуалов с тем, как компания идиотов разворачивала свой грязный черно-пиаровский заход против нас. Притом, что с каждым днем этот заход всё сильнее попахивает и дурдомом, и уголовкой.

Публикация «Доля Сергея Кургиняна: что еще можно заработать на митингах?» была в сокращении перепечатана семью интернет-изданиями, принадлежащими холдингу «Ура медиа». Понимаете? На то, чтобы заметать свои бандитские следы, у идиотов не хватило ни грязной бандитской профессиональности, ни куража, ни щедрости (они в своих изданиях это всё растиражировали бесплатно).

Вот интернет-издания, которые стали голосить вслед за СИРом.

Это сайт Mkset.ru (учредитель — Общество с ограниченной ответственностью «Ура медиа Уфа»).

Это сайт «Восток-Медиа» (зарегистрирован на ООО «Дальневосточная Информационная Компания», учредитель — ООО «Ура медиа»).

Это сайт Rostovgazeta.ru (зарегистрирован на ООО «Ура медиа Ростов»).

Это сайт Inkazan.ru (зарегистрирован на ООО «Оригами», при дальнейшем поиске выдает, что ресурс куплен «Ура медиа»).

Это сайт Tagilcity.ru (в учредителях значится ООО «Тагил Сити» — входит в «Ура медиа»).

Это сайт «НьюсТрэкер» (учредитель ООО «НьюсТрэкер» — принадлежит «Ура медиа»), это сайт «Новости Нижнего Новгорода» NewsNN.ru (входит в состав «Ура медиа»).

Хулиганы прихватили вдобавок пару газетенок, которые можно назвать приСИРатели, ибо они еще не вошли в ядро этого самого СИРа, он же — «Новые известия». Но репутация газетенок такова, что пахнуть всё начинает уже совсем махровым бандитизмом. И конечно же, одним из приСИРателей стал идиот по фамилии Стрелков, он же — Гиркин.

Что же касается других приСИРателей, то их криминальный бэкграунд мы обсудим отдельно.

В заключение несколько слов о сайте «Вестник бури» как якобы «сутевском» (могли бы что-нибудь поубедительнее придумать).

Сайт «Вестник бури», который создатели характеризуют как «сайт левой, социалистической направленности», открыт 1 апреля 2015 года. До этого с ноября 2014 года ресурс существовал в виде группы в социальной сети «ВКонтакте». Сайт не зарегистрирован в Роскомнадзоре. Публикации «Вестника бури» активно дублирует наиболее посещаемая группа «Левого фронта» «ВКонтакте».

Единственным представителем редакции сайта, «засвеченным» на youtube-канале «Вестника бури», является нижегородец Андрей Рудой — в прошлом член исполкома «Левого фронта». Рудому принадлежит наибольшее количество публикаций на сайте «Вестника бури», он один из авторов статьи «Суть времени: имитация красного», закрепленной в шапке группы «Вестника бури» в социальной сети «ВКонтакте» после публикации «Новых Известий».

Любой вменяемый человек, зайдя на сайт, увидит, что он ну никак не «сутевский», а напротив, антисутевский, обвиняющий «Суть времени» в буржуазных уклонах и прочих смертных грехах. А специалисты, мы надеемся, понимают, что такое «Левый фронт». И в каких реально отношениях он находится с определенными украинскими персонажами. А также с определенными политэмигрантами. Остается выяснить, в каких отношениях СИР находится с этими эмигрантами и бандеровцами. На выяснение этого вопроса уйдет время. Но надо успеть до мая. Я убежден, и только поэтому предложил вам данный доклад, что в мае хозяева СИРа, которых предстоит еще выявить, вместе с другими начнут разогревать ситуацию. Понимание этого и побуждает к аналитической деятельности.

Благодарю за внимание.