Статья
Роль нашего народа в Победе затушевывается на Западе год за годом. Надписи на российских плакатах «И помнит мир спасенный» сегодня почти не отвечают реальности, потому что мир уже ничего не помнит

Беспамятность спасенного мира, или 8 мая против 9 мая

Россия празднует День Победы над фашизмом 9 мая. Европа и США — 8 мая. И дело тут отнюдь не только в разнице между среднеевропейским и нашим временем, как это обычно рассказывается.

После окончания войны было два договора о капитуляции Германии.

Первый был подписан 7 мая 1945 года в 2:41 по среднеевропейскому времени во французском городе Реймсе. Немцы стремились сдаться западным экспедиционным войскам, рассчитывая на более легкие условия капитуляции. Договор в Реймсе подписали начальник штаба союзных войск в Европе американец Уолтер Беделл Смит и начальник советской военной миссии в Париже Иван Суслопаров, чей статус явно не соответствовал уровню церемонии. В договоре говорилось, что германское командование сдается «Верховному Командованию экспедиционных сил союзников и одновременно советскому Верховному Командованию». «Авторитетным» назывался лишь английский текст договора.

После подписания Реймского договора 8 мая на улицах Европы и Америки начались победные марши и празднования. Между тем в Германии советские солдаты еще вели бои...

Суслопаров, поставивший свою подпись на документе от имени СССР, не получил на это санкции из Москвы. При этом по настоянию советского генерала в документе было оговорено, что данный договор не должен исключать возможность подписания другого акта по требованию одной из стран-союзниц.

Настоящий акт о капитуляции Германии необходимо было подписать, не принижая СССР как главного победителя. Подписать от лица высшего военного командования не только западных союзников, но всех стран антигитлеровской коалиции. И в столице капитулировавшей Германии, а никак не в одном из французских городов.

Второй Акт о капитуляции был подписан в соответствии со всеми этими условиями 8 мая в 22:43 по среднеевропейскому времени в пригороде Берлина Карлсхорсте. С советской стороны капитуляцию принимал заместитель Верховного Главнокомандующего Г. К. Жуков, со стороны союзников — заместитель главнокомандующего союзными экспедиционными силами маршал Теддер. В берлинском договоре принимающие капитуляцию стороны перечислялись в соответствии с их вкладом в победу: германское командование, говорилось в нем, сдается «Верховному Главнокомандованию (а не Командованию — слово уточнили в соответствии с советской терминологией. — М. Ш.) Красной Армии и одновременно Верховному Командованию Союзных экспедиционных сил». В документе подробнее проговаривалась сдача Германией военной техники. Аутентичными были названы русский и английский тексты договора.

У нас на момент подписания договора в Карлсхорсте было уже 0:43 ночи. Поэтому мы празднуем День Победы 9 мая. На Западе же таким днем было объявлено 8 мая.

Сегодня на Западе вокруг договоров в Реймсе и в Карлсхорсте развязана настоящая идеологическая борьба. На официальных празднованиях всё еще говорится о том, что 8 мая — это день капитуляции в Берлине. Но при этом то и дело утверждается, что лишь капитуляция в Реймсе была «настоящей». А в Берлине — якобы «ненастоящей», подписанной «лишь под давлением ярости Сталина». Приведем только несколько примеров.

Так, в статье в популярном французском журнале L’Express от 7 мая 2010 года, озаглавленной «Настоящая дата капитуляции — 7 мая 1945», утверждалось: «Сталин желал, конечно, лишь из чистой пропаганды (выделено мною. — М. Ш.), чтобы капитуляция была подписана на Востоке...» Однако, несмотря на такие «происки Сталина», для жителей западных стран 8 мая, по мнению автора статьи, — это день объявления о Реймском договоре: «Коллективная западная память закрепила дату 8 мая для празднования дня немецкой капитуляции потому, что эта новость была провозглашена в западных столицах 8 мая в 15 часов».

Другой популярный французский журнал, Le Point, опубликовал 8 мая 2014 года статью под еще более красноречивым названием: «Фальшивая капитуляция 8 мая 1945 года». Описывая «настоящую капитуляцию в Реймсе», автор статьи сетовал: «...В одном из классов колледжа Реймса заканчивается Вторая мировая война 7 мая 1945 года в 2:41 после подписания документа обеими сторонами... Однако в истории остается 8 мая».

Французский телеканал BFMTV 7 мая 2015 года тоже вполне показательно озаглавил свою заметку: «Нацистская Германия капитулировала не 8 мая в Берлине, а накануне в Реймсе». После Реймса, понятное дело, всё «испортили» русские. Сталин «был в ярости. Поэтому было решено, что вторая церемония состоится 8 мая в Берлине».

Пропагандой Реймса занимаются и официальные структуры. Так, на интернет-сайте министерства обороны Франции на странице, посвященной празднованию окончания войны, рассказывается, что договор в Карлсхорсте был подписан лишь из-за Сталина, а в виде иллюстрации к событию — дана фотография церемонии в Реймсе.

Конечно, не одни французы рассуждают о «правильном» Реймсе и «неправильном» Карлсхорсте — в других западных странах это делается не менее откровенно.

Так, 5 мая этого года популярный американский интернет-ресурс The Huffington Post в заметке под названием «8 мая 1945 года не является датой капитуляции» сообщал читателям: «7 мая 1945 года в 2 часа утра в Реймсе, в генеральной квартире командира союзнических сил Эйзенхауэра Германия подписала акт о капитуляции, сдаваясь союзникам. Ошибка в дате? Нет, эта подпись существовала и была поставлена генералом Йоделем, командующим вермахтом... 8 мая подпись поставил немецкий генерал Вильгельм Кейтель. Если в истории осталась именно эта дата, то это, прежде всего, из-за психоза русских... (выделено мною. — М. Ш.)».

Каждый год к 9 мая западные СМИ агрессивно критикуют празднование Дня Победы в России — и его формы, и нашу верность павшим, и сам факт решающего вклада СССР в победу над нацизмом. Приведем вновь лишь несколько примеров.

9 мая 2014 года в швейцарской газете Neuer zuericher Zeitung вышла статья под возмутительным названием «Россия и культ Второй мировой войны. Маленькие воры большой Победы», утверждавшая, что «использование войны в целях пропаганды в путинской России сильнее, чем даже в СССР».

Французский журнал Le Point 8 мая 2015 года ерничал, что «9 Мая — это русский праздник русской победы и только для русских», и высказывал сожаление, что «сегодня существуют слишком сильные табу по вопросу о героизме советских солдат».

Официальная американская газета The Washington Post в статье от 7 мая этого года заявляла, что американцы считают победу во Второй мировой войне своим триумфом, а роль Красной Армии оценивают как «более или менее вспомогательную». И, само собой, тут же нападала на празднование в России Дня Победы: «Путин проводит танковые парады, увидев в 9 мая способ собрать граждан вокруг государственного флага».

А немецкая (уже и немецкая!) газета Berliner Zeitung в этом году 6 мая нагло заявила: «Помпезное празднование Дня Победы усиливает впечатление, что сегодняшняя Россия видит себя Советским Союзом и, следовательно, скоро будет его возрождение. Но этот «праздник 9 мая» служит лишь демонстративному самозаверению в величии своей нации — не только для постсоветского пространства, но и для остального мира».

Роль нашего народа в Победе затушевывается на Западе год за годом. Надписи на российских плакатах «И помнит мир спасенный» сегодня почти не отвечают реальности, потому что мир уже ничего не помнит. Мир, за редкими исключениями, считает, что высадка союзников в Нормандии решила исход Второй мировой войны.

Более того. Сегодня в школах Европы коммунизм приравнивается к нацизму и итальянскому фашизму. Уже выросло поколение молодых европейских интеллектуалов, уверенных, что во Второй мировой войне «воевало два вида фашизма — фашизм и коммунизм», причем сталинский режим был страшнее гитлеровского, а победила всех американская «демократия». Одновременно популяризируется немецкий взгляд на историю, преподносящий войну как «трагедию европейских народов».

Опросы, проведенные во Франции, показывают, что оценка победивших в войне сил кардинально изменилась за прошедшие 70 лет. Если в 1945 году 57 % французов знали, что войну выиграл Советский Союз, и лишь 20 % отдавали эту роль США, то в 2015 году 54 % уже считают, что войну выиграли США.

Большинство же молодежи, воспитанной на вышеупомянутых учебниках, и вовсе полагает, что французов освободила Америка, в то время как СССР и Германия воевали против Франции.

Добавим, что европейцы уже давно регулярно не празднуют 8 мая. Зато 9 мая в Евросоюзе считается Днем Европы. Через пять лет после окончания войны, в 1950 году, 9 мая (не правда ли, интересное совпадение?!) французский политик Робер Шуман предложил воссоединить Европу, начав с объединения угольной и сталелитейной промышленности Франции и Германии.

И, кстати, не странно ли, что и СМИ, и официальные институты Франции зачастую называют капитуляцию нацистской Германии — причем и Реймс, и Карлсхорст, победу в целом — «перемирием»? Так, случайностью или историческим подверстыванием можно объяснить выражение «перемирие 1945 года», упорно фигурировавшее на приглашениях от Елисейского дворца, рассылавшихся в 2009 и в 2010 году, а в 2013 году — и на странице министерства образования Франции?..

Беспамятство европейцев давно известно. Но в этом году произошло нечто новое: российская организация, занимающаяся связями с соотечественниками за рубежом, Россотрудничество, предложила провести «Бессмертный полк» в некоторых странах Европы 8 мая. Организаторы шествия аргументировали выбор даты тем, что «по всей Европе день Победы празднуется 8 мая». По совпадению, 8 мая был в этом году выходным днем, и это, по мнению Россотрудничества, позволяло нашим соотечественникам за рубежом «пройти маршем вместе с бывшими французскими солдатами». И «в принципе, празднуется не дата, а победа над фашизмом в конце войны», — заявляли напоследок организаторы. Таким образом, шествие «Бессмертного полка» было решено вписать в общую концепцию «европейского примирения».

Предложение от русских отмечать 8 мая вызвало, в частности во Франции, остро негативные отклики. Вот лишь некоторые из них.

Александр Мумбарис, политический активист, издатель, бывший участник борьбы против апартеида в ЮАР, за что был осужден в 70-х годах на 13 лет тюрьмы, из которой позже бежал: «Хочу Вам напомнить, что празднование 8 мая капитуляции нацистской Германии — это капитуляция перед западными союзниками, а не перед Советским Союзом.

Дата для праздника, затрагивающего все подписавшиеся страны, включая и Советский Союз, — это 9 мая. 9 мая — это легитимная дата и это российский праздник.

Праздновать первую, а не вторую дату, является актом презрения к жертве, принесенной советским народом, как и к погибшим еще в этот день советским солдатам.

Что касается организаторов, то я бы сказал, что они влились в общую антисоветскую атмосферу, коварную и неискреннюю, которая царит на Западе...

Мы испытываем самые теплые чувства к русскому народу и надеемся на него».

Доминик Мазует, автор социологической литературы, владелец книжного магазина, председатель профсоюза работников печатного дела: «...Праздновать победу 8 мая значит, явным образом, выбрать свою сторону. Сторону, которая уже не является той же, <...> что у миллионов русских (и других) мучеников и, еще меньше, стороной советских героев Красной Армии. При том, что это они — практически в одиночку — и выиграли эту войну».

Бруно Дрвески, историк, политолог, сотрудник национального Института языковедения и восточных цивилизаций: «7 мая была первая церемония подписания Акта, «американская», и 8 мая была церемония в Берлине, настоящая. <...>

США отказалось от компромисса и решили праздновать 7/8 мая 1945 года против советского 8/9 мая. И так как этого всё равно было недостаточно, чтобы легитимизировать их доминирование в Европе (включая Германию) <...> США сбросили на Японию две атомные бомбы. <...>

Восхищение героизмом и борьбой приводит нас к тому — если мы выступаем за социальный и человеческий прогресс — что мы отдаем предпочтение 8/9 мая против бухгалтерского реализма выигравшей экономической силы 7/8 мая. Но массовое сознание западного населения обработали настолько, что они забыли о том, что нужно сделать свой выбор — как философский, так и исторический. <...>

Если русские принимают решение праздновать <...> на Западе, 8 мая — это из-за того, что они хотят похоронить эту дискуссию, понимая, что она потеряна для них на Западе, что она встретит здесь лишь непонимание после 70 лет промывки мозгов. В России сохраняется 9 мая. Но и Россия вынуждена находиться в определенных прагматичных рамках <...> как долго еще?»

Закончилась затея с шествием 7/8 мая по миру «Бессмертного полка», как и можно было ожидать, отвратительно: в Аргентине на организованной Россотрудничеством акции открыто прошествовали сторонники генерала-предателя Власова и потомки коллаборационистов, в большом количестве сбежавших в эту страну после войны.

Если российские официальные структуры откажутся от празднования Дня Победы 9 мая за рубежом и встроятся в календарь западных дат, нам постепенно навяжут и всю западную традицию исторического беспамятства. И тогда память о наших воевавших дедах и прадедах окажется подменена позорными акциями «примирения» — коммунистов с фашистами.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER