Статья
/ Анатолий Янченко

Стандарты в медицине в советское время и теперь

Т. Гиппиус. Военврач с мальчиком. 1930

(Продолжение. Начало см. здесь)

Раньше в основе работы врача лежали руководства, монографии, справочники и методические письма. Руководства — это очень серьезная литература с детальным разбором различных вариантов течения болезни и, соответственно, лечения. Создавали их коллективы ведущих специалистов. Монографии — это тоже серьезная, хотя нередко весьма тенденциозная литература. Справочники — это хорошо выверенные, краткие сведения для быстрого ориентирования врача, притом оставляющие место размышлению. Методические письма очень сжато и конкретно описывали четкий алгоритм работы по отдельным методикам, с конкретными заболеваниями или осложнениями. Их писали, опять же, коллективы ведущих специалистов и утверждал Минздрав, вследствие чего они являлись стопроцентно гарантированной защитой при разборе действий врача и внутри коллектива больницы, и в суде.

Однако алгоритмы (читай: стандарты) были лишь стартовой площадкой, опорой на первые годы работы. А при этом шел постоянный профессиональный рост, который не только не тормозился, а всячески неустанно стимулировался. Нет, конечно, и раньше не все врачи постоянно читали свои журналы и книги. Некоторые, к сожалению, всю жизнь так и ехали на институтском багаже. Но большинство считало, чтобы профессионально расти: прочел, изучил, начал использовать.

Все-таки основное назначение стандартов — регламентация работы врачей во время войн и чрезвычайных ситуаций — при массовом поступлении раненых и больных. Естественно, что в условиях острого дефицита времени и внимания, которые можно уделить каждому пациенту, неизбежны обидные огрехи и печальные ошибки. Но это во время катастрофы можно согласиться, что спасти тысячи людей важнее, чем тщательно выходить десяток. (Согласиться, но не смириться.) Однако почему нужно с этим соглашаться сейчас, в мирное время? Или оно не такое уж и мирное? Но тогда надо сказать, что мы живем в катастрофической ситуации — и потом уже принимать соответствующие меры.

Вот только, повторюсь, те шаги, которые осуществляет Минздрав, создавая иллюзию выкарабкивания из беды, усугубляют, а не спасают. (Успешное внедрение высокотехнологической медицинской помощи в отдельных разделах медицины, например, в экстренной кардиологии, — это несомненный успех. Но, к сожалению, частный, не затрагивающий систему.) Через некоторое время стандарты дадут тот же эффект в медицине, что ЕГЭ дал в образовании. Правда многие и ЕГЭ понимают очень поверхностно — просто как форму экзамена. Не осознавая всей глубины пагубного влияния на систему школьного (да и высшего) образования. Конечно, если школьник захочет, он любые книжки дополнительно почитает — интернет ему в помощь. Вот только ЕГЭ не стимулирует к этому. Так же и врачу никто не запретит читать руководства и монографии — но стандарты не будут стимулом к этому. Так, чтение из любопытства: все равно не используешь, пока стандарт не поменяют.

Собственно, теперь рассматривать стандарт как стартовую площадку можно будет весьма условно. Потому что движение вверх станет движением от стандарта к стандарту, разве что к более высокому. А это — очень, очень узкий коридор. Жестко огороженный. И никакие исключения для научных работников медицинских НИИ погоды не сделают.

Произойдет формализация работы врача. Лечение человека будет низведено до ремонта механизма. А это, извините, дегуманизация. России с ней не по пути.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER