Статья
Уроки Первой мировой войны, цена французской дружбы и мифы русской эмиграции

Французы отдали дань памяти солдатам Русского экспедиционного корпуса

Вчера, 11 ноября как впрочем и каждый год, Франция отметила годовщину окончания Первой мировой войны или, как они говорят, Перемирия 1918 года. Эта бойня унесла жизни 10 млн солдат и миллионов мирных жителей. Для России, экономически слабой и зависимой от иностранного капитала страны, она стала фатальной, положив начало разделу ее территорий. Россия потеряла 1 670 тысяч солдат и более миллиона мирных жителей, пострадала от голода и разорения. И кроме большевиков не нашлось силы, которая могла бы спасти погружающуюся в хаос страну.

Франция, несмотря на то, что после Первой мировой стала сильнейшей экономической и военной державой на континенте, тоже была надломлена. Она понесла огромные потери:1 293 464 солдат и 160 000 мирных жителей. Возможно поэтому память об этой войне хранится бережнее, чем о Второй мировой.

Наш корреспондент побывал в коммуне Ла Тест-де-Бюш близ Бордо, где состоялась церемония возложения венков в память солдат Первой мировой войны. Вот его репортаж.

Национальный некрополь при коммуне Ля Тест-де-Бюш (провинция Жиронда) находится на месте расположения военного лагеря Курно времен Первой мировой войны. Лагерь был предназначен для «зимовки» войсковых формирований, укомплектованных представителями западно-африканских французских колоний, так называемых «сенегальских стрелков» (в зимнее время они не могли быть в окопах — слишком холодно). Лагерь был построен в срочном порядке в 1916 году силами самих тиральеров на местности, выбранной из-за наличия железнодорожных путей и удобства коммуникаций с африканским континентом.

Однако плохо оборудованные бараки, холодная для тех мест зима, болотистая местность, отсутствие врачебной помощи и антисанитария привели к эпидемии пневмонии, от которой умерло более 900 сенегальских солдат из 27 000 прошедших через лагерь. После отправки африканских солдат на фронт в сентябре 1917 года, в лагерь было направлено около 7 000 солдат русского экспедиционного корпуса (РЭК). Как они там оказались?

Первая пехотная бригада РЭК прибыла в Марсель в апреле 1916 года. За ней последовали 3-я и 4-я бригады. Проявив мужество и героизм, в том числе и в сражении под Верденом, русские не позволили немцам выйти к Парижу. В апреле 2017 года участвовавшие в наступлении союзников 1-я и 3-я бригады РЭК понесли тяжелейшие потери: в течение 3 дней из 19 000 военных почти четверть были ранены или убиты. В то же время до них доходит весть об отречении царя. Солдаты начинают задаваться вопросом, за что они должны воевать на французской земле и не будет ли каждый их бой последним. Среди них растут революционные настроения.

Распространяются листовки и брошюры, в которых говорится, что они являются лишь «пушечным мясом» и «проданы в обмен на поставки вооружения». И так ли далеко это было от истины? Боясь, что подобные настроения перекинутся на французских солдат, французское военное командование решило переместить русские части подальше от линии фронта в лагерь Ля Куртин близ Лиможа в июле 1917 года.

Но брожение продолжается и в лагере Ля Куртин. Девять тысяч солдат объединяются, отказываются выходить на военные занятия, формируют зачаток «советской республики» и требуют отправить их в Россию. Французы спешат перевести оставшихся 7 000 «лояльных» солдат в лагерь Курно к западу от Бордо. Французское правительство было согласно репатриировать протестующих, но переговоры с эмиссарами Керенского не дают результатов.

Французской стороне и командованию РЭК удалось внести раскол в ряды восставших и подавить протест, расстреляв лагерь из артиллерии. Официально была названа цифра в 9 погибших, но в некоторых источниках говорится о сотне и даже двух сотнях убитых. Восставших судили, часть из них приговорили к тюремному заключению, часть (более тысячи) — к каторжным работам в Африке.

Когда до солдат донеслись вести о Великой Октябрьской Социалистической революции, декрете о мире и земле, они стали рваться домой, но были вынуждены оставаться в лагере еще несколько месяцев. После того как в январе 1918 года лагерь заняли американцы, русские солдаты ушли по большей части в рабочие роты, либо в Иностранный легион. Вернуться домой они смогли лишь 1919–1921 гг.

Память о солдатах русского экспедиционного корпуса жива в том числе и благодаря профессору университета Мишелю Грану, который много делает для поддержки российско-французских дружеских отношений. Он занимается восстановлением имен погибших, организует различные мероприятия.

Вчера впервые на возложенных к памятнику венках были ленты российского триколора, в память о покоящихся здесь 12 русских солдатах.

На церемонии присутствовали мэр коммуны Ла Тест-де-Бюш, консул Сенегала, солдаты французской армии, руководители ветеранских организаций, представители французских и сенегальских исторических ассоциаций. Российскую сторону представляли почетный вице-консул Александр де Миллер де ла Серда и директор воскресной русской школы Бордо — Кодеран Елена Модебадзе Гран со своими учениками.

Солдаты французской армии торжественно вынесли боевое знамя и подняли флаги России, Франции и Сенегала. После выступления официальных лиц состоялось возложение венков с исполнением гимнов 3 государств. Присутствующие на церемонии французы, русские и сенегальцы сделали совместное фото в знак дружбы.

Александр де Миллер де ла Серда произнес речь, в которой, как и 100 лет назад, отразились противоречия и непонимание частью элит причин своего жестокого поражения. Сначала он напомнил о «франко-русском альянсе, рожденном в конце 19 века, когда перед Европой уже стояла угроза войны 1914-1918». По его словам, уже тогда были противники этого союза, в частности, депутат Жорж Клемансо. Полемика шла и в тогдашних французских СМИ. Александр де Миллер де ла Серда продолжал: «Произошел жесткий обмен письмами между российским послом и будущим «отцом французской победы», который был далек от того, чтобы представить жертвы армии Николая II, сдерживающей немцев на восточном фронте и не позволившей немцам взять Париж в 1914.... В любом случае в 1914, когда немецкая армия одерживала победу за победой, вступление России в войну стало спасительным для Франции. Русские пожертвовали своей армией, чтобы помочь Франции выиграть битву на Марне, спасти французскую столицу и освободить Реймс.»

Вице-консул также отметил значительную роль, которую Россия сыграла под Верденом, самой кровавой битве первой мировой войны. Он так описал события: «Наступление немцев на эту крепость началось в феврале 1916. Несмотря на жестокое сопротивления французы были вынуждены отступать. Немецкая армия, в три раза превосходила французскую по числу личного состава и в 4 раза — по количеству артиллерии. Верден оказался в полу-окружении. Если бы он пал, немцам снова открылась бы дорога на Париж....К середине лета наступление начало выдыхаться. Эта битва, или «бойня», как окрестили ее историки, длилась до декабря 1916. В ней Германия потеряла 600 тыс солдат, Франция — 300 тыс человек. Обе стороны нуждались в подкреплении на этом стратегическом направлении.» И опять, по его словам, Россия пришла на помощь. «В начале июня началась операция Брусилова, наступление на фронте шириной 500 км. Отодвинув фронт на 60-150км, брусиловский рывок нанес немцам потери до 1 млн 500 тыс убитыми. Таким образом, для спасения ситуации,немцы были вынуждены перевести на восточный фронт, в том числе из-под Вердена, 30 пехотных и несколько кавалерийских дивизий. С этого времени поражение немецкой армии стало вопросом времени.» Александр де Миллер де ла Серда по сути связывает французскую победу с жертвой, которую Россия принесла этой «дружбе». Как мы знаем, дружба — понятие двустороннее. Чем ответила Франция во время интервенции 1918-1921 года, мы помним.

Ответственность за столь дорогую щедрость почетный вице-консул возложил на Николая II, которого он назвал «ярым сторонником этой помощи». Правда, Александр де Миллер де ла Серда считает, что Николай все сделал правильно. Кроме того, он повторил расхожие в эмигрантской среде мифы о том, что «при власти Николая II Россия осуществила большой экономический подъем, проведя серию эффективных реформ, повысил население и оборонный потенциал. Если бы не было Первой мировой войны и революции Россия могла войти в ряд экономических, военных и политических лидеров мира.» Именем погибших он призвал крепить франко-русскую дружбу.

Очень хочется, чтобы часть нашей элиты, пребывающей в мечтах о «дружбе с Европой» и ложных иллюзиях о своем месте в мире, наконец посмотрела на реальность трезво, чтобы вновь не повторилось той бессмысленной трагедии, какой стала Первая мировая война в начале прошлого века.

Миф о «процветающей России при Николае II» как раз недавно был в поле зрения московской исторической конференции «Сути времени». Основываясь на документальных и статистических материалах, исследователи показали, что в России даже до войны рос государственный долг. У страны не было средств на модернизацию. А при общем индустриальном отставании поражение в войне было неизбежным.

Россия жила в кредит. В 1906 году она стояла на пороге банкротства и только французский займ на сумму 843 млн рублей отсрочил крах. При этом только лишь часть займов шли на развитие экономики.

Кроме того, и сам капитал как промышленный, так и финансовый в значительной степени был иностранным. В 1914 году доля иностранного капитала в 18 главных акционерных банках России достигала 42,6 %

Ситуация, в которой Россия была сто лет назад, во многом повторяются сегодня. «Российская империя не смогла уйти от экспортно-сырьевой модели экономики. Предметы высокого передела приобретались за вывозимые ресурсы. Станкостроение, точное машиностроение, электротехническая отрасль в стране фактически отсутствовали... «Прозевала» Российская империя и начало новой технологической волны, когда пар и чугун начали уступать свое место стали и электричеству. Новые высокотехнологические направления производства, такие как двигателе-, турбино-, автомобилестроение, присутствовали в России либо в зачаточном состоянии, либо на уровне «отверточной» сборки», — пишет исследователь.

Большинство авторитетных источников говорят о том, что фактическая доля иностранного капитала в акционерных предприятиях российской промышленности накануне Первой мировой войны колебалась от 40% до 50%.

Целые отрасли российской промышленности стратегического характера на 60-90% принадлежали иностранцам. В результате того, что правящая верхушка «прозевала» технологический рывок, Россия оказалась кандидатом на империалистический раздел.

История не знает сослагательного наклонения. Слабый и бездарный правитель, каким был Николай II и его окружение, развалил Россию, в том числе, вступив неподготовленным в войну. Сегодня необходимо учитывать ошибки прошлого, а не убаюкивать себя сказками о «России, которую мы потеряли». Будем надеяться, что это трагическое событие напомнит и гражданам страны, и руководителям государства о тяжелых последствиях в отказа от развития. Тем не менее, у нашей страны есть опыт преодоления такой ситуации и в истории есть этому примеры.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER