Статья
/ Жанна Тачмамедова
Гендерные исследования — это больше, чем просто научное знание. Это идеология, призванная коренным образом изменить представления человека о самом себе и национальную культуру народа в целом

Иностранная поддержка продвижения гендерной идеологии в России

В отличие от других глобалистских технологий, технология гендерного равенства продвигается в нашей стране не так открыто и бесцеремонно, как, например, ювенальные технологии. Вредоносность ювенальной идеологии: вмешательство в частную жизнь семей, прямое и открытое копирование и внедрение западных законодательных ювенальных норм в российское законодательство — быстро стала очевидной для общества и вызвала яростное его сопротивление.

С гендерной идеологией все происходит иначе. Да, попытки открыто внедрить «гендер» в наше законодательство имели место, но до сего момента они ничем не заканчивались. Зато весьма продуктивной оказалась работа гендерных идеологов в отдельных секторах российского общества. Сектора эти как бы не связаны между собой, но это принципиально важные и чувствительные области приложения силы, систематическое воздействие на которые неизбежно вызовет фундаментальные изменения в обществе. Именно на эти области и направлены огромные иностранные интеллектуальные и финансовые ресурсы. На ком же сосредоточились иностранные гендерные технологи в нашей стране?

Прежде всего, на представителях научного сообщества: социологах, этнографах, психологах, педагогах. Гендерная идеология внедряется в эту среду под видом научных исследований. Для того чтобы понять, как это делается, нужно сначала выделить основные составляющие гендерной идеологии.

Сначала гендерные идеологи всегда ведут разговоры о равенстве прав мужчин и женщин. Кроме того, они очень любят изучать вопрос о том, какие черты присущи женскому и мужскому полу. Эти вопросы и идеи непосвященным кажутся безобидными и невинными. Однако гендерные идеологи после первого шага обязательно делают шаг № 2. Они сообщают, что все эти черты женственности женщин и мужественности мужчин сформированы культурой. То бишь женственность и мужественность — это социальный конструкт, а пол — это «культурная метафора». А потом — понятиям «мужественность» и «женственность» присваивается негативное определение «дискриминирующие стереотипы», с которыми гендерные идеологи и предлагают бороться.

Сами ученые, занимающиеся гендерной проблематикой, признаются, что гендерные исследования — это больше, чем просто научное знание. Это идеология, призванная коренным образом изменить представления человека о самом себе и национальную культуру народа в целом. Чтобы не быть голословными, приведем цитату из современного учебника социологии для вузов: «Формирование гендерного подхода в социальном и гуманитарном знании в сущности представляется гораздо большим, чем просто появление новой теории. Это — принципиально новая теория, принятие которой иногда обозначает изменение ценностных ориентаций человека... использование гендерного подхода в социальном и гуманитарном знании представляет широкие возможности для переосмысления культуры... Гендер как культурная метафора и теория его деконструкции используется, в основном, в гуманитарных науках».

Гендерные идеологи требуют деконструкции «культурных стереотипов», то бишь представлений о женственности и мужественности.

Каким же образом иностранные гендерные технологи переформатируют российское общество?

Начинается все с процесса «вербовки» заслуженных ученых, например представителей РАН. Они приглашаются на стажировки в западные университеты, далее, получив соответствующий идеологический багаж, они начинают уже читать курсы лекций в западных университетах. Чтение курса лекций — это, по сути, легальный метод подкупа: деньги и научный престиж — мечта современного научного работника. Далее эти ученые приезжают в Россию и занимаются формированием так называемой научной школы. По всей России при вузах создаются научно-исследовательские центры и лаборатории по гендерным исследованиям, в образовательные программы и курсы внедряются идеи о конструировании и деконструировании гендера.

Важно отметить, что выражение «гендерные исследования» в нашей и западной научной среде призвано придать наукообразность и якобы научную обоснованность описанным выше основным идеям гендерной идеологии. На самом же деле множество отечественных так называемых гендерных исследований — это либо сбор данных (о состоянии нашего общества, о психологических характеристиках его граждан), либо подводка выводов на основе этих данных к заданным идеологическим гендерным постулатам.

Сбор данных и передача их иностранным интересантам — не менее важная функция внедрения гендерных технологий, чем разрушение национальной культуры. О необходимости сбора данных написано во многих ключевых международных документах, посвященных регулированию и внедрению гендерного равенства. Сотни псевдонаучных работ в сотнях российских вузов и исследовательских центрах посвящены «доказательствам» того, что мужского и женского пола с его характеристиками женственности и мужественности по сути не существует. В основном, гендерная идеология продвигается на кафедрах гуманитарных факультетов, изучающих семью и отношения между полами. Гендерные идеологи проводят большую работу по консолидации молодых ученых вокруг себя. Создают советы молодых ученых из разных вузов.

Напомним, что в «стереотипные», по мнению гендерных идеологов, включены и представления о выборе сексуального партнера противоположного пола. Но если пола как такового не существует, или их гораздо больше, чем два, то гетеросексуальные отношение как норма упраздняются. Гендерная идеология является всего лишь наукообразной оболочкой ЛГБТ-идеологии. Неудивительно, что лоббистами гендерного равенства на Западе были именно представители ЛГБТ-сообщества. Неудивительно, что спонсируют отечественные гендерные исследования часто организации ЛГБТ. Наконец, неудивительно, что большинство гендерных «ученых» либо тесно связаны с ЛГБТ-идеологами, либо открыто поддерживают ЛГБТ-идеологию.

Иностранное финансирование «исследований» часто осуществляется через фонды, выдающие гранты на научные исследования. Среди научно-исследовательских площадок, оказавшихся под иностранным влиянием, оказались институты РАН и крупнейшие российские научно-исследовательские центры.

Приведем несколько примеров (их на самом деле многие сотни, но мы расскажем только о нескольких из них, чтобы показать некоторые схемы и методы работы иностранных гендерных технологов).

Продвижение гендерной идеологии в области этнографии

В начале девяностых в Институте этнологии и антропологии РАН был организован Сектор этногендерных исследований. Сотрудники сектора являются членами Российской ассоциация исследователей женской истории. Эта российская организация является частью крупой международной структуры: «Международной федерации исследователей женской истории» (МФИЖИ), созданной при содействии Фонда Рокфеллера. МФИЖИ поддерживается Глобальным фондом для женщин, Фондом Розы Люксембург, Американской ассоциацией женщин-славистов (American Association for Women in Slavic Studies), Фондом Михаила Прохорова, Фондом Фридриха Эберта». Глава сектора этногендерных исследований РАН признан первым и самым известным в России специалистом по гендерным исследованиям. Читал лекции в США, которые спонсировались, например, Центром российских, восточноевропейских и евразийских исследований Мичиганского университета.
Глава сектора этногендерных исследований РАН также защищает радикальный феминизм, чайлд-фри, выступает против гендерных стереотипов и поддерживает гей-браки.

Отметим, что этнографические и психологические исследования в гендерной идеологии нужны не только в качестве прикрытия продвижения идеологии ультрафеминизма и сексуальных отклонений. Этнографические исследования позволяют понять, каким именно образом в народе воспитывается и формируется под воздействием национальной культуры мужественность у мальчиков и женственность у девочек. Эти данные представляют большой интерес для любителей проводить разного рода гендерные деконструкции.

Продвижение гендерной идеологии в области социологии

В 1991 году в Институте социологии РАН был основан аналитический центр, посвященный гендерным исследованиям. Один из руководителей этого центра является также экспертом рабочей группы «Семейная политика и детство» Экспертного совета при Правительстве РФ и руководителем Исследовательского комитета «Социология семьи» Российского общества социологов (РОС). Этот ученый, имеющий все необходимые научные степени: доктор социологических наук, доцент, заслуженный деятель РОС, — прошел описанный нами выше путь. Сначала — стажировки в американских научных центрах и университетах. Далее — чтение лекций в западных университетах и, в конце концов, работа в России, где основным полем деятельности стало продвижение гендерной идеологии в научную среду в области социологии.

Важный для нас факт: этот ученый является представителем National Council on Family Relation (NCFR) — это одна из крупнейших в США неправительственных организаций, работающих в сфере исследований в области семейных отношений. NCFR также занимается обучением специалистов в области семейной психологии, объединяет «ученых» из десятков стран. NCFR сыграла важнейшую роль в легализации однополых браков в США. Кроме того, организация имеет связи с Бюро разведки и исследований государственного департамента США. Представители NCFR консультировали американское правительство в области семейной политики, и мы видим, до чего доконсультировали. Теперь его представители консультируют правительство российское.

Продвижение гендерной идеологии в государственные органы

Еще один известный социолог занят продвижением ЛГБТ-идеологии на высшие уровни государственной власти. Это не просто крупный ученый-социолог, но главный научный сотрудник Института социологии Российской Академии наук, который одновременно является членом Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека; членом Экспертного совета при Комитете по делам женщин, семьи и молодежи Государственной думы ФС РФ; членом Координационного совета по гендерным проблемам при Министерстве здравоохранения и социального развития РФ. Ученый является автором множества работ, посвященных гендерной проблематике, а его бурная деятельность финансируется Фондом Дж. и К. Макартуров и упомянутым сегодня Консорциумом женских независимых объединений, получавшим помощь от USAID и прочих столь же милых организаций и признанный в России иностранным агентом.

Чтобы еще яснее понять, чему учит этот ученый со товарищи студентов и молодых ученых в вузах страны, приведем его мнение о том, что такое истинно демократические принципы равенства между мужчинами: «Признание репродуктивных прав женщин и признание права на свободу за сексуальными меньшинствами, и возможности хирургического вмешательства для перемены пола, и возникновение техники искусственного деторождения».

Главный научный сотрудник Института социологии РАН, консультирующий Правительство и Комитет по делам женщин, семьи и молодежи Государственной думы РФ очень ратует за право мужчин на беременность. Он считает, что эти права позволят, наконец, «лишить всякого основания биологический детерминизм...».

«Один из крупнейших специалистов в этой области, французский биолог Жак Тестар, обсуждая тему «мужской беременности», вполне доступной технически, отмечал: «Мы больше никогда не сможем на традиционный манер рассуждать о «мужском» и «женском» началах. Недавний прогресс биологии, эволюция социальных отношений между мужчинами и женщинами приводят меня к мысли, что отношения между полами есть континуум, в глубине которого нет подлинной дуальности», — написано в его книге «Гендерное равенство в контексте прав человека». То бишь дуальные отношения между мужчиной и женщиной фактически не существуют, и в этом есть истинное гендерное равенство! А мы-то думали, что борцы за гендерное равенство выступают за равные зарплаты и равное представительство женщин в политике...

Нацеленность иностранных спонсоров на ученых неслучайна. С одной стороны, это дает возможность ЛГБТ-идеологам под видом ученых внедряться во власть, там они становятся консультантами исполнительной и законодательной власти в области семьи и детства, разрабатывают стратегические законодательные документы. С другой стороны, ЛГБТ-идеология под видом научных исследований внедряется в образовательный процесс в вузах.

Гендерная идеология проникла практически во все области гуманитарного образования и научного знания. Естественно, не обошли своим вниманием иностранные спонсоры и сексологию. Так, Российское научное сексологическое общество (РНСО) проводит гендерные «исследования» в сотрудничестве с Международной ассоциацией лесбиянок и геев (International Lesbian, Gay, Bisexual, Trans and Intersex Association, финансируется Фридом Хаус, Открытым обществом и т. д.), а также COC-Nederlands. Последняя организация поддерживает, обучает и создает сети ЛГБТ-активистов по всему миру, лоббирует их участие в ОБСЕ, ООН, Совете Европы и т. д.

Продвижение гендерной идеологии в педагогику и психологию

РГПУ им. А. И. Герцена — один из крупнейших вузов СПб, занимающийся подготовкой педагогов для средней школы — специалистов в области педагогической психологии. Выпускники этого вуза идут в школы, к детям. Университет имеет лабораторию гендерных отношений и магистратуру по гендерной психологии. Сотрудники университета активно сотрудничают с Центром независимых социологических исследований (ЦНСИ), признанным иностранным агентом и открыто транслирующим ЛГБТ-идеологию. Ежегодно в Центре проходят ознакомительную практику более 100 студентов вузов Санкт-Петербурга. Вместе с этим центром сотрудники герценовского университета организуют исследования, посвященные теме ЛГБТ, и «научные» конференции, например, на такие темы: «Праздник разнообразия: геи, лесбиянки, транссексуалы, БДСМ».

Помимо подготовки школьных учителей, любители садомазохизма и нетрадиционных сексуальных отношений обучают специалистов и консультантов по вопросам социальной политики, вопросам защиты прав человека и гендерного равенства в муниципальных и федеральных органах власти», а также будущих психологов и соцработников для кризисных центров для женщин и детей.

Важно понимать, что все российские адепты гендерной теории, вне зависимости от профессионального бэкграунда, исповедуют одни и те же идеологические тезисы: поддержка феминизма, нетрадиционных сексуальных отношений, мифов о семейном насилии. Поэтому говорить о самостоятельности этих, с позволения сказать, ученых не приходится. Все они хором твердят идеологемы, давно уже, до них, разработанные на Западе.

Продвижение гендерной идеологии в социальную работу

Перейдем к следующему профессиональному сообществу, ставшему объектом пристального внимания западных гендерных идеологов. Огромные средства и силы иностранные спонсоры тратят на обращение в гендерную религию российских соцработников.

Иностранные фонды организуют разнообразные гендерные курсы обучения как напрямую, так и через российские НКО, обычно связанные с кризисными центрами для женщин, или НКО, работающие с детьми, оставшимися без попечения родителей. Естественно, всё это происходит при поддержке региональных властей. Так, например, Консорциум женских неправительственных объединений проводит семинары «Гендерное просвещение работников региональных и муниципальных органов власти».

Несколько лет назад комитет по социальной политике Санкт-Петербурга совместно с Комитетом по работе с исполнительными органами государственной власти и взаимодействию с органами местного самоуправления организовал гендерный семинар для социальных работников Санкт-Петербурга. В семинаре принимали участие граждане Финляндии. Проходило данное мероприятие при поддержке (надо думать, не только моральной) иностранных женских организаций и Совета Министров Северных Стран, чьи информационные бюро в России признаны иностранными агентами.

Кроме того, КЖНО наладил связи с институтом по повышению квалификации при МВД, в котором проходят обучение полицейские со всей страны. Каждый месяц оттуда в КЖНО направляют группу из двадцати-тридцати человек. Таким образом, НКО, признанная иностранным агентом, проводит систематическую идеологическую обработку представителей правоохранительных органов.

Важной идеологической составляющей гендерной теории являются мифы о семейном насилии. Все авторитетные гендерные ученые: этнографы, социологи, психологи, сексологи, неважно, сотрудники они Академии наук или нет, — хором твердят словно под копирку заученные слова о якобы чудовищном уровне насилия над женщинами со стороны мужей. Некоторые из них приводят даже какие-то цифры, не имеющие, однако, никакого отношения к действительности и завышенные в сотни и даже тысячи раз. С какой целью западные гендерные идеологи вложили в уста наших «независимых» ученых эту идеологему?

Это хорошо видно на примере известного иностранного агента — Национального центра по предотвращению насилия «АННА», который создал и управляет целой сетью кризисных центров для женщин по всей России. Интересно, что КЖНО, представленный в Координационном совете при правительстве РФ по реализации Национальной стратегии действия в интересах женщин на 2017–2022 годы настаивает на расширении сети кризисных центров для женщин. Вероятно, Консорциуму не терпится заразить антисемейной и мужененавистнической идеологией как можно больше российских женщин. Ну, и получить государственное финансирование он тоже, вероятно, надеется.

Осталась еще одна важная категория российских граждан, попавшая под влияние западных гендерных ЛГБТ-идеологов. Это дети. Приведем пример того, каким образом иностранные спонсоры работают с российскими детьми.

В 1991 году в США специально для работы в России был создан американский благотворительный фонд «Мирамед-Институт». Сначала эта организация напрямую работала с нашими чиновниками, однако через несколько лет «Мирамед-Институт» основал в России благотворительный фонд «Женщины и дети прежде всего». Этот фонд активно работал с Московской администрацией: департаментом образования и департаментом соцзащиты г. Москвы. Фонд разработал образовательные программы для детей-сирот, в которых продвигается гендерная идеология. Программа «Мы сами. Повышение социальной компетентности воспитанников детских домов и школ-интернатов» распространялась и в других регионах, и также зачастую через региональные министерства образования (например Мурманская область).

Программа распространялась в центрах помощи детям, оставшимся без попечения родителей, и детских домах. «Мирамед-Институт» проводил многочисленные стажировки российских соцработников, занятых в сфере семьи и детства. Подготовленные фондом специалисты преподавали детям, помимо теории гендера, уроки по профилактике ВИЧ (а значит, дети получили уроки и по секспросвету).

Следует отметить, что адепты гендерной идеологии очень любят говорить о необходимости рассказывать детям о ВИЧ. Думается, что на то есть серьезные причины. Мы проанализировали несколько пособий по профилактике ВИЧ, созданных под эгидой иностранных кураторов. В них содержится скрытая пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений.

До недавнего момента развращению гендерной идеологией подвергались дети из самых незащищенных слоев нашего общества — сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей. Но понятно, что это только первый этап. Массово обращенные в гендерную идеологию педагоги и психологи уже подготовлены, вооружены сделанными на западные гранты «исследованиями» и пособиями по деконструкции пола и готовы направить свои стопы к детям.

Гуманитарные научные площадки, отравленные гендерной идеологией, уже готовы к разрушению основных российских нравственных и культурных ценностей.

Соцработники и правоохранители, которым вложили в голову мифы о гендерном насилии, готовы вторгаться в семьи, выявлять и поставлять «пострадавших от семейного насилия» детей и женщин НКО и кризисным центрам, созданным на иностранные деньги. И независимо от того, примет ли наша Дума закон о гендерном равенстве, инфраструктура для фундаментального переформатирования российского общества готова и уже действует.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER