Статья
/ Вера Родионова
Речь идет вовсе не об «имперских амбициях в союзе с США», а об окончательном разрушении политического влияния католической церкви и испанских традиционалистов, а также остатков государственного суверенитета страны

Что сулит Испании участие в американских играх? Окончание

Каждый год фонд FAES собирает летнюю школу, на которой уже много лет на закрытии обязательно и бессменно выступают и Азнар, и Рахой. Вот что сказал Азнар в заключительном выступлении на летней школе FAES 2015 года:

«Из всех факторов, которые повлияли на настоящее плохое европейское состояние, самым важным является ослабление атлантических связей. Потому что на нем базировалось восстановление государств после войны и на нем была основана возможность нашей социальной модели, безопасность которой, по большому счету, оплачивали и воплощали за нас другие. Это сейчас ставится под сомнение и, возможно, не эволюционирует в сторону, наиболее выгодную нам. Реставрация атлантической связи, стало быть, является сутью реставрации нашей собственной сущности, чтобы вспомнить, кто мы и почему мы таковы, и для сохранения наших лучших ценностей.

Эти конкретные вызовы должны вписываться в реальные коллективные усилия, основанные на лучших европейских культурных традициях, которые иногда требуют усилий и жертвоприношений». А дальше Азнар говорит главное:

«Старые категории понимания мира уже недостаточны. Происходит очень и очень многое, и происходит очень быстро. И все мы, с нашей конкретной позиции, должны содействовать процессу адаптации великого европейского проекта к сценарию XXI века как можно быстрее и наименее травматично».

О каком «сценарии XXI века» идет речь? Понятно, что Азнар имеет в виду некое запланированное переустройство мира, в котором он хочет занять выигрышную для себя (и, возможно, для Испании) позицию. А это, по его мнению, предполагает безусловное и активное «вовлечение» в мироустроительную игру США. С другой стороны, мы видим, что эта американская игра последовательно ведет к ослаблению национальных государств. Но этому испанские националисты, традиционалисты, монархисты и фундаменталисты, а также правое крыло католической церкви уже не могут не сопротивляться. Что и пре­допределяет раскол властной коалиции.

В этом свете становится понятным и внезапный отказ лидеров НП от своих «традиционалистских» предвыборных обещаний, и снятие «закона об абортах» Руиса Гальярдона, и слабое, на деле лишь показательное, противостояние власти политике разрешения однополых браков, и другие происходящие в Испании политические сдвиги. Становится понятна и особая заинтересованность «команды Азнара» в подписании инициированного Америкой соглашения о Транстихоокеанском партнерстве TTIP, лишающего экономического суверенитета — в пользу США и крупнейших (американских) транснациональных корпораций — практически все государства-участники.

Становится очевидно, что речь идет вовсе не об «имперских амбициях в союзе с США», а об окончательном разрушении политического влияния католической церкви и испанских традиционалистов, а также остатков государственного суверенитета страны.

В этом смысле любопытно наблюдать нынешнюю ситуацию с отказом М. Рахоя от попытки формирования правительства. Исходя из того, что сказано выше, можно предположить, что либералы-атлантисты хотят «пропустить ход» и уступить своим политическим оппонентам «честь поуправлять страной» на этапе окончательного обрушения традиционализма, влияния церкви и государственного суверенитета.

Вот только уступать эту честь они, скорее всего, намерены не традиционным соперникам-социалистам, которые слишком себя дискредитировали своей политикой, а «новым силам». Каким силам? Скорее всего, таким «псевдолевым», как новая популистская партия «Подемос». Которая выступает за проведение референдумов о независимости всех желающих этого автономий Испании, ведет агрессивную борьбу с церковью в стиле «отличившихся» в России «Пусси Риот», а также постоянно глумится над традицией и национальной символикой.

Отметим, что «Подемос» вообще не имеет традиционной структуры партии, а базируется на полувиртуальных кружках «Мареас», возникших на основе массового движения «возмущенных». А риски прихода «Подемос» во власть уже широко обсуждаются в стране под названием «транзиция-2».

Отметим также, что в стране уже вполне отчетливо «конструируется» конфликт между «Подемос» и радикальными традиционалистами. Яркие примеры последнего времени — скандальные судебные дела против далеко не маргинальных активистов «Подемос» по обвинениям в оскорблении чувств верующих.

Недавно мадридский суд по этим обвинениям приговорил к штрафу советника и пресс-секретаря мэрии Мадрида Риту Маэстре и оправдал Гектора Мелейро (оба — партия «Подемос»).

Рита Маэстре в марте 2011 года участвовала в акции протеста студентов факультета политических наук Университета Комплутенсе. Акция заключалась в том, что протестующие (включая Мелейро) ворвались в университетскую часовню в присутствии священника и молящихся заняли алтарь с изображениями Папы с фашистским крестом и начали зачитывать цитаты из Библии, святых и епископов. После этого Маэстре и другие девушки разделись, оставшись в бюстгальтерах и джинсах, и ушли, скандируя: «Мы сожжем Епископскую конференцию» и пр. оскорбительные и похабные лозунги.

Иньиго Эррехон (номер 2 в «Подемос» после лидера партии Пабло Иглесияса) опубликовал видео в поддержку Маэстре и Мелейро, в котором выражает протест против суда над своими товарищами за «мирную защиту разделения между Церковью и Государством». То есть партия в лице ее лидеров полностью солидаризируется с выходкой Маэстре.

Заявление в суд против этой выходки подали синдикат «Чистые руки» (Manos Limpias), «Испанская Альтернатива» (Alternativa Española) и «Центр Томаса Моро» (centro Tomás Moro).

«Чистые руки» — «организация прикрытия» франкизма. Ее генсек и президент были членами фашистской партии «Новая сила» (Fuerza Nueva) Бласа Пиньяра (1918–2014), идеолога франкизма, позднее основавшего «Новую силу».

«Испанская Альтернатива» — партия правоконсервативной идеологии. Ее генсек также был членом «Новой силы» и зятем Бласа Пиньяра.

«Центр Томаса Моро» — некоммерческий международный правовой центр христианско-консервативной ориентации со штаб-квартирой в Мичигане, США. Главные цели центра — защита религиозных прав христиан, восстановление «ценностей всех времен» и защита святости человеческой жизни, слоган — «Шпага и щит для людей веры» (The Sword and the Shield for People of Faith). Центр называет себя «христианским ответом на Американский союз гражданских прав».

Все это достаточно влиятельные и политически активные организации. В частности, синдикат «Чистые руки» в октябре 2008 года подал в суд на судью Бальтазара Гарсона за начатое им расследование судеб пропавших без вести жертв франкизма.

Очевидно, что описанные события явно обостряют противостояние между испанскими «правыми» и «псевдолевыми». И, значит, задуманная либералами-атлантистами левопопулистская «транзиция-2» — лишь один из этапов политической игры. Предъявленная «Подемос» угроза разрушения территориальной целостности Испании, безусловно, вызовет острейшую реакцию самых широких националистических кругов. И, скорее всего, форсирует оформление новых ультраправых и неонацистских партий, которые уже начинают выделяться из «Народной партии». Это произойдет хотя бы потому, что ощущение угроз распада страны в этих кругах гораздо острее, чем даже реакции на риски, связанные с мощным наплывом исламских беженцев с Ближнего Востока.

В начале ХХ века главным пафосом франкизма и поддержавших его партий была борьба с либерализмом и коммунизмом, за «уничтожение пагубного влияния Просвещения и века энциклопедии», как говорил в своих выступлениях сам Франциско Франко. Хотя исторически эта «война» была франкистами и их союзниками проиграна, в современной Испании существуют достаточно широкие элитные и низовые группы, которые, похоже, оправились от поражения и готовы принять у Франко политическую эстафету.

Есть самые серьезные основания предполагать, что нынешние мироустроительные игроки вполне готовы включить формирующийся ультраправый и неонацистский «фронт» в свою игру на поляризацию массового сознания граждан и разрушение страны.

Нельзя не заметить, что в Испании между теми (проамериканскими) политическими силами, которые реализовали постфранкистскую «транзицию-1», и теми (проамериканскими) политическими силами, которые сегодня разворачивают игру в «транзицию-2», есть вполне очевидная — даже на уровне ряда ключевых фигур — преемственность.

Одна из таких «фигур преемственности» — социалист Хавьер Солана из поколения политиков, возглавивших «транзицию-1». Солана поочередно был министром культуры, образования и науки и иностранных дел Испании в 1982–1995 гг. Он же был генсеком НАТО с 1995 по 1999 год, генсеком Совета Евросоюза и верховным представителем ЕС по общей внешней политике и политике безопасности с 1999 по 2009 гг.

В своей недавней книге «Весны, землетрясения и кризисы» Солана, как и процитированный выше Азнар, говорит о неких предстоящих радикальных мировых трансформациях. Но одновременно с тревогой отмечает, что ни план, ни возможные результаты этих трансформаций ему («нам») непонятны.

Отметим, что Солана до сих пор поддерживает очень прочные связи с руководством ЕС и НАТО и одновременно пользуется большим авторитетом в Соцпартии. Но при этом он признается, что не понимает стратегии тех глобальных перемен, деятельным участником которых он сам является!

Однако ведь не может такой глобальный процесс быть вообще бессубъектным! Тогда кто же субъект?

Какую-то завесу над этой тайной, возможно, приоткрывает Луис Бассет, который опубликовал несколько сборников интервью с Хавьером Соланой. То есть без сомнения является его доверенным биографом.

Вот что Бассет пишет о Солане и политиках его поколения: «Молодые люди, которые в 60-х, и прежде всего в 1968 году, восстали против консервативного общества той эпохи, — это те же, кто в 90-е годы и первое десятилетие XXI века столкнулись с международной ответственностью. Мало эпизодов способны объяснить это лучше, чем... война в Косово в апреле 1999-го. <...> В тех боях выковался новый американизм. Прежние леваки, наученные историей, трансформировали свой старый антиимпериализм — в антитоталитаризм, их воинственность в гуманитарной деятельности и их пацифизм — в готовность к международной военной интервенции с целью свержения тиранов и недопущения новых геноцидов. Присутствие Буша... превратило большую их часть, во главе с Тони Блэром, в самых настоящих неоконов».

Сказано здесь много. В том числе о том, в какие именно аспекты реализации американской стратегии и под какими флагами оказывается вовлечен «цвет» европейской политической элиты. И нельзя не заметить, что у Соланы такой разоблачительный пассаж его собственного биографа никаких возражений не вызвал. Что это, как ни манифест не только собственно испанской, но и гораздо более широкой европейской «вовлеченности» в реализацию стратегических американских миропроектных инициатив?!

В свете таких признаний уже не кажется слишком странным то обстоятельство, что в нынешней испанской политике, похоже, сохраняется единственный общенациональный консенсус — по вопросу необходимости дальнейшего участия Испании в НАТО. Тему выхода из Североатлантического альянса не обсуждает даже «Подемос».

Тогда понятно и то, почему, — в традициях такой «вовлеченности» и поиска хорошего места в будущем американском мироустройстве — Испания вызвалась лидировать в создании Сил быстрого реагирования НАТО «Острие копья», которые явно направлены против «российской агрессии». По этому вопросу в Испании тоже никаких «демократических дискуссий» не было...

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER