Статья
/ Вера Сорокина
Превращение борьбы с семейным насилием в инструмент разрушения семьи осуществляется всё более откровенно

Детские дома как «детохранилища» — 2

В предыдущей статье мы говорили о вступлении в силу Постановления Правительства РФ № 481 от 24.05.2014, которое фактически превратит детские дома в России в своеобразные «детохранилища», главной задачей которых будет устройство детей-сирот (или детей, оставшихся без попечения родителей) в приемные платные семьи. Традиционная же функция детских домов — воспитание и образование детей-сирот будет фактически упразднена.

В конце апреля 2016 г. Елена Альшанская, руководитель секции «Дети в трудной жизненной ситуации» Попечительского совета при Правительстве РФ (а точнее при вице-премьере Ольге Голодец) представила результаты общественной экспертизы 21 детской организации из 8 регионов РФ. По словам Альшанской, оказалось, что понимания сути и содержания Постановления 481 — нет. Причем не только на уровне специалистов детских учреждений, но и на уровне руководителей министерств, департаментов, комитетов. Не решено также, как быть с детьми, размещенными в детских учреждениях по заявлению родителей. Это почти треть детей от проживающих в детских сиротских учреждениях и многие из них живут в них постоянно. Выяснилось также, что уже 54 % воспитанников школьного возраста детских домов-интернатов (ДДИ) вообще не учатся (!). Оно и понятно, задачи образования и обучения в детских домах — сняты. Означает ли это, что решение образовательных задач будет передано в приемные семьи?

Однако реформаторы из Попечительского совета вице-премьера О. Голодец настроены оптимистично, утверждая, что проблемы можно решить путем разработки реализации «дорожных карт» для каждой организации со сроком исполнения 3 года. Однако установлением сроков исполнения вряд ли можно обойтись.

Упомянутый в нашей предыдущей статье ИРСУ — Институт развития семейного устройства (созданный Л. Петрановской в 2012 году под лозунгом «Каждый ребенок имеет право жить и воспитываться в семье») определяется его создателями как структура, заточенная под обучение специалистов для семейного устройства детей. При этом подчеркивается, что обучение будущих кадров — не академическое, а практическое, интерактивное, тренинговое с возможностью передачи опыта и ценностей «из рук в руки». Но оказывается речь идет не просто о передаче опыта через тренинги. Л. Петрановская заявляет ни много ни мало о создании профессионального сообщества, о выработке базовых принципов и ценностей работы, профессиональной этики. То есть о создании принципиально иных специалистов. Амбициозные задачи по переформатированию профессионального сообщества были сформулированы ею еще в 2012 году, в их наличии легко убедиться, зайдя на сайт Петрановской.

Но почему же ценности и базовые принципы, приводящие к переформатированию, должны передаваться исключительно «из рук в руки», а не через открытое обсуждение с предоставлением развернутой аргументации? Не оттого ли, что и специалисты детских домов, и российское общество в целом не готовы к такого рода переформатированиям?

Государство как бы контролирует через Попечительский совет вице-премьера О. Голодец реформу детских сиротских учреждений, но двигают ее НКО и многочисленные фонды, работающие в социальной сфере. Надо отметить, что после вступления в действие Постановления 481 многочисленные приглашения на семинары и тренинги в регионах для специалистов организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, заполонили интернет.

Вот взятые с сайтов вопросы, которые рассматриваются на такого рода семинарах. Например, в Башкирии среди обсуждаемых вопросов — специфика переживания утраты кровной семьи ребенком, и как с ней справляться. Важная тема, но не единственная. Прибывшие специалисты разъясняют, что такое «жестокое обращение с детьми», а также понятие и виды насилия.

В Москве еще в 2000 году(!) главный педиатр Комитета здравоохранения Правительства Москвы А. Г. Румянцев подписал документ под названием «Методические рекомендации по профилактике жестокого обращения с детьми и насилия в семье». Эти рекомендации со ссылкой на международную статистическую классификацию болезней выделяют помимо физической, сексуальной, психологической жестокости — моральную, эмоциональную, оставление ребенка без внимания, а также синдром неуточненного жестокого обращения с ребенком. Списки «прегрешений» родителей, попадающих под проявление моральной, эмоциональной жестокости, приводились нами неоднократно. Подобный перечень прегрешений практически лишает родителей возможности воздействовать на ребенка в воспитательных целях, но зато может служить основанием для изъятия детей из семей. Таким образом, для России тема «семейного насилия» разрабатывается давно и системно — и упорно и исподволь.

Превращение борьбы с семейным насилием в инструмент разрушения семьи осуществляется всё более откровенно.

Так, 7 июня 2016 г. на семинаре в Ставрополье международный эксперт с говорящей фамилией Семья Галина Владимировна, имеющая солидный перечень регалий — доктор психологических наук, профессор, член Координационного совета при Президенте РФ по реализации «Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012–2017 гг.» и т. д. — ссылаясь на Постановление 481, «передавала из рук в руки» не только информацию о необходимости уничтожения детских домов через «деинституализацию детей-сирот» (помещение их в приемные семьи), реструктуризацию и реформирование интернатов. Она делилась новым взглядом на семью, объясняя, что трудно живущие семьи (бедные) сами виноваты в своих трудностях. И спасать нужно не эти безнадежные семьи, а детей из них. Например, передавая их в благополучные семьи (богатые), «замещающие». Как это делают в цивилизованном мире с фостерной системой.

Г. В. Семья обсуждала в том числе и замечательный, по ее мнению, вариант, при котором работники закрываемых детских домов и интернатов разбирали детей по своим семьям. В этом случае, по ее мнению, решается ряд задач. Специалисты детских домов приобретали неплохой заработок с записью в трудовой книжке. Детские дома ликвидировались за ненадобностью. Трудные дети пристраиваются, а не трудные («ходовые», имеющие спрос) отдаются в благополучные богатые семьи. Вспомните, что теледива Оксана Пушкина недавно заявляла о перспективах распространения среди своих знакомых младенцев из бэби-ящиков: почему ребеночка не отдать «в хорошие руки».

Профессор Семья Г. В. на семинаре в Ставрополье настаивала на сокращении сроков решения вопроса о родительских правах, то есть о сокращении сроков решения вопроса о возможности возврата ребенка в родную семью. И предлагала «решить вопрос с первичной привязанностью (к родным родителям) и на ее основе строить новую». Внедряя, таким образом, где-то через недосказанность, а где-то напрямую, в сознание нашего общества несвойственные ему иные нормы морали (по сути, «аморальные нормы»).

Читатель может усомниться — что могут изменить разовые встречи с именитой, но одиозной профессоршей? Дело не в отдельных высказываниях (по сути расистских) отдельных проювенальных фигур, а в масштабности и системности проювенальной работы, проводимой в последние десятилетия в России.

Отдельные семинары по переобучению специалистов — это лишь первая ступень в преобразовании кадров под приемные семьи. Петрановская, например, убеждена, что для реальных изменений нужна постоянная поддержка, постоянное присутствие «в шаговой доступности», которую должны осуществлять местные НКО. Приезд же столичных тренеров лишь создает импульс, вдохновляет: «Мы, в первую очередь, их вдохновляем», далее идет контроль и работа на местах.

Масштабность и системность проювенальной работы подкрепляется не только теоретическими западными разработками и тренингами «из рук в руки», но и связями, и финансированием, в т. ч. зарубежными организациями. Петрановская не скрывает, что помогает грантами для проведения тренингов, компания «Амвей».

«Амвей» — американская компания American way of life («Американский образ жизни») — специализируется на производстве и сетевой продаже средств гигиены, бытовой химии, косметики, БАДов и пр. Работает в 80 странах, в России — с 2005-го. В конце 2012 г. компания приняла решение сконцентрироваться на глобальной проблеме — «жестоком обращении с детьми через продвижение принципов ответственного родительства и укрепление семейных ценностей». Термины «жестокое обращение» и «ответственное родительство» в настоящее время широко внедряются в массовое сознание, именно их пытаются использовать как инструменты в деле разрушения российских семей. Отметим также, что решение «Амвей» сконцентрироваться на «жестоком обращении с российскими детьми», было принято в ответ на подписание (в конце 2012 года) «закона Димы Яковлева».

«Амвей» работает в связке с известным Фондом защиты детей в тяжелой жизненной ситуации (Фонд М. Гордеевой). Вместе они организовали программу по оказанию помощи в реформировании в России «службы защиты детства». Программа называется «В ответе за будущее». Компания «Амвей» также реализует образовательный проект для социальных работников и родителей, информационную поддержку телефона доверия, конкурс грантов для НКО и социальных учреждений.

Американская компания не случайно озабочена реформированием службы защиты детства России. «Амвей» финансируется движением «Евангелический крестовый поход усыновления» в США. Это движение не только занято усыновлением сирот по всему миру, но и борется за уничтожение, «опустошение» всех детских домов.

По мнению экспертов, идеология «Амвей» напоминает «теологию процветания» неопятидесятников, объявляющих богатство результатом и доказательством истинной веры и спасения человека. Возможность разбогатеть обещается любому добросовестному агенту компании. Семинары «Амвей» напоминают эффективную «промывку мозгов» после которой, как правило, их участники подписывают контракты. То есть в компании существуют определенного типа психологические наработки и реализуется опыт проведения обучения по изменению сознания.

Помимо борьбы с жестоким обращением с детьми «Амвей» имеет экологические проекты, часть из которых осуществлялась совместно с ЮНИСЕФ. ЮНИСЕФ же является инициатором программы по уничтожению детских домов и переводу детей в фостерные семьи в рамках ООН.

С помощью экологических проектов вовлеченные в них представители региональных администраций, госструктуры Минобразования и системы здравоохранения, различные НКО создают в СМИ положительный имидж «Амвей» в регионах.

Тренинги, проводимые Л. Петрановской и ее институтом, финансирует и Всемирный фонд «Детство», основанный в 1999 г. королевой Швеции Сильвией, и 14 соучредителями, вложившими в него по 1 млн долларов. Фонд финансирует более 100 проектов в 14 странах мира, включая Россию. И, опять же, этот Всемирный фонд, спонсируя российские НКО, работающие в сфере социальной защиты, крайне обеспокоен «жестоким обращения с детьми» и их эксплуатацией.

Вот свежий пример. В Екатеринбурге Фонд «Детство» и благотворительная организация «Семья детям» с 2011 г. работают над проектом «Нет насилию в отношении детей». Недавно для расширения рамок понятия насилия организация «Семья детям» провела исследование в Верхней Салде, согласно которому 75 % детей (из 55-тысячного населения) подвергаются психологическому насилию. Непонятно, почему не все 100 %?

По данным Интерпола на начало 2016 г. каждый девятый ребенок, прибывающий в Европу в миграционном потоке, пропадает без вести. Только зарегистрированных (!) детей-беженцев пропало 12 тысяч. Что значит «пропало»? Попали в бордели, оказались разобраны на органы? Известно ли королевскому Фонду о такой жестокости по отношению к десяткам тысяч детей, пропавших в Европе? Почему он не сосредотачивается на противодействии этому? Почему для него важнее всего осуществить вместе с Петрановскими, Егоровыми, Семьями и прочей пятой ювенальной колонной в России, прикармливаемой Западом, коренное изменение менталитета российских людей?

Ах, да, конечно. Он осуществляет это благое дело только во имя защиты прав российских детей. Скажите, кто-нибудь действительно в это верит?

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER