Статья
/ Сергей Трубников

Трудовое воспитание: советские традиции и современность. Часть 2

Антон Семёнович Макаренко

Продолжаем обсуждение ранее начатой темы трудового воспитания.

В советское время имя Антона Семеновича Макаренко было известно практически каждому. Произведения Макаренко переиздавалась в СССР сотни раз. По произведениям «Педагогическая поэма», «Флаги на башнях», «Книга для родителей» были сняты фильмы. Почти в каждом крупном российском городе есть улицы, названные в память о советском педагоге. Антон Семенович Макаренко получил признание не только в СССР, но и во многих других странах. Решением ЮНЕСКО в 1988 году А.С. Макаренко был признан одним из четырех педагогов, определивших способ педагогического мышления в ХХ веке. В период Перестройки на советского педагога был обрушен шквал несправедливой и незаслуженной критики. После этого, про него на долгое время предпочли забыть. Сейчас выросло уже несколько поколений россиян, которые ничего не знают о Макаренко и истории его педагогического успеха.

Антон Семенович Макаренко стал известен благодаря своей работе с беспризорниками в колонии имени Горького и коммуне имени Дзержинского. В тяжелый для страны период гражданской войны и послевоенной разрухи он вызвался создавать колонию для несовершеннолетних преступников и заниматься их перевоспитанием. За несколько лет ему удалось превратить нищую колонию в процветающее хозяйство. Это хозяйство не только было создано руками воспитанников, но ими же управлялось. Позже невероятных результатов удалось достичь в коммуне имени Дзержинского. Там воспитанники поставили себе целью построить завод. Была проделана огромная работа, чтобы эта мечта коммунаров осуществилась. В итоге был создан не один, а два завода — завод электроинструментов (первый в СССР завод, где производились дрели) и завод фотоаппаратов (первый в СССР завод, где производились фотоаппараты). Коммунары работали на заводах и управляли производством.

Завод электроинструментов в коммуне имени Дзержинского

Хозяйственная и производственная деятельность значительно повысила благосостояние коммуны. Коммунары зарабатывали достаточно средств, чтобы путешествовать по стране, обеспечивать стипендиями вышедших в жизнь выпускников. Но, конечно, главной целью трудовой деятельности был не заработок, а воспитание. Как сказал Макаренко: «Мы здесь не фотоаппараты делаем, а людей». Действительно, успехи Антона Семеновича в воспитании беспризорников поражают воображение еще больше, чем хозяйственные успехи. Макаренко удалось создать уникальную среду, которая помогала перевоспитывать малолетних преступников, формировать из них дружный коллектив активных, ответственных, трудолюбивых людей.

Ориентиром для советской педагогики были слова В.И. Ленина о подготовке всесторонне развитого человека. Макаренко, видимо, ближе всех подошел к реализации этого идеала. Советские педагоги изучали опыт трудового воспитания в колонии имени Горького и коммуне имени Дзержинского. К сожалению, даже в СССР опыт Макаренко не был по-настоящему осмыслен, и трудовое воспитание, которое пытались внедрять в советских школах, к системе Макаренко имеет очень отдаленное отношение.

Как правило, попытки организовать трудовое воспитание, были не слишком удачны. Среди скептиков бытовало мнение о том, что секрет системы Макаренко — это сам Макаренко, и что без его участия разработанная им система работать не будет. Другие заявляли, что условия, в которых жил и работал Макаренко, были уникальны, и что для нынешних детей его педагогический подход не работает. На самом деле, опыт Антона Семеновича Макаренко не уникален. Несколько учеников пошли по его стопам, воспроизводя его систему в детских домах. Используя воспитательную педагогику Макаренко, они добивались великолепных результатов. Например, Семен Афанасьевич Калабалин несколько раз поступал на работу в «разложившиеся» детские дома, в которых воспитатели не справлялись с трудными воспитанниками. За год он превращал их в образцовые.

У системы Макаренко есть огромный нераскрытый до конца потенциал. В чем заключается эта система? Каковы принципы трудового воспитания по Макаренко?

У Макаренко воспитание ребенка происходит в коллективе, а формирование коллектива происходит через решение сложных трудовых задач.

Коллектив не возникает сам по себе. Он возникает только тогда, когда есть осознанное стремление группы людей вместе достичь поставленной цели. Мастерство воспитателя как раз и заключается в том, чтобы у коллектива воспитанников всегда была сложная конструктивная цель, что-то, о чем дети радостно мечтают. Воспитанники неизбежно столкнутся с тем, что для достижения сложной цели требуется взять несколько «барьеров». Во-первых, необходимы знания, умения, навыки. Во-вторых, необходим совместный труд, а его нужно уметь организовать. В-третьих, необходима дисциплина. Двигаясь к поставленной цели, воспитанники будут совершать ошибки, и учиться на этих ошибках. Совместное взятие барьеров в сложном труде — это и есть трудовое воспитание.

Труд становится эффективным средством воспитания в том случае, когда он осознанный и добровольный.

Трудовое воспитание невозможно том случае, когда труд является чем-то навязанным извне. Коммунары строили заводы не потому, что так им сказал Макаренко, а потому что таково было их собственное коллективное решение, принятое общим собранием коммунаров.

Важнейший принцип трудового воспитания по Макаренко: коммунары получают справедливое вознаграждение за труд, и сами решают, как распорядиться результатами этого труда.

Средства, заработанные коммунарами, поступали им на книжки, расходовались на походы, культурные мероприятие, улучшение быта коммунаров. Заработок никогда не был самоцелью. Более того, Макаренко воспитывал в коммунарах желание трудиться на благо общества. Поэтому коммунары нередко помогали соседям совершенно бескорыстно.

Интересно почитать воспоминания людей, которые своими глазами видели, как Семен Афанасьевич Калабалин (ученик Макаренко) организовывал хозяйство в Клеменовском детском доме.

С.А. Калабалин

Из воспоминаний педагога Л. Волковой:

«В первую очередь Семён Афанасьевич завёл лошадей. На них ребята ездили в местную пекарню за хлебом, в деревню Василево за молоком, на луга за сеном. Потом появились коровы и свиньи. Весь уход за животными проводили сами ребята. Потом осуществилась идея разбить на пустыре сад. Пока яблоньки были маленькие, в междурядье высадили кусты смородины. Сажали вручную в поле кукурузу, потом пропалывали её — для этого все, от мала до велика, вставали ещё до восхода солнца. Кукуруза на делянке, выделенной детскому дому, вырастала каждый год лучше, чем в совхозе. Меньше чем за год запущенный детский дом изменил свой облик. Из 106 учащихся перешли в следующих класс 100 человек. Детский коллектив к концу учебного года представлял собой здоровую согласную семью».

Свои впечатления описывает учительница И. Кленицкая:

«Мне посчастливилось ещё при жизни воспитанника и последователя Макаренко Семёна Афанасьевича Калабалина гостить в руководимом им детском доме в селе Клемёнове. Каждый подросток видел, что результаты его труда позволяют улучшить питание, съездить в Москву на спектакль или футбольный матч, дать выпускникам богатое «приданое», сделать подарки самым младшим. И у каждого была возможность выбрать дело по душе. Хочешь — ухаживай за поросятами или кроликами, хочешь,— работай в саду, на огороде, в швейной мастерской. И как же хотели трудиться! Не могу забыть, как на заседании совета командиров плакал навзрыд мальчишка: из-за двоек по математике его решили временно отстранить от работы в свинарнике. Разумеется, такой «всамделишный» труд организовать куда сложнее, чем заниматься бесконечными сборами макулатуры. Вот и пустились бюрократы от педагогики на все лады объяснять нам, что всякий труд, сам по себе труд, — панацея от всех бед.

У Макаренко, как и у его последователей, результатами своего труда дети распоряжались сами. В этом — настоящая связь между принципами заинтересованного труда и самоуправления. Ни один принцип не искажался в нашей педагогической практике так, как этот. Сколько разговоров ведётся о том, что самоуправление «не идёт», дети пассивны! Но, простите, чем «самоуправлять» в типичной современной школе или детском доме? Выпуском стенгазеты? Проработкой двоечников? Колонисты управляли производством, всем своим бытом».

Разумеется, говоря о трудовом воспитании, нельзя не сказать хоть несколько слов об изобретенной Макаренко отрядной системе. Все коммунары были разбиты по отрядам по 10-14 человек в каждом. Во главе каждого отряда находился выбранный командир, а совет командиров был органам самоуправления коммуны. Кроме основных (производственных) отрядов в коммуне существовали школьные, походные, сводные отряды, состав которых менялся в зависимости от того, чем занимались коммунары. Отрядная система показала себя удачной организационной формой. Даже такое сложное и ответственное дело, как управление заводом в итоге оказалось по плечу несовершеннолетним коммунарам.

К сожалению, нередко приходится видеть, как рассуждать о системе Макаренко берутся люди, которые о ней ничего не знают. Например, граждане либеральных взглядов любят ставить в вину Макаренко, что, дескать, коллектив подавлял личность, что макаренковские отряды и командиры — это «военщина», что творческая личность воспитанника у Макаренко задавлена и не может себя проявить. Что ж, давайте проверим так ли это на самом деле. Своими воспоминаниями делится воспитанник Макаренко — А. Явлинский:

«Огромное внимание уделял Антон Семёнович художественной самодеятельности. В коммуне имени Дзержинского были, кажется, все кружки, какие только могут существовать.

Антон Семенович считал, что в кружках определяются способности, наклонности воспитанников, развивается их индивидуальное и коллективное творчество. Жизнь блестяще подтвердила эти взгляды...

С большой чуткостью и постоянной заботой поощрял Антон Семёнович развитие способностей и талантов коммунаров. Мне вспоминается такой случай. В коммуне имени Дзержинского впервые демонстрировался кинофильм «Чапаев». Один из коммунаров — Юра Камышанский, очень хорошо рисующий, сразу после просмотра фильма вбежал в художественную комнату, где были краски и кисти для рисования, и заперся в ней. Всю ночь провел Юра в этой комнате и даже утром не вышел к завтраку. Антон Семёнович обычно требовал строгого соблюдения режима, но тут попросил ребят оставить Юру в покое и распорядился принести «затворнику» поесть в художественную комнату. Когда через два дня мы вместе с Антоном Семёновичем вошли в эту комнату, перед нами на стене висела чудесная картина «Чапаев на коне». Её нарисовал Юра на двух сшитых простынях. Эта картина впоследствии украшала харьковский клуб МВД».

Антон Семенович Макаренко оставил богатое педагогическое наследие. О том, как в Советском Союзе распорядились этим наследием, я расскажу в следующей статье.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER