Статья
/ Федор Дорофеев

Frankfurter Allgemeine: сепаратисты в Баварии (перевод с немецкого)

Замок Нойшванштайн. Бавария
(cc) Gozitano

Статью о сепаратисткой партии Баварии напечатала влиятельная немецкая газета Frankfurter Allgemeine 14 ноября. Мы даем перевод статьи с небольшим комментарием нашей редакции.

Сепаратисты в Баварии: где живут немецкие каталонцы (Separatisten in Bayern: Wo die deutschen Katalanen wohnen).

В Европе сепаратизм, похоже, в моде. У Германии также есть свои сепаратисты — это Бавария.

Действительно ли национальное государство в Европе находится на грани краха? У любого, кто читает новости в наши дни, может сложиться полное впечатление, что это так: каталонцы, венецианцы, лангобарды, шотландцы и, конечно же, баварцы. Во всех этих регионах действуют свои партии независимости, но оговоримся: между Баварией и многими другими европейскими регионами, интригующими против центрального государства, существует значительная разница.

В то время как представители сепаратистов уже сидят в парламентах Каталонии, Северной Италии и Шотландии, баварская партия на последних парламентских выборах получила только 2,1% голосов. И подает это как свой успех. У Флориана Вебера, председателя Баварской партии, есть и другие данные: несколько месяцев назад по заказу Bild-Zeitung был проведен опрос. Одна треть жителей Баварии хотела бы независимости. Для сравнения, согласно недавним опросам, 42,5% каталонцев хотят голосовать на новых выборах за партию, которая требует независимости.

«На государственных выборах в Баварии мы не получим даже 50 процентов», — признается он. Однако несмотря на это, он не рассматривает независимость Баварии как недостижимую цель. В баварском населении существуют определенные «тенденции». Вебер сидит в своем «Фольксвагене» и проезжает через Верхнюю Баварию. Не BMW? «Ну, мы либеральны», — говорит он и усмехается.

Он едет из Розенхайма в гостиницу в Нойбурн и выходит на рынок. «Здесь было снято немало фильмов, — небрежно говорит Вебер. Кроме того, Нойбурн в 1981 был признан самой красивой деревней в Германии». Вебер снова садится в свой Фольксваген, проезжает несколько километров в сторону Альп и смотрит на Верхнюю Баварию. Действительно ли Бавария является предвестником рая, как считает Хорст Зеехофер? «Да», — говорит он с баварским акцентом. Говорить о ХСС и их лидере с членом Баварской партии не очень корректно. «В других местах также неплохо». Для патриота Вебер имеет удивительно прагматичное отношение к своей родине.

Он считается модернизатором Баварской партии, при этом он хочет быть своим для молодежи и для либералов. И это ему удается, как он говорит. В последние годы более половины новых членов его партии моложе 30 лет. Бавария здесь — не исключение. В Каталонии независимость также поддерживается молодежью. Молодые люди не любят слушать, что в старые времена все было лучше, и Флориан Вебер не старикан, который подвис на баварском фольклоре. Что стоит за сепаратизмом? Борьба за деньги? «Нет», быстро говорит Вебер. Мы действительно перечисляем миллиарды в структурно слабые районы федерации. Это важно, но реальная проблема в другом: Бавария управляется иностранными державами.

И не только из Берлина, но и из Брюсселя, из компаний, из элитных групп интересов и даже глобалистами. Для Вебера это факт, иллюстрируемый простым примером: ранее мясники, например, были семейным бизнесом, покупатели знали мясника, и он знал свинью, которую он лично резал. Но потом появились новые указания из Берлина и Брюсселя. Что-то о гигиене и о том, как надо правильно убивать свиней — и все очень сложно — и это привело к тому, что многие малые предприятия встали на колени.

И кто выиграл в итоге? «Большие корпорации» — отвечает Вебер на свой риторический вопрос. Политика, делаемая в Берлине, далека от граждан и близка для концернов. Подобные аргументы в ходу и у правых популистов. Suddeutsche Zeitung назвала Баварскую партию бело-синим AfD (Альтренатива для Германии). Почти альтернатива для Баварии. Вебер, модернизатор, дрожит при таком сравнении. У других членов партии меньше страха. Например, Питер Фендт, который несколько месяцев назад предостерегал от беженцев из Африки, говорил, что они «негры с низкими способностями».

Вечером Вебер отправляется в бар, чтобы посидеть на партийной базе, пропустив несколько кружек пива. Там будет и Бенно Штайнер, который лишь недавно вступил в партию. До этого он провел три десятилетия в ХСС. Но она разочаровала его, особенно в политике, касающейся беженцев, говорит он.

Он подумывал присоединиться к AfD, но они были слишком экстремальны для него, и в любом случае он не мог много сделать с такими клоунами. В Каталонии также левые и правые сходятся в борьбе за независимость. В Стране Басков доминируют левые экстремисты, в северной Италии — правые экстремисты. Каждое политическое течение формирует собственные фантазии и помещает в них собственные желания о независимости, писал недавно испанский политолог Фернандо Валлеспин в немецком Zeit. И в Баварии есть консерваторы — люди, которые могли бы найти себя в AfD. Они борются за подобную группу избирателей, признает Вебер.

Сепаратизм — не для всех.

Люди, которые смутно ощущают потерю контроля и возвращаются к безопасному провинциализму. Они еще есть? Экономисты прогнозируют экономическую катастрофу в случае, если Каталония решится выйти из европейского единого рынка. «Да, вы просто верите статистическим данным, которые вы сфальсифицировали для себя», — возражает Вебер. У него другое видение: если такие регионы, как Бавария или Каталония займутся собой, тогда они будут экономически процветать и компенсируют новые потери. Так просто.

Не все так же уверены в будущем, как Вебер. За кулисами члены партии говорят, что независимость уже «очень иллюзорна». На партийном собрании однопартийцы Вебера обсуждают то, что каталонцы имеют теперь и что получат от референдума, и является ли беглый Пучдемон трусом. Сепаратизм не является мечтой для всех. Даже для Штайнера, который почти присоединился к AfD.

Он хорошо осведомлен в своей отрасли, работал советником сельскохозяйственных компаний, много жил за границей. Его также раздражает исчезновение семейного бизнеса в сельском хозяйстве. Он никогда не думал об отделении Баварии от Федеративной Республики. Но теперь он здесь, и баварская независимость кажется возможной. «Да, это может быть решением», — говорит он. Против крупных корпораций, которые разрушают исторические баварские деревенские структуры, против «далекой от политики реальности» и против открытых границ. Возможно, сепаратизм является более цивилизованным ответом на тот же вопрос, который также касается AfD: где наше место в современности? Каков наш ответ на глобализацию?

Автор: Yves Bellinghausen.

Комментарий редакции

Из статьи видно, что европейские ведущие издания все больше внимания обращают на правый сектор политики, пытаясь оценить ресурс сепаратистских европейских движений. Интерес к теме подогревается и кризисом в Каталонии, и общеевропейским кризисом ЕС, и темой беженцев. Нельзя не обратить внимания на антиглобалистскую риторику баварских партийцев, которой явно симпатизирует корреспондент.

Напомним также, что именно из Баварии тянутся корни НСДАП и некоторых других националистических и консервативных партий Германии.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER