Статья
/ Евгения Шевченко
Если атомную энергетику будут применять лишь несколько стран мира, фундаментальные проекты по оптимизации ядерного цикла потеряют смысл и, следовательно, не будет возможности сделать АЭС более дешевыми и доступными.

Франция: настоящая война против атомной энергетики

Здание компании AREVA в Париже
(cc)kimdokhac

Сразу оговоримся, чем в «атомной» теме интересна Франция. Дело в том, что в энергосистеме этой страны три четверти мощностей занимает атомная энергия — рекордный показатель в мире.

Благодаря своим АЭС, Франция еще недавно имела самые низкие цены на электроэнергию среди богатых европейских стран. Кроме того, мощная атомная отрасль страны, в которой умеют и строить атомные реакторы, и производить ядерное топливо, и перерабатывать ядерные отходы, обеспечивает множество высококвалифицированных рабочих мест. Казалось бы, все прекрасно, и нужно только поддерживать государственный ядерный концерн, гордясь одними из лучших в Европе технологиями...

Однако сейчас в стране развернулась настоящая война против атомной энергетики. И война эта не является специфически французской — речь идет об общеевропейском мейнстриме. Несколько европейских стран во главе с Германией взяли курс на полный отказ от мирного атома и его замену на возобновляемые источники энергии.

Но «зеленая» энергетика более дорога и доступна не всем странам мира. Она может конкурировать с газовыми ТЭЦ и АЭС только в случае серьезной поддержки субсидиями. Атомная энергия более дешевая, она может применяться практически в любой точке мира. Атомная отрасль всегда оказывается локомотивом развития науки и промышленности, особенно если ставить задачи на замыкание ядерного топливного цикла (производство топлива и обслуживание АЭС). Если атомную энергетику будут применять лишь несколько стран мира, фундаментальные проекты по оптимизации ядерного цикла потеряют смысл и, следовательно, не будет возможности сделать АЭС более дешевыми и доступными.

Для России атомная энергетика является одним из драйверов роста промышленности, науки и образования. А в каком-то смысле — и национальной гордостью. Возможность развивать эту область и иметь рынки для сбыта продукции имеет для России важное значение. Поэтому для нашей страны информационная и экономическая война против АЭС во Франции — это, по сути, война за атомные перспективы в Европе. Ведь если Франция присоединится к Германии и Швейцарии, которые взяли курс на отказ от ядерной энергетики, то авторитет отрасли на континенте однозначно упадет, как и его востребованность. Это плохо и для России, и для развития отрасли как таковой.

Но вернемся к Франции и рассмотрим, что происходило там в течение двух последних месяцев. В стране не прекращается война, которую ведут против атомных компаний Areva и EDF «зеленые» партии, антиядерные группы и бюрократическая евромашина.

Для понимания общей картины поясню, что ситуация усугубляется финансовыми проблемами у Areva (занимается добычей урана, производством топлива, переработкой отходов, ранее — строительством АЭС, сейчас эта функция передана компании EDF) и EDF (оператор всех АЭС Франции).

Проблемы Areva можно объяснить двумя причинами: падением рыночных котировок на ядерное топливо, которое началось после аварии на японской АЭС «Фукусима» в марте 2011 года и продолжается до сих пор, и недоработками новой модели реактора EPR поколения 3+, которую Areva до сих пор не может запустить. В свою очередь EDF, получившая часть Areva вместе с ее финансовыми проблемами после реструктуризации компании, сегодня принимает удар антиядерной войны на себя. Компания буквально еженедельно сталкивается с разнообразными «придирками» регулирующих органов и их опасениями по поводу возможных катаклизмов, не учтенных в конструкции атомных блоков, а кроме того — с противодействием антиядерных групп.

25 сентября Reuters сообщило, что одна из «зеленых» групп Франции подала в суд требование против запуска новой АЭС. Группа требует независимых экспертиз, не доверяя заключению официального французского ядерного регулятора ANS. При этом ANS сложно обвинить в лояльности к атомной энергетике. Так, по данным Reuters, EDF 28 сентября была вынуждена остановить четыре атомных блока на АЭС Трикастин из-за опасений ANS, что во время ремонта речной дамбы для АЭС существует риск затопления. Далее ANS выдвигает предположение, что землетрясение может разрушить дамбу и затопить станцию, а также находящийся недалеко завод Areva по производству топлива. Гринпис всецело поддержал такое опасение. Однако этого оказалось мало, и в выпущенном 11 октября отчете экологические службы страны объявили, что французские ядерные объекты уязвимы перед угрозой терроризма. EDF вынуждена реагировать на голословные обвинения и, несмотря на опровержение значимости угроз, должна все чаще останавливать станции для многочисленных проверок.

11 октября Reuters сообщило, что EDF ремонтирует насосы на 20 атомных блоках после заявления ANS: эти блоки могут оказаться недостаточно крепкими для того, чтобы выдержать землетрясение. К 9 ноября 20 из 58 реакторов EDF все еще находились в режиме проверок и не работали. К 27 ноября, по данным агентства Platts, для 12 из 20 остановленных блоков совокупные сроки их проверки были превышены уже на 200 дней. Нужно отметить, что все это происходит в предзимний период, когда потребность в электроэнергии возрастает.

Остановка станций привела к росту цен на электроэнергию во Франции и Германии. По данным Reuters, 13 ноября акции EDF за один день упали на 13%, что стало самым большим однодневным падением с 2005 года.

По данным ядерной службы новостей WNN от 21 ноября, на EDF обрушился новый удар: Areva, поставляющая топливо и его элементы, выявила, что несколько топливных стержней для Франции и Швейцарии не прошли точный контроль качества и могут иметь нарушения в герметичности. На одной из швейцарских АЭС, использующих топливные сборки Areva, запросили замену топлива, несмотря на то, что никаких проблем в ходе работы станции зафиксировано не было.

За рубежом у главного представителя атомной энергетики Франции — EDF — также полно проблем со строительством реакторов. Великобритания, которая уже 20 лет не строила новых АЭС, в 2012 году выдала EDF лицензию на строительство мощной атомной станции Хинкли-Поинт, в финансировании которой участвуют китайские компании. 21 сентября Reuters сообщило, что забастовки рабочих на станции, с которыми EDF не может договорится об условиях найма, срывают сроки строительства и ведут к перерасходу бюджета и так баснословно дорогой станции ($24 млрд).

Еще печальнее история со строительством АЭС в Финляндии. Оно было начато Areva и потом передано EDF. Запуск станции первоначально планировался в 2009 г. Реактор должен был быть первым запущенным Areva реактором поколения 3+. Росатом намного опередил Areva, запустив реактор этого поколения на Нововоронежской АЭС в марте 2016 г. АЭС Areva в Финляндии, уже известную своими перерасходами средств и судебными спорами, теперь обещают открыть лишь в мае 2019 г., то есть на 10 лет позже срока.

Единственное, чем французские ядерные компании могут похвастаться за прошедшие два месяца, так это выигранным тендером на вывод из эксплуатации двух немецких АЭС. Немецкая компания EnBW выбрала Areva и Services GmbH EWN для демонтажа Филиппсберг 2 и Неккарвестахайм 2. В сегменте атомного рынка, который называют бэк-энд (вывод ядерных объектов из эксплуатации и работа с отработанным ядерным топливом), Areva для Росатома — сильный конкурент.

Проблемы атомной отрасли Франции начались не два месяца назад, а гораздо раньше. Конечно, можно радоваться проблемам французского конкурента, однако есть опасения, что если крупнейшие французские компании Areva и EDF, два из трех «крючков», на которых еще держится престиж ядерной энергетики в Европе, уйдут с рынка, то атомный европейский проект может быть скоро свернут.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER