Статья
/ Андрей Сверчков
Анализ ответов на вопросы АКСИО-4, связанных с понятием греха

Грехопадение Запада и сопротивление России

То, что когда-то было бы трагедией для всего христианского мира, то, в чем всегда обвиняли большевиков, сегодня буднично происходит по всей просвещенной Европе: без особых протестов массово сносятся и продаются под светские нужды христианские храмы. В одной Германии с начала XXI века закрыто более 400 католических церквей и более 100 протестантских. Еще 700 католических церквей запланировано к закрытию в течение ближайших нескольких лет. Дело могли бы поправить растущие мусульманские общины, переоборудовав церкви под мечети, но этому мешают архитектурные неудобства: здания придется разворачивать на Мекку или перестраивать — легче новое построить. Вот и строят еще аж 120 штук. Обычная судьба бывшей церкви — ресторан, рынок, книжный магазин, а бывает, и ночной клуб.

Ситуация парадоксальная, ведь с каждым годом в мире всё больше людей называют себя верующими и немцы не составляют в этом вопросе исключения. По результатам международного исследования религиозности, который провел Фонд имени Бертельсмана в 2008 году, 18 % всего населения ФРГ считают себя глубоко верующими, 52 % — просто верующими, и только 28 % называют себя агностиками или атеистами, но при этом каждый год важнейшие христианские церкви в Германии — Католическая и Евангелическая — теряют более 300 тысяч прихожан.

Что же это за верующие? Исследования показывают, что это определенная группа людей, которые считают себя верующими, но в церковь практически не ходят (в Германии — часто по меркантильным соображениям, чтобы не платить церковный налог). Они сомневаются в непогрешимости догматов церкви и самого Папы Римского. Многие «католики» не признают целибат, считают, что женщинам и гомосексуалистам можно быть священниками. Вот и священники не отстают от паствы: требуют от Ватикана отменить для католиков запрет на повторный брак, мол, как так: «Убийце грех отпускается, а разведенному — нет?». А разводов так много, что можно и без прихожан остаться. Вот и приходится Ватикану как-то приспосабливаться к новым обстоятельствам.

У нас в этом отношении похожая ситуация. По результатам исследования религиозности россиян, проведенного Институтом социологии РАН в 2013 г., 79 % жителей России причисляют себя к последователям православия, 4 % — ислама, 9 %, по их признанию, верят в некую «высшую силу», но ни к какой конфессии не принадлежат. 7 % придерживаются атеистических взглядов. Если сравнивать с такими же данными трехлетней давности, то можно отметить, что число верующих «во что-то, но не знаю, во что» снизилось на 2 %, атеистов стало меньше на 5 %. А вот число тех, кто стал называть и считать себя православным, увеличилось на 7 %. При этом большая часть верующих ставит себе оценку религиозности по 10-балльной шкале в 5 баллов. В чем это проявляется? Обязательным для себя посещение церкви среди православных считали в 2009 г. 14 %, а в 2013 г. — 11 %.

По данным нашего исследования, верующими определенной конфессии считают себя 40,2 % опрошенных, верующими «без конфессии» — 41,8 %, неверующими — 18 % — см. рис.  IV -15.

Сходство между нами и Германией в увеличении числа «недисциплинированных» и внеконфессиональных верующих бросается в глаза. Есть между ними и поведенческое сходство: среди них всё больше становится людей, полагающихся не на бога, а на удачу, тех, кто ходит к гадалкам, читает гороскопы и пр. Однако различия гораздо более существенны и связаны они с ценностями и мечтами людей. Так, 35 % наших верующих мечтают о справедливом обществе — чаще мечтают только о семейном благополучии. А вот в отношении традиционных семейных ценностей (православно-советско-российских) наблюдаются большие отличия как от европейцев, так и от консервативных и религиозных (в сравнении со Старым Светом) американцев.

Главной нормой Запада сегодня стала толерантность, выстроенная на фундаменте нового «гуманизма» и определенным образом понимаемых прав человека. Принятие этой нормы Ватиканом в качестве религиозного догмата создало неразрешимые противоречия с догмами христианства.

О. Четверикова, известный специалист по политике Ватикана, пишет: «Толерантность — это отсутствие абсолютной истины, догмы. А вся христианская вера основана на догме. Принцип терпимости возможен только в условиях смерти христианства... В результате Католическая церковь оказалась в критической ситуации в плане сохранения своей паствы. Она максимально приспособилась и интегрировалась в политическую, экономическую, финансовую систему, но не в нравственную. И Ватикан подвергали критике исключительно за то, что вплоть до Бенедикта  XVI он высказывался против таких грехов, как аборты, содомский грех...».

Далее, как мы знаем, происходит уникальное явление: Папа Римский уходит в отставку по состоянию здоровья, как простой чиновник — случай беспрецедентный. Приходит новый — Папа Франциск (Хорхе Марио Бергольо), иезуит — тоже случай небывалый.

Цитируем далее О. Четверикову: «А миссия ордена (иезуитов) — приспосабливать католическое богословие к реальностям жизни... Поэтому самой главной чертой иезуитов была, есть и будет их приспособительная мораль, которая позволила им, толкуя в нужном русле святых отцов, так или иначе смиряться и соглашаться с любой культурой, религией и системой ценностей... И если миссия Горбачева была в том, чтобы уничтожить партию, то миссия Бергольо — под видом реформы фактически упразднить как таковое христианство.

Система ценностей и догматов в Римской церкви давно уже была размыта, в том числе и учение о церкви и о спасении. Последнее, что еще оставалось, — это этика. Существовало жесткое понятие греха, которое все-таки не давало возможности признать современную толерантную систему ценностей. ... Ранее проводившиеся локальные опросы уже показывали, что за аборты и разводы высказываются большинство католиков. В той же Франции католики говорят, что они не против гомосексуальных браков, а против того, чтобы трогали их священный гражданский кодекс и вместо мужчин и женщин писали «супруг номер один» и «супруг номер два». А осуждение гомосексуализма уже никто не может себе позволить».

Опросы показывают, что большинство католиков воспринимает догматы церкви как элемент театральности — так же, как одеяния священников, музыку в церкви. Так, опросы американских католиков, проведенные ABC News и Washington Post еще в 2005 году в связи с избранием предпоследнего Папы Бенедикта, показали, что три четверти американских католиков собираются в сложных нравственных вопросах руководствоваться своей совестью, а не мнением Папы.

А общенациональный телефонный опрос католиков США, проведенный 15–17 марта 2013 года по случаю избрания Папы Франциска, показал, что многие установления католической церкви воспринимаются как пережиток прошлого:

64 % американских католиков считают, что папа должен позволить священникам жениться;

60 % говорят, что он должен позволить женщинам становиться священниками;

52 % — за то, чтобы папа разрешил разводы и повторные браки (46 % против);

55 % опрошенных считают, что не нужно ослаблять требования относительно абортов, а 44 %, наоборот, высказались за разрешение абортов.

Начатый по инициативе Папы Франциска в октябре 2013 г. всемирный опрос католиков об их отношениях к вопросам сексуальности и семьи показал увеличение разрыва между церковными догматами и жизнью верующих. Анкета содержала девять групп вопросов, направленных на выяснение того,

Отдельная группа вопросов относилась к религиозному воспитанию детей в неполных или нетрадиционных семьях.

Что же показал опрос? Например, в Баварии 86 % католиков на вопрос о контрацепции ответили, что не видят греха в использовании противозачаточных средств или презервативов. 96 % не считают грехом сожительство без заключения брака. Еще 63 % отметили, что они состоят во втором браке, но, несмотря на это, ходят к причастию и получают его, что формально запрещено. Всего же около 69 % католиков-баварцев признали, что не живут в согласии с учением Церкви.

Еще ошеломительней оказались результаты анкетирования 10 тысяч членов Союза немецкой католической молодежи (BDKJ): для девяти из каждой десятки молодых католиков «церковная сексуальная мораль не играет никакой роли», а «добрачный секс и предохранение от беременности являются само собой разумеющимся». С непониманием или откровенно отрицательно относятся католики Баварии к таким церковным традициям и догматам, как целибат, запрет на возведение в сан женщин, отношение церкви к секс-меньшинствам. Аналогичная картина и во всех других приходах Германии.

«В целом учение Церкви воспринимается как нечто далекое от жизни и отношений между людьми, — говорит руководитель одного из отделов кельнского архиепископства Мартин Босбах. — И речь не идет об опросе представителей каких-то отдельно взятых социальных групп. Итог отражает мнения большинства немецких католиков».

«Результаты опроса создают удручающее впечатление фатальности ситуации, — говорит кардинал Майнцский Карл Леман, считающийся в Германии рупором либералов Католической Церкви. — Оторванность от жизни. Запреты на первом плане. Сексуальная мораль как преграда религии», — это лишь несколько его оценок.

Даже в Польше — «евробастионе католицизма», в которой 96 % населения считает себя католиками, — меньше половины католиков ходят на воскресные богослужения и более 40 % заявляют о личном характере веры, на которую Церковь не имеет влияния. Так, 20 % верующих в Польше не верят в Воскресение Иисуса, но столько же польских католиков верят в реинкарнацию, а 32 % — в телепатию.

Главная проблема для Ватикана состоит не в том, что он должен отказаться от основополагающих норм под давлением заблудшей паствы Европы и Америки. Ситуация еще сложнее, так как католический мир расколот на толерантный Север и ультраконсервативный Юг: во многих африканских странах в отношении гомосексуалистов применяется смертная казнь.

Где же располагается Россия на этом континууме? В нашем исследовании был сконструирован индекс с условным название «Легитимация греха». В него вошли вопросы, касающиеся гипотетических «законов», отменяющих или устанавливающих уголовное наказание за поведение, традиционно относящееся к тяжким грехам в православии, а в светской культуре рассматривающееся как нарушения принятых моральных норм.

При этом в индекс отбирались вопросы, касающиеся только такого поведения, относительно которого в Священном Писании прямо указано на его греховность, либо заключение о греховности логически неизбежно вытекает из определения Писания (как в случае лесбиянства, которое не упомянуто в священных текстах, однако понятно, что относительно него можно сделать вывод по аналогии с гомосексуальным поведением, которое прямо определено как грех).

«И сказал Господь Моисею, говоря:

объяви сынам Израилевым и скажи им: Я Господь, Бог ваш.

По делам земли Египетской, в которой вы жили, не поступайте, и по делам земли Ханаанской, в которую Я веду вас, не поступайте, и по установлениям их не ходите:

Мои законы исполняйте и Мои постановления соблюдайте, поступая по ним. Я Господь, Бог ваш.

Соблюдайте постановления Мои и законы Мои, которые исполняя, человек будет жив. Я Господь [Бог ваш ].

Никто ни к какой родственнице по плоти не должен приближаться с тем, чтобы открыть наготу. Я Господь.

Наготы отца твоего и наготы матери твоей не открывай: она мать твоя, не открывай наготы ее.

Наготы жены отца твоего не открывай: это нагота отца твоего.

Наготы сестры твоей, дочери отца твоего или дочери матери твоей, родившейся в доме или вне дома, не открывай наготы их.

Наготы дочери сына твоего или дочери дочери твоей, не открывай наготы их, ибо они твоя нагота.

Наготы дочери жены отца твоего, родившейся от отца твоего, она сестра твоя [по отцу], не открывай наготы ее.

Наготы сестры отца твоего не открывай, она единокровная отцу твоему.

Наготы сестры матери твоей не открывай, ибо она единокровная матери твоей.

Наготы брата отца твоего не открывай и к жене его не приближайся: она тетка твоя.

Наготы невестки твоей не открывай: она жена сына твоего, не открывай наготы ее.

Наготы жены брата твоего не открывай, это нагота брата твоего.

Наготы жены и дочери ее не открывай; дочери сына ее и дочери ее не бери, чтоб открыть наготу их, они единокровные ее; это беззаконие.

Не бери жены вместе с сестрою ее, чтобы сделать ее соперницею, чтоб открыть наготу ее при ней, при жизни ее.

И к жене во время очищения нечистот ее не приближайся, чтоб открыть наготу ее.

И с женою ближнего твоего не ложись, чтобы излить семя и оскверниться с нею.

Из детей твоих не отдавай на служение Молоху и не бесчести имени Бога твоего. Я Господь.

Не ложись с мужчиною, как с женщиною: это мерзость.

И ни с каким скотом не ложись, чтоб излить [семя ] и оскверниться от него; и женщина не должна становиться пред скотом для совокупления с ним: это гнусно.

Не оскверняйте себя ничем этим, ибо всем этим осквернили себя народы, которых Я прогоняю от вас:

и осквернилась земля, и Я воззрел на беззаконие ее, и свергнула с себя земля живущих на ней.

А вы соблюдайте постановления Мои и законы Мои и не делайте всех этих мерзостей, ни туземец, ни пришлец, живущий между вами,

ибо все эти мерзости делали люди сей земли, что пред вами, и осквернилась земля;

чтоб и вас не свергнула с себя земля, когда вы станете осквернять ее, как она свергнула народы, бывшие прежде вас;

ибо если кто будет делать все эти мерзости, то души делающих это истреблены будут из народа своего.

Итак соблюдайте повеления Мои, чтобы не поступать по гнусным обычаям, по которым поступали прежде вас, и чтобы не оскверняться ими. Я Господь, Бог ваш». (Левит. Гл. 18)

Из сводной таблицы видно, что российское общество является однозначно консервативным в области сексуальной морали, хотя и не в такой степени, как мусульманские и католические страны Африки. Молодежь, люди с высшим образованием, с более высокими доходами и занимающиеся бизнесом более «толерантны» и либеральны по всем вопросам, включенным в индекс.

«Или не знаете, что неправедные Царства Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники — Царства Божия не наследуют» (1 Кор. 6:9-10).

Многолетняя борьба геев и лесбиянок за исключение гомосексуализма из перечней психиатрических диагнозов дала в России странные плоды: гомосексуализм болезнью считает сегодня менее трети россиян — 30 %.

В «нормальной» высокоразвитой стране это автоматически означало бы, что оставшиеся 2/3 населения признают гомосексуализм нормой, а как минимум половина уже ждет приглашения на однополые свадьбы от соседей. В «нормальных» странах ЛГБТ-сообщество может торжествовать победу над вымирающими гомофобами и ортодоксами.

Но в «ненормальной, отмороженной» России нормой гомосексуализм считает всего 1,5 % (!) взрослого населения! А 90 % тех 2/3 граждан, которые не воспринимают гомосексуализм как болезнь, считают его преступлением (если быть точным, 58 % населения считают преступлением мужской гомосексуализм и 55 % — женский).

Несколько смягчает ситуацию то обстоятельство, что среди тех, кто считает гомосексуализм преступлением, только 60 % считают нужным ввести для него уголовную ответственность. В России это нормально: есть преступления, за которые надо сажать, а есть просто преступления, за которые... ну как за пересечение сплошной полосы. Этот разрыв можно объяснить и тем, что люди таким образом, скорее, выражают свое крайне негативное отношение не к гомосексуалистам как таковым, даже не гомосексуальному сексу, а к навязчивому, демонстративному и просто неприличному поведению «профессиональных» гомосексуалистов.

Но приверженцы однополой любви должны понимать и помнить, что если бы сегодня проводился референдум по введению уголовной ответственности за гомосексуализм, то для появления новой статьи в УК не хватило бы всего 0,4 %. Так что ЛГБТ-активисты, настаивающие на своем праве пропаганды гомосексуализма среди населения, 90 % которого считают его (гомосексуализм) преступлением или болезнью, играют с огнем. Не дразните зверя!

Попытки подобраться к легализации педофилии, которые пока успеха не имеют даже на Западе, но, тем не менее постоянно предпринимаются, в качестве своей научной базы указывают теорию Фрейда о развитии детской сексуальности. В результате бурной деятельности сторонников легализации педофилии и сексуального просвещения детей, начиная с ясельного возраста, Фрейд превратился чуть ли не в главного «виновника» всех этих безобразных тенденций. И этот «перевод стрелок» на Фрейда, как и многое другое в обоснованиях современных оправдывателей греховности, является откровенной ложью.

Считающийся первооткрывателем детской сексуальности Зигмунд Фрейд (хотя на эту тему были и другие работы), еще в 1905 году, опираясь на детские воспоминания своих пациентов и результаты собственного самоанализа, сформулировал гипотезу о поэтапном формировании человеческой сексуальности.

Фрейд, наверное, переворачивается в гробу, узнавая о том, что своими исследованиями «он обосновал» необходимость секспросвета и раннего начала половой жизни — в идеале (если иметь в виду идеалы современного Запада) — с рождения. У Фрейда всё в точности наоборот: сексуальная энергия (либидо) является универсальным источником для всех проявлений и функций человеческой психики: низших и высших, низменных и возвышенных, творческих и рутинных, то есть является энергетическим потенциалом развития личности. Можно сказать, что без возможности сублимировать либидо, то есть использовать психическую энергию для реализации высших потребностей и функций, развитие личности становится вообще невозможным. Ранняя половая жизнь может привести только к фиксации текущей стадии развития, то есть использованию энергии только тем способом, который уже сформировался.

Фрейд выделял пять стадий психосексуального развития:

1. Оральная фаза (от 0 до 1,5 лет). Рот ребенка выступает в качестве первичного источника удовлетворения потребностей в процессе сосания и глотания. На этой фазе важнейшую роль играет телесный контакт с матерью, тот круг защищенности и безопасности, из которого человек совершает всё более дальние и опасные экспедиции во внешний мир. Если нарушить эту фазу и начать, например, «сексуально развивать» ребенка, будущий человек лишится способности доверия, без чего невозможно формирование четкого ощущения, на какой стороне границы «свои–чужие» он находится. Что практически исключает нормальную социализацию и адаптацию в обществе.

2. Анальная фаза (от 1,5 до 3,5 лет). Ребенок приучается к горшку и тем самым учится произвольно контролировать дефекацию. Предполагается, что это становится необходимым фундаментом, на котором строятся все будущие морально-волевые качества личности. Нарушение этого этапа формирования личности приводит к тяжелейшим последствиям. Есть даже подозрение, что именно личностные особенности выращенных (начиная с 1960-х гг.) в США нескольких «нефрустрированных» поколений (для которых нормой было использование памперсов даже в начальной школе), не способных контролировать свои многочисленные зависимости и вожделения, явным образом спроецированы в современной концепции прав ребенка — избалованного, не способного к самоконтролю и безответственного существа.

3. Фаллическая фаза (3,5–6 лет) — третья стадия детской сексуальности, на которой, по Фрейду, происходит усвоение половых ролей. Именно на этой стадии может развиться так называемый Эдипов комплекс, создающий во взрослой жизни хронические конфликтные отношения с другим полом, неумение подчиняться. Если пытаться на этой фазе «сексуально просвещать» детей, то у них не формируются нормальные возможности подчиняться, управлять, договариваться, вообще вести себя в соответствии с ожиданиями окружающих. То есть подрывается социализация.

4. Латентная фаза (6–12 лет) характеризуется снижением полового интереса. Будучи оторванной от сексуальной цели, энергия либидо переносится на освоение общечеловеческого опыта, закрепленного в науке и культуре, а также на установление дружеских отношений со сверстниками и взрослыми за пределами семейного окружения. Если на этой фазе сосредоточить внимание ребенка на «развитии сексуальности», то все его обучение и воспитание может буквально пойти прахом.

5. Генитальная фаза — последний этап в модели Фрейда, на котором формируется способность к зрелым сексуальным отношениям. На тему медицинских и психологических последствий раннего начала половой жизни сделано огромное количество исследований. Одним словом — ничего хорошего.

И куда же, скажите на милость, в целостную модель Фрейда вставить ранний секс — по разным версиям, от 8 с половиной или даже с нуля лет — и с какой целью? Последствия всегда одинаковы (с точки зрения ребенка) — задержка развития, психическая травма, патологическое развитие личности.

Правда, есть еще другая заинтересованная сторона — педофилы. Но её интересы тоже учтены, но не Фрейдом, а родителями и бабушками с дедушками — вплоть до расстрела — см. рис.  IV -17– IV -18.

Тут всё серьезно. 9 из 10 человек, считающих педофилию преступлением, не вдаваясь в тонкости психиатрической экспертизы, готовы к самым жестким мерам вплоть до смертной казни. Оставшиеся 10 % — это, скорее всего, либо принципиальные противники смертной казни (а такие есть!), либо подростки, которых в нашем опросе участвовало достаточно. Собственный сексуальный опыт подростков (или мечты о таком опыте) подпадает, как известно, под те же самые законы, что опыт взрослых. И если за секс с несовершеннолетними (а они ведь все несовершеннолетние) будет положена смертная казнь, то... страшно. Те 9,5 % респондентов, которые считают педофилию болезнью, тем не менее, в отличие от алкоголизма и наркомании, не оправдывают преступников, так как в этой группе доля сторонников самых жестких санкций ненамного меньше (83,6 %), чем в группе выбравших вариант ответа «Преступление» (89,9 %).

В отношении попыток легализации педофилии и детской проституции под видом снижения возраста добровольного согласия население России выступает единым фронтом — более 90 % респондентов категорически против какой-либо либерализации в этих вопросах. При этом значимые различия между социально-демографическим группами респондентов отсутствуют.

Так как же в российском обществе обстоят дела с «легитимацией греха» в целом? Как уже отмечалось, в соответствующий сводный индекс вошли вопросы №№ :

14.2. — об уголовном преследовании за гомосексуализм;

14.4. — о наказании за педофилию вплоть до высшей меры;

14.6. — о разрешении добровольных сексуальных отношений с несовершеннолетними с 10 лет;

14.7. — о разрешении добровольных сексуальных отношений с несовершеннолетними с любого возраста;

14.13. — о разрешении сексуальных отношений внутри семьи по взаимному согласию;

14.14. — об уголовном преследовании за сексуальные отношения внутри семьи по взаимному согласию;

14.19. — об узаконении многоженства и многомужества;

14.31. — о легализации проституции;

14.32. — об уголовном преследовании за проституцию и сутенерство.

В каждом вопросе ответ «Б» считался за 0, ответы «А» и «В» считались за единицу или за минус единицу, причем таким образом, что ответы, как бы соответствующие стремлению к легитимации греховного поведения, считались за «положительную» единицу, а ответы, не приемлющие такое поведение — за «отрицательную» единицу. Все баллы складывались и полученная сумма делилась на количество вопросов, входящих в индекс (в данном случае на 9). В результате, как легко понять, положительное (то есть больше 0) значение индекса «Легитимация греха» означает, что респондент в большинстве вопросов, входящих в индекс, выбрал вариант, соответствующий «толерантной» позиции в отношении греха. А отрицательное (то есть меньше 0) значение индекса «Легитимация греха» означает, что респондент в большинстве вопросов, входящих в индекс, выбрал вариант ответа, который отвергает греховное поведение.

Сразу скажем, что среднее по всей выборке значение индекса «Легитимация греха» оказалось равным –0,73 (при минимуме, равном –1). То есть большинство граждан России квалифицируют грех как невозможное для себя и категорически не приемлют греховное поведение у других. В отличие от граждан западных «продвинутых» стран, где понятие греха давно постепенно теряет свое значение (см. выше).

Причем резкое неприятие греховного поведения свойственно представителям всех без исключения групп, выделенных по социально-демографическим параметрам: богатым и бедным, чиновникам и студентам, учителям и ученикам, холостым и семейным, жителям мегаполисов и деревень. Граждане России — против греха и легитимации греховного поведения не допустят — по крайней мере, сейчас.

Да, есть отдельные группы, которые чуть менее резки в отношении греховности, чем в среднем, — см. рис.  IV -19. Однако и в этих группах значения индекса «Легитимации греха» сугубо отрицательны и ближе к минимуму, чем даже к нулю. То есть эти группы позволяют себе некоторый «либерализм», но в очень-очень узких рамках.

Представляется, что каждый читатель сможет сделать из этого рисунка самостоятельные выводы — они очевидны.

Отдельно хотелось бы обратиться к «писателям» с сайта «Русской народной линии», «творения» которых, направленные на дискредитацию опроса АКСИО-4, мы вынуждены разбирать вот уже во втором выпуске газеты.

Господа-ненавистники анкеты АКСИО-4!

Надо очень не любить и совершенно не понимать свой народ (а особенно — его верующую часть), чтобы предполагать, что участие в опросе и заполнение анкеты могут лишить его (народ) разума и нравственности одновременно. Именно нелюбовь и неуважение к верующим, о которых вы якобы печетесь, пронизывает все ваши «опусы».

А теперь посмотрите на результаты опроса!

Вам что-то неясно? Вы по-прежнему считаете, что православные верующие в России настолько тупы и безграмотны, чтобы не понять анкету? Или что называние грехов своими именами в анкете (кстати, это далеко не единственное место, где о них можно прочитать, а тем более услышать и увидеть) может поколебать нравственность и мораль, изменить ценности людей? Возможно, вы, наконец, поймете, что безнравственны именно сами ваши статьи, проникнутые самодовольным презрением к верующим и страхом, что они, получив настоящие знания и поучаствовав в настоящем деле, перестанут вам верить и начнут ориентироваться на кого-то другого?

Говорят, осознать свои ошибки и покаяться никогда не поздно. Но лучше поспешить, на наш взгляд.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER