Истоки американских представлений об исключительности

Первые колонисты были крайне религиозны. Причем пуританская вера колонистов смогла сохранить свою чистоту, ортодоксальность за счет того, что всех инакомыслящих просто изгоняли из общины

Истоки американских представлений об исключительности

С самого начала существования американского государства американцы считают себя особым народом. И действительно, ни в какую эпоху невозможно создание государства без убежденности его создателей в своей особой миссии. Однако вопрос о содержании этой миссии применительно к США всё больше интересует мировую общественность — по мере увеличения в мире числа и масштабов военных конфликтов, спровоцированных политикой США.

Из-за обширных бедствий, вызванных этими конфликтами, саркастические высказывания об «особой роли США в мире» стали общим местом и навязли в зубах. А раз так, тем важнее понять, как складывалось и что содержало в себе изначально американское представление о собственной исключительности.

Впервые об американской особости написал французский мыслитель и политический деятель Алексис де Токвиль в своем знаменитом труде «Демократия в Америке», который выходил в 1835 и 1840 годах. Сам Токвиль не был лишь кабинетным ученым, в конце 1840-х годов он занимал пост министра иностранных дел Франции.

В трактате Токвиля говорится: «Положение, в котором оказались американцы, совершенно уникально, и едва ли какой-нибудь другой демократический народ когда-либо сможет оказаться в подобной ситуации». Суть этой исключительности, по мнению Токвиля, заключается в сочетании особых условий американского континента — с пуританским мировоззрением. Только на американском континенте могла появиться такая выдающаяся нация, считает французский мыслитель.

С самого начала своего развития Америка формировалась как Новый Свет — то есть альтернатива Старому Свету, под которым имелась в виду Европа. Первая английская колония появилась здесь в 1607 г. в Вирджинии и получила название Джеймстаун.

В Европе в этот период еще прочно господствовали феодальные отношения, но этот Старый европейский мир уже клонился к упадку, яркими признаками которого были Реформация XVI века и последующие за ней религиозные войны. Расширявшееся движение европейского протестантизма обвиняло католичество в вырождении и обмирщении. Однако власть католичества в Европе по-прежнему была огромной, а протестантизм всё более претендовал на строительство собственного — нового — мира. Одним из выходов было бегство от старого, прогнившего мира в мир Новый. В котором не будет ни королей, ни церковных иерархов.

Важным моментом в американской истории является прибытие к колонистам корабля «Мэйфлауэр». Это был торговый корабль, вышедший из английского порта Плимут, дабы по прибытии в Новый Свет основать там колонию. В 1620 г. пилигримы заключили между собой соглашение, по которому обязались в своей колонии установить правление на принципах демократии и самоуправления. В будущем этот принцип лег в основу американского конституционализма. По этому принципу образовывались в дальнейшем и новые колонии в Новом Свете.

Первые колонисты были крайне религиозны. Причем, как подчеркивает известный американский историк неоконсервативного толка Дэниел Бурстин, пуританская вера колонистов смогла сохранить свою чистоту, ортодоксальность за счет того, что всех инакомыслящих просто изгоняли из общины.

Именно от пуритан, по мнению Бурстина и многих других американских историков, идет американская вера в особое предназначение своей страны. Джон Карпентер, автор книги «Пуританский век Новой Англии: три последовательные генерации внутри Града на холме» пишет: «Пуритане были детьми Реформации. На ее волне богословие было отмечено нововведением исторического измерения христианства. Бог действует во времени, направляя историю и действуя через особого посредника». Таким образом, каждый пуританин ощущал себя посредником между этим миром и миром горним, он нес в этот мир некую правду, был готов за нее умереть.

Ключевым образом в таком мировосприятии является американское представление о своей стране как о «Граде на холме». Каково происхождение этого представления?

Источником этого выражения (образа) является Священное Писание. В синодальном переводе используется слово «гора», а в английских версиях Священного Писания используется слово «холм».

В Книге пророка Исаии говорится: «И будет в последние дни, гора дома Господня будет поставлена во главу гор и возвысится над холмами, и потекут к ней все народы. И пойдут многие народы и скажут: придите, и взойдем на гору Господню, в дом Бога Иаковлева, и научит Он нас Своим путям и будем ходить по стезям Его; ибо от Сиона выйдет закон, и слово Господне — из Иерусалима» (Ис. 2:2–3).

В Евангелии от Матфея говорится следующее: «Вы — свет мира. Не может укрыться город, стоящий на верху горы» (в англиканском варианте — холма) (Мф. 5:14).

Применительно к США это словосочетание впервые произнес Джон Уинтроп, губернатор штата Массачусетс, одна из значимых фигур американской истории. Библейская энциклопедия дает весьма емкую характеристику личности Джона Уинтропа и всей его деятельности, из которой даже возникает представление о приближенности позиций Уинтропа к теократическим принципам построения общества. Вот что там говорится:

«Джон Уинтроп (1588–1649) — теолог-конгрегационалист, религиозный и политический деятель. Из английской семьи богатых землевладельцев. Получил образование в Кэмбридже и занимался юридической практикой. Участвовал в парламентской оппозиции. Будучи ревностным пуританином, считавшим своим долгом перед Богом противостояние католической экспансии в Северной Америке, Уинтроп организовал большую переселенческую экспедицию протестантов в Новую Англию. Здесь была основана Массачусетская колония, губернатором которой стал Уинтроп.

Пересекая Атлантику в 1630 г., Уинтроп произнес проповедь «Образец христианского милосердия», ставшую программой построения богоизбранного общества на американской земле. Ключевое понятие проповеди было — «Град на холме» — было введено Уинтропом с опорой на Святое Писание (Ис. 2:2–3, Мф. 5:14).

По Уинтропу, новое общество должно было стать образцовым воплощением избранными воли Бога. А также оплотом спасительной веры, где найдут пристанище все «блаженные духом».

Из этой характеристики ясно, что представления Уинтропа о том, чем обязано стать в будущем американское общество, были крайне радикальны: «Образование и развитие американского общества Уинтроп видел как священное предприятие, создание нового Сиона, который будет центром Царствия Бога на земле. Теологию Уинтропа отличала манера символического истолкования любых природных и социальных событий в жизни переселенцев как божественных указаний. Идея совмещения мирского и церковного начал обусловила теократическую тенденцию в административной деятельности Уинтропа. Теологическая концепция провиденциальной миссии строителей «нового Ханаана» рассматривала религиозное разномыслие как происки диавола, препятствующие воздвижению «Города на холме».

«Новый Ханаан» — это было первое название Новой Англии, которое адресовало к представлению об Америке как о земле обетованной.

Сам Уинтроп писал следующее: «Посему должны мы иметь в виду, что будем подобны городу на холме, — взоры всех народов будут устремлены на нас; и ежели мы обманем ожидания нашего Господа в деле, за которое взялись, мы станем притчей во языцех по всему миру, отверзнув уста врагов, хулящих пути Господни и Его поборников...»

В этой проповеди содержится категорическое требование действия, направленного на создание нового мироустройства. Забегая вперед, отметим, что вся политическая мысль США направлена на обоснование конкретных политических действий. Эту черту американцев подтверждает Токвиль: «Их преимущественно пуританское происхождение, их исключительные торговые навыки, даже сама земля, которую они населяют, — всё, кажется, объединилось, чтобы отвлечь их интеллект от занятий науками, литературой и изящными искусствами <...> — всё совпало удивительным образом, дабы привязать американское сознание к заботам чисто материального плана».

В следующий период развития американского общества — период завоевания независимости — выдвигается новый тезис. Это тезис о крайней важности строительства нового мира на американском континенте для всего человечества. Молодая американская идеология начинает поворачиваться лицом к остальному миру.

Англо-американский писатель и философ Томас Пейн (заслуживший своими трудами наименование «крестного отца США») в своем знаменитом памфлете «Здравый смысл» 1776 г. заявлял, что «Дело Америки — дело всего человечества». Он подчеркивал, что американцы борются за свободу от тирании, пожалуй, единственные во всем мире: «О вы, которые любите человечество! Вы, кто отваживается противостоять не только тирании, но и тирану, выйдите вперед! Каждый клочок Старого Cвета подавлен угнетением. Свободу травят по всему свету. Азия и Африка давно изгнали ее. Европа считает ее чужестранкой, Англия же потребовала ее высылки. О, примите беглянку и загодя готовьте приют для всего человечества». В этом заключалась миссия американцев: своим примером показать дорогу к счастью всему миру. И это счастье заключается в том, что свобода обитает на их территории. А потому именно из Америки исходит освобождение и для остального мира.

Что касается целей американской внешней политики, то они были оформлены одним из отцов-основателей США, Александром Гамильтоном в 1787 г., перед самым принятием американской конституции.

В 11-м номере знаменитого «Федералиста» — сборника статей в защиту американской конституции — он выступил как поборник военно-морской силы США. «Другим средством оказания влияния на поведение европейских держав в отношении нас явится создание федерального флота», — пишет Гамильтон. По его мысли, флот совсем не обязательно использовать в военном противостоянии, он может быть применен как средство давления. Кстати сказать, сегодня свыше десятка американских авианосцев выполняют как раз эту роль, вполне возможно, что они никогда не будут применены в боевых действиях в максимальной своей мощи, но роль, возложенную на них, они вполне освоили.

Далее Гамильтон пишет: «Твердо придерживаясь Союза, мы можем надеяться на то, что вскоре станем арбитром Европы в Америке и сможем склонять баланс европейского соперничества в этой части мира в зависимости от наших интересов». В этих словах видна устремленность в будущее, рано или поздно США будут играть более активную роль в мировых делах. Это произойдет не скоро, но обязательно произойдет. Ну а дальше совсем откровенно: «Пусть американцы презирают роль орудий Европы! Пусть тринадцать штатов, связанных крепким и нерасторжимым союзом, создадут в согласии единую великую Американскую Систему, превосходящую объединение всех трансатлантических сил или влияний и способную продиктовать условия отношений между старым и новым миром! (выделено мной — А.И.)». Вот, по мысли одного из авторитетнейших американских отцов-основателей, истинная миссия США. Александр Гамильтон заложил основы американского экспансионизма, его видение будущего неуклонно реализуется его политическими наследниками. А вот насколько трактовка наследников совпадает с изначальным посылом основателей и их опорой на Евангелие — это все-таки вопрос, требующий гораздо более углубленного подхода. И судьба американского общества не может не зависеть от того, насколько вдумчиво оно сумеет в этом вопросе разобраться.

Полные тексты статей становятся доступны на сайте через 8 недель после их публикации в печатном выпуске газеты «Суть времени»

Нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить редакции о найденной ошибке