Комфортно ли на селе без специалистов?

Люди в глубинке не менее остальных нуждаются как минимум в нормальном медицинском обслуживании и школьном образовании. Но предлагаемое решение не помогает им в этом. Почему?

Комфортно ли на селе без специалистов?

В. Говорков. Молодой инженер, в цех! 1956 г
В. Говорков. Молодой инженер, в цех! 1956 г

14 октября 2016 года состоялось селекторное совещание с премьер-министром по вопросу целевого обучения в вузах. По результатам этого совещания глава минобрнауки РФ Ольга Васильева заявила следующее: «Чтобы повысить эффективность целевого приема, министерство предлагает внести изменения в законодательство, которые более четко регламентируют права, обязанности и ответственность вуза, заказчика и студента. В основе предложенной схемы лежит трехсторонний договор о целевом приеме и целевом обучении, заключаемый между вузом, заказчиком (работодателем) и с абитуриентом».

Эту же мысль подтвердил и премьер-министр Дмитрий Медведев: «Думаю, что сегодня возвращаться к такой полномасштабной распределительной системе (как в СССР — П.Р.) у нас нет ни оснований, ни необходимости. Рынок труда стал более мобильным и конкурентным, люди активно переезжают из города в город, из одного региона в другой регион, чтобы найти подходящую работу и комфортабельную жизнь».

Переезжать-то они, может быть, и переезжают, но явно не в глубинку, где нет комфортабельной жизни. А между тем люди в глубинке не менее остальных нуждаются как минимум в нормальном медицинском обслуживании и школьном образовании. Но предлагаемое решение не помогает им в этом. Почему? Давайте разбираться.

Сейчас существуют две категории учащихся вузов — так называемые «платники» — те, кто учится на платных местах, и «бюджетники» те, кто учится бесплатно, то есть за счет государства.

«Платники» тоже бывают разные. Но среди них есть категория учащихся, которые обучаются по программе целевой контрактной подготовки. В рамках этой программы за учебу студента платит некая государственная организация, на работу в которую после окончания учебы и придет выпускник.

На данный момент в рамках этой программы существует два типа договоров. Один договор заключается между государственным учреждением, предприятием и так далее и учебным заведением. Это договор о целевом приеме учащихся, в котором государственное учреждение оговаривает число учащихся, учебу которых оно оплачивает, сумму и иные условия.

Другой договор заключается между государственным учреждением и студентом о том, что госучреждение оплачивает общежитие, те или иные надбавки к стипендии, обеспечивает прохождение практики и так далее.

Сказанное выше министром образования — это всего лишь объединение этих двух договоров в один трехсторонний с указанием в нем срока обязательной отработки в оплатившем учебу государственном учреждении.

Но проблема трудоустройства выпускников на деле гораздо шире. И если нет желания возвращаться к советской системе распределения, то проблему-то решать всё равно нужно, пусть и иными методами.

Так в чем же заключается проблема? Она состоит из нескольких составляющих.

Одна — урегулирование взаимоотношений между образовательным учреждением, студентом и будущим работодателем, который оплачивает учебу этого студента. О ней мы уже говорили, о ней же и высказались министр образования и премьер-министр.

Другая проблема заключается в том, что учебу «бюджетников» оплачивает государство. И согласно законам рыночной экономики государство могло бы рассчитывать на возврат этих денег хотя бы путем отработки некоторого времени в государственных учреждениях. В некоторых западных странах существует такая модель погашения образовательного кредита (когда кредит выдается в скрытом виде тем, что студент учится бесплатно за счет государства).

Третью проблему условно можно называть «проблемой первого рабочего места». Проблема в том, что молодых специалистов никто не спешит брать на работу. Всё та же рыночная экономика диктует работодателю необходимость брать в штат опытных сотрудников. Никому не интересно за свои деньги обучать молодого специалиста.

Четвертая проблема заключается в нехватке кадров (в первую очередь это касается медиков и учителей) в отдаленных местностях. В отдаленные регионы не хотят ехать сами молодые специалисты из-за неустроенности быта и прочих неудобств, но страдает от этого население этих самых отдаленных областей, не получая сколь-нибудь серьезной медицинской помощи или приемлемого уровня образования в школах. И эта проблема не впервые озвучивается в средствах массовой информации.

Так, например, в конце февраля 2016 года различные СМИ сообщили о предложении депутата Государственной Думы от ЛДПР Сергея Фургала касательно студентов-медиков. Будучи сам по образованию медиком, он предложил следующее: «С нашей точки зрения, медицинское образование должно быть абсолютно бесплатным, но с распределением. С одной стороны, мы даем возможность учиться талантливым ребятам и ученикам, тем, кто действительно хотят быть врачами. Со второй стороны, мы решаем в значительной мере проблему недостатка кадров по сельской местности, по малым городам, рабочим поселкам».

Но и это — не первая попытка решения непростой проблемы молодых специалистов и нехватки кадров.

Идея распределения выпускников вузов — обобщенно это называется закон «О первом рабочем месте» — и раньше то и дело высказывалась депутатами и некоторыми чиновниками. На опыте столкнувшись с тем, что «невидимая рука рынка» совершенно не желает управлять социальной сферой — что, в принципе, очевидно любому здравомыслящему человеку, но только не нашим оголтелым рыночникам, — депутаты начинают искать различные пути выхода из сложившейся кризисной ситуации.

Еще в 2007 году Руслан Гаттаров, будучи членом координационного совета «Молодой Гвардии Единой России», в интервью журналистам гордо заявлял, что «уже практически готов закон о первом рабочем месте. Он позволит молодому специалисту получить свое первое рабочее место, и в течение года или двух, сейчас идет об этом спор, его не смогут уволить. То есть он сможет начать свою карьеру, начать свою работу, получить тот самый стаж, который необходим для того, чтоб потом повышать свой профессиональный уровень».

Но ни в 2007-м, ни в следующем году закон на федеральном уровне не рассматривался.

Лишь в 2009 году закон «О первом рабочем месте» был принят в Челябинской области с подачи «Единой России». И он тут же был встречен в штыки как чиновниками, так и бизнесменами. Чиновники утверждали, что нет никаких механизмов, которые заставили бы работодателей брать на работу молодых специалистов. А бизнесмены не хотят брать тех, кого им навязывают. И, согласно законам рыночной экономики, они имеют на это право.

С тем или иным успехом подобные законы принимались в регионах страны, но на федеральный уровень такого рода закон не выходил.

Только в марте 2014 года, наконец, Государственная Дума РФ рассмотрела проект федерального закона о квотировании рабочих мест для выпускников и отклонила его.

Если уж Дмитрий Медведев противопоставил «полномасштабную распределительную систему», существовавшую в СССР и нынешнее предложение о трехсторонних договорах, необходимо рассмотреть то, как работала эта самая советская система распределения.

Впервые так называемое распределение было введено в 1933 году постановлением Центрального исполнительного комитета СССР и Совета Народных Комиссаров СССР от 15 сентября 1933 года, которое называлось «Об улучшении использования молодых специалистов». В нем говорится, что вузы и техникумы подготовили для нужд народного хозяйства 172 тысячи специалистов высшей квалификации и 308 тысяч специалистов средней квалификации. Но при этом на производстве остается дефицит специалистов. И связан он с тем, что молодых специалистов используют неправильно и многие молодые специалисты по окончании учебного заведения не попадают на производство.

В связи с этим в постановлении обозначено, что:

1) все молодые специалисты, которые окончили вузы и техникумы, обязаны «как обучавшиеся за счет государства» проработать пять лет на производстве. В течение этого времени было запрещено оставлять молодых специалистов на работе в управленческом аппарате.

2) Всем молодым специалистам предписывалось пройти школу низшего административно-технического персонала (мастер, подмастер, сменный инженер и так далее). И для этого они должны были направляться непосредственно в цеха, на участки, в депо, станции, совхозы, врачебные пункты и так далее.

Другими пунктами вводилась судебная ответственность за самовольное устройство на работу, ограничение на прием в вузы тех, кто окончил техникумы и не имеет трехлетнего стажа работы на производстве (не более 5 % от выпуска каждого техникума), ограничение в интересах производства набора в аспирантуры и так далее.

В течение всего времени существования СССР система распределения совершенствовалась и модернизировалась. Последним документом, связанным с системой распределения, было положение о распределении и использовании в народном хозяйстве выпускников высших и средних специальных учебных заведений от 1 августа 1988 года.

В этом документе необходимость распределения обосновывается не столько нуждами народного хозяйства, сколько тем, что распределение является гарантией обеспечения права на труд, а работа выпускника по месту распределения — гражданским долгом и обязанностью.

К этому моменту выпускник считается молодым специалистом не пять, а три года. По сравнению с 1933 годом в положении от 1988 года значительно усилены социальные аспекты. Так, например, указано, что для направления на работы, связанные с особыми условиями, необходимо медицинское освидетельствование, что при отсутствии возможности обеспечения молодых специалистов жильем этих специалистов направляют на другие места работы, нежели те, к которым они изначально были определены согласно их специальности, учитываются интересы семейных выпускников, выпускников, имеющих родителей или супругов инвалидов, определены компенсации за проезд к месту работы и провоз к этому месту имущества и так далее.

Рассматриваемое положение достаточно обширно. В нем учитываются различные детали и способы разрешения тех или иных возможных коллизий при распределении.

Я ни в коем случае не хочу сказать, что это постановление является идеалом. Но оно решало перечисленные мной выше проблемы, стоящие перед молодым специалистом и государством в лице государственных организаций и ведомств.

То есть государство, как субъект, оплативший учебу, распоряжается молодыми специалистами согласно своему усмотрению. В условиях нынешней рыночной экономики это более чем логичное явление.

Молодому специалисту гарантировано рабочее место, что, как мы видим, в нынешней рыночной экономике далеко не гарантировано, потому что, как я уже указывал ранее, бизнес не спешит брать молодых и неопытных специалистов.

Удаленные районы получали специалистов, пусть и на 3 года, если после них молодой специалист поспешит вернуться домой. То есть такие удаленные районы обеспечивались в той или иной мере врачами, учителями, агрономами и другими специалистами.

Таким образом, противопоставление системы распределения и трехсторонних договоров некорректно. Трехсторонние договоры не закрывают все проблемы молодых специалистов. А, значит, придется искать решение. Будет ли это система распределения или закон «О первом рабочем месте», а может быть некое их сочетание? На этот вопрос в сегодняшней ситуации однозначно ответить нельзя по вполне понятным причинам. Но то, что проблемы не решены и решение искать необходимо — непреложный факт.

Полные тексты статей становятся доступны на сайте через 8 недель после их публикации в печатном выпуске газеты «Суть времени»

Нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить редакции о найденной ошибке