Культурная война и ее участники

Новому поколению хотят внушить, что идеи, ценности вообще не нужны. Стремиться надо к полной свободе, без всяких ограничений, налагаемых культурой и духовностью в целом

Культурная война и ее участники

Пикет граждан против выставок М. Гельмана в Краснодаре
Пикет граждан против выставок М. Гельмана в Краснодаре
«The Final Snack remix» - П.Лауритс, 2003 г.
«The Final Snack remix» - П.Лауритс, 2003 г.

В последнее время из разных регионов страны приходят сообщения о выставках, которые устраивает небезызвестный галерист Марат Гельман. Как правило, эти выставки сопровождаются скандалами.

Еще в 1992 году состоялся один из первых «художественных» проектов Гельмана: ритуально разрезана и съедена перед телекамерами жареная свинья, украшенная надписью «Россия». А в 2003 году была проведена экспозиция, при входе на которую стояла пластмассовая корова. Зрителям предлагалось заглянуть ей под хвост – называлась эта процедура «Загляни вглубь России».

Общественность возмущается так называемыми перформансами и инсталляциями М.Гельмана и его единомышленников. Протесты и даже столкновения граждан с охранителями подобного искусства приводят к тому, что в ряде регионов заявленные выставки так и не смогли открыться. Тем не менее, скандально известный галерист и политтехнолог с завидным упорством пытается ознакомить большинство регионов нашей необъятной родины со этим специфическим искусством.

Навязывая обществу такое «искусство» Гельман ведет настоящую культурную войну против народа.

Культурная война – это система действий, направленная на слом и/или фундаментальную замену духовных ценностей, культурных образцов и норм, определяющих внутренние установки личности или целого народа.

В России о замене ценностей или, другими словами, о смене «культурного ядра» заговорил еще в начале 90-х годов советник президента Б.Ельцина Анатолий Ракитов: «Было бы очень просто, если бы переход к этой (западной) цивилизации и этому рынку осуществлялся в чистом поле. Ведь переход от нецивилизованного общества к цивилизованному куда проще, чем смена цивилизаций. Последнее требует иного менталитета, иного права, иного поведения… Подобные радикальные изменения невозможны без революции в самосознании, глубинных трансформаций в ядре культуры».

А вот определение культурного ядра, которое использует Ракитов в своих исследованиях: «Ядро культуры концентрирует в себе нормы, стандарты, эталоны и правила деятельности, а также систему ценностей, выработанных в реальной истории данного этнического, профессионального или религиозно-культурного целого. <...> Главная функция ядра культуры – сохранение и передача самоидентичности социума».

«Перестройщики» понимали, что затрагивают «нормы, стандарты, эталоны», обладающие «высокой устойчивостью и минимальной изменчивостью». Против устойчивости пустили в ход тяжелую артиллерию постмодерна, полагаясь на то, что отсутствие способности к быстрым переменам приведет к обрушению всей конструкции, не оставив камня на камне от «самоидентичности социума».

Перечислим кратко основные «вехи» культурной войны.

Первым сокрушительным ударом был фильм Абуладзе «Покаяние» (1984 г.), в котором сын, осознавший «страшную правду» о своем отце (сюжет в форме притчи адресовал к «сталинизму»), выкапывает из могилы его труп и выбрасывает на помойку. Вот так «на помойку», нарушая общечеловеческие традиции, и начали выбрасывать все, что составляло культурные нормы народа.

Изобретались мифы о русском характере. Так, режиссер П.Тодоровский заявлял, что русским в гены вогнали недоверие к людям: «У нас всегда стоит наизготовку целая армия самых подозрительных в мире доносчиков».

Многие советские герои, которые на протяжении десятилетий являлись образцом беззаветного служения Родине, дискредитировались и унижались. Зоя Космодемьянская была объявлена психически больной пироманкой, а Александр Матросов – алкоголиком.

Далее ложь стали художественно оформлять. За работу по уничтожению советских ценностей взялись новые писатели. В одном одного из первых романов культового писателя перестройки В.Пелевина «Омон Ра» (1991 г.) курсантам летного военного училища ампутируют ноги («во имя Родины»), чтобы они были готовы и могли повторить подвиг Алексея Маресьева.

Не отставал от новых веяний и театр. Под заявления «о новой театральности» Р.Виктюк эпатировал зрителей тем, что в спектакле «Служанки» выпустил на сцену полуголых мужчин в юбках (мол, автор пьесы Жан Жене рекомендовал, чтобы роли в «Служанках» играли именно мужчины). Актеры говорили томно и нараспев, над всем действом витал дух порока.

В 2005 году (к 60-летию Победы!) на сцене «Современника» поставили спектакль «Голая пионерка» по запрещенному в советское время роману М.Кононова. Главная героиня спектакля – слабоумная 14-летняя девушка, потерявшая во время войны родителей и попавшая на фронт, где она стала полковой проституткой (её роль исполняла Ч.Хаматова).

Через два года Ч.Хаматова снимается в фильме Германа-младшего «Бумажный солдат», который также дискредитирует знаменательный период советской истории – время покорения космоса. В фильме полет в космос – отчаянный жест слабых, прозябающих, неуверенных и даже подчеркнуто жалких людей. Герой, прототипом которого является Юрий Гагарин, буквально трясется от страха.«Идеи никого счастливыми не делают. Скорее несчастными... Идеи коверкают нас», – считает режиссер. «Идеи калечат» – такой слоган еще долго гулял по медийному пространству после выхода фильма.

Подобные произведения в кино можно перечислять долго: «Сволочи», «Четыре дня в мае», «Гитлер-капут»… Цель их – проблематизировать, поставить под сомнение подлинно героические свершения, высшие духовные взлеты в народной жизни: подвиги в Великой Отечественной войне, полеты в космос.

А вот, что говорит Ч.Хаматова о своем дедушке, воевавшем в Великой Отечественной войне: «Я помню его отчаянье, он все пытался вспомнить подвиги, а их не было: застряла машина, и они несли ее на себе, сидели и мерзли в ожидании наступления, боролись со вшами в окопах… пять лет ушли не на геройство, а на страдания. Сейчас я понимаю, что войну мы выиграли кровью – о чем говорить, если в атаку люди шли с деревянными ружьями? С муляжами». Оставим на совести актрисы пассаж о деревянных ружьях (он под стать названию «Бумажный солдат») – любому здравомыслящему человеку понятно, что с деревянными ружьями такую страшную войну с фашизмом не выиграть. Главное здесь – что героизм, самоотверженность, жертвенность, коллективизм, любовь к Родине и другие нравственные образцы – осмеиваются и оплевываются, усиленно пропагандируется отказ от системы ценностей, выработанных в реальной истории.

Но что же предлагается взамен развенчанных ценностей? Например, Мариэтта Чудакова в одном из своих выступлений в эфире «Детского радио», обращаясь к маленьким слушателям, рассказывает, что их дедушки и родители неправильно относятся к такой фигуре, как реформатор Егор Гайдар. И потому она пишет книжку специально для детей, чтобы сформировать у них верные взгляды на прошлое. Взрослые, говорит М.Чудакова, не оценили и не поняли, что Гайдар спасал Россию от голода. И она объясняет детям, что их родители заблуждаются.

Так подрастающему поколению предлагается отказаться от мнения родителей, от сложившегося понимания истории, принять на веру либеральные мифы. Но и это еще не всё. Новому поколению хотят внушить, что идеи, ценности вообще не нужны. Стремиться надо к полной свободе, без всяких ограничений, налагаемых культурой и духовностью в целом.

Вот и галерист М.Гельман действует в полном соответствии с либеральными установками, когда методично и целенаправленно разрушает пространство русской культуры под видом пропаганды «современного искусства». При этом он посягает и на более глубокие уровни – в частности, на религиозный, и это совсем не случайно. Многие гельмановские «перформансы» и «инсталляции» представляют собой последовательные издевательства над традиционными русскими духовными символами и ценностями. Например, небезызвестная скандальная выходка некоего галериста из окружения Гельмана, изрубившего топором православные иконы на выставке «Арт-Манеж».

Н.Бердяев утверждал: «Культура родилась из культа. Истоки ее – сакральны... Культура имеет религиозные основы». И именно эту сакральность и пытаются уничтожить М.Гельман и его окружение.

В 2006 году в центре Сахарова состоялась выставка «Запретное искусство», на которой демонстрировалось распятие с орденом Ленина и изображение Христа с головой Микки-Мауса. Протестующие подали на организаторов выставки в суд, который вынес обвинительный приговор.

А уже этой весной протесты общественности не позволили провести торжественные открытия выставок Гельмана в Новосибирске, в Ставрополе, и Краснодаре. Наша общественная организация «Суть времени» тоже внесла свой вклад в борьбу с «постмодернистским искусством» Гельмана и Ко.

15 мая 2012 г. в Краснодаре общественность и казаки сорвали открытие выставки «Icons». Под крики «Гельман – вон с Кубани!» галерист вынужден был ретироваться.

31 мая в Новосибирске только с третьей попытки открылась выставка «Родина» М.Гельмана – в каком-то клубе на окраине города. Несколько дней общественные организации держали пикет против «кощунственной» выставки, экспонатами которой были «церкви» из клизм и карта России на половой тряпке.

В сентябре в Москве, в «Галерее М.Гельмана» на «Винзаводе» во время открытия скандальной выставки «актуальных икон», стилизованных под образы «Pussy Riot» – «Духовная брань», православные активисты и казаки пытались заблокировать вход в галерею.

17 октября 2012 года Гельман отменил выставку икон в Санкт-Петербурге в связи с «крайне неблагоприятной атмосферой» для ее проведения.

Устроители подобных выставок притворно недоумевают: почему народ возмущается? Ведь эти работы – поиск новых религиозных образов, которые нужны современным людям.

В анонсе выставки «Духовная брань» заявлено: «Мы хотим вернуть дух творчества в сферу сакрального искусства… Икона должна быть освобождена от исторического «шлейфа», который несёт в себе рудименты патриархальности… мракобесия, невежества, подавления личности. Вот почему за отправную точку приняты образы участниц феминистической группы Pussy Riot, которые стали символом борьбы за духовную свободу, за живое религиозное чувство».

Не только верующие, но и светские люди понимают, что православие столетиями питало российскую культуру, определяя систему ценностей и этических норм. Поэтому неудивительно, что все, кто осознают значимость истории и культуры страны, не желают, чтобы подобные «деятели современного искусства» – галеристы во главе с М.Гельманом глумились над духовными ценностями народа и православными символами.

Но М.Гельман не унимается. Недавно он разместил в своем ЖЖ фотографию «The Final Snack remix» эстонского фотохудожника Пеэтера Лауритса. На ней изображена сцена после попойки, композиционно копирующая фреску Леонардо да Винчи «Тайная вечеря». Скоро эта фотография должна появиться на выставке в Москве. «Художники имеют право черпать вдохновение из православных образов», – поучает Гельман.

Да, имеют право, но не уничтожая при этом тот высочайший духовный смысл, который изначально заложен в эти образы. А деяния М.Гельмана уже не просто эпатаж и провокация, а «огонь по площадям», целью которого является окончательное уничтожение русского культурного ядра, которое можно уничтожить только вместе с народом. 


 

Нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить редакции о найденной ошибке