«Мемориализация» образования

Разумеется, о красном терроре упоминается, а о белом — нет. О жестких методах наведения порядка большевиками упоминается, а о развале страны до и после Февральской революции, задолго до прихода к власти большевиков, — нет

«Мемориализация» образования

Недавно на сайте Министерства образования Пермского края появился документ под названием «Изучение в школе истории сталинских репрессий». Документ заявлен как «методическое пособие для учителей истории 9–11 классов». Будучи учителем истории старших классов, я, естественно, решил ознакомиться с данной бумагой.

Методичка издана в 2015 году «Центром гражданского образования и прав человека» (ЦГО), возглавляемым А. Б. Сусловым. Авторы методички Суслов и М. В. Черемных — преподаватели Пермского государственного гуманитарно-педагогического университета и члены «правозащитной» организации «Мемориал» (первый — член ее правления). Суслов и другие члены ЦГО стажировались в Хельсинкском фонде по правам человека, главным спонсором которого является Фонд Сороса.

Заходим на сайт ЦГО и видим фото слушающих лекцию детей и — поверх — большими буквами слоган «Настоящий патриотизм начинается здесь». Вот так, ни больше ни меньше.

Опускаем взгляд ниже надписи о «настоящем патриотизме» и в самом низу сайта ЦГО читаем маленькими буквами: «По решению Минюста РФ Центр гражданского образования является организацией, выполняющей функции иностранного агента». Получается, Минюст РФ называет структуру «иностранным агентом», а пермское Минобразования — популяризует его методичку?!

О методичке Суслова–Черемных также известно, что «издание было подготовлено при финансовом содействии Европейского Союза». (К слову об иностранном агенте.)

Что же то основное, что школьники должны усвоить из этой методички?

А то, что наше государство, сложившееся к 30-м годам, было якобы тотально несправедливым и кровавым. Методичка пестрит обвинениями: «определяющая роль насилия в идеологии и практической деятельности большевиков», «подмена правовой системы властным произволом», «использование насилия в качестве универсального управленческого инструмента», «жестокость большевистских руководителей (Ленина и Сталина) по отношению к собственному народу», «тотальный обман народа». И т. д., и т. п.

При этом, разумеется, о красном терроре упоминается, а о белом — нет. О жестких методах наведения порядка большевиками упоминается, а о развале страны до и после Февральской революции, задолго до прихода к власти большевиков, — нет. Мобилизационная экономика и стахановское движение причисляются сами по себе к преступлениям — но не сообщается, как без мобилизации можно было в короткие сроки создать военную промышленность и подготовиться к войне.

Прибегает пермская методичка и к прямой лжи. Так, в контексте темы «вселенского масштаба репрессий» утверждается о «сознательном допущении массовой смертности от голода 1932–1933 гг. (погибли более 6 млн человек)»... О фантастической цифре «6 миллионов» профессор истории В. Земсков, добросовестно исследовавший архивы, писал: «Приводятся абсурдные цифры — от 6 до 10 млн погибших; среди них — от 3 до 7 млн на Украине. Однако благодаря демографической статистике мы знаем, что в 1932 году на Украине родилось 780 000 человек, а умерло — 668 000, в то время как в 1933 году родились 359 000, а умерли — 1,3 млн»... И вот теперь эти абсурдные цифры — в школьной методичке? Заявление же о «сознательном допущении» массовой смертности от голода — это просто российский вариант украинского «голодомора». (Историческая ложь уже привела Украину к бандеровщине. Ждем аналогичных результатов?)

Много внимания в своей методичке авторы посвящают методам подачи материала.

Как известно, лучший способ убеждения в отсутствии фактов — воздействие на эмоции. Именно это и рекомендуется делать.

Так, учителям истории предлагается просматривать на уроках «Исторические хроники» Н. Сванидзе — передачи, известные своим ненаучным характером и избирательной подачей материала.

Делать выставки о родственниках — само собой, только о тех, кто репрессирован.

Устраивать ролевые игры по мотивам политических процессов.

Читать стихи о репрессиях.

Зажигать свечи.

Петь песни Михаила Танича «Черный ворон» и «Следователь Ланцов»... (И добро бы еще Галича, а то ведь бесталанного автора, имитирующего блатной стиль.)

Методичка предлагает целый набор психологических приемов, нацеленных на погружение учеников в атмосферу ужаса и на создание у них однобокой картины советской действительности.

Так, учащимся предлагается «написать свою жалобу на раскулачивание».

Сочинить «письмо о раскулачивании» от лица деревенской матери уехавшему в город сыну.

Представить себя «в роли бывалого заключенного, который дает советы только что осужденному, как выжить в лагере».

Ну и, наконец, «составить набор из 10 предметов, которые сын (дочь) положит в посылку отцу — заключенному ГУЛАГа»...

Последнее — уже явно запрещенное давление на детскую психику путем запугивания.

Далее авторы методички переходят к критике официальных учебников истории: «...Как правило, общий контекст изложения приводит читателя к выводу о том, что генеральный вектор прогресса примерно соответствовал пройденному советским народом пути, а все издержки, включая людские судьбы и жизни, были вынуждены и необходимы».

Да, действительно, до «высоты» либерального замысла — превратить советскую историю в один сплошной ГУЛАГ — современные учебники «не дотягивают»... Более того, в Федеральном государственном образовательном стандарте основного общего образования есть слова о «воспитании чувства ответственности и долга перед Родиной», а в ФГОС полного общего образования — о воспитании «уважения к своему народу». Г-да либералы в своей методичке упоминают об этих ФГОС, пытаясь — очень неубедительно — доказывать, что их текст им соответствует (да и вообще, если верить их собственным уверениям, они «настоящие патриоты»). Есть и недавно принятая Концепция преподавания истории в школе, в соответствии с которой уроки истории «должны укрепить «чувство родины», истинного патриотизма»... Но какой уж тут патриотизм, если всё наше прошлое — «один сплошной ГУЛАГ»?

Не преминули авторы методички заняться и пропагандой «Мемориала».

Так, учителям предлагается пользоваться материалами «Мемориала» для проведения конкурсов о репрессиях.

Зовут и в специфические музеи «Мемориала»: «В 2010 году «Мемориал» создал в небольшом пространстве сохранившегося тюремного коридора Просветительский центр «История тюрьмы НКВД № 2»... Планируя посещение Просветительского центра, следует предусмотреть <...> предварительную подготовку учащихся к мероприятию... Это может быть мемориальное действие, например, зажжение свеч, а также подготовленное заранее чтение стихов или рассказов о семейных историях, связанных с эпохой террора...»

Призывает методичка и проводить экскурсии по местам памяти репрессированных. При этом утверждается, что «в России трудно отыскать территорию, где нет мест, связанных с политическими репрессиями... Осознание того, что окружающая городская или сельская среда насыщена местами памяти о терроре, производит мощное эмоциональное воздействие». (Ну, еще бы!..) «Самым простым способом может быть экскурсия, проведенная учителем или волонтерами (в ряде городов волонтеры «Мемориала» проводят такие экскурсии). Однако <...> желательно поставить учащегося в субъектную позицию...»

Далее же — самое удивительное — следует призыв к учителям брать с собой детей на митинги, посвященные Дню памяти жертв политических репрессий:
«Согласованное с организаторами включение учащихся в символические действия на самом мемориальном митинге: зажжение свечей, возложение венков и т. д. <...> По итогам посещения митинга необходима рефлексия, во время которой учащимся надо предоставить возможность рассказать о своих эмоциях...»

Отметим, что организаторами данных митингов являются, как правило, «Мемориал» и другие политизированные организации. Да это и не скрывается. Конкретно в Перми учителям предлагается сказать детям следующее: «Вот уже несколько лет у памятника на Егошихинском кладбище собираются люди, чтобы почтить память жертв политических репрессий. Проводит это мероприятие организация «Мемориал». Я хотел(а) вам предложить принять участие в митинге памяти»...

А вот это — уже совсем нехорошо. Заниматься агитацией в школе, призывая детей на митинги политизированных структур (а многие отделения «Мемориала», кстати, как и ЦГО, признаны иностранными агентами), у нас строго запрещено.

Далее учителям предлагается перейти к обсуждению тем явно не исторических, а политических, как-то: «Нужны ли действия по преодолению тоталитарных практик?»; «Сохранились ли сегодня практики, присущие сталинизму?».

Заодно детей призывают ответить на вопрос «Является ли Сталин преступником: нужна ли сегодня юридическая оценка?». Отметим, что такая юридическая оценка, безусловно, не может ограничиться одним Сталиным — тем более что при этом задается вопрос с подковыркой «Почему советские люди не видели, как их обманывает власть?» Всем понятно, что осуждение сталинизма быстро превратится в суд над советским народом. В тот самый «Нюрнберг-2», к которому либералы призывают со времен перестройки, стремясь окончательно уравнять СССР с фашистской Германией.

Ну, и напоследок авторы методички срываются на сведение политических счетов с организацией «Суть времени», чье существование не дает им покоя. При этом они прибегают к прямой лжи:
«Есть общество «Мемориал», которое занимается сохранением исторической памяти и оказывает помощь жертвам политических репрессий (этих людей всё меньше остается в живых). А есть другие общественные силы — некоторые коммунисты, движение «Суть времени». Они считают, что репрессии были оправданы, что уничтожение своих граждан для достижения великих целей, к примеру, для осуществления индустриализации, вполне допустимая и даже единственная приемлемая политическая практика». Обвинение «Сути времени» в оправдании репрессий является вопиющей ложью, не согласующейся со статусом ни преподавателя, ни, тем более, автора учебных пособий.

Вполне возможно, представители пермского Минобразования сами не читали методички, которую рекомендуют. В таком случае мы надеемся, что они с ней ознакомятся. И что учащиеся наших школ будут быстро ограждены от пропаганды этого странного документа. Прямое искажение исторических фактов, давление на детскую психику, политическая агитация и клевета на политических оппонентов — в школе недопустимы.

Нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить редакции о найденной ошибке