Методика Монтессори как средство десоциализации и неразвития

В этой методике совершенно не развиваются социальные отношения, то есть не происходит социализации. Дети в основном работают с материалом поодиночке и минимально взаимодействуют друг с другом

Методика Монтессори как средство десоциализации и неразвития

Мария Монтессори
Мария Монтессори
Мария Монтессори с детьми
Мария Монтессори с детьми
Мария Монтессори с детьми
Мария Монтессори с детьми

В 90-е годы в России, отказавшейся от четкой государственной программы обучения, пышным цветом расцвели различные педагогические школы, такие как система Монтессори, Вальдорфская школа и прочие. Родители набросились на новые, незнакомые слова и с огромной радостью, граничащей с безумием, стали отдавать детей в эти незнакомые школы, даже не задумываясь, чему там учат, как построены занятия, и что в итоге будет с ребенком.

В данной статье мы будем рассматривать методику Монтессори и убедимся, что она, к сожалению, является орудием, разрушающим воспитание и обучение ребенка еще в дошкольном возрасте.

Чтобы не прослыть огульным отрицателем всего западного, необходимо рассмотреть методику воспитания Монтессори объективно. Для этого сначала — исторический экскурс.

Мария Монтессори родилась 31 августа 1870 года в Италии и была первой женщиной в итальянской истории, которая окончила курс медицины. Начав работать ассистентом врача в университетской клинике, Мария Монтессори заинтересовалась методами лечения и реабилитации детей с ограниченными умственными способностями (отметим это для себя и пойдем дальше). Она предположила, что проблемы умственно отсталых детей — это проблемы не столько медицинские, сколько педагогические.

Возглавляя в Риме Государственную ортофреническую школу для отсталых детей, Мария Монтессори разработала систему сенсомоторного — то есть основанного на сенсорном восприятии и на моторной активности — воспитания слабоумного ребенка как фундамент всей лечебной педагогики.

Далее она перенесла свои методики на обычных детей. И это тоже дало эффект: действительно, все родители знают, что в раннем возрасте для ребенка важны упражнения на мелкую моторику. И этим знанием мы обязаны в том числе и Марии Монтессори.

Всё в той же ортофренической школе Мария Монтессори создала для детей с ограниченными способностями специальную развивающую среду, которая с той или иной небольшой трансформацией используется и сейчас в студиях Монтессори. Позже в Риме она открывает «Дом ребенка», где продолжает разрабатывать свою методику.

Так в чем же заключается методика Монтессори?

Основа педагогического метода Монтессори, как это декларируют ее последователи, заключается в безграничной вере в природу ребенка, в стремлении исключить какое-либо авторитарное давление на формирующегося человека, а также в ориентации на свободную, самостоятельную, активную личность. Ребенок изучает то, что ему интересно. Его никто не заставляет. Понятие «свободное воспитание» в практике Монтессори означает свободу выбора ребенка в своем развитии.

Вот как это сформулировано на одном сайте, продвигающем методику воспитания Монтессори: «Ребенок познает мир, получает знания согласно своему внутреннему плану развития, с учетом исключительно его потребностей и индивидуальных запросов. То, чем на уроке будет работать малыш, предстоит выбрать ему самому. Наставница лишь покажет метод работы с тем или иным материалом, не навязывая своего видения сегодняшнего занятия...»

Здесь главное — это утверждение о наличии у ребенка «внутреннего плана развития». Причем о наличии такого плана говорится как о чем-то само собой разумеющемся (Волга впадает в Каспийское море, дважды два — четыре, у ребенка есть внутренний план развития). Наши попытки ознакомиться с доказательствами наличия у ребенка такого внутреннего плана развития пока не увенчались успехом.

Первый возникающий вопрос — можно ли говорить о таком плане у растения или у животного? Если бы этот план был у растения, то, например, садовники не стали бы предпринимать усилий по выращиванию культурных растений. Но они же предпринимают эти усилия. Причем немалые. И почему же садовникам никто не предлагает: «Давайте предоставим такому-то культурному растению расти согласно его внутреннему плану развития». Если какое-то растение растет по этому плану — то это сорняк, а не культурное растение. Так что же, детей хотят выращивать по аналогии с сорняками?

Теперь о животных. Если бы они росли только согласно своему внутреннему плану, то волчица, к примеру, ничему бы не учила детеныша, а меланхолично наблюдала бы, как он реализует свой внутренний план. И это при том, что животные наследуют программы, определяющие их поведение.

Итак, второй вопрос — чем отличается человек от животного и растения? Он, очевидно, отличается еще большей степенью обусловленности тем, что в самом общем виде можно назвать культурой. То есть он, не наследуя свои ключевые собственно человеческие программы, должен эти программы создать... ориентируясь на что? На наследственное он ориентироваться в этом смысле не может. Так на что он должен ориентироваться?

И наконец, известно, что в случаях, когда ориентация не задавалась, то есть возникала настоящая, а не литературная «ситуация Маугли», человек не мог сформироваться в собственно человеческом смысле. А если бы у него был этот самый внутренний собственно человеческий план, то он смог бы.

Нам возразят, что задача системы Монтессори — воздействовать на ребенка более опосредовано, предоставляя ему ассортимент возможностей, то есть речь идет не об отказе от обучения и воспитания, а о перекладывании задач воспитания и обу­чения на некую среду, которая и должна, будучи сложно организованной, обучать и воспитывать.

Ни растения, ни животные так обучать и воспитывать никто не собирается. Почему гораздо более сложный процесс обучения и воспитания человека можно перепоручить «рынку возможностей», предоставляемых средой? И что это будет за человек?

Почему-то ревнители системы Монтессори резко отвергают саму возможность серьезного разговора о фундаментальных основаниях своей системы, об этом самом внутреннем плане развития и всём том, что вытекает из его наличия и его отсутствия. А ведь вопрос идет о судьбе детей. Допустимо ли в этом случае подобное легкомыслие, честно говоря, сильно отдающее педагогическим сектантством или чем-то еще более скверным.

Система Монтессори создает для ребенка некую специализированную среду. Как он с нею должен взаимодействовать?

Попадая в подготовленную специальную среду Монтессори, ребенок самостоятельно выбирает то, с чем будет работать. Время работы с одним материалом никем не ограничивается. При этом каждый материал представлен в единственном экземпляре. Таким образом, дети учатся договариваться и взаимодействовать друг с другом.

Представляете, как будут «договариваться» дети, если им не объяснять, что силу применять нехорошо, что отбирать понравившуюся игрушку неправильно? Особенно с учетом того факта, что в системе Монтессори формируются разновозрастные группы.

Как на практике строится работа в Монтессори-студии? Пространство студии разделяется на несколько зон: зона жизненной практики, где находятся наборы для стирки, глажки, чистки обуви и прочие бытовые принадлежности; зоны развития сенсорных навыков; зоны языкового развития с набором карточек для формирования словарного запаса, навыков чтения и тому подобное; зоны развития математических способностей и другие зоны.

Но не нужно особенно обольщаться, читая о зонах с формированием словарного запаса и навыков чтения. Если вспомнить, что воспитатель не участвует в жизни детей никоим образом, то станет понятно, что большинство этих вещей дети использовать не будут, если только у них неожиданно не возникнет интереса к обучению тем или иным предметам. Но самопроизвольно интерес никогда не возникает. Или возникает столь редко, что это «редко» с точки зрения массовой педагогики тождественно «никогда».

Давайте соберем воедино все минусы методики Монтессори и убедимся, что она разрушительно действует на обычного ребенка. Еще раз оговоримся, что мы не рассматриваем воздействие этой методики на детей с отклонениями в развитии — работа с такими детьми является отдельной темой и рассматриваться должна отдельно.

1. Воспитатель-учитель в рамках данной системы не участвует в процессе воспитания и обучения. Таким образом, он не является авторитетом для ребенка, не направляет в нужное русло подопечных, не ставит им моральных и этических рамок. Дети предоставлены сами себе.

2. Полностью отсутствует процесс обу­чения, который невозможен без того, чтобы учитель передавал знания, объяснял, требовал и проверял, периодически возвращался к пройденному («повторение — мать учения»).

3. Монтессори считала игру — деятельностью, оторванной от реальной жизни. Поэтому в студиях Монтессори игра заменена практической деятельностью. Между тем исследования психологов однозначно говорят о том, что игра необходима для формирования личности, для социализации.

4. В классической системе Монтессори нет места сказкам, которые Монтессори считала уходом от реальности и заменяла реалистическими описаниями предметов. А ведь сказки формируют в ребенке в познавательной форме представления о добре и зле, представления о жизни, об отношениях между людьми.

5. В этой методике совершенно не развиваются социальные отношения, то есть не происходит социализация. Дети в основном работают с материалом поодиночке и минимально взаимодействуют друг с другом.

Давайте посмотрим, что пишут родители детей, посещавших одну из многочисленных студий Монтессори: «Мы ходили в студию Монтессори, и вот мое мнение по поводу этой методики: кроме как что-то перекладывать и переливать воду, дочь ничему не научилась, да её и не учили вовсе (заметьте — мать понимает, что ребенка нужно учить, и для нее является чем-то удивительным то, что в студии Монтессори этого не происходит. — П.Р., Т.Ш.). В студии Монтессори были установлены камеры, и однажды я решила остаться и посмотреть, чем же занимаются с детьми во время нашего отсутствия. И что я увидела, дочь ходит сама по себе, играется с водой в кране, в итоге измочила всю одежду, да и вообще дети, что хотят, то и делают, а воспитатель сидела за столом рядом с девочкой, которая рисовала, и тупо за ними присматривала. Я задумалась, а зачем я вожу ребёнка в эту студию и плачу немалые деньги, для того, чтобы она поиграла с водой? Часть игрушек, водичка... вроде есть и дома, песочком можно в песочнице поиграть, частью можно воспользоваться в простой игровой комнате по приемлемым ценам.

Когда я первый раз пришла в студию и увидела, сколько у них полезного для детей обучающего материала на сенсорное развитие, на логику мышления и т. д., я подумала, что здесь она приобретет много полезных знаний, ведь с ней будут заниматься обученные педагоги, и лишь после того, как я посмотрела на занятия и увидела, что ребенка ничему не обучают, я решила почитать про методику Монтессори. А методика заключается в следующем: ребенок что хочет, то и делает. Где это видано, чтобы ребенок сам себя обучал. Я всегда думала, что к любым занятиям его должны привлекать взрослые. Ребенок может и не захотеть что-то делать, кроме как плескаться в воде. Как же он научится рисовать, лепить, клеить, если ему не показать, как это интересно и увлекательно. Я не видела еще детей, которые сами себя обучали!..»

Почему не хотят прислушаться к таким крикам материнских душ? А ведь криков этих немало. Не потому ли, что система Монтессори не только помогает детям с определенными отклонениями чему-то научиться, но и создает у обычных детей недостаточную обученность. Не в этом ли цель ее внедрения в России, да и не только в России?

Полные тексты статей становятся доступны на сайте через 8 недель после их публикации в печатном выпуске газеты «Суть времени»

Нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить редакции о найденной ошибке