Статья
/ От редакции

Митинг движения «Суть времени», посвященный 99-летию Великой Октябрьской социалистической революции

Сергей Кургинян:

Товарищи!

Поздравляю вас с 99-й годовщиной Великой Октябрьской социалистической революции! Ура!

Митинг:

Ура! Ура! Ура!

Сергей Кургинян:

Тут много говорилось о том, что поскольку день рабочий, да еще и время такое, что в Москве не отпускают с работы, то никого не будет, и митинг будет пустой. Ну вот, посмотрите, насколько он пустой. Он примерно такой же пустой, как и то, что, как все говорили, мы свернем работу через 2 года. Прошло 6 лет, и все, наверное, хотят сказать, что мы ее свернем через 60 лет. Но мы ее не свернем и через 60 лет. «Суть времени» существует, будет существовать, будет развиваться, и этот процесс не остановить!

Теперь, товарищи, я хочу сказать о том, по какому случаю мы собрались, что означает для нас эта дата и почему мы здесь сегодня стоим, несмотря на рабочий день, несмотря на то, как трудно сейчас собираться, как легко увольняют с работы и прочее. Несмотря на всё это, люди героически приехали из других городов, и низкий им поклон за это.

Много говорилось о том, что Великая Октябрьская социалистическая революция — это какой-то мятеж, это переворот, это еще бог знает что такое. Весь XX век шел под флагом этой Революции.

Человечество на протяжении всего XIX века жило в страшных судорогах нищеты и уничтожения капитализмом всего человеческого содержания. Не только права на хлеб, которое является святым правом каждого человека, — когда люди начинают голодать... Не только права на человеческую жизнь — когда дети в 10-летнем возрасте таскали вагонетки и умирали в 15 лет... Не только права на какое-то человеческое существование, на образование... Но и всех, всех человеческих прав, которые существовали в страшных условиях предыдущих укладов. Право на традицию, право на святое — все эти права уничтожал капитал. И это было ярко сказано Марксом в «Манифесте Коммунистической партии».

Человечество ждало, откуда и как придет сигнал освобождения. Кто своею кровью, своею жертвой, всеми своими подвигами решится, наконец, сказать «нет!» этому укладу жизни. Считалось, что это будет Германия, может быть, Соединенные Штаты или революционная Франция. Германия была более передовой, но чуть-чуть более консервативной. Франция была традиционно революционной страной, Америка — новой страной, ну и Великобритания — страной всегдашнего высокого развития и какой-то демократии. Ждали, что там скажут «нет» расчеловечиванию человека.

Это сказали в России! Это сказали наши с вами деды и прадеды. Они первыми в истории человечества заявили о фундаментальных человеческих правах, о настоящей человеческой справедливости. И мы гордимся этим! Мы говорим: «Да здравствует Великая Октябрьская социалистическая революция, осветившая тьму капиталистического уклада, прогнавшая эту тьму, поднявшая слово «Человек» и заявившая во всеуслышание, что Человек — любой человек, вообще человек — это звучит гордо!»

Да здравствует Революция!

Да здравствует Россия, в которой она была осуществлена!

Да здравствует красная весть, которую Россия принесла всему миру!

Да здравствуют наши деды и прадеды, чьими подвигами это всё было поднято на пьедестал!

Ура, товарищи!

Митинг:

Ура! Ура! Ура!

Сергей Кургинян:

Товарищи! Великая победительная красная традиция, которая началась Великой Октябрьской социалистической революцией, — это было деяние людей фантастически сильных, людей, на которых, открыв рот, именно из-за их силы, смотрел весь мир.

Все — великие инженеры: Леонид Красин, Глеб Кржижановский, великие военные, герои царских войн... Кто такой Буденный? Это герой войны, которая шла до начала Революции. Все эти люди были объединены невероятной силой и мечтой. Они были соединены в единое целое партией Ленина, которая была абсолютно новой для человечества. Именно Ленин сказал впервые: «Дайте нам организацию профессиональных революционеров, и мы перевернем Россию». Не было партий профессиональных революционеров в мире.

Россия шла в политическом процессе впереди всех. И если человечество обязано Марксу какими-то открытиями, и открытыми перспективами исторической жизни, и ощущением необходимости борьбы за социальную справедливость в целом, то без Ленина не было бы никакого Маркса. Потому что именно политическая воля и страсть этого человека сковала воедино ряды и создала ту непреодолимую силу, которой была большевистская партия.

Эту силу признавали враги. Что сказал генерал Деникин по поводу того, почему большевики спасли Россию? Он сказал, что после февральской катастрофы и смуты, в условиях распада всего и вся, в условиях расползания страны нужна была сила, которая объединила бы в себе три составные части. Первая — настойчивость при воплощении своей мечты, абсолютную мощную соединенность людей с тем, чтобы любой ценой воплотить свою мечту в жизнь. Вторая — беспощадность в устранении препятствий на пути своей цели и своей мечты. И третье, сказал он, — безмерность этой мечты, ее огромность, которая проникла в русскую душу и которая соединилась с вековыми и тысячелетними мечтаниями именно России о целостности, о царстве божием на земле, о настоящей справедливости и о настоящем братстве. Эти силы соединили в себе большевики, и этим они спасли Россию. Слава тем, кто это сделал в 1917 году! Слава нашим предкам, слава России, которая протянула им руку и поддержала их и за счет этого не упала в бездну, а наоборот, стала величайшей страной мира.

Да здравствует Великая Октябрьская социалистическая революция! Ура!

Митинг:

Ура! Ура! Ура!

Сергей Кургинян:

Товарищи, мы живем в принципиально новую эпоху. Тот марксизм и коммунизм, который существовал и который сказал «нет» царству нищеты, по-прежнему жив, потому что в нищете живут миллиарды людей. Предсказанная Марксом поляризация, дифференциация человечества по-прежнему происходит. Мы не видим ее, потому что мы не видим, что творится в Африке, мы не видим, что творится в большей части Азии, мы не видим, что творится в Латинской Америке. И всё же на повестку дня, в результате прихода потребительского общества, в результате прихода зловеще глумливого постмодернизма и в результате колоссальной мутации самого капитализма, который отбросил всё великое, что было с ним связано, — свободу, равенство, братство, идеалы Французской революции, идеалы гуманизма и восхождения, в результате этого сложилась новая ситуация, про которую говорили самые разные философы мира, тот же Шопенгауэр и не только он: между нищетой и скукой болтается человечество, и наступит момент, когда скука станет страшнее нищеты.

Момент наступил — потребительскому обществу не нужна не только Великая Октябрьская социалистическая революция, ему так же не нужна Великая французская революция, и вы знаете, что сейчас очень много сил и людей, абсолютно реакционных по своему содержанию, говорят о том, что все революции — грех. Я говорил об этом уже по телевидению — мы должны вспомнить великие слова Ромена Роллана: «Революция — как любовь, горе тому, кто об этом забудет».

Капитализм забыл о главном: о том, что «все прогрессы реакционны, если рушится человек».

Капитализм покупает продление своей жизни путем дальнейшего и дальнейшего обрушения человека. Поэтому ему опасны не только Ленин или Маркс, ему опасны не только советская история, Георгий Жуков или Иосиф Сталин — ему опасен Моцарт, ему опасен Ромен Роллан, ему опасны Толстой и Достоевский, Шекспир. Ему опасно всё возвеличивающее, всё великое, ибо его человек должен толкаться по магазинам день и ночь и мечтать только об одном: чтобы выбрать себе кофточку с какой-нибудь особенной рюшечкой.

Эта потребительская мразь, которая заменила собой величие настоящего капитализма — горькое, зловещее, но величие, — она сейчас пытается править миром, и ее лозунг прост: «Человек — это звучит скучно». Они знают, что чем выше эта скука, тем выше то, что великие психологи XX века Франкл и Фромм называли патологией нормальности. Вслушайтесь в эти слова — «патология нормальности». Чем больше будет этого, чем больше будет этой полузвериной скуки, тем быстрее все побегут в магазины и будут там ради выхода из скуки хвататься за любые жалкие потребительские дары. И они будут боготворить эти дары, ибо они будут знать, что как только дары кончатся, они сразу же окажутся терзаемы страшным зверем под названием «скука».

Вот формула мутакапиталистической власти сегодня. Это не формула начала XIX века. Это не Редьярд Киплинг. Это не Гюго, это не Бальзак. Это постмодернистская мразь, которая хочет, чтобы люди задыхались в этой скуке, бегали по магазинам. Эта мразь растаптывает образ человека, гордость человека. Она посягает на человека как венец творения. Она посягает на человеческую миссию, на человеческий смысл, на человеческое величие, на человеческое счастье, и в конце всего этого — и это есть главное — она посягает на жизнь как таковую, на полноту жизни, на право жить человеческой жизнью. Вот на что она посягает. Вот каков масштаб вызова со стороны того, что мы называем глобальным государством, надвигающимся на мир.

Его центром, конечно, являются Соединенные Штаты. Но глобальное это государство, этот мутирующий Запад и мутирующий капитализм беспощадны в своей постмодернистской расслабленности. Они беспощадны, и уничтожая нажатием кнопок целые народы, разрушая государства, создавая бедствия на огромных территориях, они соединяют глум и кровь. Их лозунг — «Глум и кровь!». И в этом их опасность и ужас.

Кто им противостоит? На протяжении страшных семидесяти лет, когда всё это наступало, этому противостоял великий Советский Союз и все государства мировой социалистической системы. Была колоссальная сила, был Варшавский договор, было социалистическое содружество. И во главе всего этого дела стоял великий Советский Союз: «Союз нерушимый республик свободных // Сплотила навеки великая Русь». Эта Русь, сплотившая Союз, стояла, как катехон, как красный катехон, посреди всего этого безумия и сдерживала его.

В 1991 году это рухнуло. Мы не будем сейчас обсуждать, почему, но мы все понимаем, что за обрушение любого государства отвечает власть. За обрушение царской России отвечает Николай II и его присные, а не какие-то там большевистские инвективы. За обрушение Советского Союза отвечает КПСС и ее руководитель, предатель Горбачев. Это они отвечают за то, что происходит сейчас, но и мы все тоже отвечаем, и все отвечают, кто тогда недостаточно активно противодействовал этому. Пассивное противодействие было. Советское население на референдуме сказало, что оно за сохранение Советского Союза, обновленного Союза Советских Социалистических Республик. А активного сопротивления не было. И не было силы, организующей это сопротивление, потому что КПСС была парализована своим генсеком и была настолько двусмысленной, что она не сбросила этого генсека на XXVIII съезде, когда это можно было сделать пинком ноги, чтобы он летел куда угодно — в Лондон и далее, и там бы зализывал раны. Она этого не сделала.

После этого коммунизм оказался рухнувшим. Человечество, которое поверило нам — нам (нас всех называли русскими), нашему красному знамени, — это человечество оказалось в руках стремительного наступления самого зловещего типа мутакапитализма — глобального государства. А глобальное государство, уничтожив главного конкурента — коммунизм, занялось национальными буржуазными государствами во всем мире. Оно занялось Асадом и Мубараком, оно занялось Каддафи и Хусейном, оно будет заниматься дальше каждым оплотом чего-нибудь национального, потому что оно не хочет, чтобы существовал восходящий национальный человек. Оно уничтожает проект Модерн. Можно было считать эти слова нашими академическими размышлениями несколько лет назад, но теперь мы видим, как именно это происходит в каждой точке земного шара и как это будет раскручиваться.

Твердо веря в то, что Коммунизм 2.0
придет, мы клянемся не просто вздыхать по поводу наших бывших традиций. Великая победительная традиция, осветившая мир огнем Великой Октябрьской социалистической революции и утвердившая священную Красную весну 9 мая 1945 года, растоптала мировую фашистскую гадину, перед которой трепетали все великие армии мира — такие, как французская, которая бежала, как трусливый заяц. Только русские и именуемые русскими, ставшие советским народом, начали ходить в контратаку в первые же дни страшного июня 1941 года, и уже к августу–сентябрю этого года фашистские генералы понимали, что Германия проиграла. Фашизм зверски сражался оставшиеся годы, он тоже проявлял свой темный, бесовской героизм, но он уже понимал, что его сломали солдаты, умиравшие под Брестом, под Смоленском, под Ельней и под Москвой. Слава этой великой Красной победительной традиции! Ура, товарищи!

Митинг:

Ура! Ура! Ура!

Сергей Кургинян:

После этого наступили другие годы. Мы не будем обсуждать их все целиком, потому что взлетали спутники и ракеты, создавался ядерный щит, воевали наши героические парни в Афганистане, спасая мир от радикального исламизма, много еще делалось хорошего, но постепенно нечто нагнеталось. Вот этот советский вариант потребительства нарастал и нарастал. Не хватило метафизической силы этому коммунизму. И мы знаем и величие победительной традиции 25 октября 1917-го и 9 мая 1945 года, и ту слабость — унизительную, оскорбительную — которая привела к распаду Советского Союза. Мы, возвеличивая великую победительную Красную традицию, клянемся искупить всё то, что привело к краху Советского Союза и через этот крах бросило человечество в пасть глобальному зловещему государству. Клянемся ли мы искупить это? Да или нет?

Митинг:

Да!

Сергей Кургинян:

Товарищи, для того, чтобы это искупить, надо очень много воли и очень много ума. Надо точно понять — где там слабина? Чего не хватило в Коммунизме 1.0 и в Советском Союзе 1.0? И как сделать по-настоящему Коммунизм 2.0 и Советский Союз 2.0 так, чтобы всё, чего не хватило, было восполнено? Нельзя ни вяло кланяться традиции (ее надо почитать и отметить ее сильные и слабые стороны, сильные — поддерживать и развивать, а слабые — искупать), ни хаять эту традицию, нужно видеть будущее. В этом будущем, если не будет Красной весны, будет Черная весна.

Эта Черная весна уже протягивает свои щупальца сюда. Она протянула их на Украину, и здесь, на этой территории, она решила добить Россию, как такой остаток чего-то, что удерживает мир, как катехон. Идет много споров о том, был ли Советский Союз катехоном, то есть удерживателем мира от царствия бесов. Рано или поздно Русская православная церковь примет тезис о том, что Советский Союз был катехоном, и тогда многое встанет на свои места. Но когда на Украине черная чума начала клубиться совсем зловещими способами, мы все встали с тем, чтобы это остановить, и сейчас наши товарищи воюют в Донецке по-прежнему. Прошло время, исчез, так сказать, пик пиара и всего прочего, а война продолжается, и на этих дальних рубежах мы сдерживаем то, что можно назвать наступлением этого глобального государства.

Пройдет сколько-нибудь часов или дней... вот-вот в Америке объявят, кто будет президентом. Может быть, мы получим паузу, очень условную, в виде Трампа, который скажет, что у него главный враг — радикальный исламизм, и повторит всякие кувыркания Буша, хотя и Буш вернулся к тому, что главный враг — Россия. Может быть, придет Хиллари, чего хочет глобальное государство, и тогда сразу будет постмодернистское: что мы — главный враг. Но небольшая пауза, в которой мы сейчас все живем, кончится, товарищи. Она кончится к весне.

Мы увидим новые контуры глобального государства. И мы ведь понимаем, что национально-буржуазное государство в условиях наличия глобального не может не давать слабину. Оно непоследовательно в своих позициях. Оно слишком чувствует на себе дыхание этого глобального государства. Так будем же стойкими! Будем помнить силу наших предков. Предков, умиравших для того, чтобы победить нацистскую чуму. И побеждавших эту чуму! Предков, создававших наше государство. Предков, совершивших величайшую Революцию в истории всего человечества. Будем такими сильными, как они.

Будем готовиться к тому, что России еще придется сказать свое слово. Ей еще придется и открыть пути человечеству, и отстоять это человечество от такой страшной нечисти, по отношению к которой даже немецкий нацизм — это еще не окончательно черное. Настоящая предельная античеловеческая чернота движется — она впереди, она еще созревает.

Эта гадина еще выйдет из чрева. И в очередной раз окажется, что не другие — может быть, более мощные страны, чем мы, — а именно мы на острие. Именно мы являемся наследниками предыдущих подвигов. И именно мы встанем стеной — с тем, чтобы этот враг не прошел.

Да здравствует Великая Октябрьская социалистическая революция как провозвестник гуманизма будущего!

Да здравствует новый гуманизм и новый человек, провозглашенный этой цивилизацией!

Да здравствует война с потребительством за великое человеческое восхождение, которое и есть коммунизм!

Ура!

Митинг:

Ура! Ура! Ура!

Сергей Кургинян:

Товарищи, мы не только рассуждаем, мы действуем. Мы создали первую в России коммуну нового времени. И эта коммуна развивается, трудится. Сейчас, когда мы здесь стоим, там заливают бетон, там работают по 16 часов, там отказались от этих всех потребительских радостей ради счастья жить вместе.

От лица коммуны будет выступать сейчас Павел Расинский, которому я предоставляю слово. И есть видео приветствия из Александровского. Пожалуйста, Павел.

Павел Расинский:

Здравствуйте! Передаю привет от Александровской коммуны и поздравление с праздником Октябрьской Революции. Ура!

Митинг:

Ура! Ура! Ура!

Павел Расинский:

Решив жить коммуной, мы пытаемся продолжить в настоящем опыт великого прошлого. В коммуне собрались молодые люди, не имеющие советского опыта. Но капиталистические отношения, которые нам пытаются представить как сладкие и очень нужные, не находят понимания на самом деле среди наших людей. Напротив, коллективный труд и коллективная жизнь очень востребованы нынче. И коллективный труд, такая коллективная жизнь в коммуне на протяжении трех лет доказывают это.

Наша коммуна строится на труде. Мы видим, что сейчас, в наше время, труд является чем-то постыдным. Мы сталкиваемся с этим в жизни, мы сталкиваемся с этим в рабочих отношениях, мы сталкиваемся с этим в отношениях с другими организациями. Для нас труд — нечто совершенно иное. Мы уверены, что труд является основой для развития человека.

Коммуна строилась, в том числе, и как социально-ориентированный проект. Сейчас мы предоставили рабочие места не только жителям нашего поселка, но и жителям близлежащих поселков. Мужчинам — на пилораме, женщинам — на швейном производстве. Мы считаем, что опыт нашей коммуны должен распространиться на всю Россию.

Еще раз с праздником! Ура, товарищи!

Митинг:

Ура! Ура! Ура!

Павел Расинский:

А теперь — ролик-поздравление от Александровской коммуны.

Сергей Кургинян:

Пока этот ролик запустится, я вам могу сказать, что помимо того, что предоставлены места на производстве, есть еще несколько вещей, которые очень внимательно сейчас исследуют во многих странах мира из того, что мы делаем.

Во-первых, у нас есть широкая образовательная, культурная и прочие программы. Люди действительно работают по 16 часов, но они учатся, они и работают, и учатся, они учатся жить, и они учатся великой культуре.

Во-вторых, мы откроем в ближайшее время в пределах Александровского театр.

И, в-третьих, мы полны решимости не просто давать рабочие места, мы полны решимости создавать филармонические концерты в нашем театральном зале в Александровском. И звать туда не только нас самих и тех наших товарищей, которые приедут из других городов, но и всех жителей поселка, и не только поселка, а всей области, всех ближайших поселков, которые должны не только работать вместе с нами, но должны и жить.

И, наконец, мы восстанавливаем с огромным трудом и через труд, и иначе уважение людей к самим себе.

Один из тех, кто там работал вместе с нами, вдруг сказал: «Зачем вы приехали? Так сладко было умирать! А теперь вот приехали, и опять надо жить...»

Мы внушаем снова людям, что жить можно, нужно, что, может быть, это больно, но что это — великое счастье! И во всем этом мы продолжаем великое дело первых коммунаров, мы продолжаем великую коммунистическую традицию всего мира. И мы уверены, что русские — мы в том числе — будут впереди мира в этой традиции. И не одни мы уверены. Мне это говорили испанцы, израильтяне, французы и латиноамериканцы.

К нам приезжают жить в коммуну люди из Франции, приезжают люди из коммун других стран. Мы образуем единый интернационал. Люди из Прибалтики, которых преследовали там, уже живут в коммуне. Люди из Украины, которых сгоняли оттуда, живут в коммуне. Коммуна передает вам привет!

Роликом больше, роликом меньше... считайте, что я здесь исполнил всё вместо ролика. Ура, товарищи!

Митинг:

Ура! Ура! Ура!

Сергей Кургинян:

Сейчас предоставляю слово Марии Мамиконян от «Родительского Всероссийского Сопротивления». Поскольку всегда говорили, что коммунисты занимаются разрушением традиционных ценностей, что было глубокой ложью, ибо именно при Сталине создалось максимальное развитие традиционных ценностей в России, в Советском Союзе, то мы создали это движение, и мы боремся за то, чтобы великие традиционные ценности оставались. Мария, Вам слово.

Мария Мамиконян:

Товарищи! Мы все вместе ведем уже более трех лет настойчивую, каждодневную и в каком-то смысле жертвенную работу с нашим социумом, защищая семьи и восстанавливая то достоинство, которого лишают человека, когда его лишают детей, когда идет наступление на его семью, а оно идет.

И мы видим, что завоевания Октября, которые были прежде всего завоеваниями в области социальной, сейчас, за последние 25 лет, оказались не только уничтожены в своей вот этой вот прямой социальной сущности, но и оказалось, что атака на общество, атака на человека пошла еще активнее, еще глубже, затрагивая уже самые основы человеческого бытия.

Сейчас посягнули на семью как на ячейку еще недоразрушенного до конца общества. Ведь только если уничтожить семью, лишить людей их естественного права на воспитание детей — только тогда можно считать, что с обществом и человеком как таковым расправились. Именно об этом речь сейчас и идет.

Но то, что нам удалось, например, вот за последнюю нашу — такую очень, я бы сказала, активно начавшуюся и ведущуюся по всей стране деятельность по противодействию крайне возмутительному закону 323, отнимающего у родителей право на воспитание детей, то, что нам удалось собрать за весьма короткий срок 200 467 подписей (это точная цифра на сегодняшний день), говорит о том, что народ не готов отдать свое человеческое естественное право, право быть человеком, право передавать свою человеческую сущность своим детям.

Я убеждена, что черные амбициозные планы относительно человека, которые, как мы видим, обрушиваются на человечество вообще и на наш постсоветский социум, эти планы споткнутся и обрушатся именно на уровне вот этого наступления на семью. Это народ не отдаст. И здесь должно начаться восстановление того социума, который так легкомысленно был утерян, был отдан в 1991-м году. Коллективизм был предан поруганию. Сейчас мы восстанавливаем способность к коллективному противодействию, коллективному действию людей, на семью и детей которых посягнули. Мы не должны останавливать эту работу. И мы ее не будем останавливать.

Поздравляю всех с 99-й годовщиной Великой Октябрьской социалистической революции и верю в то, что наша борьба за новое социалистическое существование, за новый этап восхождения человека будет успешной, а то, что мы сейчас делаем, преумножится и не пропадет даром. С праздником, товарищи!

Митинг:

Ура! Ура! Ура!

Сергей Кургинян:

Товарищи! Вот эта борьба РВС, она с чем столкнулась-то прежде всего? Она столкнулась с тем, что в народе есть абсолютное неверие в возможность как-то солидарно действовать и бороться. Есть глубочайшее уныние. Все говорят: «Ну они же уже всё сделали. Ну мы же уже на оккупированной земле. Ну что мы можем? Они всё равно сделают всё, что хотят». Так вот, если наша борьба будет усилена и продолжена, то я твердо вам говорю, что этот закон, на основе которого можно посягнуть на семью каждого из здесь стоящих и на любую семью в России, будет отменен. Этому способствует ваше сражение с этими двумястами тысячами подписей.

А если мы удесятерим силы, то еще не то можно будет сделать. Никто не проиграл, пока он не признал себя побежденным. Никто не капитулировал, пока есть сила продолжить борьбу.

Да здравствует сопротивление расчеловечиванию глобального государства, расчеловечиванию, которое это государство навязывает миру!

Да здравствует сопротивление оккупации, которой это глобальное государство пытается подвергнуть и нас, и другие страны!

Да здравствует сопротивление черной нацистской чуме, которой когда-то наши предки дали отпор, создав Советский Союз и подняв красное знамя над миром, и которая теперь снова наползает на мир!

Да здравствует сопротивление! Мы должны стать если не его осью, то его чуть ли не центральным слагаемым, потому что мы видим, что больше фактически некому. Мы бы с радостью соединились с другими, если бы видели, что эти другие также готовы встать в строй, выйти посреди рабочего дня на митинги и всё прочее. Но пока уныния очень много, и нам придется его переламывать. А переламывать его мы можем только сначала в себе, а потом в других.

Да здравствует это наше сопротивление навязанным нам бессилию и беспомощности!

И мы преодолеем всё, что навязывают, выйдем на новые горизонты и выведем на них свой народ и человечество. Ура, товарищи!

Митинг:

Ура! Ура! Ура!

Сергей Кургинян:

Ну вот, говорили, что у русских убьют желание коммунистически коллективно трудиться. Пусть они сначала сами себе организуют похороны, а потом говорят, что это будет убито. Теперь ролик из Донецка.

Контрабас:

Здравствуйте дорогие товарищи!

Мой позывной — Контрабас, и от лица отряда «Суть времени» я поздравляю вас с 99-й годовщиной Великой Октябрьской социалистической революции!

Мы находимся в городе Донецке, и я один в кадре только потому, что многие наши товарищи сейчас выполняют боевые задачи на линии фронта, а остальные приехали сюда из разных городов Украины, поэтому не могут в кадре появиться.

Но, несмотря на то, что, казалось бы, здесь мирная жизнь, тихо и спокойно, — в 10 километрах от этого места проходит фронт. Там ежедневно гибнут и получают ранения люди. Донбасс является форпостом борьбы с украинским нацизмом точно так же, как 100 лет назад он являлся форпостом борьбы с радикальным украинским национализмом петлюровщины. Тогда здесь была Донецко-Криворожская республика товарища Артема, известного соратника Ленина и Сталина. Сегодня здесь, у нас, в Донбассе, есть своя регулярная армия, которая сложилась, у которой появился боевой опыт, командиры, которая проходит постоянную боевую подготовку — ее вы можете видеть в роликах отряда «Суть времени». И эта армия способна выполнять боевые задачи.

Обстановка сейчас на фронте тяжелая, но стабильная. За последний месяц были отбиты попытки прорыва на южном направлении — в районе Саханки и на севере — в районе Горловки. Сегодня мы понимаем, что трудности, которые ждут нас, они не на день, не на месяц, не на год, и что они общие. Они ждут нас всех.

Сегодня уже поздно предаваться мещанству и обывательству. Сегодня для каждого из нас должна стучать набатом та дата — 1917 год. Мы должны помнить наших великих предков, которые смогли спасти страну, смогли дать надежду миру. И поэтому годовщина Великой Октябрьской социалистической революции является настоящим праздником, нашим праздником. С праздником, товарищи!

Митинг:

Ура! Ура! Ура!

Сергей Кургинян:

Товарищи, вот этот молодой человек был абсолютно штатским. В каком-то смысле, может, им и остается. Но только это один из лучших артиллеристов армии и один из людей, который уже обучает артиллерийскому делу других. Он начал обучаться артиллерийскому делу, только когда началась война в Донбассе. По старым учебникам, а потом и по новым. И таких много. Погибшие наши герои были тоже людьми абсолютно штатскими. Они отбили силы противника, которые превосходили их силы в десятки раз, включая наступавшую на них бронетехнику. Когда говорилось о том, что вот, мол, мы там чему-то препятствуем, а есть какие-то великие танцоры, которым всё время что-то мешает, — теперь что-то я не вижу этих великих танцоров вообще, даже в микроскоп. А мы там воюем. Воевали, воюем и будем воевать. И будем только крепить свои силы и будем выступать там как созидающий и в каком-то смысле идейно-окормляющий фактор.

Слава героям, которые погибли в Донбассе, слава нашим товарищам, слава тем, кто воюет! Слава России! Ура!

Митинг:

Ура! Ура! Ура!

Сергей Кургинян:

Я передаю слово Анастасии Большаковой, которая отвечает за «Родительское Всероссийское Сопротивление» в Дубне.

В конце этого митинга я сообщу вам численность. Чтобы тоже не было болтовни по поводу того, что нас мало.

Анастасия Большакова:

Здравствуйте товарищи! Я хочу напомнить, что этот год для РВС начался с борьбы против бэби-боксов. Губернатор Московской области по наущению лоббистов распорядился поставить еще пять бэби-боксов по области — кроме того, который уже стоял. И мы этот вызов приняли. Несмотря на сложность проблемы, мы собрали более 6000 подписей против бэби-боксов и передали правительству Московской области, но это не всё — мы работали и по другим фронтам.

Нам нужно было прорвать информационную блокаду обсуждения этой темы, и наши эксперты выступали на круглых столах разного уровня. И на всех круглых столах — везде, где мы выступали, — мы говорили одно: «Бэби-боксы — это расчеловечивающий механизм, который внедряется в нашу страну, чтобы ее разрушить. Бэби-боксы — это не что иное, как метод добычи наших детей, совершенно никак не связанный со спасением жизни их».

Если лоббисты бэби-боксов еще весной только намекали на то, что есть связь между бэби-боксами и антиабортной программой, то теперь они говорят об этом прямо. Они предлагают женщине следующее: «Это ведь негуманно — делать аборт. Ты роди ребеночка и положи его в ящик». Но мы же знаем, что из женщины нельзя делать инкубатор по производству детей, которые ей не нужны, за которых женщина не несет ответственность. Государство не должно толкать женщину на такое решение и вместо помощи подставлять ей ящик.

Конечно, нужно бороться с абортами, но это нужно делать социальными гарантиями, это нужно делать культурным оздоровлением общества.

Когда мы боролись против бэби-боксов, в информационном пространстве мы видели три волны наступления. Было использовано телевидение, СМИ, были использованы соцсети для того, чтобы оболванивать граждан и не доносить до них настоящую информацию. Мы видели, как идут волны соцопросов по группам в соцсетях, которые назывались «Типичный Энск» или «Подслушано в Энске». Мы знаем точно, что эти группы созданы для того, чтобы устроить в России майдан, а засвечены были на бэби-боксах.

Поэтому тем товарищам, которые спрашивали меня: «Зачем бороться против бэби-боксов, если по факту России скоро каюк?», — я сейчас могу ответить точно, с уверенностью, что борьба с бэби-боксами — это борьба против разрушения нашей страны, это борьба против майдана и это борьба за человека во всем мире. И как 99 лет назад наши деды и прадеды боролись за человека, так и мы теперь за него боремся.

С праздником, товарищи!

Митинг:

Ура! Ура! Ура!

Сергей Кургинян:

Товарищи, вот эта борьба Родительского сопротивления с бэби-боксами и всем остальным — она делает еще одно очень важное дело, которое, по-моему, вы не до конца ощущаете. И я сейчас хотел бы этим поделиться, потому что эта мысль возникает у меня уже не раз. Она постепенно оформляет некий лик противника. Понимаете, да? Противник безликий. Непонятно, кто хочет эти бэби-боксы, зачем. Кому нужно это разрушение семьи? Что такое ювенальная юстиция? Что это за люди? И вот чем больше вы боретесь — а они почувствовали, что у них это не выгорит, только тогда, когда вы взялись за дело по-настоящему, — они начинают оформляться, и вы видите вдруг, какая сумасшедшая сила стоит за этим бредом. Сколько людей, сколько денег и сколько чего-то большего, чем денег, какой-то зловещей власти.

Я прошу вас подумать. Мы же живем не в XIX веке, когда капитализму нужны были рабочие, которые бы по 12 часов впроголодь работали с киркой и лопатой. Мы живем в эпоху технологий, мы уже сейчас можем произвести достаточно продуктов, чтобы все люди на Земле жили сыто и счастливо. Через 10 лет это количество продуктов сможет произвести 5 % населения. Что будут делать остальные 95? Что сейчас делает молодежь в Португалии, где она фактически вся безработная? Что будет дальше происходить с человечеством? Либо восхождение человека, развитие в каждом человеке высших человеческих способностей, пробуждение развития, либо это — биомасса, а дети — это просто фабрики органов для богатых. Или забавы для богатых, или просто биосырье.

Мы боремся с фашизмом того образца, которого еще не видело человечество. Мы боремся с фашизмом эпохи глобального и постоянного перепроизводства продукции, а значит — избыточного человечества. И с этим избыточным человечеством разберутся, как повар с картошкой. Во-первых, если мы не скажем этому настоящее «Нет!» — мы, Россия, ядерная страна, которая вполне способна собрать вокруг себя других. И, во-вторых, если не будет объяснено, что должны делать эти люди, в условиях такого индустриального перепроизводства?

А что они будут делать, если все восходят, если мир действительно открыт новому коммунизму? Если перепроизводство всего направлено на штурм космоса и на прочие задачи, то нужны все люди. А если нет, то нужно максимум 10 %, из которых хозяева — это 1 %, а остальные — высокооплачиваемые рабы. Все остальные — просто биосырье, это даже не рабство, это уже — ликвидационизм. Мы с этим боремся на фронтах ювенальной юстиции, на фронтах борьбы с бэби-боксами и всем остальным.

Мы боремся за коммунизм, товарищи, то есть за то, что полыхнуло великим огнем 99 лет назад в городе, который потом назывался Ленинград. Мой отец — армянский крестьянин из глухой деревни, но мои предки по материнской линии — это такой цвет дворянства России. Вот они всё говорили: «Петербург, Петербург, Петербург...», — еще и в 1920-е, и в 1930-е годы. Но после 1941 года все они говорили только «Ленинград». Ленинград — не просто город-герой и не просто город, поднявший Красное знамя. Ленинград — это символ какого-то русского беспредельного сопротивления и братства. Я передаю слово представителю Ленинграда (ленинградцы приехали сюда большой группой), Максиму Цуканову. Вам слово, Максим.

Максим Цуканов:

Здравствуйте товарищи!

Митинг:

Ура!

Максим Цуканов:

99 лет назад наша Родина открыла человечеству новую страницу. Впервые в истории было создано государство, где главной ценностью был простой человек. Многие люди, миллионы людей на всех континентах, смотрели на нас, как на маяк надежды, надежды на справедливый мир, мир братства. Сейчас подвиги наших героев, наших предшественников осмеяны и извращены. Многих героев в общественном сознании пытаются превратить в злодеев, а злодеев, наоборот, сделать героями. Это происходит повсеместно, в том числе и в Ленинграде.

Как вы знаете, 16 июня на Военно-техническом университете по улице Захарьевской, дом 22, был приколочен барельеф союзника Гитлера Карла Густава Эмиля Маннергейма. Того самого Маннергейма, который залатал блокаду Ленинграда с севера, который душил наш город в тисках голода. Того самого Маннергейма, на руках которого кровь почти миллиона ленинградцев, погибших страшной и мучительной смертью. Солдаты Маннергейма превратили Петрозаводск в город концлагерей. И наконец, с восемнадцатого года Маннергейм организовал этнические чистки русских в Финляндии. Так что — доску этому человеку?

Мы хотим поблагодарить всех, кто участвовал в борьбе, кто выходил на пикеты, участвовал вместе с нами в протестах против этой гнусной инициативы. Благодаря вашим усилиям, благодаря вашей воле и помощи мы смогли заставить инициаторов этой гнусности снять эту доску и отнести подальше от человеческих глаз. Эта битва еще не закончена — победа еще не полная. Но мы сделали главное — в Ленинграде доски этой нет.

Митинг:

Ура! Ура! Ура!

Максим Цуканов:

Не успели остыть страсти вокруг Маннергейма, как некоторые люди решили достать из небытия еще одну фигуру — военного преступника Александра Колчака. Того самого Колчака, по приказу которого были уничтожены многие тысячи ни в чем не повинных сибирских крестьян. Того самого Колчака, который, действуя в интересах англичан и японцев, захватывал, держал в своих ежовых рукавицах всю Сибирь. Уже назначена дата, когда будет эта доска повешена. Будем ли молчать, товарищи?

Митинг:

Нет!

Максим Цуканов:

Кто следующий на увековечивание? Андрей Власов? Альберт Розенберг? Адольф Гитлер? На второй общегородской конференции, посвященной историческим вопросам, мы создали комитет защиты исторической правды. Это не первый комитет, созданный в нашей стране, но мы призываем все регионы присоединяться к этой работе. Потому что, в конечном итоге, от нашей активности, от активной позиции всех неравнодушных граждан, будет зависеть целостность и единство, и праведность нашей общей отечественной истории. А это означает, что, в конечном счете, наше государство будет защищено духовно. Защищено от любых посягательств на целостность и независимость.

С праздником, товарищи! Ура!

Митинг:

Ура! Ура! Ура!

Сергей Кургинян:

Товарищи, что говорили люди, которые уже заранее сдались? Надо запомнить, что человек не побежден до того момента, пока он не сдался. Вот он может в смертный час продолжить борьбу, и тогда он не побежден, — а может проиграть его еще до решающей схватки. Что говорили люди, которые проигрывали схватки до того, как они начинаются? Они говорили: «Вы с ума сошли? Против чего вы протестуете? Да тут же глава кремлевской администрации эту доску вешал! Да это же вообще вся машина брошена на это!»

Я хочу спросить, во-первых: где доска? Где доска, эта «великая» доска? Ее нет. Как говорила леди Макбет у Шекспира: «У тана файфского была жена; где она теперь?» В Ленинграде была доска Маннергейму и где она теперь?

Второе — я хочу пожелать Сергею Борисовичу правильно... творчески, глубоко заниматься проблемами, я забыл... экологии и транспорта, да? Это очень благое дело. Только где глава кремлевской администрации, повесивший доску Маннергейму?

Поэтому, первое — не проигрывайте до схватки, а даже если вы ее и проиграли, помните советскую песню: «При каждой неудаче, давать умейте сдачи, иначе вам удачи не видать». Это первое. И второе — запомните: этот год, который начнется сейчас, семнадцатый, он будет не только годом борьбы Запада с Россией, он еще будет годом очень специфической борьбы со столетием Великой Октябрьской революции. И если мы не построим комитеты защиты исторической правды повсюду, то у нас всё будет пестреть от досок, самых разных. В Ростове и где-нибудь еще — преступным казакам, которые сотрудничали с Гитлером, в других местах — каким-нибудь сибирским сепаратистам и еще черт знает кому.

Готовьте комитеты исторической правды, а когда вы мне говорите: «Мы не историки, мы не гуманитарная интеллигенция, да что мы можем...», я говорю: «Забыть все эти...»

Готов видеть в лицах всё, что угодно, кроме страдания и жалости к самим себе. Всё сделаете, если захотите. А если не захотите — ложитесь под оккупанта и помирайте. Поэтому, поскольку вы этого не хотите — всё вы сделаете.

Просто поймите сейчас, на этом митинге, что именно готовится на семнадцатый год под видом примирения. Готовится полный разгром всего Красного начала, потому что к столетию как-то надо отнестись, и понятно, как к нему хотят отнестись. Бой за историю есть часть той великой войны, которую надо выиграть. В этой войне нет места слабым. Сможем создать комитеты защиты исторической правды? Да или нет?

Митинг:

Да!

Сергей Кургинян:

И вот пусть это, в том числе, и будет ответом нашим ребятам, воюющим в Донбассе, и ответом нашим ребятам, героически там погибшим. Мы не сдадимся, и мы дадим отпор и победим. Ура, товарищи!

Митинг:

Ура! Ура! Ура!

Сергей Кургинян:

Товарищи, нам здесь трудно выходить на митинги в рабочий день в рабочее время, трудно приезжать из других городов, трудно в малых городах, где небольшие ячейки, но труднее всего нашим друзьям в зарубежье. Когда они почти в одиночестве борются посреди больших, безразличных, сдавшихся потребительству стран. Наши друзья из зарубежья приготовили видеообращение, и я предоставляю им слово.

Бельгия:

Добрый вечер, дорогие товарищи!

Бельгийская ячейка «Сути времени» поздравляет вас с праздником Великой Октябрьской социалистической революции. Мы находимся в Брюсселе на площади Дидро. Именно здесь в 1903 году, 30 июля, состоялся II съезд РСДРП.

7 ноября 1917 года большевики спасли русскую цивилизацию. Они создали новый проект — советский, справедливый. Октябрь открыл перед народом двери театров, концертных залов, музеев. Большими тиражами издавались лучшие произведения Пушкина, Достоевского, Толстого. Героями советских людей стали Александр Невский, Дмитрий Донской, Суворов, Нахимов, Кутузов, Гагарин и многие, многие другие. Советский Союз дал свободу развития личности, сформировал надежную социальную защиту.

США:

Та цена, которую пришлось заплатить за этот исторический шанс многим миллионам наших предков, заставляет нас помнить о долге перед ними, положившими свою судьбу на алтарь осуществления данной мечты и вековых чаяний обездоленных и угнетаемых.

Германия:

Но сегодня мир опять зашел в тупик. Мы снова слышим об исключительности отдельных стран, и снова встает вопрос о человеке. Суждено ли ему всего лишь быть жалким потребителем, навеки обреченным на скуку и пустоту? Может он быть творцом, преобразующим мир? И мы, как и наши предшественники, говорим, что может.

Франция:

До столетнего юбилея остался всего год, мы должны многое успеть. Пожелаем нам верности, стойкости и победы.

Испания:

Товарищи, из Мадрида мы хотим поздравить вас с днем Великой Октябрьской социалистической революции.

Desde Madrid nosotros, vuestros compañeros latiniamericanos, queremos mandarles un saludo ¡por este momento de la gloriosa y primera revolución! ¡Que los trabajadores seguiremos para adelante y venceremos! (Из Мадрида мы, ваши товарищи из Латинской Америки, шлем поздравления с этой великой и первой Революцией! Мы, трудящиеся, будем идти вперед и победим!)

Наша родина — СССР!

Сергей Кургинян:

Только наше единство — Донецка, Александровского, Москвы, Ленинграда и русских коренных городов, и всей нашей необъятной страны, только это единство в состоянии дать отпор той злой силе, которая готовит окончательный распад России. Этот распад готовится всерьез. И он зреет не только на каких-нибудь национальных окраинах. Он зреет и в центральных городах России. Я передаю слово Андрею Трубникову из Брянска, где тоже идет своя война, в этом русском городе.

Андрей Трубников:

Товарищи, здравствуйте! Поздравляю вас с праздником и приветствую от имени брянской ячейки «Сути времени».

В Брянске, как и во многих других точках России, к сожалению, продолжается, навязывается, продавливается, вопреки мнению большинства, десоветизация. И мы уже сталкивались в Брянске с тем, что пытались зачеркивать советские названия, и с тем, что в канун Великой Победы, например, у нас в областной библиотеке выставили фашистскую фотопропаганду и пытались выдать это за «войну глазами детей». И вот на прошлой неделе у нас состоялось еще одно такое событие — открылся закладной камень памятника жертвам политрепрессий. Ни один, наверное, разумный человек не будет спорить с тем, что память невинных жертв нужно чтить. Но одно дело — чтить память невинных жертв, совершенно другое дело — когда на церемонию открытия сгоняют из окрестных школ детей и начинают этим детям чиновники, бессовестные профессора рассказывать про то, что якобы от мясорубки репрессий пострадала каждая вторая семья. О том, что нам необходимо каяться, и что этот камень — знак покаяния, и это не последний знак, и что каяться нужно продолжать. О том, что наша история — это черная дыра, и так далее, и так далее. Повторяются всё те же мантры. Это — совсем другое дело.

Обратите внимание на цинизм, — а кто стоит за этим? А финансируют всё это, финансируют это те же люди, которые в Брянске занимаются реабилитацией нацистских пособников из НТС (белогвардейская организация, которая сотрудничала с оккупантами в годы Великой Отечественной войны). И те же люди, которые считают и публично говорят о том, что сотрудничать с оккупантами — это якобы допустимо, это не предательство русского народа. Именно эти же люди финансируют памятник жертвам репрессий.

Понятно, что такие десоветизаторы имеют цель стереть всю память о Великой Октябрьской революции, всё хорошее, что там было, оставить только вот эту чернуху. Таким образом лишить возможности людей, особенно молодых людей, детей, возможности что-то понять, что-то почувствовать, чем горела, чем зажглась страна в 1917 году, что это было такое, что это было за чудо, почему это было чудо — Великая Октябрьская революция?

В Великой революции было много огня. Там была мечта о справедливом обществе. Там была мечта о том, чтобы снять экономическое отчуждение, и там, конечно же, была мечта о новом человеке. Первый нарком просвещения, Анатолий Луначарский, говорил о том, что без нового человека вообще вся борьба большевиков бессмысленна, что это самое главное, что есть в этой борьбе самое главное, ради чего стоит жить и бороться. И вот, советский человек... Когда мы спрашиваем: «За что вы любите Советский Союз, за что вы любите память о Советском Союзе?», — что нам говорят? «За чувство братства, за чувство товарищества, за любовь к труду», — а ведь это и есть черты того самого советского человека.

Нельзя ни недооценивать величие советского человека, который создал русское чудо, победил немецких фашистов, создал за 20 лет сверхдержаву, но нельзя и идеализировать, к сожалению, потому что этот советский человек оказался уязвим и к вирусу потребительства, и к тем ядам, которыми была отравлена страна в перестройку. И это, мне кажется, тот самый огонь, который мы с вами должны подхватить сегодня — сохранить, раздуть этот огонь. И если в начале XX века борьба за человека, содержание этой борьбы заключалось в том, что нужно было преодолеть бедность, неграмотность, то сегодня у нас изменилось общество, изменился человек, и сегодня мы боремся с регрессом, и это другие вызовы, на которые надо давать другие ответы.

К сожалению, мы живем в том обществе, в котором живем, — отравленном этими ядами. И если мы не сумеем дать отпор этой пакости потребительской, то уже понятно, что эта пакость верно сползает в новое фашистское гетто. И уже видно даже, как это гетто обустраивается. Мы в Брянске в этом году вплотную столкнулись с закрытием сельских школ, с закрытием больниц, и мы просто увидели, почувствовали своими глазами тот социальный ад, в который превращаются эти маленькие поселки. Люди веками там жили, там замечательные люди, которые строили страну, отдавали свою жизнь. И сейчас, когда там закрываются последние очаги этой культуры, просто людей выбрасывают на обочину, и там по-настоящему, реально, жизнь превращается в вот этот самый черный социальный ад.

Если не мы, то кто? Отступать нам некуда. И мне кажется, что мы все понимаем, что та сила, которая сегодня поднимается не только над Россией, эта сила делает заявку на то, чтобы лишить человека и мечты о какой-либо справедливости, и мечты о восхождении, и что мы должны эту силу побороть. И за работу, товарищи! Еще раз с праздником!

Митинг:

Ура! Ура! Ура!

Сергей Кургинян:

Я передаю слово Анне Кульчицкой. Москва, «Родительское Всероссийское Сопротивление».

Анна Кульчицкая:

Здравствуйте, товарищи!

Почти 100 лет назад, после Великой Октябрьской социалистической революции, советское правительство основной задачей поставило ликвидацию безграмотности. Для развития нашей страны нужны были люди умные, люди творческие, настоящие творцы, умеющие развиваться и творить. Сейчас же, в XXI веке, современные реформаторы целенаправленно завели российскую систему образования в тупик. Из наших детей последние 25 лет взращивают квалифицированных потребителей, людей безграмотных, бескультурных, мало читающих, примитивно мыслящих. Для того чтобы выращивать таких недочеловеков, постоянно снижают уровень образования и культуры. Вариативные программы по превращению наших детей в стадо потребителей растут как на дрожжах. Возникла жизненная необходимость вернуться в школьном образовании к настоящим, классическим отечественным методикам, выверенным веками, выверенным временем. Организация «Родительское Всероссийское Сопротивление» уже издала учебник «Арифметика для 1 класса». Это современное переиздание учебника 1958 года. Авторы — Александр Спиридонович Пчёлко и Григорий Борисович Поляк. По этому учебнику учились и получали качественное образование миллионы советских школьников. О необходимости издать этот учебник к началу учебного года было заявлено в июне 2016 года на конференции в Севастополе. Была создана рабочая группа для того, чтобы решить эту сложную амбициозную задачу. Руководитель рабочей группы — Павел Расинский. И первого сентября 2016 года первоклассники в городе Севастополь получили наши первые учебники! И сейчас, в данный момент, они учатся уже по ним. Работа над созданием всего комплекса учебников не прекращается ни на минуту. Готовы к переизданию учебники по русскому языку, природоведению, музыке, рисованию, прописи по чистописанию.

Родители! Педагоги! Все, кому дорого будущее нашей страны, объединяйтесь! Объединяйте все наши усилия, присоединяйтесь к нашему делу, к нашей работе, и вместе, опираясь на опыт великих русских советских педагогов, мы восстановим классическое отечественное великое образование!

Наш ребенок — это творец! Наш ребенок — это борец! И имя ему — Человек! И оно звучит гордо! С праздником, товарищи! Ура!

Митинг:

Ура! Ура! Ура!

Сергей Кургинян:

Могу ли я, обращаясь к этому нашему собранию, которое не выражает всю «Суть времени», но всё-таки является серьезным, сказать, что к следующему году «Суть времени» создаст весь комплекс учебников для детей, который будет восходящим, советским и новым одновременно? Кто за то, чтобы решить эту задачу? Прошу поднять руки. Кто воздержался? Принято единогласно.

Значит, каждый, кто сказал... как говорил мой старшина в Таманской дивизии: «Всякая инициатива должна быть наказуема». Так вот, сейчас смысл заключается в том, что: что вы сказали, вы и делайте. Вы не отворачивайтесь, говоря о том, что мы не историки, мы не можем, мы то-се не можем. Если вы слабые — идите и помирайте. Потому что если вы слабые, вы уже раздавлены и превращены в это биологическое сырье.

Сколько было французских просветителей, когда они готовили великий новый проект? Их было совсем немного. Сколько было большевиков, когда они собрались на первый съезд? Их было совсем немного. Сколько людей собралось вокруг меня, когда я начал борьбу в конце 1980-х годов, и когда это всё дело подошло к передачам по телевидению, которые были абсолютно неожиданными? Их было 10–12–20 человек, и не больше. Но мы же сломали хребет антиисторическому сознанию! Мы победили малыми группами, потому что мы тогда сумели сжаться как единое целое и понять, что нет места слабости ни в одном из наших сердец, и мы все существуем вместе.

Сейчас — то же самое. Здесь, на этом митинге, и в каждый момент вашей жизни должна быть новая общность, объединяющая в себе уже не десятки, а тысячи людей. И если она будет, то вопрос не в том, сколько этих тысяч, а вопрос в том, что это тысячи сильных людей, которые могут уже делать любые исторические дела. А как только они станут по-настоящему сильными, они эту силу передадут другим, и их станет неизмеримо больше. Как говорилось: «Спаси себя, и вокруг тебя спасутся тысячи». Стань сильным, и сильные встанут вокруг тебя! Сплотись с другими сильными, и сильных будет еще больше! Это наш главный тезис, это наша клятва. Тем, кто делал Великую революцию, тем, кто отстаивал страну с 1941-го по 1945 год, тем, кто строил великую страну и защищал мир от ядерной американской чумы, и тем, кто сейчас умирает и сражается для того, чтобы враг не подошел к стенам Москвы, мы и сейчас говорим об этом.

Я передаю слово одному из членов ЭТЦ, той маленькой группы, которая вела отчаянную борьбу, когда еще не было ни «Сути времени», ни сотен, ни тысяч человек, Юрию Бялому.

Юрий Бялый:

Здравствуйте, товарищи! Я еще раз хочу подчеркнуть, насколько сейчас мало людей понимает, в том числе из молодежи, прежде всего из молодежи, какова была роль Великой Октябрьской социалистической революции. Эта революция кардинальным образом поменяла мир. Поменяла во всех смыслах: в политическом, в экономическом, в социальном, в духовном. Весь мир это видел, весь мир понял, что возникла новая мечта, гуманистическая мечта. Во всем мире смотрели на это с надеждой.

То, что в Советском Союзе эту надежду взялись реализовать, привело к тому, что никакие процессы в мире в течение XX века не могли происходить без оглядки, без соотнесения с вот этим феноменом Великой Октябрьской социалистической революции.

У нас в стране, в ту эпоху, которую можно назвать хорошим, нормальным советским развитием, это было в центре. Это воспроизводилось в массовом сознании. Это было всегда на острие понимания у действительно подавляющего большинства людей. Тогда праздник годовщины Великой Октябрьской социалистической революции действительно был общенародным праздником, настоящим праздником.

Это было и в праздничных колоннах, это звучало с трибун, в лозунгах и воззваниях, это обсуждалось в семьях. То есть там четко соотносились великие и малые достижения и вот эта цель, эта мечта, которую провозгласила Великая революция. То есть каждый человек тогда достаточно ясно понимал, что он сеет и убирает хлеб, варит металл или создает конструкции новых каких-то станков и машин — и одновременно занимается воплощением этой мечты, одновременно приближает вот это гуманистическое светлое великое будущее. Я по своей семье, по другим семьям знаю, как это в праздник проходило, как пели революционные песни, душевно, искренне. Как обсуждали великие свершения дедов и отцов. Как они рассказывали о том, как это происходило. Вспоминали потери, вспоминали горечь тех страшных лет, которые пришлись на их юность, на их становление. Огромную цену, которую за это приходилось заплатить. И всё это соотносилось с вот этой великой мечтой.

В позднем СССР, к сожалению и к отчаянному страху тех, кто понимал эту потерю, вот этот великий смысл, вот эта мечта, вот это коммунистическое содержание вымывалось, отодвигалось на обочину. Происходило что? Рапорты о том, как у нас увеличивается благосостояние человека, а дальше — фальшивые обещания о том, что это увеличение благосостояния приближает нас к вот-вот-вот видимому на горизонте коммунизму. Вот это обрезание мечты, обрезание реального гуманистического содержания Революции и смысла деятельности, жизни страны, смысла ее подвигов, побед и потерь, — вот это как раз было уничтожено и в элитах, и в огромной части, увы, нашего народа. Именно поэтому пал СССР, и именно после его падения начали эту мечту обрезать совсем, ее нету. То есть слово «совок» — это прямое отражение или прямое воплощение того, что эта мечта была фальшивой и ложной, ее нужно уничтожить.

Сейчас ее уничтожают в удвоенном размере и максимально активно. То, что ее не уничтожили совсем, то, что мечта жива, этот факт доказывает наше появление. То, что появилась «Суть времени», то, что люди в нее многие поверили, то, что она собралась, организовалась, то, что она действует и своими делами, которые в том числе мы обсуждаем здесь сегодня, показывает, что она не просто говорит, она может и она полна решимости вернуть эту мечту. Сейчас это особенно тяжело и сложно, потому что противостоит этой мечте совершенно новая мировая ситуация, и совершенно новый, который быстро консолидируется, набирает агрессивную мощь, враг. Сейчас это тем более необходимо, потому что перед лицом вот этого нового врага очень многие смотрят, где мечта, где этот гуманистический посыл возвышения человечества, и здесь, увы, — одно из очень немногих в мире, если не единственное (надеюсь, что не единственное) место, где заявили о том, что эту мечту, это возвышение вернут. На вас, на нас, гигантская надежда не только в России — во всём мире. Мы вернем эту мечту? Да или нет?

Митинг:

Да!

Юрий Бялый:

Да здравствует Великая Октябрьская социалистическая революция и мы как ее наследники!

Митинг:

Ура! Ура! Ура!

Сергей Кургинян:

Товарищи, когда те, кому мы наследуем, собирались на первые свои небольшие митинги, гораздо меньшие по масштабу, чем наш, они всегда пели. И это правильная традиция, потому что все наши сборы есть не только рассуждение и даже не только мысли о наших победах и задачах, но и еще и нечто, что собирает в единое целое наш дух. Собирает нас в единое целое. Люди, находящиеся здесь, должны ощутить себя единым целым. И песня есть то, что этому помогает. Приглашаю хор на сцену.

Вперед, друзья
Музыка: народная Слова: народные

Угрюмый лес стоит вокруг стеной;
Стоит, задумался и ждёт.
Лишь вихрь в груди его взревёт порой:
Вперёд, друзья, вперёд, вперёд, вперёд.

В глубоких рудниках металла звон,
Из камня золото течёт.
Там узник молотом о камень бьёт, —
Вперёд, друзья, вперёд, вперёд, вперёд.

Иссякнет кровь в его груди златой,
Железа ржавый стон замрёт.
Но в недрах глубоко земля поёт:
Вперёд, друзья, вперёд, вперёд, вперёд.

Кто жизнь в бою неравном не щадит,
С отвагой к цели кто идет,
Пусть знает: кровь его тропу пробьет, —
Вперёд, друзья, вперёд, вперёд, вперёд.

Сергей Кургинян:

Товарищи, мне поручено завершать митинг. Когда он начинался, было ясно, что нам дают самое неудобное время, мы же главные любимцы власти, да, известно, как мы любимцы, какие, и это будний день...

Мне говорили: «Отмени митинг, это сумасшествие — у тебя будет 100 человек!» Я говорю: «Не будет ста человек, будет больше». Мне говорят: «Ну кто придет, кто может в рабочий день?» — и так далее и тому подобное. «Вот в выходной тогда пришло, там, до тысячи человек, а сейчас не придет никто». Я говорю: «Придет половина». Мне сказали: «Ты с ума сошел, никакой половины не придет». Я вам сообщаю, что сейчас сказано, что здесь сейчас 768 людей, это по выходному дню — полторы тысячи, точно. Значит, нас больше, чем мог бы кто-нибудь представить. И это «больше» существует в будний день, в рабочий день, в самое неудобное для людей время, а это значит: мы хотим собираться, нам нужно быть вместе, мы хотим еще больше стягиваться вместе, стать еще сильнее и нести эту силу народу.

Мы хотим стать великими наследниками великого советского проекта, теми, кто развивает его, теми, кто искупает его слабость, теми, кто наращивает его силу, а раз мы хотим, значит, мы и будем!

Да здравствует Великая Октябрьская социалистическая революция!

Да здравствуют ее герои!

Да здравствуют те, кто продолжает их традицию!

Да здравствует наша сегодняшняя готовность быть вместе и бороться!

Да здравствует наше великое будущее, когда наши силы будут удесятерены нашей же собственной волей.

Ура, товарищи!

Митинг:

Ура! Ура! Ура!

Сергей Кургинян:

Митинг объявляю закрытым. Всегда говорил и повторяю: почувствуйте, что вы вместе!

До встречи и в СССР, и на наших Школах, и сегодня вечером — те, кто смогут.

До будущих встреч и побед! На борьбу, вперед! Митинг закрыт!

Митинг:

Ура! Ура! Ура!

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER