Статья
/ Анна Смирнова
Большинство жителей России — против насаждения «ценностей» идеологии толерантности. Но есть и те, кто «за», и они стараются употребить свое влияние

Нетолерантность к «толерантности»

26 сентября 2013 года у нас в Ульяновске проходил культурный форум, в рамках которого и был открыт местный «Центр толерантности». Мы ходили по всем площадкам этого форума, так как нас интересовали разные темы. Самая последняя площадка форума была посвящена открытию в Ульяновской областной научной библиотеке имени В. И. Ленина «Центра толерантности». Мы пришли туда, застали момент открытия и сняли его на камеру.

У нас договор о создании «Центра толерантности» в Ульяновске был подписан официальным лицом — министром культуры Ульяновска. Это договор между министерством культуры Ульяновска и Всероссийской государственной библиотекой иностранной литературы имени М. И. Рудомино, находящейся в Москве, при которой открыт «Институт толерантности».

Одним из приоритетных проектов Института толерантности является «Детский проект» известной писательницы Людмилы Улицкой. Она не сама написала эти книги, она нашла авторов, которые написали 13 книг о толерантности. В одной из книг, «Семья у нас и у других», есть несколько абзацев, посвященных гомосексуализму. Хочется обратить внимание на форму подачи. Это художественная книга с историческими вставками. В гости к ребенку приходит его друг. Мама открывает модный журнал и с удовольствием говорит: «Вот! Смотрите! Здесь написано, что сенат Нидерландов одобрил законопроект, уравнивающий гомосексуальные браки с традиционными». На другой странице дается текст: «История гомосексуальных браков начались не вчера...», — и приводится в качестве примера африканское племя азанде, где мужчинам разрешалось брать в «жены» юношей.

Мальчик, которому это объясняют, — из традиционной многодетной семьи. Этой семье противопоставляется русская семья. Как представлена русская семья? Это мать-одиночка, у нее бой-френд с дредами, она забеременела от него и при этом говорит ему, что беременность — не повод для брака... И всё это называется толерантностью.

Нашу борьбу мы начали с того, что написали несколько статей, которые быстро разошлись в интернете по всем семейным, православным и новостным медиаплощадкам. Мы написали письмо на имя губернатора области с призывом закрыть «Центр толерантности». И начали собирать подписи. Наш первый пикет прошел в начале ноября, на нем было собрано 500 подписей. И это сразу же породило настоящий взрыв негодования в наш адрес! Нас стали считать маргиналами. Нас обзывали «пикетчиками». При этом «Суть времени» нигде не упоминали. Говорили: какие-то непонятные люди, какая-то Мамиконян письмо написала... Таким было отношение.

Однако продолжали выходить статьи о «Центрах толерантности». Мы провели второй пикет, на который пришли гости из городской администрации. Они с нами спорили, доказывали, что толерантность — это же терпимость, а вовсе не пропаганда гомосексуализма.

В декабре мы взяли серию интервью у представителей традиционных религиозных конфессий. От имени православного сообщества интервью нам давал пресс-секретарь Симбирской епархии, от мусульманского — муфтий Ульяновской области. Мы задавали вопросы по поводу Декларации принципов толерантности, принятой ЮНЕСКО. В этой декларации содержится посягательство на все религиозные конфессии, так как в ней говорится об отказе от абсолютизации истины, подаваемом как отказ от догматизма. Мы спрашивали, как на это смотрят традиционные религии. Один из вопросов был о том, что идеология толерантности поощряет терпимое отношение к однополым бракам. Понятно, какая была реакция: резко отрицательная.

Мы отправили первое письмо, и прошло много времени, прежде чем пришел ответ от министра внутренней политики. Ответ был таким: мы ничего плохого не увидели, сделали запрос в этот самый «Центр толерантности», и они нас заверили, что ничего плохого не хотят, а только межнациональные отношения налаживают. На что мы отправили областным чиновникам открытое письмо Марии Рачиевны, в котором приведены все доказательства: отрывки из книги, ролики, видео о подписании договора по «Центру толерантности».

В те же дни В. В. Путин в своем ежегодном послании Федеральному собранию назвал толерантность «бесполой и бесплодной». Патриарх Кирилл начинает говорить о традиционных семьях и о том, что мы должны на них делать упор и не слушать другие точки зрения с Запада. То есть начала меняться общегосударственная политика в данной сфере. И мы, конечно, упомянули в письме в администрацию, что, вообще-то, президент страны с толерантностью не согласен.

Параллельно с этим мы продолжали информационную кампанию, чтобы привлечь к проблеме внимание общественности. Понятно, что люди из администрации не хотели заниматься данным вопросом, они этого всего испугались. Но общественность уже поднялась, люди стали писать в прокуратуру возмущенные письма с вопросом: «Почему у нас такое есть?!» После того, как в местную и в московскую прокуратуру пошел поток писем, последовала реакция. В прессе сообщили о том, что Улицкую вызвали в прокуратуру. Писательница опровергла эту информацию и уточнила, что в прокуратуру вызывали автора книги «Семья у нас и у других» — Веру Тименчик. При этом Улицкая завыла и дала первое интервью какому-то гейскому порталу, в котором заявила: «Написано это было исключительно из тех соображений, что ежели такие дети есть, а в городе Москве они тоже есть, то неплохо бы объяснить другим детям, что они ну решительно не виноваты в том, что живут в такой семье, и не надо их, например, «мочить в сортире». Тут же эту волну подхватили все крупные масс-медиа.

Но и мы не думали останавливаться, продолжали публиковать свои материалы. Мы собрали под своим письмом еще 500 подписей и передали их в областную администрацию. Таким образом, на региональную власть было оказано сильное давление. Председатель Союза журналистов Ульяновска Олег Самарцев открыл в «Фейсбуке», в блоге «Ульяновская политика», тему «А как вы относитесь...» В этой теме он спросил у своих коллег: «А как вы относитесь к такой серии (книг). Вы бы своим детям или внукам дали бы читать такую книгу?» И что тут началось! Раньше такого не было: за три дня более 600 комментариев. Ни одна другая тема никогда не вызывала на региональном уровне таких бурных дискуссий.

Мы потом встретились с Олегом Самарцевым. Он сказал, что знал одного журналиста более 20 лет, но сейчас уже руки ему не пожмет — после того, как тот свое положительное отношение к этой книге высказал. В «Газете.ру» вышла статья, где Олег Самарцев давал свое интервью как эксперт, назначенный проверить книгу «Семья у нас и у других» на предмет наличия в ней пропаганды гомосексуализма. Вот что он говорит: «Как сдвинулось общественное мнение? Двадцать лет назад к теме гомосексуализма было резко отрицательное отношение. Прошло двадцать лет, отношение стало нейтральное. И постепенно оно сдвигается в положительную сторону».

Дальше у нас прошли опросы АКСИО-4, и мы все увидели, что большинство жителей России — против насаждения «ценностей» идеологии толерантности. Но есть и те, кто «за», и они стараются употребить свое влияние. Наша местная журналистская среда раскололась, в Ульяновске образовалось целое сообщество под названием «Шапка», участники которого кинулись яростно отстаивать обиженную «какими-то общественниками» толерантность.

Олег Самарцев рассказывал, что он участвовал в крупном форуме под Москвой, который проходил зимой среди журналистов под патронажем президента. Его коллеги удивлялись, что у нас нашлись защитники однополых браков.

В Ульяновске при министерстве образования существует организация, которая занимается подготовкой и переподготовкой кадров в сфере образования. На ее портале были размещены методические рекомендации по проведению урока толерантности для учащихся 6–11 классов. В этих рекомендациях было указано, что одним из критериев толерантности является «взаимоуважение членов группы или общества, доброжелательность и терпимое отношение к различным группам (инвалидам, беженцам, гомосексуалистам и др.)». Как только мы упомянули об этом, страницу немедленно удалили.

Наконец, нам пришло (уже третье по счету) письмо от Сычева (министра внутренней политики Ульяновской области). В нем говорилось, что министерством образования и институтом повышения квалификации и переподготовки работников образования была проведена собственная экспертиза обсуждаемых книг. То есть речь пока идет не о результатах прокурорской проверки. Тем не менее, на основании собственной экспертизы областные чиновники наложили ценз «18+» на все книги детского проекта Улицкой и порекомендовали библиотеке имени В. И. Ленина убрать их из общего доступа. В Ульяновске это первая наша победа, одержанная в борьбе с «Центрами толерантности».

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER