Новый раунд глобальной нефтяной игры. Часть XIII

Наиболее тяжелая финансово-экономическая ситуация в связи с обрушением цен на нефть, видимо, сложилась в Венесуэле. В нынешнем году к ценовому «нефтяному бедствию» добавилась еще и жестокая засуха в ряде штатов и сокращение выработки электроэнергии гидростанциями

Новый раунд глобальной нефтяной игры. Часть XIII

Для ключевых нефтедобывающих стран вопрос долгосрочных уровней цен на нефть имеет огромное значение, поскольку нефтяные экспортные доходы составляют очень существенную часть внутреннего валового продукта. Так, по данным ООН и американского Агентства энергетической информации, на начало 2015 года доля этих доходов в ВВП для таких стран составляла от 10–15 % до 50–80 %.
Естественно, обвал нефтеэкспортных доходов не мог не привести к снижению темпов роста или даже к падению ВВП.

Еще более глубокое влияние обрушение цен на нефть оказало на исполнение бюджетов нефтедобывающих стран. Которые (как мы обсуждали в предыдущей части исследования) в предшествующий период высоких цен на нефть оказались достаточно сильно «раздуты».

Так, по данным МВФ, уровень цен на нефть для обеспечения бездефицитного (сбалансированного) бюджета на 2015 год в основных нефтедобывающих странах составлял:

  • для Ирана — 131 долл./барр.;
  • для Венесуэлы — 118 долл./барр.;
  • для Нигерии — 113 долл./барр.;
  • для России — 105 долл./барр.;
  • для Саудовской Аравии —
    104 долл./барр.;
  • для Ирака — 101 долл./барр.;
  • для Объединенных арабских эмиратов (ОАЭ) — 81 долл./барр.;
  • для Кувейта — 78 долл./барр.;
  • для Катара — 58 долл./барр.

В результате, когда мировые цены упали ниже этих «бюджетных» порогов (на рубеже 2015 года они составляли около 50 долл./барр.), страны, у которых экспорт нефти был главным источником бюджетных доходов, оказались перед проблемой растущего бюджетного дефицита. И у них возникла необходимость покрывать этот дефицит.

Нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить редакции о найденной ошибке