Статья
/ Эдуард Крюков
Существует реальная опасность того, что в случае конфликтного развития российско-турецких отношений Анкара не только активно поспособствует переправке боевиков из Сирии в Россию, но и задействует свою исламистскую «пятую колонну» в Крыму, Поволжье, на Северном Кавказе

О новом этапе войны России с международным терроризмом

На протяжении осени 2015 года мы наблюдаем активизацию международных сил, которые используют радикальный ислам для политической дестабилизации и разрушения России. Одна из причин такой активизации — попытка сорвать формирование реальной антитеррористической коалиции.

Ведь какой процесс начался в результате успешной операции российских Воздушно-космических сил в Сирии против боевиков (запрещенного в РФ) «Исламского государства»*? А также после теракта, произошедшего 31 октября в Египте на борту пассажирского самолета с гражданами России, и террористических атак, которым подвергся Париж 13 ноября?

Начался переговорный процесс о создании широкой антитеррористической коалиции при участии России и европейских государств. Так, о присоединении к военной операции против «Исламского государства»* в Сирии заявили Франция, Великобритания и Германия. Более того, в очередной раз со стороны некоторых крупных западных политиков и бизнесменов прозвучали призывы отменить санкции против России, как надежного союзника в борьбе с терроризмом. (Напомним: санкции введенны в связи с присоединением Крыма к России по результатам крымского референдума, прошедшего весной 2014 года.)

В ответ на такое начало конструктивного российско-западного диалога киевская хунта и ее зарубежные кураторы, на протяжении многих лет опекающие и использующие радикальный ислам, организовали против нашей страны две крупные провокации.

Провокация № 1 — энергетическая блокада Крыма.

Как мы уже писали ранее, с 20 сентября 2015 года находящиеся на территории Украины лидеры Меджлиса крымско-татарского народа М. Джемилев и Р. Чубаров, совместно с исламистами из карательного батальона «Крым» и боевиками (запрещенного в России) «Правого сектора», организовали продовольственную блокаду Крыма.

Ровно через два месяца, 20 ноября на территории Херсонской области радикалами было подорвано несколько опор высоковольтной линии электропередачи (ЛЭП), в результате чего было нарушено энергоснабжение Крымского полуострова.

Данная диверсия, осуществленная при участии боевиков добровольческих батальонов «Азов», «Правый сектор» и «Донбасс», чуть не обернулась широкомасштабной катастрофой для самой Украины. Ибо были повреждены ЛЭП, которые обеспечивают электроэнергией районы Херсонской области, а также поддерживают работу двух атомных электростанций.

Как утверждают специалисты, «эти события привели к необходимости дополнительного аварийного отключения от электрической сети двух блоков на тепловых электростанциях — Приднепровской и Углегорской — и аварийной разгрузке атомных электростанций Украины на 500 МВт. Это Запорожская АЭС и Южноукраинская. ...Такие аварийные разгрузки АЭС — это очень опасно».

Эта опасная ситуация была создана при попустительстве киевской хунты, которая не смогла организовать ни охрану, ни быстрый ремонт и восстановление ЛЭП. Более того, исламисты совместно с ультрарадикалами не допускали ремонтные бригады на места взрывов, требуя от властей полной торговой и энергетической блокады Крыма.

В результате Киев оказался «между двух огней».

С одной стороны, существует веская экономическая причина, по которой власти заинтересованы в возобновлении электроснабжения полуострова. Ибо Россия в ответ на диверсию прекратила поставки на Украину донбасского угля, который необходим для работы четырнадцати теплоэлектростанций.

С другой стороны, акции лидеров Меджлиса по блокаде Крыма были санкционированы и спонсированы покровителями киевской хунты — США и Турцией. И Порошенко, разыгрывающий против России крымско-татарскую «политическую карту», заявил, что блокада необходима для «скорейшего возобновления государственного суверенитета над Крымом». При этом он пытался договориться с М. Джемилевым и Р. Чубаровым о некоем компромиссном варианте.

23 ноября киевская хунта приняла уже давно готовившееся решение о запрете грузовых перевозок в Крым через границу Украины. И сразу премьер Яценюк предложил созвать Совет национальной безопасности и обороны (СНБО) для выработки дальнейших мер «относительно борьбы с российскими оккупантами, которые захватили территорию Автономной республики Крым».

Для того, чтобы понять, что может стоять за этими заявлениями, и на какие еще диверсии против нашей страны способен Киев и его союзники, необходимо рассмотреть инцидент с уничтожением турецкими ВВС российского самолета, якобы нарушившего границу Турции (это — провокация № 2).

24 ноября турецким истребителем F-16 был сбит наш бомбардировщик Су-24, возвращавшийся после боевого задания на сирийскую авиабазу. Многое говорит о том, что это была заранее спланированная провокация. Российский самолет летел над территорией Сирии, с летчиками никто не пытался связаться, видеосъемка данного инцидента сделана так, как будто к ней заранее готовились. Экипаж катапультировался, но один пилот погиб в результате обстрела со стороны боевиков. Второго летчика удалось спасти.

На данную провокацию сразу отреагировали киевские власти.

В этот же день секретарь СНБО А. Турчинов заявил, что «в случае нарушения воздушного пространства Украины военными самолетами, украинские военные должны действовать аналогично, защищая нашу страну от агрессии с воздуха». Тему незамедлительно подхватили украинские военные, которые стали обсуждать, что «удар может быть нанесен с территории Крыма, где сформирована сильная авиационная группировка».

Вслед за этими обсуждениями последовали и конкретные договоренности.

26 ноября пресс-служба государственного оборонного концерна «Укроборонпром» сообщила о том, что «Украина и Турция договорились о сотрудничестве для усиления безопасности и защиты в акватории Черного моря. Это направление будет одним из ключевых аспектов сотрудничества между странами».

Эксперты обращают внимание на то, что концерн «Укроборонпром» уже фигурировал в теневых оружейных контрактах. В этих контрактах данный концерн с помощью посредников обеспечивал вооружение радикальных исламистских группировок. Это позволяет поставить ребром вопрос о реальном содержании договора «о сотрудничестве для усиления безопасности» между Украиной и Турцией. О каком усилении безопасности идет речь? Кто собирается нарушать эту самую безопасность? Россия очевидным образом не собирается нападать ни на Украину (захотела бы — давно бы напала), ни на Турцию (одну из стран НАТО).

Напротив, Турция уже осуществила микронападение на Россию. Именно в связи с таким характером действий турецких ВВС эти действия не получили поддержки ряда союзников Турции по НАТО.

Так не планируют ли теперь Турция и Украина совместные, обеспеченные вышеназванным договором, антироссийские микронападения (они же — макропровокации)? Киевская хунта может пойти на подобное, только если это понадобится ее зарубежным кураторам. То же самое касается Турции.

Подчеркнем, что Турция занимает важное место в подобной антироссийской игре. И как страна с самой большой крымско-татарской диаспорой, плотно взаимодействующая с радикалами из Меджлиса. И как союзник, куратор и спонсор целого ряда исламистских группировок, угрожающих территориальной целостности России.

А пока Киев осуществляет наглые антироссийские акции с помощью неких исламистских инструментов. Именно таким образом организуется сейчас блокада Крыма. При этом используемые Киевом исламистские радикалы уже говорят о «необходимости подготовки военизированной группы Меджлиса для провоцирования вооруженного конфликта в Крыму», а также о «подрыве подводного энергокабеля», который в декабре 2015 года уже должны протянуть из Краснодарского края на полуостров.

И здесь важно отметить, что лидеры Меджлиса, тесно взаимодействующие на Украине с ультрарадикалами из карательных батальонов и исламистами, воевавшими в рядах ИГ*, имеют для реализации своих планов некоторые возможности. Это касается, например, участия в вербовке боевиков для террористических организаций и в торговле оружием.

Так, 22 ноября вице-премьер Крыма Р. Бальбек заявил, что лидеры Меджлиса могут быть причастны, в качестве посредников, к поставкам оружия боевикам ИГ* с территории Украины. По утверждению вице-премьера, «Джемилев неоднократно публично заявлял, что в Турции встречался с исламскими радикалами, которые воюют против правительственных войск в Сирии. Всё это подтверждает, что Джемилев на Украине является проводником интересов ИГИЛ*».

Провокация турецких ВВС против российского бомбардировщика Су-24 и последовавшее за этим серьезное осложнение отношений между двумя государствами может спровоцировать еще один угрожающий безопасности России процесс. Речь идет об активизации в Поволжье и других российских регионах исламистских групп, тесно связанных с Турцией.

Напомним, что с начала 1990-х годов Турция активно развивала сотрудничество с Татарстаном в религиозной сфере. И в рамках этих контактов на территорию России проникли несколько исламистских организаций.

Например, движение турецкого проповедника Фетхуллаха Гюлена «Фетхуллахчулар», которое является ответвлением другой радикальной организации — «Нурджулар». В 2008 году обе организации были признаны экстремистскими и запрещены в РФ, но до этого они развили бурную деятельность по созданию образовательных религиозных учреждений.

К 2001 году турецкие лицеи уже функционировали в Татарстане, Башкирии, Чувашии, Бурятии, на Северном Кавказе, в Москве и Санкт-Петербурге. Кроме этого, «гюленисты» образовали в российских регионах турецкие культурные или научные центры, где вели свою агитационно-пропагандистскую деятельность, распространяли турецкое влияние. К 2008 году многие такие пропагандистские центры и лицеи были закрыты, а турецкие учителя депортированы.

Однако, по утверждению экспертов, «гюленизм» по-прежнему популярен среди части татарской интеллигенции.

Другой пример связан с распространением в России радикальной исламской организации «Сулейманджи». Сторонники «Сулейманджи» выступают за создание «великой Турции», «распространяющей свое влияние на регионы Черноморского побережья России, Крым, Восточную Украину, Среднюю Азию, Кавказ и Поволжье». В мире существуют порядка 2 тысяч учебных заведений, принадлежащих «Сулейманджи».

Несмотря на запрет этой организации в России, в ноябре 2015 года правоохранительные органы обнаружили в Дагестане медресе, являвшееся учебным заведением неправительственного религиозного фонда «Сулейманджи». В медресе были обнаружены запрещенная литература, видеоматериалами с призывами к «джихаду» от членов (запрещенных в РФ) террористических организаций ИГ* и «Имарат Кавказ», взрывные устройства и оружие.

Таким образом, существует реальная опасность того, что в случае конфликтного развития российско-турецких отношений Анкара не только активно поспособствует переправке боевиков из Сирии в Россию, но и задействует свою исламистскую «пятую колонну» в Крыму, Поволжье, на Северном Кавказе.

Нам нужно заранее подготовиться к тому, чтобы дать отпор такому развороту событий.

  • «Исламское государство» (ИГ/ИГИЛ/ISIS/ Daesh — ДАИШ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER