О военном перевороте 1976 года в Аргентине

Аргентинский кровавый «эксперимент» показал, что провести антинародные радикально-рыночные «реформы» в условиях активного сопротивления можно, только применяя механизм террора против собственного народа

О военном перевороте 1976 года в Аргентине

Исабель и Хуан Перон
Исабель и Хуан Перон
Генерал Видела
Генерал Видела
Лопес Рега — лидер аргентинских «эскадронов смерти»
Лопес Рега — лидер аргентинских «эскадронов смерти»
Хорхе Видела и Хорхе Соррегьета
Хорхе Видела и Хорхе Соррегьета
Хорхе Видела и Хосе Мартинес де Ос
Хорхе Видела и Хосе Мартинес де Ос

Трагические события на Украине, сотрясающие эту страну на протяжении последних почти двух лет, заставляют нас внимательнее присмотреться к тем страницам мировой истории, где наиболее ярко представлен механизм государственного переворота при активном участии внешних сил. И где видны тяжелые последствия утери государственного суверенитета и обострения конфликта внутри общества, расколотого на два непримиримых лагеря.

Обратимся к одному из военных переворотов, произошедших на латиноамериканском континенте весной 1976 года.

Во время диктаторского правления генерала Хуана Доминго Перона, ставшего президентом Аргентины в 1946 году, для спасения страны от социальных и экономических потрясений властью были выдвинуты инициативы, направленные на построение более плотных коммуникаций с различными слоями населения страны.

Например, через созданные сверху общественные организации и профсоюзы было инициировано широкое движение, основной целью которого стало привлечение рабочих и представителей среднего класса в общественно-политическую жизнь государства.

Перон последовательно проводил экономическую политику, ориентированную на индустриализацию, защиту национальной промышленности и государственное регулирование. Были национализированы и выкуплены крупные предприятия и целые отрасли, принадлежавшие иностранному капиталу.

Социальная политика государства была ориентирована на перераспределение доходов между богатыми и бедными с одновременным развитием социальных институтов вертикальной мобильности. В стране за достаточно короткий срок была ликвидирована безработица, повышена зарплата, заработала система государственного здравоохранения.

В своих книгах Перон представлял свою идеологическую позицию («перонизм» или «хустисиализм»), как «третий путь между капитализмом и социализмом», призванный объединить разнородное аргентинское общество. В результате реформ, проведенных диктатором, Аргентина сделала экономический рывок, были сформированы системы социального страхования и социального обеспечения.

Несмотря на то, что Перон за годы своего правления (с 1946-го по 1955-й и с 1973-го по 1974-й) приобрел немало сторонников среди национальной буржуазии, из-за своей социально ориентированной политики он нашел в элите и достаточно много врагов. Среди них оказались крупные промышленники и финансисты, ориентированные на иностранный капитал, землевладельцы, католическая церковь и часть армии.

Этот элитный раскол, а также ухудшение экономической ситуации в стране дважды повлияли на судьбу Перона и его сторонников.

Так, в сентябре 1955 года в результате переворота, осуществленного при поддержке католической церкви, диктатор был свергнут военными, которые на 18 лет наложили запрет на возвращение перонистской партии к власти. По одной из версии, Перон сам подал в отставку, дабы «не допустить гражданской войны», ибо его поддерживали часть военных и основная масса трудящихся.

В стране к власти пришел новый диктатор, воспользовавшийся результатами проведенных реформ. При этом «перонизм» оставался популярным политическим течением.

В 1973 году в Аргентине были проведены свободные выборы, на которых победили сторонники Перона. И в сентябре 1973-го Хуан Перон вновь становится президентом страны, а его вторая жена Исабель Мартинес де Перон — вице-президентом.

Компрадорская часть аргентинской элиты с таким положением дел была не согласна, и она стала искать возможности по дискредитации «перонистов». Так, в Аргентине появляются созданные спецслужбами США «коммунистические партизанские отряды», якобы связанные с «левыми перонистами» и совершавшие по всей стране террористические атаки. На настроениях трудящихся отразился и мировой экономический кризис 1973 года, который сильно ударил по экономике Аргентины.

1-го июля 1974 года умирает Хуан Перон, на досрочных выборах побеждает его жена Исабель. Первоначально народ, включая радикальные группы, поддерживал нового президента. Однако, народная любовь продлилась всего несколько месяцев. Вскоре по стране прошла волна увольнений чиновников, придерживавшихся левых взглядов. Ключевые посты стали занимать крайне правые политики. Вслед за громкими политическими убийствами левых оппозиционеров начались забастовки трудящихся. Рабочие были также недовольны нападками некоторых представителей новой власти на католическую церковь.

Для укрепления своих властных позиций Исабель Перон привлекает на свою сторону военных. В 1975 году главнокомандующим аргентинской армией стал будущий диктатор генерал Хорхе Видела.

Известно высказывание генерала, относящееся к тому времени и характеризующее его подход к укреплению национальной безопасности: «Очень много людей должны умереть в Аргентине для того, чтобы страна снова была безопасна». К сожалению, этот подход и был реализован в дальнейшем на практике.

Понимая всю слабость правительства Исабель Перон, Видела при активной поддержке США организовывает военный переворот. Из его ближайшего окружения важную роль в тех событиях играют адмирал Эмилио Массера и генерал Орландо Рамон Агости.

23-го марта 1976 года Исабель Перон была арестована и отстранена от должности президента. Большинство чиновников из ее окружения было отправлено в отставку.

В этот же день с обращением к народу выступил генерал Хорхе Видела. Он заявил, что тяжелая экономическая обстановка и усилившиеся набеги со стороны «левых» партизан стали причиной смены власти.

Среди первых шагов хунты были роспуск парламента и введение в Аргентине военного положения. Вся законодательная власть теперь сосредоточилась в руках девяти членов Военной комиссии. В стране происходит массовое закрытие гражданских судов и политических партий, расформировываются профсоюзы, запрещаются забастовки. Все аргентинцы, чьи взгляды расходятся с позицией новой власти, признаются врагами государства.

В рамках реализации «процесса национального возрождения» на протяжении почти шести лет (!) хунта последовательно организует террор против собственного населения. Война с инакомыслящими ведется по всей стране. И эти действия аргентинских властей получили активную поддержку со стороны США.

Уже в октябре 1976 года в Вашингтоне произошла встреча госсекретаря Генри Киссинджера и вице-президента Нельсона Рокфеллера с министром иностранных дел Аргентины Сесаром Гуззетти. В ходе встречи американские политики полностью одобрили действия хунты по борьбе с оппозицией. И это стало началом одного из самых трагических периодов в истории Аргентины, получивших название «грязная война».

В ходе этой войны левые интеллектуалы, профсоюзные и оппозиционные лидеры подвергались массовым истреблениям, многих из них предварительно пытали. Для этих целей в Аргентине было отведено триста сорок специальных секретных тюрем.

Для войны с повстанцами были организованы спецподразделения — «эскадроны смерти», уничтожавшие оппозиционеров и их семьи. Самой изощренной казнью в Аргентине того времени были так называемые «полеты смерти» — людей сбрасывали с летящего над Атлантическим океаном самолета. По самым скромным подсчетам «грязная война» унесла около 15 тысяч жизней.

Кроме этого аргентинская хунта стала участницей операции «Кондор», в рамках которой американские спецслужбы совместно с репрессивным аппаратом латиноамериканских диктатур уничтожали лидеров левых движений.

Запад помогал также разрушать экономику Аргентины.

Команда генерала Виделы реализовывала неолиберальную экономическую программу «чикагской школы» М. Фридмана, предполагавшую приватизацию государственного сектора и открытие внутреннего рынка для международного капитала.

Учитывая способы реализации хунтой «Режима Национальной Реорганизации» можно сделать вывод, что народ Аргентины стал заложником более глобального миропроектного плана.

С начала 60-х годов транснациональная элита начинает понимать, что существующая капиталистическая система исчерпала свой ресурс развития и будущее человечества может быть связано с коммунистическим проектом, преимущество которого демонстрировали успехи Советского Союза.

Тогда международной олигархией в качестве новой миропроектности была предложена «остановка развития».

Впервые концепция остановки развития была озвучена в сентябре 1965 года в Национальном военном колледже Буэнос-Айреса, где известный бизнесмен и будущий основатель Римского клуба Аурелио Печчеи прочел лекцию «Вызов 70-х годов современному миру».

В своей лекции А. Печчеи заложил основы «глобального плана» по остановке развития. Двумя годами позже эта лекция была доработана и опубликована в виде концептуального труда «Перед бездной». В книге автор уже предлагал план, названный впоследствии «Концепцией устойчивого развития». В этой концепции под видом заботы о будущем человечества фактически обосновывается необходимость уничтожения национальных государств, деиндустриализация экономик, декультурация и депопуляция человечества.

Идеи, выдвинутые Аурелио Печчеи, получили дальнейшее развитие в докладе Римского клуба «Человечество на перепутье», в котором была представлена концепция будущего «многоэтажного человечества» в виде искусственного разделения мира на «цивилизованное ядро» и «отсталую периферию».

Так вот, после военного переворота 1976 года разворот национальной экономики Аргентины в сторону остановки развития осуществлялся через реализацию жесткой неолиберальной модели с «отключением» любого государственного регулирования. В таких условиях национальная экономика в короткие сроки стала добычей крупного иностранного капитала и местной компрадорской буржуазии.

Поскольку патриотическое и гражданское сопротивление в Аргентине было сильно, перевод на неолиберальную модель осуществлялся с помощью военно-диктаторского режима и террора.

Опорной базой хунты были: средний класс, армия, крупный бизнес, интеллигенция, католическая церковь.

Влиятельные позиции в крупном бизнесе и правящем классе Аргентины занимали латифундисты — потомки бывшей колониальной аристократии, захватившей плодородные земли и пастбища (ранее принадлежавшие индейским общинам).

Заметим, что индустриализация, проводимая бывшим диктатором Пероном, не соответствовала их интересам. Для защиты своего бизнеса аргентинские помещики объединились в общественную организацию Сельскохозяйственное общество. Во главе этого корпоративного объединения стоял сельскохозяйственный олигарх Хосе Мартинес де Ос, который затем уступил эту должность Хорхе Соррегьета.

После военного переворота 1976 года де Ос стал министром экономики, а Хорхе Соррегьета — министром сельского хозяйства. Эти крупные фигуры были связующим звеном между «кланом генерала Виделы» и частью западной элиты, оказывавшей хунте экономическую поддержку.

Первое, что сделали де Ос и Соррегьета после военного переворота — ликвидировали для латифундистов налоги на экспорт сельскохозяйственной продукции. Хорхе Соррегьета осуществлял лоббирование интересов крупных аграриев с опорой на транснациональный капитал.

Из рассекреченных документов государственного департамента США следует, что хунта работала в плотной связке с представителями западного капитала. Так, Хосе Мартинес де Ос, представлявший богатейшую землевладельческую семью в Аргентине, был личным другом Дэвида Рокфеллера и щедро финансировался «Чейз Манхэттен Бэнк». Фактически через эти группы осуществлялся контакт глобальных и компрадорских элит, при которой компрадорские элиты выполняли роль «служанки».

Хунта «открыла двери» Аргентины для международных банков и получила в ответ немалые кредиты, которые пошли в основном на вооружение армии и обогащение национальной элиты. Среди кредиторов были МВФ, Всемирный банк, частные банки США.

В результате начавшегося процесса скупки земельных владений иностранными корпорациями и инвестиционными фондами (в союзе с местными группами) миллионы гектаров земли были использованы самым варварским способом в индустрии биотоплива, крупного производства сои, кукурузы и сахара.

Спустя несколько лет Всемирный банк признал, что из 35 миллиардов долларов — займов, предоставленных в то время Аргентине, 19 миллиардов были переведены за пределы страны и осели на частных счетах (в основном, в Швейцарии). Так, ФРС США опубликовала данные, согласно которым в 1980 году долг Аргентины вырос на 9 миллиардов долларов, при этом активы аргентинских граждан за границей увеличились на 6,7 миллиарда.

Таким образом, государственная власть превратилась в инструмент грабежа населения Аргентины в пользу международной и компрадорской элиты. Хунта осуществила и поощряла разворот страны на путь неразвития.

Военная диктатура генерала Хорхе Виделы существовала благодаря действиям репрессивного аппарата и за счет поддержки американцев. Постепенно в окружении Виделы назревал конфликт. В результате 29-го марта 1981 года генерала вынудили оставить пост президента страны. Следующие два года сменилось еще несколько лидеров во главе хунты.

В 1982-м Аргентина и Великобритания находились в состоянии войны за Фолклендские острова. Поражение стало еще одним козырем в руках левой оппозиции в организации протестов против власти военных.

В марте 1983-го по улицам Буэнос-Айреса прошли массовые демонстрации против военного правительства. И в конце этого же года хунта была свергнута, к власти пришел новый президент Рауль Альфонсин. Вскоре многие члены хунты оказались преданы суду. А в 1985 году суд приговорил Виделу к пожизненному заключению.

В результате анализа действий аргентинской хунты в 1976 году и других военных переворотов на латиноамериканском континенте можно выделить общие черты, присущие организации незаконного захвата власти в стране с опорой на зарубежные силы. Именно эти черты мы наблюдали на Украине в конце 2014 — в начале 2015 годов.

В первую очередь, простраивается связь между элитой, находящейся в оппозиции к официальной власти, и ее зарубежными покровителями.

Затем при активной помощи из-за рубежа происходит дестабилизация политической ситуации в стране, заканчивающаяся государственным переворотом.

Следующий шаг — жестокое подавление политической оппозиции и разграбление экономики страны под видом «либеральных реформ» при непосредственном участии зарубежных «спонсоров».

Реализация проекта под названием «Остановка развития» началась в 1960-е годы и продолжается сейчас. События, происходящие в настоящее время на Ближнем Востоке и Украине, имеют очень схожий сценарий и во многом тождественны событиям в Латинской Америке 50–70-х годов прошлого века. Параллели с Украиной не случайны. Украинская хунта ведет себя так же, как и аргентинская: госпереворот с опорой на часть Запада, геноцид собственного народа, разрушительные экономические реформы...

Аргентинский кровавый «эксперимент» показал, что провести антинародные радикально-рыночные «реформы» в условиях активного сопротивления можно, только применяя механизм террора против собственного народа. «Наследие» хунты до сих пор так и не преодолено — около 40 % аргентинцев живет ниже черты бедности. Социальная дифференциация увеличилась в разы.

Необходимо изучать и помнить такие трагические страницы мировой истории, дабы избежать их повторения в настоящем и будущем.

Полные тексты статей становятся доступны на сайте через 8 недель после их публикации в печатном выпуске газеты «Суть времени»

Нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить редакции о найденной ошибке