Об угрозах российской государственности в Крыму

В середине апреля 2016 года на 9-м Киевском форуме по безопасности научный сотрудник Chatham House Джеймс Шерр заявил, что, прежде чем вступить в НАТО, «Украине предстоит выиграть войну при поддержке Запада»

Об угрозах российской государственности в Крыму

C момента присоединения Крыма к России весной 2014 года киевская хунта и её союзники ведут против этого российского региона непрерывную деструктивную работу сразу по нескольким направлениям.

Направление № 1 — информационно-пропагандистская война, в рамках которой тиражируются спекуляции на тему «притеснения крымских татар». (В данном случае «притеснениями» называют в основном адекватную реакцию российской власти на провокации со стороны крымских радикалов.)

В нашей газете мы уже рассматривали антироссийские действия радикалов из Меджлиса крымскотатарского народа, связанные с продуктовой и энергетической блокадой полуострова. В ответ на эти провокационные акции, 26 апреля 2016 года Верховный суд Крыма признал Меджлис экстремистской организацией, запретив его деятельность на территории России. Данное решение вызвало резкую негативную реакцию со стороны США, многих стран Евросоюза, Турции и Украины.

Так Европарламент выпустил резолюцию, в которой запрет Меджлиса был назван попыткой «изгнания крымских татар с их исторической родины». А представитель Госдепартамента США Джон Кирби заявил, что данные действия России «являются очередными в целой серии нарушений, которые власти совершают в отношении тех, кто противостоит оккупации».

При этом ни Евросоюз, ни США как будто не замечают того факта, что радикальный актив запрещенной организации прибегал к террору, направленному против жителей полуострова, в том числе и большинства крымских татар (проголосовавших на мартовском референдуме 2014 года за присоединение их «исторической родины» к России). Ведь с исполнителями террористических акций в отношении своих граждан европейские и американские власти не церемонятся. Так почему здесь такая избирательность?

Шумная информационно-пропагандистская кампания развернулась также вокруг очередной годовщины депортации крымских татар (произошедшей 18 мая 1944 года).

За неделю до траурной даты, 11 мая, Верховная рада Украины обратилась к «мировому сообществу» с призывом признать депортацию крымскотатарского населения Крыма в 1944 году «геноцидом». Среди откликнувшихся на данный призыв оказались представители российской эмиграции.

16–19 мая Крымский полуостров посетила глава так называемого «Российского императорского дома» Мария Владимировна Романова. Во время своего визита внучка двоюродного брата Николая II Кирилла Владимировича назвала депортацию крымских татар «геноцидом». При этом некоторые эксперты сразу обратили внимание на то, что многие потомки Романовых, живущие за границей, не только не признают права Марии Владимировны на престолонаследие, но и открыто презирают ветвь «кирилловичей» за сотрудничество с нацистами. То есть за то, что и явилось причиной депортации крымских татар в мае 1944-го.

Стремясь как можно больше использовать эту печальную дату, 18 мая 2016 года во время реквием-концерта в Киеве П. Порошенко сделал явно пропагандистское заявление: «Мы хоть и с опозданием, но осознали необходимость создания в Крыму национальной автономии крымских татар. <...> Мы обязаны начать в парламенте Украины процесс внесения изменений и дополнений в раздел 10 Конституции Украины «Автономная республика Крым», которые в полной мере вытекают из неотъемлемого права крымскотатарского народа на самоопределение в составе суверенного и независимого Украинского государства».

На слова Порошенко последовала незамедлительная реакция одного из лидеров Меджлиса Л. Ислямова, который, поддержав данную инициативу, заявил о необходимости формирования «крымскотатарской автономии на территории Херсонской области» со своими органами власти и армией.

И здесь необходимо рассмотреть реальные военные угрозы жителям Крыма со стороны киевской хунты и её союзников — направление № 2.

Ибо речь идет о конкретных воинских подразделениях и диверсионных группах, дислоцирующихся на границе с Крымским полуостровом.

Так, по данным экспертов, с начала 2016 года в Херсонскую область резко усилился приток мужчин из стран, где идут боевые действия (Ливия, Ирак, Сирия, Судан, Афганистан). Маршрут переброски боевиков идет через Турцию в Одессу и затем уже в Херсонскую область. Начиная с осени 2015-го, по негласному распоряжению власти (и при участии лидеров Меджлиса) паспортно-визовые службы Херсонской области выдают гражданам указанных стран «виды на жительство» и паспорта граждан Украины. Легализованные таким способом боевики поступают затем в распоряжение турецких инструкторов на тренировочных полигонах Херсонской области.

В начале марта 2016 года заявление о подготовке турецкими инструкторами на территории Херсонской области наемников для военных действий против Крыма и Донбасса сделал вице-премьер крымского правительства Руслан Бальбек. При этом, в качестве «принимающей стороны» и организаторов данного «обучения» были названы лидеры Меджлиса.

По словам вице-премьера, в Херсонскую область «завозятся радикалы из Турции, в лице экстремистской группировки «Серые волки», а также боевики, принимавшие участие в войне в Сирии на стороне ИГИЛ и государственных переворотах в Египте и Ливии, террористы с Кавказа».

То есть на границе с Крымом уже довольно длительное время постепенно концентрируются имеющие опыт боевых действий исламистские террористические группы, которые пополняют ряды, как минимум, двух карательных мусульманских батальонов.

Так, еще в декабре 2015 года лидеры Меджлиса заявили о создании крымскотатарского «батальона «Крым» имени Номана Челебиджихана». Уже через месяц Ленур Ислямов говорил о первых 250 бойцах батальона, который должен иметь «натовский формат» (численность до 580 человек) и входить в состав Национальной гвардии Украины. Материально-техническое обеспечение этого воинского подразделения взяла на себя Турция.

О целях создания батальона Ислямов заявил следующее: «Основная задача — охрана границы Крыма в самом Крыму. <...> Наносить удары таким образом, где мы только можем знать. <...> От крымских татар ждут в Крыму, что мы будем приближать его освобождение. <...> Мы хотим, чтобы это произошло за год».

Нынешний председатель Меджлиса Рефат Чубаров среди задач этого батальона назвал также и полицейские функции после «деоккупации Крыма»: «Это подразделение будет незаменимым для обеспечения общественного порядка в Крыму в первые месяцы его освобождения».

То есть опытных исламских боевиков хотят максимально использовать для диверсий и карательных операций в Крыму до начала 2017 года.

А в конце марта 2016-го к патрулированию в ряде пропускных пунктов на границе Украины и Крыма приступил еще один мусульманский батальон — «Аскер» (в переводе с крымскотатарского — «воин»). Этот батальон был сформирован в Геническе (Херсонская область) на базе одноименной общественной организации и сразу же получил от руководства Нацгвардии и МВД «добро» на легализацию в силовых структурах Украины.

В своих выступлениях лидеры Меджлиса (М. Джемилев и Р. Чубаров) называют «Аскер» «батальоном смертников», одной из задач которого является вооруженная поддержка возможного крымскотатарского восстания в Крыму. (Сразу отметим, что в качестве потенциальных участников данной провокации — «восстания» — вполне может выступить часть оставшихся на полуострове членов запрещенной в России экстремистской группировки «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами».)

Обратим внимание на то, что меджлисовцы заявляют о договоренностях относительно включения крымскотатарских батальонов в состав Национальной гвардии Украины. Напомним, что Нацгвардия функционирует в системе МВД. И именно министр внутренних дел Украины Арсен Аваков был главным лоббистом включения неонацистского подразделения «полк «Азов» в состав Нацгвардии. Причем статус полка Нацгварии дал «Азову» право иметь на вооружении артиллерию и танки. И вполне можно предположить, что в недалекой перспективе так же могут быть укомплектованы и исламские меджлисовские батальоны.

В связи с этим вызывает беспокойство информация, согласно которой в конце мая 2016-го на территории Херсонской области, граничащей с Крымом, «замечено скопление бронетехники и концентрация воинских формирований, идет выстраивание линии огневой поддержки». Похоже, что киевская хунта (как и в Донбассе) может использовать для своих провокаций против жителей Крыма карательные подразделения исламистов и украинских радикалов. Напомним, что энергетическая блокада Крыма проходила при непосредственном участии руководства украинского МВД. Благодаря директивам Авакова херсонская полиция оказывала поддержку боевикам Меджлиса, взорвавшим опоры ЛЭП (подававшим электроэнергию в Крым).

Вряд ли украинские власти решатся на крупные диверсии против населения Крымского полуострова без санкции и помощи зарубежных кураторов. Но развитие отношений между Украиной и некоторыми странами НАТО, заинтересованными в том, чтобы Крым стал для России «горячей точкой» (это — направление № 3), может сподвигнуть киевскую хунту на опасную авантюру.

23 мая 2016 года Турцию для участия во Всемирном гуманитарном саммите ООН посетили Петр Порошенко и лидеры Меджлиса (М. Джемилев и Л. Ислямов). В Стамбуле эта делегация встретилась с президентом Турции Эрдоганом. Главным итогом переговоров стало соглашение о подготовке на турецких полигонах трех тысяч украинских полицейских по программе «Обучи и оснасти». Вряд ли мы ошибемся, если предположим, что готовить по данной программе будут не участковых или патрульную службу. Скорее всего, речь идет о специальной военной подготовке. А поскольку полиция Украины находится под контролем главы МВД Авакова, то вполне может оказаться, что обучаться в Турцию поедут боевики «Азова» и меджлисовских исламских батальонов, или «новобранцы» для этих воинских формирований (и для участия в провокациях против Крыма и Донбасса).

Кстати, обучать украинских военных Турция может и в рамках другого соглашения. Чуть ранее, 16 мая между Вооруженными силами двух государств был подписан Имплементационный план военного сотрудничества (до 2020 года), содержащий «практические шаги, направленные на наращивание оперативных возможностей Вооруженных сил Украины (ВСУ)». Речь идет о «реформировании ВСУ и военном планировании, образовании и подготовке войск, консультативно-совещательной помощи, сотрудничестве между различными видами вооруженных сил».

Обратим внимание на то, что вряд ли Турция (главный спонсор «гибридной войны» Украины на «крымском плацдарме» и один из старейших членов НАТО) без согласия с руководством Североатлантического альянса пошла бы на глубокое военное сотрудничество со страной, не готовой к вступлению в блок.

В украинском Генштабе сразу же заговорили о том, что данное соглашение поможет подготовить ВСУ к членству в НАТО. Однако некоторые эксперты из стран Североатлантического альянса предполагают, что Украине предстоит «сдать более сложный экзамен».

Так, в середине апреля 2016 года на 9-м Киевском форуме по безопасности научный сотрудник Королевского института международных отношений Великобритании Chatham House Джеймс Шерр заявил, что, прежде чем вступить в НАТО, «Украине предстоит выиграть войну при поддержке Запада».

Джеймс Шерр — один из крупных исследователей внешней политики России, является соавтором аналитического отчета «Российский вызов» (выпущенного Chatham House в 2015 году), где приведены «прогнозы развития ситуации, которая сложилась после аннексии Крыма Россией». И в данном случае, британский эксперт озвучил «экстремальный сценарий», которым грезят нынешние ненавистники России. Ибо они понимают, что «сдача Крыма» есть обрушение всей нынешней российской политической системы и начало очередного развала нашей страны.

Готова ли власть и гражданское общество России консолидироваться и найти адекватный ответ на внешние и внутренние угрозы российской государственности в Крыму?

Нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить редакции о найденной ошибке