Статья
/ Юрий Бялый
Поскольку создаваемая нужным образом глобальная «картинка несправедливости» находится в руках контролируемых Америкой глобальных СМИ, то Америка и определяет, что справедливо, а что несправедливо. В полном соответствии с заветами Геббельса

Обновленный концепт американского доминирования: Подавление через вовлечение. Часть II

Как мы уже обсудили, новизна нынешней эпохи состоит в том, что США получили двуединый мощный концептуальный инструмент влияния на массы и элиты стран, которые они хотят использовать в своих интересах. Это, во-первых, подавляющее влияние на формирование «повестки дня» и интерпретацию событий в мировых СМИ и интернете. Это, во-вторых, всеохватывающая американская система электронной разведки, позволяющая США получать несанкционированный доступ к конфиденциальной информации частного и служебного характера почти в любой стране мира.

Подчеркну, что здесь, когда я говорю «США» или «Америка», я вовсе не подразумеваю, что речь идет о США как обществе или народе. Речь идет о тех элитных американских группах, которые определяют свои цели и интересы (а также по-своему понимаемые цели и интересы США) и — ради достижения целей — взяли под свой контроль и управление инструменты глобальных СМИ и тотальной разведки. И которые при помощи как этих, так и множества других инструментов получили возможности в невиданной ранее степени вовлекать другие страны, организации, человеческие сообщества (в том числе, американские сообщества!) в реализацию своих целей. Таких целей, которые, как правило, чужды и враждебны этим странам, организациям и сообществам.

В предыдущей статье я обещал обсудить, как это делается. Приступаю.

Начинают США обычно с обращения к нормам международного права. То есть с обвинений той страны (силы, группы), которую хотят подавить, в нарушении этих самых норм. Например, основополагающих принципов Устава ООН, Хельсинкского Заключительного акта Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), Декларации прав человека и т. д.

При этом США, конечно же, «забывают» сообщить, что устав ООН и акт ОБСЕ впервые нарушали не эти страны (например, Россия при присоединении Крыма), а сама Америка. Проводя интервенции без санкции Совбеза ООН (Ирак, Югославия) или наплевав на принцип нерушимости границ суверенных государств (Косово). Причем Косово, в отличие от Крыма, было оторвано от Сербии без всякого референдума, только по воле криминальной (о чем США было прекрасно известно) косовской власти, самопровозглашенной при прямой военной и политической поддержке НАТО.

Еще раз подчеркну, что во всех американских апелляциях к международному праву ссылки на нормы этого права всегда используются выборочно. То есть, в духе постмодернистской «интерпретации».

Например, когда США и НАТО рвали на куски Югославию, глобальным массам кричали о нарушениях «права наций на самоопределение» и «прав человека» в Боснии или Косове. Но о норме «нерушимости границ суверенных государств» — молчали. А в случае Крыма или Донбасса — напротив, кричат о норме «нерушимости границ», но «почему-то» молчат о норме «прав человека». Той норме, которую рвущаяся к власти в Киеве хунта начала грубо попирать еще во время «майданного» противостояния. А придя к власти путем мятежа, открыто заявила, что лишит русскоязычное население основополагающего права — полноценно использовать родной язык.

Однако в последние годы американские политтехнологи чувствуют, что их призывы к «восстановлению верховенства прав человека», «защите демократических ценностей» и «соблюдению буквы международного права» работают всё хуже. О примерах американской политики «экспорта демократии» и «защиты прав человека», приводящих к государственным и социально-экономическим катастрофам, слишком часто рассказывают политические конкуренты власти на самом Западе, включая США.

Да и очерствелую душу «глобальных масс» слова о «демократии», «правах человека» и «международной законности» трогают всё меньше. Такие слова — не из повседневной жизни этих самых «глобальных масс», а откуда-то из «дальней» сферы юридических и дипломатических рассуждений — не возбуждают и не возмущают.

Тогда используется еще один прием — до сих пор, как показывает опыт, почти безотказный. Провозглашается вопиющая несправедливость того, что где-то творит «враг рода человеческого». Где — в Албании или на Украине — неважно. Ведь у нынешних «глобальных масс», да и у немалой части сегодняшних «глобальных элит» со знанием географии худо. Главное — точно сыграть на нотках того человеческого, что еще у этих самых «глобальных масс» осталось и резонирует. Лучше всего — на страданиях детей и животных (фильм «Хвост виляет собакой» вспомнили?). Это до сих пор у многих возбуждает сочувствие и негодование.

А когда несправедливость показана, доказана и вызвала у масс искомый эмоциональный отклик, нужно объяснить, что «враг рода человеческого» могуч и нагл. И потому не дает одолеть несправедливость законными методами. Не мириться же с такой несправедливостью, правда ведь!? Значит, нужно восстанавливать справедливость любыми методами и любой ценой!

Но поскольку создаваемая нужным образом глобальная «картинка несправедливости» находится в руках контролируемых Америкой глобальных СМИ, то Америка и определяет, что справедливо, а что несправедливо. В полном соответствии с заветами Геббельса («Чем страшнее ложь, тем легче в нее поверят... Ложь, повторенная тысячу раз, становится правдой»). Именно так Америка объявляет «сторону добра» и «врага рода человеческого», назначает правых и виноватых. И призывает «глобальные массы» сделать всё, что от них зависит, чтобы виноватых покарать.

Что же могут и должны сделать эти человеческие массы, якобы демократические, а на деле — глобализированные? Ведь им говорят, что, обладая таким особым качеством, они являются единственным гражданским субъектом, способным ответить на вызов «врага рода человеческого!

Известно, что эти массы могут (и должны) сделать! Они должны потребовать от своей власти, чтобы она включилась в войну с несправедливостью. И придумала способы (законные или любые другие) «врага рода человеческого» одолеть. И восстановить справедливость.

И плевать на всякие там «международные нормы» и «резолюции Совбеза ООН»! Пусть только эта самая власть попробует не подчиниться справедливым и высокоморальным требованиям своих негодующих демократических масс!

Вот так и строится американская «демократическая» технология вовлечения союзников в реализацию американских целей, интересов, проектов.

Миф о несправедливости, возмущение масс — и вовлечение в «правильные» голосования в ООН.

Миф о несправедливости, возмущение масс — и вовлечение в «спецподдержку» борьбы за «права человека» средствами «гуманитарных» интервенций.

Миф о несправедливости, возмущение масс — и американские санкции и эмбарго, и требование к союзникам присоединиться к санкциям.

Миф о несправедливости, возмущение масс — и вовлечение союзников в вооружение и подготовку наемников для «восстановления справедливости».

Миф о несправедливости, возмущение масс — и вовлечение союзников в военные авантюры в интересах США.

Миф о несправедливости, возмущение масс — и организация и затем поддержка очередной «цветной» революции.

Примеры приводить не буду. Их слишком много, и они обсуждены, что называется, «от и до».

Но порою и этого недостаточно. Порою миф о несправедливости малоубедителен и нужного отклика у демократических (то бишь глобализированных) масс почему-то не вызывает. Тогда в качестве более радикальных мер осуществляются ужасающие «общественное мнение» вооруженные провокации.

Для этого США уже к началу 1950-х годов начали создавать в рамках спецсил НАТО (в основном из нацистских боевиков европейских стран) так называемые сети «Гладио» (Меч). Которые должны были развернуть в Европе «партизанскую войну» в случае советской агрессии на территории европейских стран.

Но советской агрессии не было. И «Гладио» подключили к исполнению других «насущных задач». Например, именно боевики «Гладио», как теперь уже достаточно подробно доказано, поворачивали «вправо» итальянскую политику, совершая резонансные провокационные теракты, вплоть до убийства премьер-министра, — от имени итальянских «Красных бригад». То есть, дискредитируя в глазах общества уже явно побеждающих на выборах итальянских «левых», и прежде всего коммунистов.

После окончания «холодной войны» и в ходе развала СССР сети «Гладио» официально якобы распустили. Но... люди, связи и структуры, понятное дело, никуда не делись. А такой полезный «инструмент» грех было не использовать.

Именно отсюда родом, видимо, группы «неизвестных снайперов», профессионально и прицельно стреляющих по обеим сторонам конфликта. Те, которые регулярно возникают в качестве главных действующих лиц в разных крупных политических эксцессах. Так было в Вильнюсе в январе 1991 г. Так было в Москве в октябре 1993 г. Так было в Сребренице в июле 1995 г. И так было в Киеве в феврале 2014 г.

Расстрелы масс людей на глазах у множества свидетелей под телекамеры вызывают сильнейший шок. Который не может не пробудить нужное негодование даже у самых черствых представителей «широких масс». Главное здесь — правильно выстроить интерпретацию событий. То есть громко и убедительно назначить «врага рода человеческого». И тогда массовость и ярость негодования практически гарантируют вовлечение нужной стороны конфликта в реализацию целей тех, кто направил снайперов...

Но иногда и этого не хватает для создания требуемого «градуса» ярости и негодования. Тогда можно найти (через сети «Гладио» или другие подконтрольные Америке сети) нужных «спецтеррористов». Которые, например, подорвут гражданский самолет с большим количеством пассажиров (как это было над шотландским Локкерби в 1988 г.), либо собьют такой самолет «неизвестной ракетой» с неба или с земли (как это было над Донбассом в 2014 году).

Остальное в условиях американского информационного доминирования, что называется, — дело техники. Которая и правильным образом распишет страшные обстоятельства и последствия трагедии, и ясно назначит «правильного» (ливийского, русского — нужное подчеркнуть) «врага рода человеческого».

А дальше нужно объединить, выстроить и «капитализировать» эти ярость и негодование по поводу тех, кому приписываются совершенные злодеяния. Это реализуется примерно по тем технологиям, по которым превращали народ в «стадо свиней» специалисты из ведомства доктора Геббельса.

Для этого уже разогретые негодованием массы нужно особенно прочно изолировать от любых альтернативных и сколько-нибудь отдающих интеллектуализмом точек зрения (опять-таки, по прописям Геббельса). А затем нужно настойчиво развивать нужные интерпретации и строить нужные мифы. То есть непрерывно внушать этим массам, что они — великий народ, который во всем прав. И одновременно нужно столь же настойчиво объяснять этим массам, насколько ужасен «враг рода человеческого», который унижает, гнобит великий народ, не дает ему устроить благополучную самостоятельную жизнь. И что тот, кто в этом сомневается, — его, народа, неисправимый и опасный враг.

Как показывает практика, зачастую опекаемый такими манипуляторами народ достаточно быстро расчеловечивается, теряет критичность и самокритичность, начинает жить мифами. Более того, принимает как норму даже не миф, а дочеловеческую солидарность звериной стаи.

Именно такие технологии «фабрикации общественного согласия» (цитирую, как написано у Уолтера Липпмана) были — впервые после эпохи фашизма и нацизма — опробованы на постсоветской Украине. Причем в нарастающих с каждым годом дозах и в условиях углубленного отчуждения народа от интеллектуализма и любых альтернативных интерпретаций.

«Капкан интерпретаций» захлопнули весной 2014 года. На Украине, которая до недавних пор была очень прочно включена в русскоязычное информационное пространство, делать это пришлось особенно грубо. То есть директивными решениями киевской хунты об отключении и закрытии российских СМИ, которые плавно перетекли в физические репресиии против сотрудников «недостаточно свидомых» украинских телеканалов и газет, якобы зараженных «беспринципным» и «предательским» объективизмом.

Недавно поверенный в делах Украины в Казахстане Юрий Лазебник в интервью Казахскому телеграфному агентству откровенно сообщил, как именно киевская власть «возвращает контроль над информационным пространством». Лазебник заявил: «...основные российские информационные каналы из украинского информационного пространства убраны. Сейчас идет фильтрация газетных изданий. Готовятся меры, чтобы ограничить российскую книжную продукцию определенного содержания. Запрещаются к показу российские телесериалы и фильмы, в которых прославляются российский спецназ и армия...».

Процесс продолжается. Как сообщил 15 октября портал rus.newsru.ua, «Национальный совет по вопросам телевидения и радиовещания принял решение о запрете трансляции российского телеканала «365 дней» и белорусского «Беларусь 24»... А 16 октября агентство УНИАН объявило, что «украинское Гостелерадио аннулировало лицензии семнадцати (!) сепаратистских изданий».

Результаты такого «возвращения контроля над информационным пространством» налицо. Буквально за полгода «озверивание» и «стайная солидарность» существенной части населения Украины продвинулись очень далеко. Что мы сегодня и видим и в украинской прессе, и в украинском интернете, и в украинском парламенте, и на улицах многих украинских городов.

Конечно, этот процесс на Украине — в основном все-таки достаточно образованной и разумной — не может быть тотальным. Но, как выразился один из лидеров «правосеков», «другие мнения на Украине не возбраняются... Граждане имеют право их высказывать — дома, наедине с унитазом»...

Чтобы в этом убедиться, достаточно хотя бы почитать сайты украинских информагентств и газет. И посмотреть в интернете особо популярные у «свидомых украинцев» сюжеты, ток-шоу, песни и даже мультфильмы про «москалей», «колорадов», «путинцев» и т. д. А также — про «национал-предателей» как из агентов ФСБ (они якобы повсюду), так и из украинского «проклятого прошлого». И не бойтесь не понять эту медийную «продукцию». Большинство «свидомых» авторов настолько не владеют «родным» украинским языком, что изъясняются в основном на русско-украинском «суржике» с густой примесью русского мата.

Новый матерный гимн «свидомых», самозабвенно исполняемый на Украине некоторыми, теперь уже бывшими, членами правительства вроде А. Дещицы и даже хором детишкек детсадовского возраста, цитировать не буду. Не буду цитировать и некоторые популярные в украинской сети блоги, песенки и мультфильмы: если из них вырезать нецензурные фрагменты, то понять, о чем речь, будет невозможно.

Но ведь и новости «как бы респектабельных» украинских информагентств идут почти полностью в русле формирования ненависти к «москалям» и «предателям». В качестве примера приведу два анонса новостей всего лишь одного дня 15 октября на популярном портале rus.newsru.ua:

«Саперы Госслужбы по чрезвычайным ситуациям находят в детских игрушках на освобожденных от террористов территориях на Донбассе вмонтированные взрывные устройства...».

«Военнослужащие Национальной гвардии, которые в понедельник, 13 октября, вышли протестовать перед зданием администрации президента Украины, стали жертвами провокации российского ФСБ».

Подчеркну, что всё это воспроизводится, доинтерпретируется и обрастает «аналитическими подробностями» в подконтрольных США глобальных СМИ. «Глобализируя» создаваемое в таком русле «общественное мнение».

О том, как это делается на Украине «возвратной волной» украинской нацистской постстоветской эмиграции из США, Канады, Германии и т. д., мы уже писали в нашей газете. Подробный разбор данного вопроса увел бы нас в сторону от главной темы.

Здесь же подчеркнем, что «сфабрикованное» таким образом очень массовое «общественное мнение» более чем влиятельно. Особенно на Украине, где оно подкреплено уличным буйством обученных и вооруженных нацистских «штурмовых отрядов» (вновь по лекалам Муссолини и Гитлера). Попробуй не вовлекись в то, чего требуют возбужденные уличные массы, располагающие подобными «аргументами»! Да еще с учетом того, что в ходе Майдана и АТО по стране расползлись десятки тысяч единиц современного оружия.

Это делает все элиты страны, включая любую официализированную власть, глубоко зависимыми от всё более жесткого (далеко не только выборного) давления «спецдемократического общественного мнения».

Так работает «давление снизу», обеспечивающее нужное США вовлечение нужной страны в реализацию американских целей и интересов.

А как работает «давление сверху»?

Управляют примерно так же, как и при любом «шантаже компроматом». Отличие новой эпохи — в широте (почти тотальности) американских возможностей сбора этого самого компромата.

При этом, как я показал в предыдущей статье, прямой шантаж, а также «спецпрофессиональные» методы вроде вербовки — не обязательны. Угроза вероятных разоблачений во многих случаях менее затратна и не менее эффективна. Тем более, что раскрытие фактов «электронного шпионажа» против союзников не может не приносить серьезные издержки для самих США.

Потому обстоятельства шантажного давления на «нужные элиты» для их вовлечения в реализацию американских целей крайне редко выходят наружу. И потому в каждом из подобных случаев у нас нет оснований что-то решительно утверждать. Мы можем лишь выдвигать осторожные гипотезы — подчеркнув, что это лишь гипотезы, и не более.

Например, мы имеем право предположить, что крутой поворот в политике Франции при президенте Николя Саркози, определивший «сверхактивное» военное участие французских спецслужб и вооруженных сил в ливийской военной авантюре против М. Каддафи, мог быть связан с тем, что его избирательная кампания тайно финансировалась из средств Каддафи. И что особая заинтересованность Саркози в том, чтобы Каддафи был убит поскорее и без суда и следствия, — связана с тем, что, кроме самого Каддафи, об этом неприятном «скелете в шкафу» президента Франции знали американские спецслужбы.

Мы также имеем право предположить, что Франсуа Олланд, сменивший Саркози на посту президента, унаследовал нехарактерное для Франции рвение в военном участии в ближневосточных (в том числе, сирийских) событиях тоже не случайно. Поскольку получил президентский пост в огромной степени благодаря поддержке американских спецслужб, которые «освободили» Олланда от главного соперника на выборах, бывшего главы Международного валютного фонда Доминика Стросс-Кана.

Напомню, что Стросс-Кан незадолго до выборов был вовлечен (отметим, в Нью-Йорке!) в большой скандал с обвинением в изнасиловании горничной отеля. И сразу «сошел с дистанции» — вышел из президентской гонки во Франции и ушел с поста главы МВФ. Позже горничную уличили в провокации и фальсификации изнасилования, а Стросс-Кана оправдали, но «политический поезд» уже ушел. Президентом Франции стал Олланд, а главой МВФ — Кристин Лагард.

Мы не знаем, какие именно «аргументы» были предъявлены (и кем предъявлены) германскому канцлеру г-же Ангеле Меркель для того, чтобы она к лету 2014 г. резко поменяла свою риторику в отношении Украины и России. Мы лишь знаем, что с середины 2013 г. она вела очень содержательные экономические переговоры с В. Путиным, а в конце 2013 — начале 2014 гг. была крайне возмущена обнародованными Сноуденом фактами американской «прослушки» ее личных и служебных конфиденциальных телефонных переговоров.

И мы также знаем, что г-жа Меркель в последние месяцы «вдруг» оказалась радикальным критиком действий России в украинском конфликте. А также одним из «столпов» поддержки киевской хунты и решительным сторонником жестких антироссийских санкций. Причем эта трансформация позиции канцлера произошла в условиях, когда подавляющая часть германской бизнес-элиты и немало германских политиков всё громче заявляют, что антироссийские санкции наносят Германии тяжелый (и невосполнимый) ущерб. И что их результатом становится новое (и уже почти неизбежное) «вползание» страны в глубокую рецессию.

Мы не знаем, кто и какое давление оказывал на глав МИД Германии, Франции и Польши В. Штайнмайера, Л. Фабиуса, Р. Сикорского. Мы лишь знаем, что они, поставившие свои «подписи гарантов» под политическим соглашением между президентом Украины В. Януковичем и лидерами киевской «майданной оппозиции», молча проглотили громкую «политическую пощечину» государственного переворота, произошедшего в Киеве сразу после подписания соглашения. То есть признали, что их официальные (то есть данные от имени своих государств!) политические гарантии не стоят бумаги, на которой они сформулированы.

Мы наблюдаем резкий и неожиданный поворот высших элитных кругов Болгарии от решительной поддержки строительства российского газопровода «Южный поток» — к запрету строительства «в соответствии с нормативными требованиями Евросоюза».

Мы видим столь же решительный поворот правительства Словакии от разъяснений, что нельзя нарушать контракт с «Газпромом» и гнать на Украину реверсный газ — к форсированному строительству реверсной трубы и поставкам по ней Украине именно российского реверсного газа.

(Продолжение следует)

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER