Статья
/ Юрий Бялый
Россия вовлечена в необходимость форсированно (то есть с избыточными затратами) решать сложные системные задачи преодоления последствий санкций. В том числе, задачи многопланового (финансового, товарного, технологического и т. д.) импортозамещения

Обновленный концепт американского доминирования: Подавление через вовлечение. Часть III

Ранее мы обсудили, каким образом ведущие элитные группы США выстраивают свой обновленный концепт глобального доминирования и какими механизмами обеспечивают вовлечение широких масс и элит множества стран в поддержку и реализацию американских целей и интересов.

Кто-то может, видимо, усомниться: мол, я всё это выдумал. Где признаки того, что США вообще занимаются этим самым «подавлением через вовлечение»? Кто об этом из серьезных американских политиков или экспертов говорит? Где доказательства?

Даю доказательства. И заранее прошу меня извинить за объемное цитирование.

Как я уже показал в первой части статьи, в США заговорили о необходимости прочного и регулярного вовлечения союзников в американские глобальные проекты еще в 80–90-х годах прошлого века. Но тогда об этом говорили эксперты и политики, скажем так, «не первого ряда». И говорили скорее не как о реальности, а как о желательной трансформации американской внешнеполитической стратегии.

Теперь же об этом — уже как о политической практике — открыто говорят фигуры первого эшелона. Начиная с президента США.

Вот фрагменты выступления Б. Обамы на выпускной церемонии в Военной академии Вест-Пойнт 29 мая 2014 г.:

«...когда мировые проблемы не создают непосредственной опасности Соединенным Штатам... мы не должны действовать в одиночку. Вместо этого нам следует собирать союзников и партнеров и принимать коллективные меры... дипломатию и развитие, санкции и изоляцию, обращения к международному праву и международные военные операции, если это будет справедливо, необходимо и эффективно...

Нам нужна... мобилизация партнеров... сейчас... наша способность формировать общественное мнение помогла нам сразу же изолировать Россию. <...> Европа и «Большая семерка» совместно ввели санкции. НАТО подтвердила наши обязательства перед восточноевропейскими союзниками, МВФ помогает стабилизировать украинскую экономику... И эта мобилизация мирового общественного мнения и международных институтов послужила противовесом российской пропаганде, российским войскам на границе и вооруженным ополченцам в лыжных масках.

...Мы заключаем союзы не только с правительствами, но и с простыми людьми. Потому что в отличие от прочих держав Америка не боится человеческих возможностей — напротив, они только нас усиливают. Нас усиливает гражданское общество. Нас усиливает свобода прессы...».

Как мы видим, здесь ясно сказано и о вовлечении союзников, и о механизме вовлечения через «формирование мнения гражданского общества свободной прессой», и насчет обоснования американского вмешательства необходимостью добиваться «справедливости», и об инструментах давления в виде санкций всех «вовлеченных» против «общего врага».

А 2 октября 2014 г. помощник госсекретаря США Виктория Нуланд выступила на форуме «Стратегический диалог США и стран Центральной Европы». Отмечу, что главным поводом для «диалога» стало всё более громкое возмущение значительной части элит и масс в этих странах издержками, которые приносят навязанные США санкции. Так вот, Нуланд на форуме заявила:

«...Сегодня мы должны поддерживать солидарность с Украиной и единство трансатлантического сообщества. Реализовать санкции нелегко, и многие страны платят за это высокую цену. <...> Но история показывает, что цена бездействия и разобщенности перед лицом решительного агрессора будет выше. Сама история Центральной Европы учит нас этому. Так что, когда у лидеров возникает искушение делать заявления, которые угрожают нашему решительному настрою, я бы попросила их помнить их собственную национальную историю...»

Далее Нуланд откровенно предупреждает тех, кто не хочет «вовлекаться» в американскую политику, о возможных неприятностях: «Пока вы остаетесь с Украиной, мы остаемся с вами... США настроены четко следовать обязательствам, вытекающим из пятой статьи устава НАТО, и защищать всех своих союзников». Но, добавляет Нуланд, союзники должны «исполнять свои финансовые обязательства по расходам на оборону».

3 октября к аналогичным разъяснениям предельно откровенно подключился вице-президент США Джозеф Байден. Выступая перед преподавателями и студентами Гарвардского университета, Байден заявил, что санкции в отношении России страны ЕС принимали под давлением США: «Это правда. Они не хотели так поступать. Но опять же, дело в лидерстве США и президента США, который настаивал. Он вынужден был даже ставить в неловкое положение Европу, чтобы она взяла на себя риски экономического ущерба и заставила Россию заплатить».

А заодно там же, в Гарварде, Байден признал, что «Исламское государство», которое Обама только что объявил одной из главных глобальных угроз, рождалось в инициированной США войне в Сирии против президента Асада.

Однако Байден тут же подчеркнул, что Америка не предполагала, что, набирая наемников для войны с Асадом, она тем самым формирует боевое ядро будущего террористического «халифата». И обвинил в этом «неразборчивых» союзников по собранной США коалиции: «...Турки были замечательными друзьями для нас, равно как и саудиты... и другие. Но... они были чрезвычайно сосредоточены на том, чтобы свергнуть Башара Асада. Они направили сотни миллионов долларов и десятки тысяч тонн оружия всем, кто соглашался воевать против Асада. Правда, люди, которые получали эту помощь, были боевиками «Джебхат ан-нусры», «Аль-Каиды» и экстремистски настроенными элементами, прибывшими из других частей мира...».

Но, добавил Байден, поскольку и названные боевики, и вооружения перетекли в «Исламское государство», то сейчас союзники США вновь «вовлечены». И «заглаживают вину», участвуя в бомбардировках «Исламского государства» в Сирии и Ираке.

Далее к обсуждению вовлечения союзников в интересы США (и масштабов издержек для вовлеченных) подключились другие аналитики и политики «крупного калибра».

20 октября председатель сенатского комитета по делам вооруженных сил демократ Карл Левин и конгрессмен-республиканец Джеймс Инхоф в статье в Washington Post призвали президента и правительство США немедленно вооружать Украину современным «оборонительным оружием». Хотя чем такое оружие отличается от наступательного — не разъяснили.

Зато Левин и Инхов разъяснили, почему «настало время вооружать Украину»: якобы, Россия стала военной угрозой для Европы и мира. И США и их союзники должны ответить, потому что «поддерживая стремление Украины к миру, свободе, территориальной целостности и демократии, мы поддерживаем ценности, которые дороги Америке».

21 октября Збигнев Бжезинский дал большое интервью украинскому телеканалу «Интер». Сначала он подчеркнул безальтернативность украинского «пути в Европу» и описал благостные перспективы, которые ждут страну в конце этого пути:

«...В этот критический момент Украина должна доказать, что решила стать частью европейского мира». Если она добьется успеха, она станет процветающей державой, а Россия либо также «станет частью Европы», либо будет «разоренным сателлитом Китая».

Но затем Бжезинский предупредил, что Украина если всё это и получит, то не скоро, дорогой ценой и за свой счет: «Вы должны смириться с тем, что в последующие десять лет будете жертвовать многим, чтобы стать частью Европы. ...Не ожидайте, что Запад будет бороться за вас... У вас должно быть желание сделать всё необходимое, чтобы защитить свою свободу... И тогда, так или иначе, Запад поддержит вас, и ситуация начнет улучшаться».

23 октября Джордж Сорос опубликовал в The New York Review of Books и одновременно в парижской Le Monde большую статью, где потребовал от Европы — опять-таки за ее, Европы, счет, — максимально глубокого, «военного» вовлечения в кризис на Украине. Сорос написал:

«Сегодня Россия бросает вызов самому существованию Европы — при том, что европейцы и их лидеры полностью не осознают этот факт... Защита независимости Украины <...> кажется мне приоритетной задачей... Триумф России значительно укрепил бы ее влияние в ЕС и стал бы бесспорной угрозой для прибалтийских республик... В таком случае вместо поддержки Украины НАТО пришлось бы думать уже о защите собственной территории... о прямом военном столкновении с Россией.

...членам ЕС давно пора проснуться и начать вести себя как государствам, которые (хоть и не напрямую) находятся в состоянии войны. Для них будет гораздо лучше сейчас оказать помощь Украине, а не защищать себя потом прямым участием в боях... Все доступные ресурсы необходимо направить на войну, пусть даже для этого придется увеличить бюджетные дефициты.__

__...МВФ нужно будет немедленно предоставить Украине как минимум 20 миллиардов долларов и пообещать при необходимости дополнительную помощь... партнеры Украины могут предоставить дополнительное финансирование на условиях реализации предложенной МВФ программы, взяв риски на себя...»__

24 октября первый заместитель помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии Пол Джонс заявил в интервью японской газете «Никкэй», что «США намерены оказывать воздействие на страны Азии, чтобы побудить их присоединиться к мерам экономического давления на Россию в связи с событиями вокруг Украины».

Я привожу здесь лишь малую толику статусных публикаций, требующих от различных союзников США участвовать в реализации объявленных Америкой «справедливых и благородных целей». А именно — «наказывать Россию», «восстанавливать международную законность», «спасать европейскую безопасность», «воевать с глобальным терроризмом» и т. д.

И нельзя не отметить, что союзники вовлекаются в реализацию этих «справедливых и благородных целей» — несмотря на экономические, политические, социальные издержки для себя. И платят за вовлечение фактической «отменой» собственных целей и интересов.

Нельзя не признать, что два основных сегодняшних «объекта» для вовлечения союзников, которые сконструировали США, были выбраны стратегически вполне продуманно и эффективно.

На европейском направлении таким «объектом вовлечения» стала Украина, предельно радикализованная проведенным при помощи США нацистским госпереворотом.

На ближневосточном направлении такой «объект вовлечения» — сформированный, обученный и вооруженный при активнейшем участии США и их союзников халифатистский интернационал «Исламского государства».

Нельзя не признать, что запланированное США «вовлечение» состоялось и нарастает. И уже привело к очень существенному ослаблению, то есть подавлению, всех «вовлеченных».

Европа в 2014 году оказалась — на фоне продолжающегося глобального экономического кризиса — вовлечена в другие кризисы, что называется, «по уши». И непосредственно, и косвенно. И на Ближнем Востоке, где участвует в войне против ИГ и несет соответствующие издержки. И на Украине, где и глубина вовлечения, и издержки (политические, экономические, социальные) еще выше и постоянно растут.

Европа всё яснее понимает, куда и зачем ее вовлекли США. И — осторожно — упирается по части дальнейшего «вовлечения».

Многие европейские союзники США буквально панически реагируют на перспективу перерастания нынешних бомбардировок баз ИГ в наземную операцию в Ираке и Сирии. Но в США всё громче звучат голоса тех политиков, которые утверждают, что без наземной операции коалиции основных стран-членов НАТО (то есть европейцев) проблему новоявленного террористического «халифата» не разрешить.

Европа всё более явно пытается «гасить» украинский кризис. В том числе, стараясь обеспечить устойчивое перемирие в «зоне АТО». А также стараясь разрулить газовый конфликт, уговаривая Киев заплатить долги «Газпрому» и даже выражая готовность «скинуться» на 1–2 млрд долларов, чтобы гарантировать для себя зимний газовый транзит из России.

А США, напротив, обостряют и конфликт в Донбассе, и газовый конфликт. Благословляя Киев на продолжение войны и «советуя» упираться как можно жестче по газу: пусть Европа или платит за всё, или мерзнет зимой. А о том, чтобы внушить гражданам западных стран, да и всего мира, что именно Россия несет ответственность и за жертвы войны, и за замерзающих людей на Украине и в Европе, — позаботятся подконтрольные США глобальные СМИ.

Европа не желает ввязываться в гонку вооружений «обновленного НАТО», понимая, что и без этих военных расходов экономики стран ЕС вновь срываются в «рецессионный штопор». И что вооружаться придется в основном продукцией американского, а не европейского ВПК, — то есть платить за эту гонку американским корпорациям. А США настаивают: расходуйте, как договорились в НАТО, минимум 2 % ВВП на «оборонку». И, кстати, Украине оружия и военного снаряжения подбросьте: ведь уже вовлеклись и не выскочите...

А еще США объясняют Европе, что наказать и «пригнуть» Россию (то есть «спасти демократию и общие ценности соблюдения международных принципов ООН») путем санкций против России и поддержки Украины — это в первую очередь задача Европы, а не Америки. Ведь именно Европа заключала с Украиной Соглашение об ассоциации и брала на себя политические и экономические обязательства и риски. А значит, должна платить и будет платить. И своим экономикам за санкции, и Украине.

Ближний Восток и Африка — также вовлечены.

«Арабская весна» перетекла сначала в войну против Ливии, затем в войну против Сирии, а ныне в войну за/против нового халифата. Причем «как бы нерешительность» Обамы в части поддержки коллективной наземной масштабной операции против ИГ вполне можно трактовать как готовность позволить халифату в конечном итоге воцариться в Багдаде. А далее начать полномасштабную экспансию по всем уже публично названным «халифом» направлениям.

То есть, и на север в Турцию и Закавказье, и на северо-восток в Среднюю Азию и прикаспийско-волжскую Россию, и на восток — через Иран и Пакистан на Индию и Китай, и на юг в Аравию, и на юго-запад в Магриб, и на запад на Балканы и вплоть до Испании. Как мы видим, речь идет о том, чтобы со всех возможных сторон поджечь Евразию и заодно Африку.

А в Африке языки военно-террористического пламени от «ливийского пожара» уже подожгли, как мы и предсказывали в книге «Политическое цунами», чуть не треть континента. Кроме того, эпидемия лихорадки Эбола дала США основательные поводы — разумеется, ради борьбы с этой страшной напастью — резко усиливать свое (конечно же, «медицинско-противоэпидемическое») военное присутствие в Центральной и Западной Африке.

Африканское военное командование США («Африком») уже направило сюда дополнительные контингенты в 5000 солдат, не считая официального персонала разведки и множества других «специалистов в штатском». И этот контингент и персонал уже создают в ключевых странах региона нужные США военно-политические «плацдармы». Прежде всего, для противодействия китайской экономической экспансии, которая в последние годы стала в Африке уж слишком быстрой и многосторонней.

Россия вовлечена глубже всех в мире.

Россия вовлечена в крайне издержечную «санкционную войну» с США и их союзниками по финансовым, торговым, технологическим и другим направлениям.

Россия вовлечена в необходимость форсированно (то есть с избыточными затратами) решать сложные системные задачи преодоления последствий санкций. В том числе задачи многопланового (финансового, товарного, технологического и т. д.) импортозамещения.

Россия вовлечена в политические, военные и экономические издержки государственной реорганизации и модернизации Крыма, а далее, возможно, и Донбасса. Причем издержки эти очень масштабные. В частности, очевидно, что хозяйственное восстановление и полноценная экономическая интеграция Крыма, инфраструктурно замкнутого на Украину и коммуникативно отгороженного от остальной России по суше, займет немало времени и потребует очень больших ресурсов.

Россия, наконец, вовлечена в резко обострившийся внутренний элитный раздрай. Налицо множественные и нарастающие конфликты между той частью нашей элиты, которая решилась выстаивать в предстоящей новой «холодной войне», — и другой частью элиты, которая хочет избежать этой войны ценой любых уступок американцам и их союзникам.

Начнем с американских «приобретений на европейском направлении».

Прежде всего, в большой мере реализована давняя мечта Збигнева Бжезинского о полном отрыве Украины от России — как гарантии от того, что Россия вновь сумеет собрать вокруг себя мощную «империю».

Действительно, многовековые исторические, человеческие, политические, экономические, культурные и т. д. связи между нашими странами и народами уже травмированы очень глубоко. И, значит, надолго. Причем перспективы их полноценного восстановления сегодня представляются очень и очень проблемными.

Кроме того, Украина стремительно теряет даже ту роль «связующего моста» между Россией и Европой (как зона устойчивого и надежного товарного экспортно-импортного транзита, член общих товарных, технологических, сырьевых цепочек, терминал стратегического диалога, зона совместных интересов), которую республика выполняла, лучше или хуже, все постсоветские годы.

Это уже создает множество проблем и для Европы, и для России. Причем наиболее обсуждаемая сейчас проблема «газового транзита» — не единственная и, возможно, далеко не главная.

Дело в том, что украинский кризис уже сделал Европу «сомнительно союзоспособной» с Россией и политически, и экономически. И тем самым, конечно же, существенно ослабил и Европу, и Россию.

Здесь стоит напомнить, что и элиты «Старой Европы» (прежде всего Германии, Франции, Италии, Австрии), и элиты СССР-России уже более 50 лет вели диалог на тему глубокой экономической, политической, технологической, социокультурной интеграции. Начиналось это еще при президенте Франции Шарле де Голле, который в 1959 г. (!) выдвинул лозунг «Европа от Атлантики до Урала».

Ряд осведомленных политиков утверждает (и мы уже это обсуждали ранее в нашей газете), что именно ради реализации проекта такой интеграции достаточно широкие российские элитные группы активно участвовали в «перестройке» и последующем развале СССР.

Фактически под знаменем такой интеграции с Европой вела внешнюю политику администрация президента РФ Б. Ельцина.

Президент РФ В. Путин 15 сентября 2001 г., через несколько дней после терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне, выступил в германском бундестаге с большой речью. В ней В. Путин заявил, что у России сложились союзнические отношения с США (действительно, ведь именно Путин первым из мировых лидеров выразил соболезнования американскому народу и предложил российскую помощь) и что Россия подтверждает свой однозначный «европейский выбор».

Однако затем последовал ряд резко недружественных акций НАТО, инициированных США (расширение альянса на Восток к границам России, выход США из Договора по противоракетной обороне и начало программы размещения объектов стратегической ПРО в Европе и др.).

В ответ В. Путин в 2007 г. произнес в Мюнхене резкую обвинительную речь в адрес США, а также европейских политиков, фактически «торпедирующих» российский европейский выбор. После чего диалог о «всеобъемлющей интеграции» Европы и России практически прекратился.

Однако экономическую интеграцию обсуждать продолжили, и достаточно активно. И в 2010 г. В. Путин публично вернулся к идее российско-европейского сближения, заявив в интервью немецкой газете «Зюддойче Цайтунг» тезис о необходимости и возможности создания «гармоничного сообщества экономик от Лиссабона до Владивостока».

В 2013 г. В. Путин неоднократно высказывал этот свой тезис в связи с обсуждением перспектив и последствий вхождения Украины в Ассоциацию с Евросоюзом — или в Таможенный союз с Россией и другими странами СНГ.

17 апреля 2014 г. В. Путин подтвердил этот свой тезис в выступлении во время «прямой линии» с народом России. Причем подчеркнул, что это вполне возможно реализовать в формате Зоны свободной торговли между Евросоюзом и созданным на постсоветском пространстве Евразийским Союзом. Этот же тезис В. Путин повторил в своем выступлении в Сочи на «Валдайском форуме» 24 октября.

Однако нынешнее вовлечение Европы в американскую политику санкций и многоаспектного «наказания России» фактически блокирует в обозримой перспективе какое-либо значимое экономическое сближение ЕС с Россией. Это, с одной стороны, дополнительно к санкциям экономически ослабляет и Европу, и Россию. Это, с другой стороны, исключает создание такой Зоны свободной торговли, которая могла бы привести к возникновению в Евразии реального глобального соперника американской экономической гегемонии. И это делает Европу более глубоко экономически зависимой от США.

Кроме того, Европа существенно ослаблена не только вовлеченностью в санкции, но и гораздо более глубокой, долговременной и неотменяемой вовлеченностью в мучительное развязывание конфликтного «украинского узла», который так ловко завязали (и способны далее затягивать) американцы.

Но есть у США на «европейском направлении» и еще два крупных приобретения.

Первое — это нарастающий раскол в ЕС по вопросам оценки событий на Украине и результативности санкционной войны. Этот раскол происходит прежде всего на уровне европейских элит. То есть, не может не сказываться на отношениях между европейскими странами и на возможностях принятия согласованных решений. И, значит, дополнительно ослабляет Евросоюз.

Второе — это фактическая «реанимация» НАТО.

НАТО, как один из важнейших инструментов американской глобальной политики, в последние десятилетия фактически медленно «подгнивал». В нем всё громче звучали голоса, утверждающие, что в нынешнем мире у столь мощного военного блока попросту нет осмысленных целей, и призывающие распустить альянс «за ненадобностью».

Теперь же, на фоне развязанной США в глобальных СМИ истерии по поводу возрождения «имперских российских амбиций», Америка начинает реструктурировать альянс и в направлении повышения его реальной военной мощи, и в направлении постановки перед ним новых стратегических целей, выработанных Вашингтоном.

В результате НАТО должен стать еще одним, причем очень важным, инструментом «вовлечения союзников» (ведь в статье 5 Устава альянса — «обязаловка» совместной защиты интересов!). И заодно инструментом ослабления союзников политическими рисками и военными расходами — пусть «отстегивают» из кризисных экономик миллиарды на перевооружение и «вовлеченность».

О том, какие плоды приносит США реализация концепта «подавления через вовлечение» на других направлениях, а также о российском контексте описанных выше процессов, мы поговорим в следующей статье.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER