Статья
/ Юрий Бялый
В США — при всех межпартийных противоречиях — есть стратегический элитный консенсус по вопросу о том, что никто в мире не должен усомниться в абсолютности американской гегемонии

Обновленный концепт американского доминирования: подавление через вовлечение. Часть V. Окончание

Чем еще «удивила» американские спецслужбы русская «электронная разведка»?

В конце октября в США возник новый — негромкий, но очень встревоживший американскую элиту — «шпионский скандал».

28 октября 2014 г. корпорация FireEye, которая по контрактам с разведывательным сообществом США много лет занимается исследованиями кибератак и разработкой средств защиты от них, обнародовала свой очередной доклад. Доклад «APT28: окно в российский кибершпионаж?» утверждает, что одной из главных угроз для кибербезопасности США является группа хакеров, начавшая работу еще в 2007 г. Эту группу FireEye называет «Advanced Persistent Threat 28» («Развивающаяся постоянная угроза — 28») и считает особо опасной, поскольку она занимается в основном хищением важнейшей секретной информации геополитического и военно-стратегического характера.

Доклад FireEye сообщает, что APT28 состоит из высококлассных специалистов и постоянно совершенствует программное обеспечение своих хакерских операций, в том числе в закрытых и зашифрованных компьютерных сетях. Это программное обеспечение FireEye называет «сложным кибероружием, способным избегать обнаружения и попадать на компьютеры, отключенные от интернета».

FireEye утверждает, что группа APT28, скорее всего, является российской, поскольку команды в ее хакерских программах часто сформулированы на русском языке. Кроме того, FireEye подчеркивает, что «активность российских спецслужб в киберпространстве значительно возросла после того, как бывший сотрудник ЦРУ Эдвард Сноуден получил в России политическое убежище».

Также 28 октября, в день выхода доклада FireEye, представитель администрации президента США Джош Эрнест сообщил о проникновении неизвестных хакеров в защищенную президентскую сеть: «Мы выявили подозрительную активность в компьютерной сети Белого дома. Сейчас идет работа по ее оценке и снижению степени риска... США делают всё возможное для того, чтобы узнать, откуда исходила данная активность».

Через два дня The New York Times написала, что расследованием проникновения в сеть Белого дома занимаются специалисты Киберкомандования США и что главная их версия — российский кибершпионаж. Однако газета подчеркивает, что хакеры «хорошо замели следы, и официальные лица пока... не могут ничего сказать с определенностью».

Но проблемы у США возникают не только в закрытой сфере «войны в киберпространстве».

Как мы уже обсуждали в предыдущих частях статьи, многолетние усилия США, направленные на установление контроля над мировым медиапространством, дали очень весомые результаты. А именно — практически глобальные возможности того, что почти век назад Уолтер Липпманн назвал «фабрикацией общественного согласия». Согласия с позицией и оценками американской элиты по основным жизненно важным вопросам мировой «повестки дня».

Однако на исходе прошлого десятилетия опять-таки именно Россия начала ставить под сомнение тотальность этого американского инструмента «подавления через вовлечение».

В июне 2005 г. Россия объявила, что намерена запустить международный телеканал Russia Today («Россия сегодня»), который будет «отражать российскую позицию по главным вопросам международной политики и информировать международную аудиторию о событиях и явлениях российской жизни». Главный редактор нового телеканала Маргарита Симоньян тогда заявила: «Зарубежные СМИ не всегда адекватно отражают происходящие в России события. А это будет взгляд на мир из России. Мы не хотим менять профессиональный формат, отлаженный такими телеканалами, как BBC, CNN, Euronews. Мы хотим отразить мнение России о мире, и чтобы сама Россия была лучше видна».

10 декабря 2005 г. канал Russia Today (RT) открыл вещание. И начал быстро расширять его и по географии аудитории, и по объему, и по тематике. В начале 2010 г. заработали офис и студия RT в Нью-Йорке. В марте–июле 2012 г. на RT выходили передачи основателя WikiLeaks Джулиана Ассанжа The World Tomorrow («Мир завтра»). В 2013 г. RT стал первым в мире новостным телеканалом, который получил на YouTube более 1 млрд просмотров.

Сейчас передачи RT постоянно доступны 700 миллионам зрителей по всему миру. Это три круглосуточных информационных телеканала, вещающие более чем в 100 странах на английском, арабском и испанском языках, телеканал RT America, выходящий в эфир из Вашингтона, документальный канал RTД, а также видеоагентство RUPTLY, предлагающее собственные эксклюзивные материалы телеканалам всего мира.

10 октября 2014 г. президент Аргентины Кристина Киршнер и президент РФ В. Путин запустили вещание RT на испанском языке в государственной телесети Аргентины.

Уже во время войны в Закавказье в 2008 г. проамериканское глобальное медиасообщество обнаружило, что RT оказывает значимое влияние на мировое общественное мнение и заметно препятствует его тотальной «фабрикации» в нужном США ключе.

Еще более заметным это «разрушающее» влияние RT на американскую «фабрикацию согласия» стало в 2013 г., на фоне организованной США «коалиционной войны» против Сирии. Именно тогда широкий круг западных политиков, бизнесменов, экспертов и обывателей впервые (причем ссылаясь на аргументы России, которые настойчиво озвучивал канал RT) подал достаточно громкий голос против этой войны. И именно тогда американцы присвоили этому кругу протестующих против политики США ехидный ярлык «Понимающие Россию и Путина».

После прошлогодних разоблачений Сноудена глобальный авторитет проамериканских СМИ естественным образом снизился, а к мнению России на Западе (и не только на Западе) стали прислушиваться еще больше. И даже беспрецедентная военно-пропагандистская кампания проамериканских СМИ, развязанная в ходе украинской оранжевой революции, не смогла полностью заглушить в мире ни информацию RT, ни голоса растущего сообщества «понимающих Путина». Причем по мере того, как к этому сообществу присоединяется всё больше не просто влиятельных, но политически и морально авторитетных лиц, попытки ниспровергателей объяснить их пророссийскую позицию тем, что их якобы подкупили русские, оказываются всё менее убедительны.

То, что американцы и их союзники впервые встретились в своей тотальной информационной войне с реальным и серьезным сопротивлением, показывают их неадекватные — нередко буквально истеричные — реакции.

18 марта 2014 г. Google заблокировал аккаунт RT в YouTube якобы «за многочисленные и серьезные нарушения правил (обман, распространение спама, недопустимое содержание в видео)». Однако вскоре аккаунт был восстановлен, а Google объявил, что это была техническая ошибка.

29 августа 2014 г. в центре Лондона неизвестный жестоко избил на улице телеведущего RT, писателя и члена британского парламента Джорджа Гэлловэя. А в начале октября 2014 г. в том же Лондоне была (на основании обвинения в «политическом характере») запрещена уличная реклама RT.

Летом–осенью 2014 г. в статусных американских СМИ развернулись экспертные дискуссии по глобальной политике, центром которых фактически был вопрос о «понимающих Путина». Отметим, что в эти дискуссии включились крупнейшие западные эксперты и аналитики — от Збигнева Бжезинского до Генри Киссинджера, от бывшего австралийского премьера Малколма Фрейзера до бывшего посла США в Москве Майкла Макфолла.

Яркий пример — полемика между «понимающим Путина» профессором Чикагского университета Джоном Миршаймером и его оппонентами: бывшим помощником Б. Обамы по национальной безопасности, а затем послом США в Москве Майклом Макфолом и бывшим послом США по особым поручениям в администрации Б. Клинтона Стивеном Сестановичем. В этой полемике, часть которой опубликована в октябрьском номере главного американского журнала по глобальной политике Foreign Affairs, Миршаймер подробно доказывает, что в кризисе на Украине виновата экспансионистская постсоветская политика Запада и, прежде всего, настойчивое продвижение НАТО на Восток. Макфол и Сестанович отвечают, что причина кризиса — «в империалистической политике России при Путине», и что если бы НАТО не продвигалось на Восток, то «было бы еще хуже».

Сам факт такой полемики в Foreign Affairs показывает, что в США влияние России на расширение круга «понимающих Путина» воспринимают с большой тревогой. Однако упомянутая полемика — один из немногих примеров хоть как-то аргументированного диалога. В других западных изданиях и в большинстве телепрограмм при оценках российской политики и лично В. Путина уже давно в выражениях, что называется, не стесняются. А заодно не стесняются в оценках информационной политики Russia Today.

В этом смысле показательно обсуждение ситуации в международной информационной среде, которое прошло 17 октября 2014 г. в Вашингтоне, в Институте Кэннана, при участии чиновников Госдепа США и американских экспертов. «Голос Америки» привел некоторые выступления на этом форуме. Президент Freedom House Дэвид Крамер: «Пропаганда, которая исходит из Кремля и от контролируемых Кремлем новостных организаций, вызывает крайнюю обеспокоенность. Они не просто искажают информацию, они пытаются создать свою собственную реальность. Они неверно всё интерпретируют... и представляют ситуацию такой, какой она на самом деле не является. Яркий пример тому — Украина... Вся их деятельность построена на лжи и имеет очень антизападный и антиамериканский тон... что, на мой взгляд, очень опасно». Замкоординатора Бюро международных информационных программ Госдепа США Таниа Чомяк-Салви: «Мы в особенности обеспокоены... попытками руководства России ограничивать фундаментальные свободы не только для граждан России, но и для граждан соседних стран, которые получают информацию из российских СМИ... В то время как мы отвлеклись на другие глобальные вызовы... президент Путин построил огромную машину дезинформации, которая имеет глобальный охват. Мы шокированы ее наглостью и тем, какое влияние она оказывает...».

Отметим, что эти обвинения выдвигаются не только против Russia Today. Так, в США уже не раз звучали призывы блокировать «русские» интернет-ресурсы, которые «ведут всё более широкую и настойчивую кремлевскую пропаганду».

Кроме того, особое внимание проводники американской медиаполитики уделяют так называемым «новостным агрегаторам» (тематическим медиаресурсам) специализирующимся по России. Например, британский аналитик Бен Джуда (давний ненавистник России и Путина, ранее работавший в России) в начале октября 2014 г. начал атаку на старейший и очень популярный среди американских и европейских экспертов американский агрегатор новостей из России Johnson’s Russia List (JRL), обвинив его редакцию в «прокремлевских симпатиях». Бен Джуда пишет, что «с развитием украинских событий... я перестал читать JRL, потому что каждый день получал подборку из 20 лучших материалов российской пропаганды, разбавленных заметками Reuters».

Не меньшую истерику на Западе, а также в среде отечественной «либеральной общественности» вызвало обсуждение в России поправок в законодательство, ограничивающих участие иностранных компаний и граждан в уставном капитале российских СМИ. Однако, несмотря на вал обвинений России в «ограничении свободы слова» и «затыкании ртов несогласным», 15 октября президент В. Путин подписал принятый Госдумой и Советом Федерации закон, который с 2016 г. ограничивает долю иностранного капитала в российских средствах массовой информации 20 %.

Подчеркнем, что такие ограничения — общепринятая мировая практика. Во Франции и Японии допустимая доля иностранцев в капитале СМИ — 20 %, в Австралии — 30 %, в Канаде — 46 %, в Великобритании иностранцы не могут владеть в СМИ долей, превышающей долю национального совладельца. В США допустимая доля иностранцев в капитале теле- и радиостанций — не более 25 %.

10 ноября 2014 г. гендиректор Международного информагентства (МИА) «Россия сегодня» Дмитрий Киселев объявил о «полноразмерном» запуске мультимедийного проекта Sputnik, ориентированного на зарубежную аудиторию. Sputnik уже выпускает информационные ленты на английском, испанском и арабском языках, с декабря запустит вещание на китайском языке. Sputnik формируется в виде 30 «мультимедийных хабов», каждый из которых включает новостное агентство, радиостанцию, редакцию сайтов и пресс-центр. Общий объем радиовещания проекта в 130 городах 34 стран мира, по утверждению Д. Киселева, составит 800 часов в сутки.

На следующий день, 11 ноября 2014 г., последовал неявный «ответ» из Лондона. Британский медиарегулятор Ofcom вынес телеканалу Russia Today очередное предупреждение за «необъективное освещение событий на Украине» и пригрозил отзывом лицензии и закрытием вещания.

А 13 ноября The Washington Post откликнулась редакционной статьей «Господин Путин усиливает свою антизападную пропаганду». Статья сообщает, что «в последние месяцы <...> российские власти усилили контроль над целым рядом каналов выражения мнений и новостными изданиями. Интернет-серверы, обеспечивающие российский трафик, включая те, что используются компанией Google, теперь должны быть переведены на территорию России. <...> Тысячи пропагандистов, оплачиваемых Путиным, собираются развернуть свою работу в 25 крупнейших городах по всему миру для противодействия тому, что Кремль считает проамериканским предвзятым подходом, господствующим в западных средствах массовой информации. <...> Этот проект «Спутник», включающий в себя веб-сайты и радиопередачи на 30 языках, будет управляться Дмитрием Киселевым, ярым националистом и гомофобом... Всё более посягающие на права людей кремлевские законы, которые также запрещают иностранцам приобретать более 20 % акций российских медийных компаний, уже оказывают ожидаемый сковывающий эффект. На этой неделе телеканал CNN приостановил свое вещание в России (хотя его новое представительство продолжает работать)».

Россия — по крайней мере, в США считают именно так — при посредстве Ассанжа и особенно Сноудена вскрыла важнейший англосаксонский (конечно, в основном американский) инструмент «подавления через вовлечение» — тотальную систему электронного шпионажа и за противниками, и за союзниками.

Факт этого американского кибершпионажа не только глубоко оскорбил элиты союзников и поставил под вопрос дальнейшее вовлечение этих элит в обслуживание американских интересов. Этот факт еще и привел к масштабным конкретным действиям, обесценивающим указанный американский «кибершантажный» инструментарий.

Китай, Бразилия, Саудовская Аравия и ряд других стран уже прокладывают по суше и через моря-океаны собственные «не зависимые» от США оптоволоконные кабели связи и создают собственные серверные системы, «не зависимые» от американских и дружественных США интернет-хабов. Заодно во всем мире происходит достаточно массовый отказ от услуг контролируемых американскими корпорациями почтовых сервисов (включая распространенный Microsoft Outlook), социальных сетей и хостингов (Facebook, YouTube, Skype и др.) с параллельным созданием собственных независимых сервисов и центров хранения и обработки данных. Резко затормозилось использование контролируемых США сервисов «облачных» технологий хранения данных.

Россия — как, опять-таки, убеждены в США — предъявила собственные возможности успешного кибершпионажа, сопоставимые (пусть не по масштабам, но по интеллектуально-техническим возможностям) с американскими. И, значит, дополнительно обесценила соответствующий американский киберинструментарий.

Россия — и это очевидно по всё более паническим реакциям в США и Великобритании — сумела существенно подорвать всевластие англосаксонской информационно-пропагандистской машины в глобальных СМИ и интернете. И даже создала расширяющееся (причем, что особенно важно, расширяющееся в интеллектуальных кругах, наиболее существенно влияющих на оценки ситуации широкими массами) международное сообщество признающих истинность и справедливость российских оценок мировых событий («понимающих Россию и Путина»).

Тем самым Россия поставила под вопрос второй ключевой американский инструмент «подавления через вовлечение»: способность США обеспечивать глобальную «фабрикацию согласия масс» с объявляемыми американцами мировой повесткой дня и оценками мировых событий и процессов.

Россия — и своими методами киберразведки, и своими медийными ресурсами, и своей международной политикой — серьезно ослабила настойчиво выстраиваемое США единство позиций и действий американских союзников.

Россия (прежде всего разоблачениями Сноудена, но и не только ими) в очень существенной мере подорвала стратегический проект утверждения американского глобального экономического доминирования — создание контролируемых США зон свободной торговли в виде Трансатлантического (TTIP) и Транстихоокеанского (TPP) партнерств.

В связи с TTIP и ТРР стоит отметить несколько слабо отраженных в СМИ, но весьма показательных недавних событий.

В августе 2014 г. представители Еврокомиссии признали, что переговоры по TTIP «идут сложно и далеки от завершения».

12 сентября еврокомиссар по вопросам расширения ЕС и политике соседства Штефан Фюле заявил, что «настало время для... начала переговорного процесса о свободной торговле между Евросоюзом и Евразийским союзом...». То есть Фюле (правда, незадолго до окончания своего мандата) фактически обозначил возможность «разворота» Европы к стратегическому экономическому союзу с Россией, якобы «похороненной» нынешним украинским кризисом.

10 ноября — в день начала саммита Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) в Пекине — будущие члены ТРР (куда, напомню, не предполагается включать КНР и Россию), приватно собранные Б. Обамой в посольстве США, вновь не смогли достичь компромисса по соглашению о ТРР.

11 ноября депутаты Европарламента отклонили предложенный Еврокомиссией законопроект, по которому страны-члены Евросоюза лишались права запрещать выращивание генномодифицированных культур на своей территории. Но распространение генномодифицированных продуктов (основные патенты на них принадлежат крупнейшим американским корпорациям Monsanto и др.) — это один из важнейших пунктов американских проектов TTIP и ТРР.

Также 11 ноября участники АТЭС приняли предложенную Председателем КНР Си Цзиньпинем стратегическую альтернативу ТРР — «дорожную карту» создания единой (то есть включающей 21 страну региона, в том числе Китай и Россию) Азиатско-Тихоокеанской зоны свободной торговли (АТЗСТ).

15 ноября, в первый день саммита лидеров двадцатки ведущих экономик мира (G20) в австралийском Брисбене, его участники единодушно — и весьма жестко — призвали США срочно ратифицировать реформу МВФ, расширяющую участие развивающихся стран в принятии решений Фонда.

В этот же день в Брисбене прошло совещание лидеров стран БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР), на котором были назначены руководящий состав и временный Совет директоров Нового банка развития (НБР) БРИКС, учрежденного на саммите БРИКС в бразильской Форталезе четыре месяца назад, в июле 2014 г.

НБР, который должен заработать уже в 2015 г., будет располагать капиталом в 100 млрд долларов, при нем будет сформирован пул условных валютных резервов — также объемом 100 млрд долларов. Это обеспечит возможности поддержки экономик стран — членов БРИКС в условиях кризисов, а также расширение торговли между ними в национальных валютах, а не в долларах. И некоторые аналитики уже назвали НБР (к участию в котором БРИКС приглашает и других желающих) «альтернативным МВФ».

Упомяну еще несколько событий последних дней, непосредственно относящихся к нашей теме.

13 ноября, сразу по окончании саммита АТЭС, газета The New York Times сообщила, что руководство Китая, в том числе Председатель Си Цзиньпин, активно поддерживает «антиамериканский» пафос китайских блогеров. В США тут же заговорили о том, что объединение пропагандистских ресурсов Китая и России может опаснейшим образом влиять на мировое общественное мнение. А также о том, что не менее опасным для США может стать объединение российского и китайского потенциалов кибершпионажа.

19 ноября глава российского МИДа Сергей Лавров на «правительственном часе» в Госдуме заявил, что Россия приостановила выполнение Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), поскольку НАТО так и не ратифицировало договор и он «мертв».

20 ноября заместитель заведующего Отделом международных связей ЦК КПК Чжоу Ли (впервые!) недвусмысленно поддержал политику России на Украине, а также заявил, что «российско-китайские отношения являются более важными, чем отношения стратегического партнерства, установленные между КНР и другими странами... сейчас эти отношения являются наилучшими за всю историю».

Также 20 ноября глава Агентства национальной безопасности США адмирал Майкл Роджерс заявил комиссии Конгресса, что «вредоносное программное обеспечение из КНР и других стран повсеместно присутствует в американских компьютерных сетях, обеспечивающих жизнедеятельность граждан» и что Китай и «еще одна-две страны» могут в любой момент отключить систему электроснабжения и другие коммунальные системы США.

А 21 ноября британская The Financial Times сообщила, что НАТО только что завершило крупнейшие компьютерные военные учения с использованием симуляций хакерских атак на военные, административные и промышленные сети стран блока.

Это значит, что Россия — в последнее время при поддержке Китая и растущих в мире рядов «понимающих Путина» — очень существенно торпедировала главные на сегодняшний день ресурсы американского глобального доминирования методами «мягкой силы», включая концепт «подавления через вовлечение». И потому именно Россию США будут стремиться подавить в первую очередь и всеми средствами.

В российских СМИ в связи с победой республиканских конкурентов Обамы на промежуточных выборах в Конгресс появились предположения о том, что республиканцы будут ставить палки в колеса политики Обамы и в том числе помогут ему «проиграть» ситуацию на Украине. А еще нередко говорится, что поскольку Россию достаточно активно поддерживает Китай, то ничего, с кризисом справимся.

Думается, что такие оценки глубоко ошибочны.

Для Америки «на кону» не президентское кресло в США (проблема тактическая). В США — при всех межпартийных противоречиях — есть стратегический элитный консенсус по вопросу о том, что никто в мире не должен усомниться в абсолютности американской гегемонии. Да и Китай в отношении США по-прежнему ведет себя достаточно осторожно. Представляется, что ставка на его безусловное союзничество с Россией была бы опрометчива. В нашей совместной истории бывало всякое...

Это означает, что США будут именно против России делать всё возможное и невозможное для подтверждения своего статуса «хозяина глобальной повестки дня». И раз с «мягкой силой» у них не получается, нам, скорее всего, будут навязывать многофакторную системную войну.

Потому нам следует ожидать и решений о вооружении Киева, и военных провокаций в Донбассе и на российских границах, и новой волны внутрироссийского терроризма, и масштабных улично-майданных акций либеральной и нацистской пятой колонны, и новых экономических санкций, и мощного внутреннего элитного саботажа «вовлеченных», и многого другого.

Сегодня Россия ко всему этому катастрофически не готова.

Значит, надо срочно готовиться.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER