Операция «Гладио»

Эксперты настаивают, что организационные формы сети «Гладио» сохранились до наших дней и использованы при создании ИГ*

Операция «Гладио»

Машина с убитым Альдо Моро на улице Каэтани
Машина с убитым Альдо Моро на улице Каэтани
Феличе Кассон
Феличе Кассон
Джулио Андреотти
Джулио Андреотти
Альдо Моро
Альдо Моро
Обнаружение  машины с трупом Альдо Моро на улице Каэтани
Обнаружение машины с трупом Альдо Моро на улице Каэтани
Сибел Эдмондс
Сибел Эдмондс
Встреча Рональда рейгана с афганскими моджахедами
Встреча Рональда рейгана с афганскими моджахедами
Джон Теффт
Джон Теффт
Обложка книги Гансера
Обложка книги Гансера
Обложка книги Гансера
Обложка книги Гансера

Введение

Оставаясь засекреченной в течение 40 лет, поддерживаемая НАТО «Гладио» — сеть подпольных вооруженных групп в странах Европы — существовала вне контроля национальных правительств. Эти подпольные группы, созданные с целью организации вооруженного сопротивления в случае советского вторжения, на деле осуществляли антикоммунистические акции, включая терроризм под ложным флагом, — то есть добивались того, что теракты приписывались структурам левой ориентации, которые в действительности их не совершали. Таким образом, сеть «Гладио» решала, по меньшей мере, две задачи. Во-первых, сеяла панику среди населения европейских стран с тем, чтобы население само попросило усилить фактор безопасности, пусть и в ущерб демократическим свободам (вспомним, что то же самое произошло в США после теракта 11 сентября 2001 года). Во-вторых, дискредитировала левую идею, чтобы не допустить ее распространения.

Впервые информация о «Гладио» появилась в Италии в 1990 году, после 40-летнего периода проведения ею тайных операций. Название «Гладио» (по-итальянски «Меч») изначально было дано подпольным вооруженным группировкам, созданным после Второй мировой войны в Италии, но затем стало использоваться по отношению ко всей международной сети в целом. Как выяснилось, эта сеть действовала по крайней мере в 14 европейских странах (не исключено, что по всей Европе) втайне от официальных правительств этих стран, находясь под контролем таких структур, как ЦРУ и МИ6.

Когда о существовании «Гладио» стало известно Европейскому Союзу, была принята резолюция, обязывающая государства провести расследования о деятельности сети. Но большинство национальных правительств предпочли отказаться от этого. В результате к 2014 году парламентские расследования были проведены только в Италии, Бельгии и Швейцарии. Поэтому многие вопросы относительно роли, которую играла и продолжает играть сеть «Гладио», сохраняются.

Как информация о «Гладио» выплыла наружу

Скандальные разоблачения по поводу деятельности сети «Гладио», осуществленные в Италии и других странах НАТО в 1990-е годы, были тщательно задокументированы швейцарским историком Даниэлем Гансером. Позже, в 2004 году, он обнародовал их в книге «Секретные армии НАТО». Представленные в книге Гансера факты, свидетельствующие о существовании секретных армий, осуществлявших антинародную деятельность — террор — и при этом финансируемых и управляемых НАТО и ее дочерними структурами, а также МИ6 и ЦРУ, были настолько шокирующими, что многие поначалу отказывались принять их за правду.

Но начнем по порядку.

Информация о существовании сети «Гладио» выплыла в результате деятельности молодого итальянского судьи Феличе Кассона. В 1984 году Кассон возобновил расследование громкого теракта — взрыва бомбы в автомобиле, произошедшего в итальянском городе Петеано в 1972 году. Вернуться к давно закрытому делу Кассона заставил целый ряд странностей и нестыковок, которые он обнаружил в ходе изучения этого дела. Напомним, что в 1972 году в теракте была обвинена прокоммунистическая леворадикальная группа «Красные бригады». За обвинением последовал арест большого числа, примерно двух сотен, итальянских коммунистов. Коммунисты оказались скомпрометированы. Длительное время граждане Италии пребывали в убеждении, что теракт был осуществлен левыми. Но в действительности, как доказал Кассон, это было делом рук ультраправой организации «Ордине Нуово» («Новый порядок»).

Кассону удалось установить, что отчет 1972 года, в котором утверждалось, что в Петеано было применено то же самое взрывчатое вещество, которое ранее использовали «Красные бригады», был поддельным («Красные бригады» прибегали к насилию; позже мы вернемся к этой теме, а сейчас упомянем только, что, по мнению ряда исследователей, в эту организацию были внедрены агенты, которые и толкали ее в определенную сторону с целью дискредитировать левую идею). Представивший отчет Марко Морин — специалист по взрывчатым веществам — являлся членом неофашистского «Нового порядка».

Кассон сумел доказать, что в Петеано было использовано взрывчатое вещество С4 — самая мощная в то время взрывчатка, которая могла быть поставлена только из арсеналов НАТО. В ходе собственного расследования Кассон столкнулся с утаенным ранее фактом (как считал Кассон, к утаиванию приложили руку итальянская военная разведка и тогдашнее правительство): оказалось, что в том же 1972 году неподалеку от Триеста был обнаружен тайник с оружием, боеприпасами и взрывчатым веществом С4, идентичным использованному в Петеано. Расследование Кассона позволило предположить, что это один из многочисленных схронов оружия подпольных групп, связанных с НАТО и фигурировавших в Италии под названием «Гладио».

Изучение случаев в Петеано и Триесте привело Кассона к заключению, что взрыв в Петеано был совершен вовсе не левой оппозицией, а ультраправой группировкой «Ордине Нуово», которая действовала в тесной связке с итальянской секретной военной структурой SID (Информационная служба Министерства обороны). Организаторы теракта преследовали цель возложить ответственность за него на «Красные бригады» — и добились этой цели. Кассон установил, что бомбу в Петеано заложил член «Нового порядка», ультраправый террорист Винченцо Винчигерра. После ареста Винчигерра признал предъявленные ему обвинения и дал показания, из которых следовало, что после совершения теракта он бежал за границу при помощи большой группы сочувствующих «Новому порядку». Как вспоминал Винчигерра, «идеологическую аргументацию совершенной атаки» (то есть оправдание теракта тем, что дискредитация левых поможет притормозить распространение коммунизма в Италии) приняли «карабинеры, министр внутренних дел, таможня и военные и гражданские разведслужбы».

Судья Кассон пришел к выводу, что взрыв в Петеано был продолжением целой серии взрывов, начатой еще в рождественские праздники 1969 года, самым масштабным из которых стал взрыв на Пьяцца Фонтана в Милане, в результате которого 16 человек погибли и 80 получили ранения. Кульминацией же стал мощный взрыв, произошедший 2 августа 1980 года на вокзале города Болонья, в результате которого 85 человек погибли и 200 были ранены. Это стало одним из крупнейших террористических актов современности на европейском континенте.

Во время судебного процесса Винченцо Винчигерра поведал, что, помимо дискредитации политических групп левой ориентации, существовала и другая, еще более темная цель террористических атак, а именно — посеять атмосферу страха среди рядовых граждан. Эта стратегия получила название «стратегия напряженности».

Какую цель преследовали авторы данной стратегии? Вот что Винчигерра заявил по этому поводу на суде: «Ты должен был атаковать гражданских лиц, женщин, детей, невинных людей, неизвестных людей, весьма далеких от любых политических игр. Причина была весьма простой. Предполагалось, что всё это вынудит народ, население Италии обратиться к государственным органам с просьбой об обеспечении большей безопасности».

В документальном фильме Би-Би-Си «Гладио» Винчигерра охарактеризовал цель как «дестабилизацию во имя стабилизации»: «Создать в стране напряженность с целью усиления консервативных, реакционных общественных и политических тенденций».

В 1990 году судья Кассон получил от премьер-министра Италии Джулио Андреотти разрешение на изучение архивов итальянской военной секретной службы СИСМИ, в которых он обнаружил доказательства существования сети «Гладио» и ее связей с НАТО и США.

3 августа 1990 года Андреотти подтвердил парламенту факт существования сети «Гладио», но заявил, что она прекратила деятельность в 1972 году. Впоследствии в итальянской прессе это заявление было опровергнуто как не соответствующее действительности. Позже Андреотти признал, что сеть «Гладио» продолжает существовать и связана с НАТО.

Вот что пишет об этом Даниэль Гансер в упомянутой выше книге «Секретные армии НАТО»: «Секретная армия Гладио, по словам Андреотти, была отлично вооружена. Поставленные ЦРУ вооружения были захоронены в 139 тайниках по всей стране, располагавшихся в лесах, полях и даже на территории церквей и кладбищ. По информации Андреотти, арсеналы Гладио включали «переносные орудия, боеприпасы, взрывчатые вещества, ручные гранаты, ножи и кинжалы, 60-миллиметровые минометы, 57-миллиметровые винтовки, снайперские винтовки, радиопередатчики, бинокли и различные инструменты». Сенсационные показания Андреотти породили не только протесты со стороны СМИ и населения, связанные с обвинениями правительства и ЦРУ в коррупции, но и охоту за оружейными тайниками секретных армий. Отец Джучиано вспоминает день, когда представители прессы пришли к нему в церковь искать запрятанные Гладио тайники, с противоречивыми чувствами: «Мне сообщили об этом после обеда, когда пришли двое журналистов из «Газеттино» и спросили, знаю ли я что-либо об оружии, захороненном в церкви. Они начали копать вот здесь и сразу нашли два ящика. В записке также было сказано, что тайник должен быть в тридцати сантиметрах от окна. Они пошли туда и раскопали там. К одному из ящиков они не притронулись, так как в нем была фосфорная бомба. Они послали карабинера, и два эксперта открыли этот ящик. В другом ящике было два автомата. Всё оружие было новым, в прекрасном состоянии. Оно никогда не использовалось».

Андреотти отрицал слова Винчигерры о том, что армии «Гладио» участвовали в терроре внутри страны. Позже, в 2000 году, парламентская комиссия, расследовавшая деятельность «Гладио», сделала противоположный вывод: «Эти убийства, бомбовые взрывы, военные операции организовывались или поддерживались представителями государственных органов Италии и, как было установлено совсем недавно, лицами, связанными с американскими разведывательными структурами».

К счастью для властей предержащих, разоблачения Андреотти совпали с нападением Саддама Хусейна на Кувейт и поэтому не привлекли такого внимания общественности, как это произошло бы в другой ситуации. Тем не менее, скандал продолжал разрастаться. В октябре 1990 года греческий премьер-министр Андреас Папандреу подтвердил факт существования сети «Гладио» в Греции. Население Германии было шокировано телевизионной программой, в которой рассказывалось, что бывший член гитлеровской СС входил в существовавшую в стране подпольную сеть. Парламент Бельгии назначил специальную комиссию для расследования существования сети «Гладио» в Бельгии, которое было подтверждено министром обороны.

«Наибольшее впечатление на бельгийских парламентариев произвело обнаружение того, что секретная армия НАТО продолжала действовать. Они выяснили, что секретное совещание генералов, командовавших секретными армиями в разных странах Западной Европы, было проведено в связанной с НАТО штаб-квартире Гладио АСС не далее как 23–24 октября 1990 года. Совещание АСС прошло в Брюсселе под председательством генерала Раймонда Ван Кальстера, руководителя бельгийской военной секретной службы SGR», — пишет Гансер.

Президент Франции Франсуа Миттеран заявил, что французская сеть «Гладио» уже давно распущена. Но, к его крайнему возмущению, Андреотти после этого сообщил, что Франция принимала участие в недавнем совещании в Брюсселе. Британские представители оборонного ведомства отказались от комментариев по теме. В Португалии, вразрез с позицией официальной власти, отрицавшей существование «Гладио», отставной генерал подтвердил, что подобная сеть существовала и в этой стране. В Испании же бывший министр обороны Альберто Олиарт заявил, что «было бы наивным задавать вопрос о существовании секретной ультраправой армии при диктаторе Франко», поскольку «здесь Гладио и было правительством».

В Турции бывший премьер-министр Бюлент Эджевит пошел еще дальше — он признал, что секретная армия была вовлечена в пытки, убийства, покушения и перевороты. Признания Эджевита вынудили действующего министра обороны Гирая к грубому окрику: «Эджевиту лучше закрыть свой чертов рот!»

Дебаты в Евросоюзе

В общей сложности 12 стран Евросоюза были вовлечены в скандал, и 22 ноября 1990 года Европарламент провел дебаты по данному вопросу.

Тон задал греческий депутат Эфремидис: «Мистер Президент, сеть «Гладио» действовала в течение 40 лет под различными именами. Она действовала подпольно, и мы имеем право возложить на нее ответственность за все случаи дестабилизации, провокаций и террористических актов, случившихся в наших странах в течение этих четырех десятилетий, признав, что она в активной либо пассивной форме участвовала в этом». Эфремидис подверг резкой критике существование секретных структур: «Фактом является то, что они были организованы ЦРУ и НАТО, которые якобы заботились о защите демократии, но на деле подрывали ее и использовали ее в своих гнусных целях».

Гансер пишет о дебатах в Евросоюзе:

«

Первым пунктом после преамбулы стала резолюция парламента ЕС, которая «осуждает создание подпольных манипулятивных сетей и требует проведения полного расследования об: их природе, структуре, целях и других аспектах этих секретных организаций или любых отдельно действующих подразделений, их незаконном вмешательстве во внутренние политические дела, о проблеме терроризма в Европе и возможном сговоре спецслужб государств — членов ЕС или третьих стран».

Вторым пунктом указывалось, что Европейский Союз «выступает резко против содействия некоторых американских военных из штаба Верховного главнокомандующего Объединенными вооруженными силами НАТО в Европе или НАТО созданию в Европе секретной сети разведывательно-диверсионных подразделений».

Третий пункт резолюции «призывает правительства стран — членов ЕС разоружить все секретные военные и полувоенные сети».

Четвертым пунктом ЕС «призывает судебную власть стран, в которых было установлено присутствие подобных секретных военных организаций, полностью выявить их структуру и образ действия и выяснить, что могло быть предпринято ими для дестабилизации демократических структур стран — членов ЕС».

Пятый пункт гласил, что «ЕС призывает все страны, входящие в ЕС, принять все необходимые меры, если нужно — путем создания парламентских комитетов по расследованию, для составления полного списка подобных секретных организаций и параллельно отследить их связи со службами разведок соответствующих стран и их связи, если таковые имеются, с группами террористов или другой незаконной деятельности».

Шестой пункт парламент ЕС адресует Совету министров ЕС, в первую очередь — Министерству обороны, и призывает «Совет министров обеспечить всей информацией о действиях секретных разведывательных и боевых служб».

Седьмым пунктом резолюция «призывала полномочный комитет рассмотреть вопрос о проведении слушаний в целях выяснения роли и влияния организации «Гладио» и подобных ей».

Последним по порядку, но не по важности пунктом резолюция обращается напрямую к НАТО и Соединенным Штатам, так как парламент ЕС «поручает своему президенту передать эту резолюцию в комиссию НАТО, в Совет ЕС, генеральному секретарю НАТО, правительствам стран — участниц и в правительство Соединенных Штатов. »

Гансер заключает:

«Однако «собака громко лаяла, но не укусила»: из восьми действий, запрашиваемых Европарламентом, ни одно не было выполнено удовлетворительно. Только Бельгия, Италия и Швейцария произвели расследование существования секретных армий с помощью парламентской комиссии, опубликовав большой детальный отчет. И хотя резолюция была передана в соответствующие институты ЕС, НАТО и США, генеральный секретарь НАТО Манфред Вернер и президент США Джордж Буш не провели подробное расследование и не дали публичных объяснений».

Молчание НАТО, ЦРУ и МИ-6

Реакция НАТО на эти разоблачения в ноябре 1990 года была непоследовательной. На фоне газетных заголовков, подобных названию статьи в «Гардиан», — «Бомбы, взорванные в Болонье, были получены от блока НАТО», — представители военного альянса сначала опровергли опубликованную информацию, а затем фактически опровергли собственные опровержения, сказав, что данный вопрос не может обсуждаться, поскольку является военной тайной.

Португальская пресса 7 ноября 1990 года напечатала подтверждение информации, приведя слова генерального секретаря НАТО Манфреда Вернера на секретной встрече 16 послов стран-членов НАТО. Как пишет Гансер, «Вернер подтвердил, что военное командование союзнических сил — Верховная штаб-квартира союзнических сил Европы (SHAPE) — координировало деятельность «Сети Гладио», которая была выстроена секретными службами в различных странах НАТО, через комитет, созданный в 1952 году».

Немецкая пресса опубликовала подтверждения того, что координация так называемых секретных армий осуществлялась в специальном секретном крыле штаб-квартиры НАТО в Касто. Доступ туда осуществлялся через дверь, напоминавшую дверь банковского сейфа. Документы сопровождались печатью «Только для американцев».

Разоблачения множились, и возникло понимание того, что существовал тайный комитет планирования НАТО, ответственный за армии «Гладио», существовали протоколы, которые активно защищали правоэкстремистские группировки от преследований, поскольку они могли быть использованы в антикоммунистической деятельности. Комитет управлялся США и их младшими партнерами — Великобританией и Францией, с присутствием на собраниях членов ЦРУ.

Несмотря на то, что множество разоблачений было сделано лицами, непосредственно участвовавшими в этой деятельности, официальной позицией НАТО стало (и остается по сей день) отрицание обвинений. В ответ на официальный запрос ЦРУ предпочло не подтвердить и не опровергнуть информацию.

Британская МИ-6 тоже хранила молчание. Комментарий официальных структур Великобритании свелся к скупой фразе Министерства обороны: «вопросы, связанные с национальной безопасностью, не обсуждаются». Между тем, в апреле 1991 года британская корпорация «Би-Би-Си» заявила в своем издании Newslight, что «роль Британии в создании сети секретных подразделений, оставленных в странах Западной Европы на случай советской оккупации, была фундаментальной». Вслед за этим читатель Newslight Джон Симпсон подверг в ночном эфире Би-Би-Си критике МИ-6 и британское Министерство обороны. Он обвинил данные ведомства в том, что они утаивали и продолжают утаивать информацию о «Гладио», несмотря на то, что уже всплыл тот факт, что Бельгия, Франция, Голландия, Испания, Греция, Турция имели свои собственные секретные армии. Симпсон выразил негодование в связи с тем, что даже в нейтральных Швеции и Швейцарии прошли публичные дебаты, в некоторых случаях были подготовлены запросы, но Британия не сочла нужным отреагировать, сославшись на «необсуждаемость вопросов национальной безопасности».

Парадоксальным образом, невзирая на секретность и ссылку на то, что «вопросы, связанные с национальной безопасностью, не обсуждаются», в экспозицию Имперского военного музея в Лондоне были включены свидетельства существования секретной сети. Следом за этим два бывших офицера британской морской пехоты рассказали, что во время их службы в Форте Монктоне, недалеко от Портсмута, представители МИ-6 и воздушно-десантных войск Великобритании тренировали иностранных боевиков.

Доказательства существования сети «Гладио»

Прообраз секретных армий был создан в Великобритании во время Второй мировой войны в виде Сектора Д МИ-6, который организовывал схроны оружия в ожидании германского вторжения. Изначально его деятельность была нацелена на исключительно внутренние задачи, но с 1940 года, с созданием Управления специальных операций (Special Operations Executive, SOE) подобная тактика стала применяться и за линией фронта, по всей оккупированной Европе. Официально Управление специальных операций было закрыто в 1946 году, передав эстафету структуре-преемнице — Специальным операциям (Special Operation, SO), созданной под «крышей» МИ-6 для использования подобных сетей в целях организации сопротивления в странах, контролируемых СССР. Секретные структуры держав оси (Германии, Италии) находились под ударом, и их участники привлекались к созданию новых антисоветских тайных сетей.

Гансер пишет, что когда в 1990 году разразился скандал по поводу «Гладио», пресса отмечала: «теперь ясно: элитные полки Специальной авиадесантной службы по уши погрязли в схемах НАТО и действовали вместе с МИ-6 в качестве учебного подразделения для ведения секретных боевых действий и саботажа».

По словам Гансера, британская пресса более конкретно подтвердила, что «итальянские секретные армии проходили подготовку в Великобритании. Теперь есть доказательства, что это происходило в 1980-х годах». В британской прессе появилась и такая информация: «Было доказано, что САС соорудил в британском секторе Западной Германии секретные схроны, где было складировано оружие».

«Более интересная информация о секретном участии Британии пришла благодаря швейцарскому парламентскому расследованию по поводу секретной армии Швейцарии (P26), — продолжает Гансер. — Британские спецслужбы через серию тайных соглашений тесно сотрудничали с вооруженной тайной швейцарской организацией, которая стала частью западноевропейской сети «групп сопротивления», сообщила пресса ошеломленной общественности нейтральной Швейцарии. Швейцарскому судье Корну было дано задание разобраться в этом вопросе, и он в своем отчете «описывает сотрудничество организации с британскими секретными службами как «интенсивное», причем британцы делились ценной новой информацией. Кадры P26 регулярно участвовали в подготовке в Великобритании, — говорится в отчете. Британские инструкторы — возможно, что из САС, — посещали засекреченные центры обучения в Швейцарии».

Гансер указывает, что «по иронии судьбы британцы знали о секретных армиях Швейцарии больше, чем знало само швейцарское правительство: «Операции, проводимые P26, их коды, имя лидера их группы — Эфрем Кателлан — всё это было известно британской разведке, однако швейцарское правительство было в неведении, как говорилось в отчете. Отчет гласит, что документы, которые могут помочь узнать детали секретных соглашений между Британией и P26, не были найдены».

Гансер указывает также, что в течение 1960-х, 1970-х, 1980-х годов швейцарские «гладиаторы» проходили подготовку в Великобритании у инструкторов британских Сил специального назначения. «Обучение, по словам швейцарского военного инструктора и по недоказанной информации члена организации «Гладио» Алоиза Хюрлиманна, также включало участие в реальных операциях против активистов ИРА, предположительно на территории Северной Ирландии. Хюрлиманн неосмотрительно раскрыл эту информацию в Швейцарии во время курса разговорного английского языка, когда на плохом английском он поведал мне, что в мае 1984 года он принял участие в секретном обучении в Англии. Обучение, по его словам, включало участие в реальной операции нападения на оружейный склад активистов ИРА, в которых участвовал Хюрлиманн, полностью одетый в военную форму, и во время которой был убит по крайней мере один активист ИРА».

Правительство Джона Мейджора продолжало придерживаться тактики отказа от комментариев по вопросам, связанным с «Гладио», но разоблачающие публикации, в которых доказывалось, что сеть «Гладио» действовала с политической целью ниспровержения левых движений, продолжались.

Серьезные обвинения «Гладио» содержались в трехсерийном документальном фильме, снятом для «Би-Би-Си» Аланом Франковичем. В этом фильме, рассказывающем преимущественно о деятельности «Гладио» в Италии и Бельгии, приводятся интервью ключевых фигур «Гладио» — таких, как руководитель итальянской масонской ложи Р2 Личио Джелли, итальянский праворадикальный деятель Винченцо Винчигерра, венецианский судья и разоблачитель «Гладио» Феличе Кассон, руководитель итальянской «Гладио» генерал Жерардо Серравалле, сенатор, глава бельгийской парламентской комиссии по расследованию деятельности «Гладио» Род­жер Лаллеманд, бывший итальянский инструктор базы «Гладио» на Сардинии Децимо Гарау, бывший директор ЦРУ Уильям Колби и другие.

«Усилия по созданию секретных армий были, по моему мнению, необходимы просто для того, чтобы быть уверенными: если случится худшее, если к власти придет Коммунистическая партия, всегда будут несколько агентов, которые проинформируют нас о том, что происходит вокруг», — говорит в интервью Франковичу Рэй Клайн, заместитель директора ЦРУ с 1962 по 1966 год.

«Не исключено, что некоторые правые группы были завербованы и стали частью секретных армий потому, что они предупредили бы нас в случае готовящегося начала войны; поэтому использование правых, только если вы используете их не в политических, а в разведывательных целях, — это нормально», — продолжает Клайн.

Приведем еще несколько свидетельств западных политиков о деятельности «Гладио» из фильма Алана Франковича.

Гай Коэме, министр обороны Бельгии в 1988–1991 гг.: «В ноябре 1990 года итальянская делегация приехала ко мне, чтобы спросить, известно ли мне что-либо о «Гладио». Я не знал об этом ничего, за исключением того, что в этот самый день прочитал в итальянской газете в самолете по дороге в Брюссель. Так я узнал об этом разразившемся в Италии скандале, связанном с «Гладио».

Руководитель комиссии бельгийского парламента по расследованию деятельности «Гладио», сенатор Роджер Лаллеманд: «Министр [обороны Коэме] поделился этим удивительным фактом, что он был не в курсе существования тайной сети в бельгийской армии и спецслужбах».

Руководитель итальянской комиссии по расследованию «Гладио» сенатор Либеро Гуалтиери: «Существование «Гладио» всегда скрывалось. Когда Моро спросили о существовании секретных параллельных структур в спецслужбах, и Моро спросил спецслужбы, что ему следует ответить, они сказали, что их не существует. Моро ответил, что ему сказали, что параллельных структур не существует».

Уильям Колби, глава ЦРУ в 1973–1976 гг.: «Что мы делали — либо вместе с правительствами, но на условиях сек­ретности, либо без них, самостоятельно — искали людей, которые могли выполнять данные функции, и в некоторых странах мы абсолютно не взаимодействовали с правительствами, а в других такое взаимодействие было лишь дополнением к деятельности людей, которые должны были находиться в этих странах на случай [советской] оккупации и рекрутировать сторонников».

Бельгийский сенатор Роджер Лаллеманд: «После войны глава секретной службы мистер Мензьес обсуждал с министром иностранных дел Бельгии мистером Спааком создание бельгийских подпольных сетей («оставленных в тылу») в мирное время и возможности устранения препятствий для существования таких сетей».

И снова Гай Коэме, министр обороны Бельгии в 1988–1991 гг.: «Сотрудничество между бельгийскими и британскими спецслужбами началось с контактов, которые состоялись между мистером Спааком и главой британской разведки и трехсторонней встречи между США, Великобританией и Бельгией».

Франческо Коссига, президент Италии в 1985–1992 гг.: «Это началось в 1951 году. Американцы, англичане и французы были озабочены возможностью [советского] вторжения. Они ориентировались на пример деятельности двух главных организаций, которые совместно организовали в Европе движение Сопротивления нацизму. Это британская SOE (Special Operations Executive) и американская OSS (Office for Strategic Services)».

Бельгийский сенатор Роджер Лаллеманд: «Эти сети создавались внутри спецслужб — того, что мы называем спецслужбами, т. е. военной разведки и органов государственной безопасности».

Итальянский сенатор Либеро Гуалтиери: «Существует большой вопрос о легитимности «Гладио». В соответствии с Конституцией, парламент должен был быть проинформирован об этом. Это проблема. Фактически, если даже была необходимость в существовании секретных структур (ведь существуют секретные пункты в международных договорах), вся информация о таких структурах должна была передаваться каждому премьер-министру его предшественником. ...Первый премьер-министр, одобривший создание «Гладио», должен был передавать эту информацию преемникам. ...Вместо этого, допросив тех из них, кто еще живы, мы обнаружили, что некоторые из них были проинформированы весьма специфическим образом, другие же вовсе не получали этой информации. Сенатор Фанфани, шесть раз назначавшийся премьер-министром, несколько раз — министром внутренних дел, также бывший весьма влиятельным секретарем Христианско-демократической партии, никогда этой информации не получал».

Бельгийский сенатор Роджер Лаллеманд: «Первоначально финансирование обеспечивалось британцами и американцами. Мы установили, что с бельгийскими подпольными сетями расплачивались золотыми монетами, как расплачивались с агентами и инструкторами в военное время».

Он же: «В течение 40 лет делалось всё, чтобы сохранить существование «Гладио» в секрете. Это поразительно, что в Италии, жители которой не отличаются способностью держать секреты, удалось сохранить это в тайне».

Итальянский сенатор Либеро Гуалтиери: «Судьи заметили, что во всех случаях существовало определенное вмешательство, иногда очень существенное, со стороны спецслужб, органов полиции и государственных структур. Вместо того чтобы помогать следствию, они участвовали в сокрытии документов, чтобы правда никогда не вышла на поверхность».

«Сделано в USA». Организованные
«Гладио» перевороты в Италии

Для большинства людей, видимо, большой неожиданностью будет информация о том, какая именно страна явилась первоочередной целью тайных операций ЦРУ после создания этой структуры в 1947 году. Ею стала Италия. Первому директору ЦРУ Роскоу Хилленкоттеру сверхсекретным документом NSC 4-A были даны полномочия по организации спецопераций для предотвращения победы коммунистов на предстоящих выборах в Италии.

«Причина столь высокой секретности вполне понятна», — отмечается в официальной истории ЦРУ, поскольку «в то время в стране были граждане, которые пришли бы в ужас, если бы узнали о документе NSC 4-A», — пишет Гансер.

Годом позже была издана еще одна печально известная директива NSC 10/2, которая разрешала ЦРУ осуществлять спецоперации в любой точке мира. Тайные операции определялись как действия, «которые проводятся или спонсируются правительством против враждебных государств или групп или в поддержку дружественных государств или групп, но которые планируются и проводятся таким образом, что ответственность за них правительства США не является явной для посторонних глаз, и в случае раскрытия подобной операции правительство США вправе отрицать любую ответственность за них».

В частности, к ним относились «любые секретные операции, связанные с пропагандой, экономической блокадой, активными превентивными действиями, включающими саботаж, антисаботаж, ликвидацию и меры по эвакуации; диверсии против враждебных государств, включая взаимодействие с подпольными движениями сопротивления, партизанами и освободительными группами беженцев и поддержку местных антикоммунистических формирований в находящихся под угрозой странах свободного мира».

Даже с учетом того, что в этот перечень входило всё, что только можно было представить, включая деятельность в странах «свободного мира», преемник Хилленкоттера признавался, что к 1951 году возможности ЦРУ по проведению спецопераций далеко превышали данный перечень.

Одной из причин столь пристального внимания США к Италии было то, что страна после Второй мировой войны стала площадкой идеологического противостояния между левыми и правыми политическими силами. Коммунистическая партия была популярной и сильной, и ей на правом фланге противостояла временная коалиция итальянских спецслужб, ультраправых экстремистов, а также мафии и ЦРУ. Большая часть тех, кто служил фашистам, выжили при поддержке США. Князь Валерио Боргезе, чья партизанская армия уничтожила во время войны сотни коммунистов, спасся от расправы благодаря защите США. Американцы решили, что Италия не должна стать коммунистической, и президент Трумэн подписал в 1950 году совершенно секретный приказ, в котором открыто допускалась возможность осуществления вторжения в Италию в случае победы в стране коммунистов.

В апреле 1963 года опросы общественного мнения в Италии показали высокую популярность социалистов и коммунистов, и члены социалистической партии получили места в правительстве. Но этот успех был недолгим. В ноябре того же года произошло убийство Кеннеди, а спустя еще 5 месяцев итальянские социалисты были удалены из правительства в ходе правого переворота, организованного ЦРУ и «Гладио». Вот как его описывает Гансер:

«Переворот под кодовым названием Piano Solo («Соло для фортепиано») возглавлялся генералом Джованни де Лоренцо, которого министр обороны Джулио Андреотти из партии ХДП перевел с должности главы SIFAR на пост главы итальянской военизированной полиции, карабинеров. В тесном сотрудничестве с экспертом ЦРУ по тайным боевым операциям Верноном Уолтерсом, Уильямом Харви, главой резидентуры ЦРУ в Риме, и Ренцо Рокка, командиром частей «Гладио» в Информационной службе министерства обороны (SID), де Лоренцо осуществил эскалацию секретной войны. Рокка первым использовал секретную армию «Гладио» при бомбовой атаке офисов ХДП и офисов нескольких ежедневных газет, а ответственность за теракты возложили на левых с целью дискредитации коммунистов и социалистов. Но это не встряхнуло правительство, и де Лоренцо в Риме 25 марта 1964 года поручил солдатам своей секретной армии по его сигналу «занять правительственные учреждения, наиболее важные центры связи, штаб-квартиры партий левого толка и прокоммунистических газет, а также радио- и телецентры». Агентства печати должны были быть заняты только на время, необходимое для уничтожения типографских печатных станков, «чтобы приостановить процесс выпуска газет». Де Лоренцо настаивал, что операция должна быть проведена с «максимумом энергии и решительности, без сомнений и нерешительности». В документах по исследованию дела «Гладио» говорилось, что люди были приведены в состояние «лихорадочного возбуждения и увлеченности».

Гансер утверждает, что «гладиаторы» получили списки с фамилиями нескольких сотен коммунистов и социалистов, объявленных вне закона, которых они должны были выследить, арестовать и депортировать на остров Сардиния. Здесь располагался секретный центр «Гладио», который должен был стать для них тюрьмой. Гансер отмечает, что документ о спецподразделениях SIFAR и операции «Гладио» устанавливал: «Что касается действующих штаб-квартир, тренировочный лагерь для диверсантов CAG находится под охраной секретного защитного комплекса и оборудован установками и всем необходимым на случай чрезвычайной ситуации».

Напряжение в стране нарастало. 14 июня 1964 года по отмашке де Лоренцо секретные армии «вошли в Рим с танками, бронетранспортерами, джипами и гранатометами, в то время как силы НАТО проводили крупные военные маневры с целью запугать правительство Италии», — пишет Гансер. И продолжает: «Ухмыляясь, генерал сказал, что «игра мускулами» происходила в канун 150-летия основания структуры карабинеров, и вместе с ярым антикоммунистом президентом Италии Антонио Сеньи из правого крыла ХДП приветствовал войска улыбкой. Итальянские социалисты отметили эту «небольшую» странность: танки и гранатометы после парада не были вывезены из Рима, а оставались там в течение мая и большую часть июня 1964 года».

Второй правый переворот при поддержке ЦРУ под кодовым названием «Тора-Тора» был запланирован на декабрь 1970 года, но был остановлен в последнюю минуту. Согласно имеющимся данным, отменен он был после личного звонка президента США Никсона.

Как следствие, левые силы в Италии продолжали набирать популярность. Министр иностранных дел Альдо Моро вместе с президентом Джиованни Леоне вылетели в США, где Генри Киссинджер сообщил им, что левые ни в коем случае не должны войти в правительство.

Впоследствии Моро был похищен и убит.

Утром 16 марта 1978 года террористы, принадлежавшие к леворадикальной группировке «Красные бригады», совершили нападение на кортеж Альдо Моро, бывшего премьер-министра и президента Христианско-демократической партии, на виа Фани в Риме, расстреляв из автоматического оружия пятерых его телохранителей и похитив политика. Похищение произошло в день, когда в парламенте должно было состояться голосование по заключению коалиции между имевшей большинство Христианско-демократической партией и немного уступавшей ей Коммунистической партией.

9 мая 1978 года, спустя 55 дней после похищения, тело Моро было найдено в багажнике автомобиля на виа Каэтани. Убийство Моро произошло после отказа итальянского правительства вступить в переговоры с похитителями, предложившими вернуть политика в обмен на освобождение своих товарищей, отбывавших наказание за террористическую деятельность.

Ожидалось, что террористы будут публиковать разоблачения, сделанные Моро в ходе «процесса» над ним, в своих коммюнике, как это всегда происходило в ходе предшествующих похищений, осуществлявшихся «Красными бригадами». Однако этого не произошло. Большая часть материалов, собранных террористами, в том числе письма и записки, написанные Моро после похищения, были опубликованы лишь после обнаружения их штаб-квартиры на улице Монте Невосо. Позже террористы заявляли, что они уничтожили все материалы, включая те, в которых упоминались подпольные сети «Гладио» и участие Христианско-демократической партии и итальянских институтов в реализации «стратегии напряженности».

Вот фрагмент протокола допроса Альдо Моро, попавшего вместе с другими документами «Красных бригад» в распоряжение комиссии Итальянского парламента по расследованию убийства Моро: «Что касается стратегии напряженности, которая залила Италию кровью на многие годы, хотя и не достигла поставленных политических целей, наряду с ответственностью сил, находящихся за пределами Италии, в некоторых ее сферах невозможно скрыть индульгенций и попустительства со стороны государственных органов и Христианско-демократической партии».

Несмотря на длительные расследования и судебные процессы, точные детали похищения и убийства Альдо Моро до сих пор неизвестны.

Высказывались предположения о том, что в «Красные бригады» проникли агенты ЦРУ или члены «Гладио». Согласно одной из версий, у Моро в момент похищения было два эскорта сопровождения: один — официальный, посланный на виа Фани в качестве приманки и там уничтоженный, и другой, состоявший из отобранных им членов «Гладио». Самого Моро предположительно не было на виа Фани во время нападения, а он был захвачен в плен эскортом из членов «Гладио», тогда как «Красные бригады» служили лишь прикрытием. Тогда становится ясным, почему «официальный» эскорт не был вооружен, за исключением некоторых членов, а оружие находилось в багажниках. Данная версия объясняет, почему автомобили кортежа Моро не были пуленепробиваемыми. В пользу данной версии говорит и то, что в письмах Моро нет ни слова об убитых на виа Фани охранниках — а это, по мнению его вдовы, при характере Моро было бы невозможным, если бы он был свидетелем этой трагедии.

Обсуждался факт присутствия Камилло Гуглиелми, полковника 7-го отдела СИСМИ, который руководил операцией «Гладио», на виа Стреса около места засады как раз во время похищения Моро. Этот факт хранился в секрете и был обнародован лишь в 1991 году, во время расследования парламентской комиссии. Гуглиелми признал, что он был на виа Стреса, объяснив это тем, что был приглашен коллегой на ланч. Согласно информации, полученной из нескольких источников, коллега подтвердил, что Гуглиелми действительно приходил к нему домой, но без приглашения. Кроме того, остается неясным, почему на ланч, который обычно бывает у итальянцев в районе 12.30, а Гуглиелми пришел около 9.00 утра. Авторы ряда публикаций называют Гуглиелми членом «Гладио», хотя сам он всегда отвергал данное обвинение.

В ходе расследования, проводившегося ДИГОС — итальянской правоохранительной структурой, расследующей дела, связанные с терроризмом, организованной преступностью и похищениями, — было установлено, что оборудование, на котором террористы печатали свои коммюнике еще за год до похищения Моро, ранее принадлежало государственным структурам. Среди них был принтер, которым владело подразделение СИСМИ — спецслужбы, тренировавшей боевиков «Гладио». Этот принтер был продан за бесценок, несмотря на относительно небольшой срок использования и высокую стоимость.

Сообщалось также, что часть оружия, которое использовалось во время нападения на эскорт Моро, было покрыто специальной защитной краской — такой же, как и оружие в схронах, организованных сетями «Гладио».

В 2005 году Джованни Галлони, бывший национальный вице-секретарь Христианско-демократической партии, сказал, что когда они обсуждали трудности обнаружения баз «Красных бригад», Моро говорил ему о том, что ему известно о проникновении в эту террористическую организацию агентов амерканской и израильской разведок.

Выступая перед парламентской комиссией по расследованию террористических преступлений, Галлони заявил, что во время его поездки в США в 1976 году ему было сказано, что американские республиканцы будут препятствовать «любой ценой» созданию правительства с участием коммунистов, которое предполагал сформировать Моро.

В 1983 году на процессе против «Красных бригад» вдова Моро Элеонора Чиаварелли заявила, что ее муж был непопулярен в США из-за идеи «исторического компромисса» и что американские политики неоднократно предупреждали его о необходимости прекратить нарушать порядок, установившийся после Ялтинской конференции. По ее словам, Генри Киссинджер был одним из тех, кто угрожал Моро в 1974 и 1976 годах. Чиаварелли процитировала со слов Моро то, что ему сказал Генри Киссинджер: «Вы должны положить конец политическому плану по собиранию всех политических сил в вашей стране для прямого сотрудничества. Или вы прекратите это, или вы будете жестоко наказаны».

18 апреля 1978 года от имени «Красных бригад» было выпущено фальшивое «Коммюнике № 7», в котором объявлялось о смерти Моро и захоронении его тела около озера Герцогиня в провинции Риети, к северу от Рима.

Спустя 30 лет после события эксперт по терроризму Госдепартамента США Стив Пиесценик, который был направлен в Италию (после похищения Моро) президентом США Джимми Картером по просьбе министра внутренних дел Франческо Коссиги и находился в стране на протяжении трех недель, заявил, что решение о выпуске фальшивого коммюнике было принято на собрании кризисного комитета при участии Коссиги, членов итальянских спецслужб и Франко Ферракути. Целью акции было подготовить итальянскую и европейскую общественность к вероятной смерти Моро в результате похищения.

Есть версия, согласно которой Моро рассказал своим похитителям о существовании операции «Гладио» задолго до ее публичного разоблачения в 1990-е годы. С этой точки зрения, фальшивое «Коммюнике № 7» было кодовым посланием итальянских спецслужб о том, что Моро не должен вернуться живым из своего заключения.

Пиесценик, сообщая о своем участии в принятии решения об издании фальшивого «Коммюнике № 7», отметил, что подтолкнул «Красные бригады» к убийству Моро с тем, чтобы делегитимизировать их, поскольку стало ясно, что итальянские политики не были заинтересованы в его освобождении. Вот как он описывал ситуацию в интервью французскому журналисту Эммануелю Амаре:

«Вскоре я понял подлинные намерения участников игры: [итальянские] правые хотели смерти Моро, «Красные бригады» хотели оставить его в живых, тогда как Коммунистическая партия, занимавшая жесткую позицию, не собиралась вступать в переговоры. Франческо Коссига, со своей стороны, желал видеть его целым и невредимым, но многие силы в стране имели кардинально отличавшиеся планы. ...Мы должны были держать в поле зрения как левых, так и правых: нам было необходимо избежать прихода коммунистов в правительство и в то же время воспрепятствовать разрушительным действиям реакционных и антидемократических правых сил. Хотелось также, чтобы семья Моро не начала параллельных переговоров и чтобы не возникло риска его слишком скорого освобождения. Но я осознавал, продвигая свою стратегию в направлении ее экстремальных последствий, что мне придется пожертвовать пленником ради стабильности Италии».

Сенатская комиссия, расследовавшая деятельность «Гладио» и террористические акты, подозревала ЦРУ и итальянскую военную специальную службу в организации похищения и убийства Моро. Дело было открыто вновь, но обнаружилось, что почти все документы о похищении и убийстве Моро из архивов Министерства внутренних дел загадочным образом исчезли. В своем окончательном 370-страничном докладе 1995 года комиссия пришла к выводу, что «не вызывает никаких сомнений, что ЦРУ начало во второй половине 1960-х годов масштабную операцию по противодействию распространению в Европе левых политических групп и движений с применением любых средств».

Однако и эти слова не удовлетворили некоторых сенаторов, которые продолжили расследование под председательством сенатора Пеллегрини и пришли в июне 2000 года к такому выводу: «эти покушения, взрывы, военные акции были организованы или поддержаны официальными лицами, представлявшими итальянские государственные структуры и, как было установлено совсем недавно, лицами, связанными с американскими разведывательными структурами».

В своей книге «Мы убили Альдо Моро», вышедшей в 2008 году, Пиесценик признал, что сыграл ключевую роль в кончине итальянского политика. Он указывает, что до последнего дня заключения Моро «боялся, что они его освободят».

В интервью французскому телеканалу France 5 Пиесценик заявил, что решение подтолкнуть похитителей к убийству было принято через четыре недели после похищения, «когда письма Моро стали отчаянными, и он был близок к раскрытию государственных секретов».

Пиесценик объяснил свое преждевременное возвращение в США желанием избежать обвинений в американском давлении в связи с теперь уже вероятной смертью Моро. Ранее он, напротив, заявлял, что покинул страну, чтобы лишить решения итальянских властных структур, которые он считал неэффективными и коррумпированными, какой-либо легитимации со стороны США.

В ноябре 2014 года итальянские следователи запросили разрешение на проведение официального расследования участия Пиесценика в убийстве Моро в связи с наличием «серьезных доказательств».

Гансер продолжает свои запросы по поводу таких же антидемократических преступлений, совершавшихся в других странах Западной Европы как с участием, так и без участия НАТО, а именно: во Франции, Испании, Португалии, Бельгии, Нидерландах, Люксембурге, Дании, Норвегии, Германии, Греции и Турции.

Между тем разоблачения продолжаются. 11 мая 2015 года в испанской газете «La Vanguardia» вышла статья под названием «Шведский след операции «Гладио». Данная статья была посвящена показанному на франко-германском телеканале ARTE документальному фильму, в котором речь шла о создании Рональдом Рейганом «нового синедриона «национальной безопасности» для обострения напряженности в отношениях с СССР» и об убийстве в феврале 1986 года премьер-министра Швеции Улофа Пальме, «великого социал-демократа, стремившегося построить общую систему безопасности Востока и Запада». Один из членов комиссии по расследованию вспоминает, как исчезали документы: «Группа людей, действовавшая вне рамок шведского демократического устройства, не хотела, чтобы их собственное правительство узнало правду».

Террористические акты были средством, с помощью которого руководство Пентагона надеялось справиться с собственными страхами в связи с подъемом левого движения и превратить их в очень реальный и конкретный страх, но испытываемый уже. Быстрота, с которой страх перед коммунизмом трансформировался после окончания холодной войны в страх перед исламским терроризмом (наряду с наступлением всех атрибутов войны против террора, ведущейся военно-промышленным комплексом и спецслужбами), демонстрирует, что это почти принятый метод работы военных стратегов. В свете этой информации, в настоящее время множество людей по всему миру отрицают официальную версию терактов 11 сентября и подозревают, что в атаках соучаствовало американское правительство. Оппоненты кричат, что это немыслимо и что правительство никогда бы этого не сделало. Но, как показывает скрупулезно изученная Гансером история армий «Гладио», это может быть немыслимым, но не является беспрецедентным.

«Гладио»: разумные меры предосторожности
или источник террора?

В заключительной части своей книги Гансер ставит тот же вопрос, что прозвучал в международной прессе после появившихся в конце 1990 года разоблачений секретных армий НАТО (сетей «Гладио»): что такое эти сети — разумные меры предосторожности или источник террора? И говорит, что спустя более чем десять лет исследований и размышлений его ответ таков: и то и другое.

«Секретные армии НАТО были разумной предосторожностью, что могут наглядно продемонстрировать имеющиеся документы и свидетельства. На основе опыта Второй мировой войны и после быстрой и болезненной оккупации большинства европейских стран немецкими и итальянскими войсками военные эксперты опасались вторжения Советского Союза и убедились, что секретные армии могут иметь стратегическое значение, когда дело дошло до освобождения оккупированных территорий. Секретная армия во вражеском тылу могла бы укрепить стойкость духа населения, помогла бы в организации вооруженного национального сопротивления, в проведении диверсий и ослаблении оккупационных сил, помощи сбитым летчикам и сборе разведданных для правительства в изгнании.

Боясь потенциального вторжения после Второй мировой войны, представители национальных европейских правительств, европейских военных спецслужб, НАТО, а также ЦРУ и МИ-6 решили, что уже в мирное время должны быть созданы тайные сети сопротивления. На нижнем уровне иерархии военнослужащие многочисленных стран Западной Европы разделяли это мнение; они вступили в заговор и тайно обучались на случай чрезвычайной ситуации. Эти приготовления не были ограничены шестнадцатью странами-членами НАТО, но также включали в себя четыре нейтральных страны Западной Европы, а именно: Австрию, Финляндию, Швецию и Швейцарию... Оглядываясь назад, понимаешь, что страх был беспричинным и обучение было бесполезным, поскольку вторжения Красной Армии так и не последовало. Однако в то время немногие могли разделить такую уверенность. И показательно то, что сети, находящиеся под прикрытием, несмотря на неоднократные угрозы разоблачения во многих странах во время холодной войны, были полностью раскрыты как раз в тот момент, когда закончилась холодная война и распался Советский Союз».

Но одновременно, пишет Гансер, имеющиеся доказательства свидетельствуют, что «секретные армии НАТО также являлись источником террора... Это является второй особенностью секретной войны... В настоящее время доказательства указывают, что правительства США и Великобритании после Второй мировой войны опасались не только советского вторжения, но и коммунистических партий, а в меньшей степени — социалистических. Белый дом и Даунинг-стрит опасались, что в нескольких странах Западной Европы, и прежде всего в Италии, Франции, Бельгии, Финляндии, Греции, коммунисты могли бы захватить исполнительную власть и уничтожить военный альянс НАТО изнутри, передав военные тайны Советскому Союзу. Именно так Пентагон в Вашингтоне вместе с ЦРУ, МИ-6 и НАТО, ведя секретную войну, создал и эксплуатировал секретные армии как инструмент для манипуляции и контроля над демократиями Западной Европы изнутри. И это не было известно ни европейскому населению, ни парламентам Европы. Такая стратегия привела к распространению террора и страха, а также, как правильно заметила европейская пресса, к «унижению и оскорблению демократических институтов».

Гансер подчеркивает: если о том, что СССР «попрал» суверенитет стран Восточной Европы (например, введя армию в Прагу в 1968 году), Запад говорил давно, то убежденность в суверенности и независимости стран Западной Европы была разрушена относительно недавно — в момент, когда вскрылась правда об операции «Гладио». Тут-то и выяснилось, что ограничение суверенитета было и на Западе, что «при отсутствии советского вторжения тайные сети функционировали как смирительная рубашка для демократий стран Западной Европы».

«...Манипуляции Вашингтона и Лондона с демократиями Западной Европы на уровне, который многим в Европейском Союзе до сих пор трудно представить, явно нарушают главенство закона и требуют дальнейшего рассмотрения, обсуждения и расследования, — продолжает Гансер. — В некоторых операциях боевики секретных армий вместе с военными и спецслужбами отслеживали и хранили информацию о левых политиках и распространяли антикоммунистическую пропаганду. В более жестоких операциях секретная война приводила к кровопролитию. Прискорбно, что секретные «гладиаторы» были связаны с правыми террористами — эта комбинация привела в ряде стран (в том числе в Бельгии, Италии, Франции, Португалии, Испании, Греции и Турции) к массовым убийствам, пыткам, переворотам и другим актам насилия. Большинство из этих спонсируемых государством террористических операций, насколько последующее «покрывание» и фальшивые суды позволяют понять, поддерживались избранными высокопоставленными правительственными и военными чиновниками в Европе и в США. Члены аппарата безопасности и правительств по обе стороны Атлантики, которые считают унизительным быть связанными с правыми террористами, должны в будущем внести ясность в эти трагические тайны холодной войны в Западной Европе... Уже давно известно, что тоталитарные государства имеют великое множество в основном бесконтрольных спецслужб и секретных армий. Но обнаружить такие серьезные проблемы в работе многочисленных демократий было огромной неожиданностью, если не сказать больше».

Гансер указывает на то, что создание секретной армии и финансирование неподконтрольной правительствам и законодательным органам разведки представляет угрозу, поскольку речь идет уже не только о неконтролируемом насилии в отношении групп граждан, но о «массовом манипулировании целыми странами и континентами». По словам Гансера, «тайные сети служили в качестве инструмента для распространения страха среди населения даже в отсутствии [советского] вторжения. Секретные армии в некоторых случаях действовали как почти совершенные системы манипулирования, которые переносили страхи высокопоставленных офицеров Пентагона и НАТО на население Западной Европы. Европейцы, как стратеги из Пентагона видели это, из-за своего ограниченного кругозора были не в состоянии воспринять реальную и непосредственную опасность коммунизма, и поэтому ими нужно было управлять. Убивая невинных граждан на рыночных площадях или в супермаркетах и перекладывая вину за преступления на коммунистов, секретные армии вместе с убежденными правыми террористами эффективно превращали страхи стратегов Пентагона в очень реальные страхи европейских граждан».

Распад СССР и разоблачение сети «Гладио» вовсе не привели к тому, что «разрушительная спираль манипуляций, страха и насилия» закончилась. Напротив, Гансер констатирует, что она набирает обороты. Но только после 11 сентября 2001 года Запад говорит уже не об эре «коммунистического зла», а об эре терроризма и «исламской угрозы». «Почти 3000 гражданских лиц погибли 11 сентября, и уже несколько тысяч было убито в возглавляемой США войне с терроризмом, которой пока не видно конца; похоже, был достигнут новый уровень жестокости».

Опыт «Гладио» демонстрирует, что культивирование страха создает идеальные условия для манипулирования массами с обеих сторон, говорит Гансер. С одной стороны, Усама бен Ладен и «Аль-Каида» манипулировали миллионами мусульман, заставляя их занять радикальную позицию. С другой стороны, администрация Джорджа Буша-младшего запустила новый импульс насилия и страха и заставила миллионы людей на Западе требовать укрепления собственной безопасности, соглашаясь с тем, что ценой за эту безо­пасность станет убийство других людей. «Но безопасность не укрепляется, а напротив, ослабевает из-за атмосферы манипуляции, насилия и страха», — подчеркивает Гансер.

Сибел Эдмондс об операции «Гладио B»

«Гладио В» — это секретное продолжение операции «Гладио», ее развитие в целях раскручивания «войны с террором». Как считает ряд специалистов — раскручивания посредством организуемых США терактов под ложным флагом с последующим приписыванием ответственности за них исламским экстремистам. В настоящее время сеть «Гладио» расширилась географически и сотрудничает с «Аль-Каидой» и другими группировками, упоминаемыми в связи с «войной против террора». Организация имеет офис в Пентагоне.

Впервые о существовании «Гладио В» заявила бывшая сотрудница ФБР Сибел Эдмондс. Она сообщила о регулярных встречах высокопоставленных агентов американской разведки с нынешним лидером «Аль-Каиды» Айманом аль-Завахири в посольстве США в Баку (Азербайджан), которые начались с 1997 года и продолжались до самых терактов 11 сентября 2001 года. По информации Эдмондс, аль-Завахири, члены семьи бен Ладена (включая Усаму бен Ладена) и другие моджахеды перебрасывались на самолетах НАТО в Центральную Азию и на Балканы для участия в «операциях по дестабилизации» под ложным флагом. По приказу американских спецслужб другие агенты переправлялись в Турцию, на главную тренировочную базу, где осуществлялась подготовка к этим операциям. Именно здесь, по сообщениям Эдмондс, тренировались некоторые из угонщиков самолетов 11 сентября.

Кроме того, по ее информации, Усама бен Ладен и Айман аль-Завахири в течение трех месяцев после терактов 11 сентября взаимодействовали с правительством США для осуществления координации операций дестабилизации под ложным флагом в Кавказском регионе.

Эдмондс также сообщила о том, что Турция и Израиль создали сеть для осуществления подкупа высших представителей спецслужб с целью похищения секретной информации о ядерном оружии, которую они затем продавали на международном черном рынке таким странам, как Пакистан и Саудовская Аравия.

Подтверждения этих и других обвинений были опубликованы в крупнейшей британской газете The Sundy Times, которая ссылалась на свои источники в Пентагоне и МИ6, а также на документ за подписью представителя ФБР, являвшийся доказательством факта проведения операции «Гладио В». Однако сам этот документ так и не был обнародован — по-видимому, из-за давления со стороны структур политической разведки.

Эдмондс настаивает, что теракты 11 сентября были операцией «Гладио В».

По ее мнению, к целям «Гладио В» относятся «распространение власти США на территории бывшей советской сферы влияния для получения доступа к стратегическим источникам энергии и природным ископаемым для американских и европейских компаний, вытеснения России и Китая и расширения сферы криминальной деятельности, особенно нелегальной торговли оружием и наркотиками».

Эдмондс сообщила вашингтонскому изданию «Блог»: «В течение последних 11 лет я подчеркивала, что распространявшийся на меня запрет на раскрытие государственных секретов касался дел ФБР (относящихся к периоду с 1996 по февраль 2002 г.) о секретных террористических операциях на Кавказе и в Центральной Азии, которые поддерживались, управлялись и обеспечивались американскими специалистами. В этих операциях, которыми руководили США и НАТО, участвовали бен Ладен и главным образом Завахири... Документы ФБР содержали убийственные доказательства (аудио и письменные), относящиеся к периоду с 1996 по 2002 годы. и показывающие прямую связь террористических операций с представителями Госдепартамента/ЦРУ и Пентагона, а также свидетельства того, как Госдепартамент заставлял Конгресс выделять огромные средства для «НКО и компаний прикрытия (преимущественно турецких), через которые осуществлялось финансирование террористических сетей в регионе».

Отметим, что Джон Эшкрофт, генеральный прокурор США в период с февраля 2001-го по февраль 2005 года. (то есть во время первого президентского срока Джорджа Буша-младшего), через подконтрольное ему Министерство юстиции США дважды запретил С. Эдмондс предавать огласке известные ей сведения, ссылаясь на государственную тайну.

Подобно тому, как управляемые с помощью денежных рычагов медиа сохраняли организованное молчание, когда Гари Вебб впервые разоблачил глубокую вовлеченность ЦРУ в наркотрафик, они заявили об отсутствии у них интереса и к разоблачениям Эдмондс. Первоначально планировалось, что расследование, базирующееся на информации Эдмондс, будет состоять из четырех частей. Однако затем эта тема была свернута без каких-либо объяснений. Неназванный «ведущий репортер» заявил The Sunday Times на условиях анонимности следующее:

«История была прервана на полуслове, внезапно, без предупреждения... Я не принимал участия в принятии редакционного решения о прекращении публикации истории, но некоторые журналисты редакции полагали, что оно было принято под давлением Госдепартамента, поскольку публикация могла стать поводом для дипломатического скандала... То, каким образом публикация была остановлена, было необычным, и в подозрения моих коллег о политическом давлении можно поверить».

Журналист поведал, что существует загадочный «редакционный механизм, связанный с газетой, формально не являющийся ее частью, но способный, тем не менее, контролировать публикацию материала в случае необходимости и действующий в определенных интересах».

Вот что бывший агент ЦРУ Фил Жиральди написал в 2008 году о Сибел Эдмондс и ее разоблачениях:

«Большинство американцев никогда не слышали о Сибел Эдмондс, и если правительство США продолжит действовать как раньше, никогда и не услышат. Бывшая переводчица ФБР, превратившаяся в разоблачительницу секретов, рассказывает ужасающую историю о коррупции в высших эшелонах власти в Вашингтоне — продаже ядерных секретов, крышевании террористов, незаконных поставках оружия, наркотрафике, отмывании денег, шпионаже. Возможно, она первоклассная выдумщица, но ее публикации полны информации о датах, местах и фамилиях. И если ей поверить, представители высшего эшелона Госдепартамента и Министерства обороны осуществляли изменнические действия, нацеленные на то, чтобы пробить брешь в американском военном и ядерном щите и передать секретную информацию представителям Израиля, Пакистана и Турции. Ее обвинения можно с легкостью подтвердить или опровергнуть, если предоставить следователям доступ к секретным документам правительства».

Однако до настоящего момента нет никакой информации о том, что следователи получили доступ к подобным секретным документам.

Один из журналистов The Sunday Times, который входил в группу расследований газеты, рассказал об интервью, взятом им у бывшего специального агента Денниса Сакшера, переведенного на работу в офис ФБР в Колорадо. Как утверждал журналист, Сакшер подтвердил, что обвинения Эдмондс — достоверны, а также заявил, что информация Эдмондс «должна была быть новостью номер один, поскольку это «скандал, более масштабный, чем Уотергейт». Однако эта информация не стала таковой.

По словам Дэниеля Эльсберга, знаменитого разоблачителя Pentagon Papers, Эдмондс обладает информацией, «гораздо более взрывной, чем the Pentagon Papers». Он также сообщил, что Белый Дом приказал прессе не публиковать Эдмондс: «Я уверен, что в правительстве обсуждается вопрос о том, «что нам делать с Сибел [Эдмондс]?». Первой линией защиты является гарантия того, что она не получит доступ в СМИ. Я думаю, что любое издание, подумавшее об использовании ее материалов, обратилось бы к правительству, и им было бы сказано «этого не касаться»...»

Подобно многим другим авторам, Эдмондс указывает на то, что международный наркотрафик является ключевым источником финансирования операций, подобных операции «Гладио В». Она утверждает, что США в 2001 году атаковали крупнейшего мирового производителя опиума — Афганистан — в ответ на теракты 11 сентября, но без предъявления каких-либо доказательств, что Афганистан был связан с этими терактами. После вторжения США производство опиума в Афганистане значительно увеличилось.

Политолог Фредерик Уильям Энгдаль в канадском издании Global Research пишет, что украинская националистическая группировка УНА-УНСО также является членом «Гладио», и следы ее деятельности присутствуют: в Литве в 1991 году; в событиях, когда летом 1991 года разрушали Советский Союз; в войне против Приднестровья 1992 года; в абхазской войне 1993 года; в Чечне; в Косово и во время событий в Грузии 2008 года. Энгдаль заключает, что военизированные отряды УНА-УНСО участвовали «в каждой грязной войне НАТО в период после холодной войны — и сражались всегда на стороне альянса».

Эксперты настаивают, что организационные формы сетей «Гладио» сохранились до наших дней и использованы при создании ИГ*. Сообщается как минимум о двух центрах таких сетей — в Италии и в Турции. В Турции в этом участвовал представитель «Гладио» Марк Гроссман, о чем также стало известно из показаний Эдмондс. В Италии с сетями «Гладио» работал Д. Теффт (в 1986–1989 годах он был советником по военно-политическим вопросам в посольстве США в Риме).

Созданные для борьбы с коммунистической «угрозой», террористические структуры «Гладио» не остались без работы после падения «железного занавеса». Разве что сегодня их существование — секрет полишинеля, и поэтому создатели могут использовать их практически открыто. Что они и делают, организуя «цветные» революции, разрушая государства, реализуя стратегию управляемого хаоса.

* «Исламское государство» (ИГ/ИГИЛ/ISIS/ Daesh - ДАИШ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Полные тексты статей становятся доступны на сайте через 8 недель после их публикации в печатном выпуске газеты «Суть времени»

Нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить редакции о найденной ошибке