«Передайте им!..», или «Неполживый» захват рязанского Музея истории молодежного движения

Несмотря на нахрапистость местных властей, общественность решила воспротивиться переносу, а на самом деле — фактической ликвидации музея и превращению Дома Свободы в антисоветский Дом Солженицына

«Передайте им!..», или «Неполживый» захват рязанского Музея истории молодежного движения

Давным-давно, в конце XIX века, в Рязани для очередного губернатора был построен дом — приземистое двухэтажное обширное здание с чугунным крыльцом.

После революции 1917 года в бывшей губернаторской резиденции собрался первый Рязанский Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Тогда-то здание и прозвали «Домом Свободы». Позже в его честь переименовали улицу.

Спустя два года, когда к городу близко подошли белые, в Доме Свободы разместились службы штаба Южного фронта Красной Армии.

Затем дом передали под Комитет комсомола. Комсомольцы, просвещая молодежь, организовали здесь клуб имени Луначарского.

В 30-е годы здание отдали под жилые помещения. Но память о нем как о Доме Свободы в народе сохранялась, а на фасаде висела соответствующая памятная доска.

В 1988 году использовать историческое здание под жилье посчитали неправильным. Людям выделили отдельные квартиры, а в Доме Свободы было решено сделать Музей истории Рязанской комсомольской организации. На субботниках здание подремонтировали и разместили в нем экспозицию.

С момента развала СССР и роспуска комсомола власть стала смотреть на музей косо. Избавившись от слова «комсомол» в названии, его переименовали в «Музей истории молодежного движения» (МИМД). Хотели разбавить экспозицию экспонатами антисоветского характера, но не нашли достаточного их количества. И, в конце концов, разбавили общей информацией о самодеятельном творчестве молодежи.

В «лихие» 90-е годы, когда «демократов» во власти сменяли то «коммунисты», то «патриоты», музей получал, соответственно, то разрушительные директивы, то помощь, то попросту безразличие. Попытка «глобальной десоветизации» по Федотову-Караганову при Президенте Д. Медведеве, быстро сойдя на нет, прошумела мимо МИМД.

Но нынче десоветизаторы сменили свою тактику на более осторожную. И — всерьез взялись за мелкие провинциальные объекты советского прошлого. Заявляемая ими цель — мало-помалу стереть всю память о советском прошлом из городских ландшафтов, а значит, и из сознания людей.

И вот 18 декабря 2015 года из сообщения в новостях на телеканале «Культура» сотрудники МИМД неожиданно узнали об организации, «по задумке вдовы Солженицына», в Доме Свободы музея его имени. И, заодно, о переносе МИМД — неизвестно куда... Надо сказать, что после визита в Рязань Натальи Солженицыной прошло уже почти полгода, и подобное уведомление выглядело столь же самочинным, сколь и запоздалым.

Пребывая в полном недоумении, сотрудники МИМД обратились за разъяснениями в Министерство культуры и туризма Рязанской области, в ведомстве которого состоит музей.

Ответом на этот запрос стал вызов 27 декабря 2015 года первым заместителем министра М. В. Горожановой музейщиков к себе «на ковер». В весьма нелюбезных выражениях замминистра обрисовала будущую судьбу МИМД: «дадут пару комнаток в доме Щедрина», «фонды перевезете в Константиново в запасник музея-заповедника имени Есенина». Музейным работникам ясно дали понять, что вопрос «в верхах» уже решен и сопротивление бесполезно.

На самом деле, конечно, визит вдовы Солженицына и инициатива местных поклонников писателя сделать в Рязани его музей — лишь повод. Иначе, почему бы, оставив в покое МИМД, не организовать музей Солженицына в доме на улице Урицкого № 17, где писатель жил и написал «Один день Ивана Денисовича»? Или хотя бы в том же доме Щедрина, где Солженицын не жил, но который хотя бы имеет отношение к литературе? Чем привлекательна перемена местами музеев помимо двойного расточения средств?

Совершенно ясно, что главная цель, преследуемая региональными властями в русле новой политики десоветизации — убрать присутствие всего советского из центра Рязани. А для этого перво-наперво надо удалить мозолящий глаза бывший музей Комсомола. Затем, проводя ремонт здания на бюджетные деньги, можно кое-что откорректировать — например, убрать мраморную доску с напоминанием о доме Свободы. Ну и, наконец, устроить в этом доме пункт антисоветской пропаганды и агитации с именем Солженицына на фасаде. Чтобы рязанцы позабыли о «Доме Свободы» и начали помнить «Дом Солженицына». Ну, а там уж можно переименовать и улицу Свободы, коль скоро дома с таким именем на ней не будет. А затем, глядишь, дело дойдет и до ул. Ленина, ул. Ленинского Комсомола и других советских названий.

Однако, несмотря на нахрапистость местных властей, общественность решила воспротивиться переносу, а на самом деле — фактической ликвидации музея и превращению Дома Свободы в антисоветский Дом Солженицына.

Рязанское отделение «Сути времени» и «Родительского Всероссийского Сопротивления» с самого начала активно участвовали в протесте. Первым делом мы направили в адрес губернатора открытое письмо с требованием предотвратить перемещение МИМД.

Под текстом письма изначально поставили подписи три организации, включая «Суть времени» и РВС, но дальше началась малопонятная темная игра. Так, третья подписавшая письмо структура неожиданно попросила нас не отправлять его или, по крайней мере, снять подписи ее членов. Прямо о давлении на подписантов сказано не было, но такой вывод сам собой напрашивается, учитывая, что практически все члены упомянутой организации — госслужащие.

После этого мы вышли на пикеты собирать под нашим письмом подписи общественных организаций и простых горожан. Выступили с запросом и депутаты от КПРФ. Ветераны направили собственное письмо протеста... Власть в итоге была вынуждена начать хоть как-то реагировать.

26 января Министерство культуры и туризма выпустило официальное уведомление о том, что музей Солженицына займет здание МИМД, а его коллекции переведут в дом Салтыкова-Щедрина и музей Есенина в Константинове. Однако, как утверждалось, музей продолжит свою работу «в прежнем качестве», а «штат сотрудников будет сохранен»...

Как музей может продолжать работать «в прежнем качестве» в Константинове, за десятки километров от Рязани? Куда денутся учреждения, в настоящий момент занимающие помещения в «доме Щедрина»? Эти вопросы остались без ответа... Если называть вещи своими именами, то вышеупомянутым заявлением работникам музея просто бросили «кость»: соглашайтесь на поставленные условия — и никого не уволят.

На следующий день на заседании, посвященном будущему юбилею Солженицына, вице-губернатор правительства Рязанской области Сергей Филимонов заявил, что МИМДу в Доме Салтыкова-Щедрина якобы «будет определена площадь не меньшая, чем в доме на Свободе». И — пригласил общественные организации, «включиться в совместную работу и активно работать над новыми экспозициями»... Иначе говоря, во второй раз кость решили бросить уже не работникам музея, а общественникам.

Характерно, что сразу же после «приглашения» общественников к совместной работе Филимонов на три недели ушел в отпуск. Ну, а мы — продолжили работу по информированию общества.

6 февраля губернатор всё же, наконец, сообщил, что выселение МИМД лишь «один из вариантов», и пригласил общественность обсудить другие варианты.

И в тот же день газета «Рязанские ведомости» рассказала, что вдова Солженицына «расстроена» спорами по поводу места размещения музея, о чем она узнала «из письма местных общественников». Вдова заявила, что один вариант размещения уже был отклонен «из-за непомерной дороговизны». Что второй, якобы, «обсуждается». И что она «готова выслушать и третий, и четвертый, но лишь после того, как в Рязани будет достигнуто согласие». Таким образом, Н. Солженицына разумно отмежевалась от действий местных властей.

Параллельно с борьбой за сохранение МИМД и дома Свободы усиливается протест против создания в Рязани музея Солженицына как такового. Со своей стороны мы, «Суть времени» и РВС, намерены жестко отстаивать тезис, заявленный самим Солженицыным: «Жить не по лжи!» Все материалы и экспонаты будущего музея, если таковой состоится, будут тщательно проверяться нами на историческую достоверность. Мы будем твердо настаивать на наличии должных научных пояснений к художественным преувеличениям и искажениям действительности. Нетрудно понять, что добросовестно сделанный музей Солженицына не может не изобличать самого нобелевского лауреата. Так нужен ли и впрямь такой музей городу Рязани?

Сегодня среди горожан явно искусственно разогревается тема уничтожения советских памятников. Так, 12 февраля на городском портале некая самозваная «инициативная группа» потребовала заменить памятник Ленину на одноименной площади на что-то «более патриотичное».

Надо сказать, что однажды, в 1993 году, «демократические» власти уже сносили памятник. (Главный «демократ», сносивший монумент, ныне отбывает срок за вымогательство в местах не столь отдаленных.) Ленина тогда заменили на постмодернистскую конфигурацию из трех фигур, призванную напоминать купола Успенского собора Рязанского кремля, но, увы, их не напоминавшую. Топорно и бездарно сделанное сооружение получило в народе прозвище «три сиськи». Закончилось дело тем, что новый губернатор-коммунист Любимов убрал этот позор с городской площади и восстановил памятник Ленину на прежнем месте.

С тех пор сносами памятников в городе никто не развлекался... И вот нынче десоветизаторы, похоже, решили вновь приняться за старое, солидаризируясь с происходящим на Украине.

15 февраля мы повторно отнесли в приемную губернатора обращение в защиту музея, с подписями уже 16 общественных организаций и 350 жителей Рязани. Копии писем и подписей были направлены главе Администрации Президента РФ С. Б. Иванову, являющемуся председателем оргкомитета по подготовке к празднованию юбилея Солженицына. В нашем обращении, помимо прочего, содержится и напоминание о предстоящих юбилейных датах: 100-летие Октябрьской революции и 100-летие Комсомола. Собирается ли власть отмечать эти юбилеи?

Пока что мы получили от властей лишь очередную формальную отписку за подписью заместителя председателя правительства Рязанской области Е. И. Буняшиной. Отписка уведомляет, что музей останется «в том же статусе и с теми же сотрудниками, сохраняя при этом свою тематическую направленность».

Мы продолжаем сбор подписей под обращением к губернатору. Большинство рязанцев, встреченных нами на улице при сборе подписей в защиту Музея истории молодежного движения, высказывались в адрес и властей, и поклонников Солженицына очень экспрессивно. Один из них подписался как «октябренок и пионер, комсомолец и коммунист, офицер Советской и Российской армии, майор запаса» и добавил устно: «Передайте им, что они всю мою жизнь перечеркнуть собираются!» Много подписей и молодых людей, не собирающихся отказываться от истории своего города и семьи.

Грядут общественные слушания, на которых ангажированные чиновники, судя по всему, будут пытаться провести в жизнь нужные им решения...

19 марта в защиту Музея истории молодежного движения будет проведен митинг, на который мы приглашаем всех неравнодушных граждан.

Еще раз повторяем и повторим столько раз, сколько понадобится: общественность интересует, прежде всего, не то, в каком подчинении и на чьем балансе будет музей, частично перенесенный и отчасти сохраненный. Мы задавали и задаем основной вопрос: зачем вообще перемещают Музей истории молодежного движения? Кому понадобилось его трогать? Какова будет участь здания первого рязанского Совета, Дома Свободы? И, наконец, доколе под красивые слова о «жизни не по лжи» местные власти будут игнорировать мнение жителей и насильственно уничтожать памятники нашей культуры и истории?

Наше требование остается неизменным: оставьте Музей истории молодежного движения в том здании, где он сейчас находится!

Нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить редакции о найденной ошибке