Статья
/ Вера Сорокина
Форсайт-проект «Детство-2030»: нужен расчеловеченный кретин для кретинической ориентации в кретиническом будущем – чтобы его хозяин одним пинком отправлял его по нужной этому хозяину кретинической траектории

По ту сторону семьи

Стратегические разработки у нас в стране не просто редкость, их отсутствие — главная проблема страны. Речь, естественно, идет о стратегиях развития, стратегиях изменения к лучшему, стратегиях выхода из регресса.

Но вот стратегических проектов, взрывающих общество, разрушающих его несущие опоры — будь то семья, образование, здравоохранение, пенсионная реформа, ЖКХ или другие — с избытком.

В предыдущих статьях мы описали четыре основных направления ударов в социальной войне. Теперь взглянем внимательнее на их практическое воплощение, в частности, на стратегические проекты. Сегодня речь пойдет о форсайт-проекте «Детство-2030».

Российское общество постепенно стало пробуждаться в ответ на угрозу принятия конкретных законов по ювенальной юстиции (митинги, пикеты, подписи, обсуждения и пр.). Но ЮЮ — лишь малая частица форсайт-проекта «Детство-2030», стратегии по слому не только того самого русского ядра, о котором говорил Ракитов, а шире — цивилизационного слома. Этот слом, по всей видимости, предназначен для всего мира. Но осуществление такого слома именно в России представляется кому-то особо важным. И потому, что Россию вообще надо доломать. И потому, что, не доломав ее, нельзя сломать мир. И по многим другим причинам.

К сожалению, большинство наших сограждан никогда не слышали о форсайт-проекте «Детство-2030». А те, кто о нем знает, относятся к нему как к страшной сказке, фантастической антиутопии — настолько он не вписывается в сознание русского человека, настолько противен самой человеческой природе. Но, как нам кажется, отмахиваться от подобных проектов — мол, нелепость и бесстыдство, что об этом говорить! — значит заведомо проиграть в войне, ведущейся против России и человечества. Нельзя выиграть в войне, не зная, что против тебя ее ведут, не относясь к ней серьезно, не обладая оружием для ведения ответных действий и готовностью эти действия вести. Такие военные спецоперации против России, как «Детство-2030», надо обсуждать ничуть не менее подробно, чем любые другие военные спецоперации, ведущиеся, как мы понимаем, на самых разных фронтах. История предупреждает нас о том, что все самые уродливые и мерзкие идеи в человеческом обществе воплощались только потому, что при их зарождении к ним относились несерьезно и невнимательно.

Анализируя форсайт-проект «Детство-2030», мы с прискорбием обнаруживаем Общественную палату РФ как лоббиста и этого сомнительного проекта. Конечно, в данном случае нельзя говорить о прямом лоббизме. Прямым лоббистом является Благотворительный фонд «Мое поколение» — он заказал проект. А вот в графе «исполнитель» официально записано следующее: «Международная Методологическая ассоциация при поддержке Общественной палаты Российской Федерации». Какую именно поддержку осуществляла Общественная палата, предстоит еще разобраться. Но то, что ее используют в качестве бренда и лоббистской площадки... Это, увы, не вызывает сомнений. Руководитель проекта «Детство-2030» — Алина Федоровна Радченко. Идеолог проекта — методолог Сергей Валентинович Попов.

В основу проекта положена так называемая технология форсайта (англ. Foresight — «взгляд в будущее»). Появилась она лет 30 назад и считается «одной из прогрессивных технологий работы с будущим», одним из основных инструментов инновационной экономики. Поначалу эту технологию применяли для формирования образов будущего в сфере технологии, затем в бизнесе, а с 90-х годов прошлого века — в общественно-политической сфере. Рекламируя метод форсайта, госпожа Радченко ссылается на успех применившей этот метод фирмы Nokia. Мол, применила фирма метод — и стала передовой в том, что касается мобильной связи.

Может быть, порекомендовать госпоже Радченко применить методы, сделавшие фирму Nokiaуспешной, в отношениях со своим супругом? Может быть, у нее получится? Данный совет порожден нашим изумлением по поводу того, с какой легкостью люди, занимающиеся тончайшими социально-психологическими вопросами (например, детством), перенимают опыт фирм, занимающихся техническими и рекламными проблемами. У Гоголя по сходному поводу герой говорит: «Легкость в мыслях необыкновенная».

Но вернемся к нашим детям и внукам, коих госпожа Радченко реально готова уподобить сотовым техническим устройствам, дабы оптимально вписать в новое общество. Авторы форсайт-проекта заявляют: «Те, кому сегодня 10–15 лет, к 2030–2040 году будут составлять костяк российского общества. Станет ли подрастающее поколение жить в стране с инновационной экономикой или будет населением «мировой помойки» — вопрос наших усилий и действий сегодня».

Внимательное рассмотрение форсайт-проекта говорит о том, что детям и внукам нашим предлагают жить именно в инновационной помойке или в среде помоечных инноваций — это уж как получится.

Что же касается того, как именно детей уподобляют техническим устройствам... Читатель вряд ли удивится, если узнает, что авторы проекта уподобляют техническим устройствам не только детей, но и всё на свете. «Будущее создается» — уверены авторы. То есть конструируется — как новое техническое устройство. Поразительно не это заявление, а то самодовольство, с которым его делают авторы: «А как иначе-то?» Мы-то, по своей отсталости, думали, что есть история, взращивающая нечто в своем лоне, есть человеческий дух, стремящийся вперед, к лучшему и светлому будущему. Оказывается, нет. Все моделируется на экранах компьютера — и переносится в бытие человеческое.

Создание будущего — это, прежде всего, смена идеологии и парадигмы в обществе, утверждается в проекте. Пришло время сменить приоритеты по отношению к проблеме детства в целом, изменить существующие в общественном сознании косные и устаревшие представления — в основе своей, конечно, советские.

Но кто это все будет менять, авторы не отвечают. Ведь не Международная Методологическая ассоциация это будет менять. Тогда кто? У любого изменения есть субъект. Чем радикальнее изменение, тем мощнее должен быть субъект. А у субъекта есть свои интересы, свои цели, а также многое другое. И цели иногда весьма и весьма зловещие.

Авторы обо всем этом прекрасно знают. Но ни слова об этом не говорят — потому, что продавливают свои инициативы, что называется, «втемную». А при таком продавливании о субъектах говорить запрещено. Как поется в песне, «разговор на эту тему портит нервную систему».

Ну что ж, придется попортить нервную систему авторам, дабы они и стоящие за ними субъекты не попортили ее человечеству.

Что нам навязывают в качестве будущего?

Ссылаясь на западную литературу и зарубежный опыт, авторы утверждают, что в мире уже произошла радикальная смена отношения общества к детству. Что традиционное воспитание детей, да и вообще традиционный уклад социальной жизни отстали от требований эпохи. И не справляются с решением необходимых задач. Что на Западе уже существует множество альтернативных форм воспитания. А раз так, негоже нам отставать.

При этом под традиционным воспитанием детей и традиционным укладом семейной жизни авторы подразумевают вовсе не то, что подразумевал Макс Вебер, говоря о разнице между традиционным и современным обществом. Для авторов традиционное — это значит семейное.

Итак, согласно мнению авторов, детство, размещенное в семейных рамках (то есть тех рамках, в которых оно находилось тысячелетиями), не решает необходимых задач будущего.

Можно узнать, каких задач? И какого будущего? А может быть, нам такого будущего не надо? Тем более, что будущее, по мнению авторов, конструируется. Так может, мы сконструируем другое будущее? То есть мы-то, конечно, убеждены, что будущее не конструируется. Но станем на время на точку зрения авторов и скажем: «Вы хотите сконструировать одно будущее, а мы другое. У нас с вами равное право конструировать будущее. Если мир подчиняется не неумолимым тенденциям, а человеческой воле, то наше право ничем не отличается от вашего. И история знает один способ решать, чье право правее. Так может, мы этот способ и применим? Объясним обществу, какое вы и ваши заказчики готовите ему будущее. Предложим обществу другое будущее. Победим в этой борьбе, опираясь на общество. А тех, кто готовит обществу бессемейное детство, отправим на помойку истории. На которой они будут валяться в обнимку с их «бессемейными инновациями».

Впрочем, сначала посмотрим, как авторы описывают свой проект, поскольку они достаточно точно описывают контуры того детства, которое они готовят нашим детям (в отличие от контуров будущего, о котором они умалчивают и во славу которого надо приносить нормальное семейное детство на алтарь антиутопии-2030).

Постсемейное детство, предлагаемое авторами, таково.

Во-первых, это должно быть так называемое «компетентное детство».

Авторы утверждают, что дети должны как можно раньше становиться самостоятельными и компетентными в выборе и построении своей образовательной и жизненной траектории.

За счет чего? Может ли, например, младенец стать абсолютно самостоятельным и компетентным в выборе жизненной траектории? Оказывается, может. Видимо, самостоятельно выбирая жизненную траекторию между своим беззубым ртом и материнской грудью. А раз это может младенец, то ребенок более старшего возраста — и подавно. Таким образом, ребенок в любом возрасте самостоятелен в выборе своей жизненной траектории. Просто траектория меняется. И тут все зависит от того, какова будет жизненная траектория людей в пределах того будущего, которое им навязано авторами. Чем сложнее эта траектория, тем труднее добывать компетенцию и самостоятельность, необходимую для правильного движения по этой траектории, не правда ли?

В понятие «труднее добывать» включаются не только усилия, но и время. Нельзя сжать время, коль скоро необходимо добиться высочайшей компетенции, необходимой для движения по очень сложным траекториям. То есть в научной фантастике возможно что угодно: перекачал в мозг ребенка всю компетенцию человечества, и он стал ползать по сложнейшим траекториям, врастил в его тело технические модули — и он стал по этой траектории носиться, аки паук из голливудского фильма.

Именно так и рассуждает идеолог и методолог проекта Сергей Попов. Как убежденный сторонник научно-технического прогресса он, например, призывает вообще отменить и семью, и школу — ибо их уже с успехом заменяет интернет: «Основная проблема — это работа со взрослыми... Они отстают от своих детей... Школа не справляется с информационной революцией... Дети в 11–14 лет уходят из дома, перестают общаться с отстойными родителями... Уже сейчас исследования показали, что 70% того, чему дети учатся, они учатся не в школе и не в семье, а в интернете и на улице».

Трудно сказать, чьи исследования и что именно Попову показали, но мы твердо знаем, что в жизни все происходит не так. И когда говорят о том, что дети как можно раньше должны стать самостоятельными и компетентными в выборе и построении жизненной траектории, то имеется в виду вовсе не бред по поводу сращивания ребенка с компьютером и техническими модулями. Вы перед тем, как этот бред предлагать, научитесь имплантаты в десны по-настоящему вкручивать.

Нет, дорогие мои фантасты энд методологи! Имеется в виду предельная примитивизация жизненной траектории ребенка в рамках навязываемого вами будущего. Вам нужен расчеловеченный кретин для кретинической ориентации в кретиническом будущем — для того, чтобы его хозяин одним пинком отправлял кретина по нужной этому хозяину кретинической траектории. Хотите вы именно этого. И не валяйте дурака, утверждая: «Мы люди с фантастической ориентацией и мы в Общественной палате всё обсуждаем для того, чтобы научиться информацию из суперкомпьютера младенцу в мозг перекачивать».

И не вы тут субъект. Вы — рупор очень определенных идей. И вполне понятно, каких.

Сейчас в США в ходу такой термин — Early Childhood Education. Нашим «отсталым традиционным» родителям это словосочетание вряд ли знакомо. Но ничего, возьмем один из пунктов предвыборной кампании Барака Обамы и ознакомимся с тем, с чем едят это самое Early Childhood Education. Тут все абсолютно лишено методологической фантастики в духе трансгуманизма. Тут все так конкретно, что дальше некуда. Причем система Early Childhood Education («Ранее детское образование», по-нашенски) продвигается не только в США. Во всех так называемых развитых странах западного мира ведутся активные дискуссии по поводу создания монстра под названием «компетентный ребенок». Выдаются гранты на создание этого монстра. Проводятся конференции и круглые столы.

Так что же это за монстр? Об этом — в следующей статье.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER