Попытка «оранжевой революции» в Армении в 2008 году

Судьба России связана с Кавказом столь тесно, что разрушение обществ Закавказья «оранжевыми революциями» не только окажется для нее крайне болезненным, но и станет прямой угрозой для российской территориальной целостности

Попытка «оранжевой революции» в Армении в 2008 году

Закавказье издавна считается одним из ключевых регионов мира — как в плане проходящих через него торгово-экономических коммуникаций, так и в плане этнополитического баланса обширной Евразии. Ведь именно закавказский регион веками оставался важнейшими воротами, через которые большой Запад соприкасался с большим Востоком.

Этот регион долгое время являлся (и в значительной мере остается) объектом спора ряда великих держав: России, Османской империи (а затем Турции), Великобритании и Персии (Ирана). В ХХ веке, особенно во второй его половине, горячий интерес к Закавказью начали проявлять США. После разрушения СССР, с начала 90-х годов ХХ века, началась экспансия Запада в Закавказье, а Россия оказалась отодвинута с Кавказа весьма существенно, хотя и не окончательно. На Кавказе всё еще есть народы и страны, которые после распада СССР не сочли необходимым разорвать с Россией. И именно эта неокончательность превращает такие страны в первоочередных кандидатов на проведение в них «оранжевых революций».

При этом судьба России связана с Кавказом столь тесно, что разрушение обществ Закавказья «оранжевыми революциями» не только окажется для нее крайне болезненным, но и станет прямой угрозой для российской территориальной целостности.

Несмотря на суперважность региона для России, она в 90-е годы быстро теряла здесь позиции (вплоть до Второй чеченской кампании). В 2000-х ситуация стабилизировалась. И тогда политическая схватка за Кавказ приобрела новые формы. Тут и грузинская «оранжевая революция» 2003 года, и грузино-осетинский конфликт в августе 2008 года... Но это не всё. Одна из ключевых стран региона — Армения — устойчиво ориентируется на Россию. А ведь она занимает центральное положение в Закавказье, и без контроля над ней невозможно радикально изменить судьбу всего кавказского региона.

Нет сомнения, что политические кризисы в этой стране необходимо изучать с пристальным вниманием. Ведь от их результатов зависит и будущее региона, и будущее России.

Перед тем, как начать рассмотрение одной из попыток государственного переворота в Армении, совершенной в феврале-марте 2008 года, необходим небольшой исторический экскурс.

Армения — одна из древнейших стран региона, и многие сегодняшние процессы обусловлены ее непростой историей. Армяне являются одним из древнейших сохранившихся народов в Евразии. Государственность Армении, по разным оценкам, можно вести от царства Хайаса (XVI век до н. э.) или государства Урарту (VIII век до н. э.). Сложная и драматическая история страны является чередой расцветов и катастроф армянского государства, наибольшего подъема оно достигло при Тигране II в период существования «Великой Армении».

С древности территория Армении была объектом соперничества других держав, так что Армения много раз теряла и снова обретала свою государственность. Однако к концу XIV века она потеряла территорию вплоть до ХХ века. Сами армяне оказались разделенным народом, что и предопределило их существование в качестве диаспор в других государствах. Как и многие другие диаспоры, армяне подвергались гонениям, но самой большой трагедией для них является геноцид 1915 года в Османской империи.

Армения обрела независимость в 1918 году. Она получила ее в результате распада Российской империи и поражения Тройственного союза в Первой мировой войне. Ведущими национально-освободительными силами того времени были партии «Дашнакцутюн» и «Гнчак», которые сформировались в конце XIX века и на сегодняшний день являются старейшими партиями в Армении. Согласно Севрскому мирному договору 1920 года и благодаря посредничеству Великобритании, независимая Армения получила большие территории «Турецкой Армении» из состава Османской империи. Однако в дальнейшем уже кемалистская Турция возобновила войну и удержала Западную Армению за собой. В это же время разгорелись пограничные конфликты закавказской Армении с Грузией и Азербайджаном. И наконец, Октябрьская революция и Гражданская война в России коснулись и Закавказья. Новые буржуазные республики не устояли под давлением мощных социальных движений на своих территориях, а после того как в регион пришла Красная Армия, буржуазные правительства, несмотря на националистическую пропаганду и помощь западных стран, не смогли удержать власть.

После входа на территорию Армении 11-й Красной Армии в 1920 году правящая «Дашнакцутюн» оказала ей вооруженное сопротивление. Но дашнаки были разгромлены и выдавлены из страны. Новую власть поддержали местные подпольные отделения коммунистической партии и партия «Гнчак». После провозглашения Закавказской ССР были подписаны мирные договоры с Турцией, по которым устанавливалась существующая граница. «Дашнакцутюн» (АРФД) продолжила деятельность в изгнании и не оставила цели создания независимой Армении. В период «Перестройки» в СССР АРФД была активным агентом по продвижению этой идеи в народные массы и сыграла немалую роль в разрушении СССР.

Как часть Советского Союза Армения быстро и успешно развивалась. Этому способствовали значительные капиталовложения в республику и программы переселения армян из других стран в Армянскую ССР.

На исходе советского периода в политической атмосфере начинающейся «Перестройки» и накачивания «национальной темы», произошло резкое обострение отношений между Армянской и Азербайджанской ССР. В результате в 1988 году разгорелся конфликт из-за Нагорного Карабаха, который стал одной из центробежных сил, разрушающих Союз. Неспособность или нежелание союзного руководства решить карабахскую проблему в итоге породило негативное отношение двух конфликтующих республик к Центру, стало одной из причин их выхода из СССР и дальнейшей эскалации конфликта.

В результате Карабахской войны — Нагорный Карабах в 1992 году заявил о своей независимости, а Армения, чьи военнослужащие воевали на стороне Нагорного Карабаха, подверглась санкциям и блокаде границ со стороны Турции и Азербайджана. Конфликт остается тлеющим до сегодняшнего дня. Он является одной из опасных болевых точек всего региона. Ведь давление на нее может взорвать весь Кавказ.

Исследуя политический кризис в Армении 2008 года, мы рассмотрим период от формирования групп будущей оппозиции, которая и совершила попытку переворота, до момента окончания активных протестных действий. А поскольку организационные структуры оппозиции и их лидер Левон Тер-Петросян уже находились у власти в Армении в 1991–1998 гг., то необходимо начать их изучение с разбора этого периода.

Политическая предыстория

Итак, события Карабахской войны 1991–1994 годов сыграли свою роль в расколе политического класса Армении на противоборствующие группировки, которые можно условно связать с их внешнеполитической ориентацией:

1)«западная-проевропейская» — наиболее радикальная в вопросе о Нагорном Карабахе (за присоединение) и «Айдату» (армянскому суду за геноцид), к этой группе относится прежде всего партия «Дашнакцутюн»,

2)«американо-турецкая» — выступала за скорейшее урегулирование карабахского вопроса в пользу Азербайджана, открытие границ и внешнеполитическую ориентацию Армении на США и Европу,

3) так называемая «партия войны» — имела «пророссийскую-карабахскую» ориентацию, выступала за сближение с Россией и сохранение за Арменией Карабаха. Однако произошло это разделение не сразу. Поначалу все три группы были едины в своей антисоветской ориентации.

Первой националистической организацией, которая начала активно бороться за воссоединение Нагорного Карабаха с Арменией, стала общественная организация «Крунк» в г. Степанакерте. Ответственным за идеологический сектор в ней был Роберт Кочарян (будущий президент Армении). В дальнейшем «Крунк» вошел в комитет «Карабах», политическим воплощением которого стало «Армянское Общенациональное Движение» (АОД) во главе с Левоном Тер-Петросяном. АОД победило на выборах в Верховный Совет Армянской ССР, а затем оказалось в числе принимающих решение о провозглашении Арменией независимости. Лидер АОД Левон Тер-Петросян стал первым президентом независимой республики Армения.

В 1990-е годы страна переживала острейший социально-экономический кризис. Из-за развала СССР прервались хозяйственные связи, закрылось большинство предприятий. Кроме того, Армения находилась почти в полной блокаде из-за конфликта в Нагорном Карабахе: Азербайджан и Турция закрыли границы, а из-за гражданской войны в Абхазии и Южной Осетии оказалась практически невозможна и связь с Россией через Грузию. Экономика рушилась. Происходили сильные перебои со снабжением страны продовольствием, электроэнергией, продуктами первой необходимости. За несколько лет из Армении эмигрировало более полумиллиона граждан. Для страны с населением в 3,5 млн. — это огромные цифры. Первый срок президента Левона Тер-Петросяна 1991–1996 называют «темными годами». Однако, несмотря на блокаду, Армения не сдала позиции в Нагорном Карабахе.

У власти тогда находились представители «Армянского Общенационального движения» и люди, которые выдвигали проект объединения Карабаха и Армении. Их лидером был Левон Тер-Петросян. Однако социально-экономический кризис сильно понизил рейтинг действующего президента. Неоднозначно была воспринята обществом и отмена празднования 9 мая. Несмотря на это, Тер-Петросян выиграл президентские выборы 1996 года во втором туре, набрав 52,09 % голосов. Оппозиционный кандидат от пяти партий — Вазген Манукян (партия «Национальные демократы») объявил о том, что выборы сфальсифицированы, и оппозиция начала массовые акции протеста с попытками захвата административных зданий. Власть обвинила оппозицию в попытке «государственного переворота». Президент фактически ввел режим ЧП, запретив любые митинги и собрания. В итоге митинги оппозиции были разогнаны с помощью сил МВД и армии. Пройдет 12 лет, и в 2008 году Тер-Петросян повторит судьбу своего соперника.

С течением времени часть армянской элиты (в основном это была столичная интеллигенция, часть бюрократического аппарата и часть АОД, во главе с президентом Армении Левоном Тер-Петросяном) неизбежно должна была начать строить отношения с США. Первоначальная жесткость позиции начала сменяться дипломатическим лавированием, которое в будущем могло привести только к сдаче Карабаха.

Президент заговорил о путях разрешения карабахского конфликта, мотивируя свои предложения по мирному урегулированию экономическими трудностями:

26 сентября 1997 года Левон Тер-Петросян провел большую пресс-конференцию, на которой выступил за компромиссное решение карабахской проблемы. Он подчеркнул, что рассчитывать на признание Карабаха мировым сообществом не приходится — ни как самостоятельной территории, ни как части Армении. В качестве приемлемого пути решения проблемы армянский президент назвал такое поэтапное урегулирование, при котором интересы карабахских армян были бы соблюдены.

Такое изменение позиции стало поводом для очередного раскола партии АОД, а затем и элиты страны. В правительстве назрел конфликт президента с «партией войны», которую возглавляли премьер-министр Роберт Кочарян, министр внутренних дел Серж Саркисян и министр обороны Вазген Саркисян. Не поддержала «программу» и запрещенная Тер-Петросяном «Дашнакцутюн». Все они высказались против плана, который предлагал президент (отказ от курса на независимость Карабаха или воссоединения его с Арменией). Исследователь Закавказья Том де Ваал дает следующее описание тогдашней политической обстановки в Армении: «Столкнувшись с возможным «дворцовым переворотом», который готовы были совершить его ближайшие сподвижники, Тер-Петросян решил покориться неизбежности и 3 февраля 1998 года объявил о своей отставке».

Уместно привести здесь комментарий С. Е. Кургиняна к этому событию:

«Он (Тер-Петросян) взял карабахскую тему, въехал с ней во власть, а придя, ее бросил, она начала его тяготить. И тогда люди, которые составляют ядро «карабахского клана», возмутились — так исчез из политики в 1998 году Левон Тер-Петросян».

После отставки временно исполняющим обязанности президента стал представитель «партии войны» Роберт Кочарян. Он же баллотировался на внеочередных президентских выборах и в непростой борьбе победил в первом туре в 1998 году. Немаловажную роль в этой победе сыграла партия «Дашнакцутюн», деятельность которой Кочарян разрешил на территории Армении.

После сдачи Тер-Петросяном власти и перехода ее в руки «партии войны», по мнению С. Е. Кургиняна (имеющего многолетний опыт антикризисной работы в «горячих точках»), была сделана ставка на «максимальную делегитимизацию» представителей этой партии. У всех обвинений со стороны группы Тер-Петросяна в адрес «партии войны» (в политическом произволе, хозяйственной беспомощности и коррупции) имелась четко поставленная цель — окончательно скомпрометировать эту группу, как наиболее склонную к добрососедским отношениям с Россией.

Однако достичь этого в короткой перспективе не удалось. Поэтому АОД во главе с Тер-Петросяном и целым рядом чиновников уходит с политической сцены в оппозицию до «лучших времен», сохраняя структуру и накапливая потенциал недовольства населения.

По мнению советника президента Республики Армения Гарника Исагуляна, высказанному в 2004 году, «нынешняя радикальная оппозиция находится под влиянием и управлением других сил. Эти силы являются наиболее непримиримыми по отношению к действующим властям. Зачастую они не появляются на горизонте, однако имеют влияние на все процессы. Я имею ввиду АОД».

Эти времена, по мнению оппозиции, настали в преддверии выборов президента в 2008 году.

Необходимо отметить, что в период с 1998 по 2008 год ситуация в социально-экономической сфере в Армении стабилизировалась, и уровень жизни по сравнению с «темными годами» существенно вырос. Появилась — прежде всего, в столице — немалочисленная прослойка нового среднего класса, который был ориентирован на западные ценности и культуру. В этот же период происходит некоторое остывание в отношении Еревана к Нагорному Карабаху, а позиции «партии войны» в целом слабеют.

В политической обстановке на Кавказе к этому времени также произошли перемены. России в ходе Второй чеченской компании удалось приостановить всплеск терроризма на Северном Кавказе и сохранить свою государственную целостность. Однако в странах СНГ произошли государственные перевороты с помощью технологий «оранжевых революций», и первой в этом ряду была Грузия. После прихода Саакашвили к власти в 2004 году Грузия радикально и окончательно заняла антироссийскую позицию, а грузинская элита взяла подряд на антироссийскую политику. В течении 2007 года Россия вывела оставшиеся военные базы из Грузии: из г. Ахалкаки (62-я военная база) и Батуми (12-я военная база). Таким образом, у России в Закавказье осталась всего одна полноценная военная база в г. Гюмри (Армения), а также РЛС «Дарьял» в Азербайджане (по поводу функционирования которой возникало всё больше вопросов).

Новая политика России, переставшей безудержно сдавать позиции, вызывала недовольство у западных стратегов, которые перешли к действиям по схеме «оранжевого переворота» и в Армении. Опыт Грузии и Украины весьма обнадеживал. Попытка повторить его в Армении была предпринята в феврале-марте 2008 года с опорой на «Армянское общенациональное движение» и ту часть политического класса, который ориентировался на США.

Однако попытка эта оказалась неудачной. Классическая схема дестабилизации по итогам президентских выборов не сработала. В столице было введено чрезвычайное положение, Левон Тер-Петросян оказался под негласным домашним арестом и призвал людей остановить борьбу. Несмотря на имеющееся у протестующих оружие, митинги были разогнаны. Не помогла при разогреве протеста и тема 10 жертв столкновений с полицией.

После неудавшегося армянского переворота была предпринята попытка выдавить Россию из региона с помощью грузинской провокации в Южной Осетии. Однако этот план тоже не сработал.

В итоге Грузия воспользовалась посредничеством Франции на переговорах о перемирии. Теперь Западу оставалась только дипломатическая лазейка для организации официального присутствия в регионе. Предназначенный для этого «план Медведева-Саркози» по мирному урегулированию предполагал, во-первых, отвод российских войск с территории Грузии на территории, где они находились до начала боевых действий (т. е. в Россию). Во-вторых, план предполагал международное присутствие в регионе, которое должно было заменить российских миротворцев. Правящая элита России сумела вовремя оценить последствия реализации названных пунктов и дать соглашениям «задний ход». Сначала МИД дезавуировал их, указав на «неправильности в переводе», а затем и вовсе «обнулил», признав 26 августа 2008 года Абхазию и Южную Осетию в качестве независимых государств. В конечном итоге, Россия оперлась на тот факт, что она не вправе навязывать свою волю возникшим самостоятельным государственным образованиям. В итоге на указанные территории не были допущены наблюдатели, а присутствие в регионах российских войск сохранилось (в Абхазии и Осетии были созданы полноценные военные базы РФ).

Однако неудачи в Армении и Грузии вовсе не означали окончания общего роста напряженности. «Арабская весна», война в Сирии, теракты ИГ* против России, Майдан и затем гражданская война на Украине, попытки так называемого Электромайдана в Ереване летом 2015 года — всё это говорит о том, что никто не оставит ни Закавказье, ни Россию в покое. Регион будут продолжать раскачивать любыми средствами, в том числе с помощью «цветных революций».

Однако вернемся к событиям в Армении в начале 2008 года.

Политический портрет оппозиции

Главной организующей силой протестов февраля–марта 2008 года стало «Армянское общенациональное движение» под руководством Тер-Петросяна. После событий 1998 года партия ушла в радикальную оппозицию и не входила ни в какие государственные органы. Объясняя неучастие партии в политической жизни, Тер-Петросян заявлял: «Эта пассивность имеет свои основания. Эти люди чувствуют, что сегодня не время для активности».

Структура АОД не является жесткой партийной структурой. Она могла включать в себя и беспартийных. Согласно Уставу, высшим органом АОД является Съезд, который созывается один раз в два года. Съезд избирает Правление партии. Председатель Правления, его заместители и исполнительный секретарь избираются на первом заседании правления и утверждаются Республиканским советом партии. У партии существует также представительный орган — Республиканский совет, в который входят председатель Правления партии, его заместители, исполнительный секретарь и председатели Советов региональных подразделений.

АОД имело 40 территориальных подразделений во всех регионах Армении. Непосредственное руководство территориальными подразделениями осуществлялось Советами подразделений, которые избирались общим собранием членов подразделений. Число членов АОД на 2008 год составляло 7500 человек.

О внешнеполитической и внутриполитической ориентации АОД можно составить представление и по декларируемым целям (которые будут разобраны ниже), и по связям с такими структурами, как пантюркистская азербайджанская партия «Мусават» и Альянс либералов и демократов за Европу (АЛДЕ, штаб-квартира в Брюсселе). В этот же Альянс сейчас, например, входят российские «РПР-Парнас» и «Яблоко». Вокруг АОД консолидировались проамериканская и протурецкая элитные группы в Армении.

Перед выборами президента в 2008 году АОД создало крупную коалицию из несистемных партий либерально-демократического толка. Все эти партии и их лидеры активно участвовали в протестах. Самые крупные из таких структур:

«Республика» (лидер — Арам Саркисян, бывший премьер-министр Армении), «Демократическая Родина» (Петрос Макеян, Смбат Айвазян), «Новые времена» (Арам Карапетян), «Родина и честь» (Гарник Маркарян).

Многие из них в будущем войдут в «Армянский Национальный Конгресс», созданный на основе АОД.

Очевидно, что нити управления находились в руках предвыборного штаба Тер-Петросяна, но имелись и параллельные центры. Ведь даже после фактического домашнего ареста лидера протестные акции продолжились. Их координировали уже названный Арам Саркисян и Степан Демирчан, лидер Народной партии Армении.

Определенно можно сказать, что в структуре протестного движения был представлен и силовой элемент, состоящий, судя по публикациям СМИ, из ветеранов карабахской войны. В СМИ упоминаются «Сплочение армянских бойцов» или «Союз добровольцев Еркрапа» (СДЕ). Представителями от этой организации в оппозиции были Самвел Аратюнян и Сурен Сирумян, которые впоследствии были арестованы в Грузии.

Однако гораздо более серьезной силой являлись руководящие органы СДЕ в лице его председателя Манвела Григоряна (заместителя министра обороны) и заместителя председателя Союза добровольцев Мясника Малхасяна (депутата Национального собрания). По данным армянских СМИ, на начало 2008 года в состав союза входило более 10.000 человек, включая высший генералитет Армении. Очень симптоматично, что «партию войны» должны были смещать от имени ветеранов карабахской войны. Генерал-лейтенант Манвел Григорян являлся тем самым замминистра обороны, который совместно с генерал-лейтенантом Гагиком Мелконяном, еще одним заместителем министра, обещали, по словам Левона Тер-Петросяна, что армия не пойдет против своего народа.

После событий конца февраля высший генералитет вышел из состава СДЕ, заявив, что «Еркрап» занимается «неподобающей деятельностью».

Очевидно, задействование СДЕ должно было парализовать армию. Однако этот план провалился. В итоге Манвел Григорян был уволен со своей должности, а Мясник Малхасян лишен депутатской неприкосновенности и арестован.

Однако необходимо подчеркнуть, что АОД консолидировало не всю оппозицию, в стороне остались такие крупные оппозиционные партии, как «Дашнакцутюн» и «Ориенац Еркир». Левон Тер-Петросян обратился к ним с призывом поддержать «справедливые» требования протестующих о проведении «честных выборов». Временная поддержка была получена. «Дашнакцутюн» и «Ориенац Еркир» потребовали пересчета голосов на выборах. АРФД даже пригрозила, что уйдет с занимаемых государственных постов, если требования будут не выполнены. Таким образом, властная «группа Кочаряна–Саркисяна» оказалась в сложнейшей ситуации политического кризиса. Единственная надежда оставалась на то, что органы МВД, КГБ и армия не перейдут на сторону оппозиции и вернут ситуацию под контроль.

Помимо министерства обороны, в других структурах власти также происходило сильное «брожение». Можно предположить, это тоже было частью плана переворота. В поддержку оппозиции выступили: заместитель Генерального прокурора, 6 сотрудников МИДа, в том числе заместитель министра Армен Байбуртян, и несколько сотрудников министерства торговли. Все они были сразу же были уволены. Трудно представить, чтобы чиновники и дипломаты решились на такой шаг без каких-либо гарантий.

К ведущим СМИ, освещавшим и поддерживавшим оппозицию, относились газеты «Жаманак-Ереван», «Айкакан-Жаманак», а также информационное агентство «А1+» и сетевой ресурс «Кавказский узел» (создателем которого является общество «Мемориал»).

И наконец, оппозицию поддерживала также группа неправительственных организаций: Хельсинкская гражданская инициатива (Микаэль Данилян), Хельсинкский комитет и пресс-клубы самых крупных городов (Ереванский, Ванадзорский и Гюмрийский, а также комитет «Защиты слова»).

В целом власть столкнулась с хорошо организованной, достаточно консолидированной, самоуверенной и сильной оппозицией, имеющей связи как в органах власти, так и на международном уровне.

О целях переворота

Начав исследовать декларируемые цели переворота 2008 в Армении, можно взять за основу положения программы «Армянского Общенационального движения» как ядра оппозиции, во главе которой и шел на выборы Левон Тер-Петросян.

В программе партии говорится, что АОД является:

  • партией свободы, которая руководствуется принципами независимости страны, свободы и достоинства личности, защиты основных прав человека;

  • партией демократии, чья деятельность публична, а руководство — демократично. АОД уверено, что утверждение этих принципов во всех слоях общества будет способствовать становлению в Армении реальной демократии;

  • партией мира, которая считает важнейшим фактором обеспечения независимости Армении и ее развития нормализацию ситуации в регионе и мире и упрочение добрососедских отношений с соседними странами;

  • реалистичной партией, которая, полагает, что, осуществляя государственную политику, необходимо опираться на собственные силы, внутренние и внешние возможности государства и народа и руководствоваться методами, воспринимаемыми международным сообществом. Армянское общенациональное движение считает, что применение этих принципов в государственной политике может обеспечить нормальное развитие Республики Армения, благосостояние народа и достойную жизнь.

Стоит также обратить внимание и на предвыборные и поствыборные выступления Тер-Петросяна.

Во-первых, кандидат мотивировал свое выдвижение на президентский пост благородными целями: «Нужно демонтировать криминальную структуру власти. Восстановить действие законов, обеспечить независимость судов и парламента, создать балансы между властями, восстановить демократические нормы, которые существовали в мое время. Надо дать полную свободу слова и СМИ. Во внешней политике нужно перейти к сбалансированной стратегии, в первую очередь направленной на урегулирование конфликтов с соседями: с Азербайджаном, Турцией, Грузией, Ираном».

Во-вторых, Тер-Петросян заявлял, что после достижения заявленных целей он уйдет через три года и обеспечит честные выборы нового президента. Прозападная ориентация также была проявлена в программных заявлениях Тер-Петросяна (Армении необходимо стремиться к западным стандартам демократии и свободы), при этом в качестве примера для подражания была названа Литва.

На президентских выборах 19 февраля 2008 года победил Серж Саркисян, ставший третьим президентом Армении. Саркисян набрал 52,82 % голосов, а идущий за ним Тер-Петросян — 21,50 %.

Если говорить о поствыборных высказываниях Тер-Петросяна, то они более радикальны и красноречивы. В их основе находился лозунг «За честные выборы!». Далее последовал отказ от признания их итогов, заявление о своей победе и требование пересчета голосов или назначения новых выборов.

Затем в адрес правящей группы были выдвинуты обвинения, в которых Тер-Петросян сравнивал власть с «татаро-монгольским игом», а необходимость смены власти определялась как необходимость буржуазно-демократической революции против феодализма.

Обсуждая истинные цели выступлений оппозиции, логично высказать предположение, что в случае прихода к власти оппозиция начала бы решать задачи радикальной переориентации Армении. К таким задачам относятся:

1) Жесткая зачистка существующего политического класса Армении от «партии войны» и пророссийски настроенных групп.

2) Отрыв Армении от России и максимальное выдавливание последней из Закавказья. Полная переориентация Армении в сторону Запада (прежде всего США).

3) Логически вытекающее из всего предыдущего разрешение Карабахского вопроса в пользу Азербайджана. А значит, создание совершенно новой конфигурации в регионе.

4) Подрыв национальных сил и самосознания «сдачей» Карабаха за экономические поблажки (то, что называется «продажей первородства за чечевичную похлебку»). Такие действия могли нанести непоправимый урон национальному достоинству армян, а значит, упростить введение внешнего управления любых сил, будь то США или Турция.

Всё это позволило бы решить задачу построения на Кавказе антироссийского кордона государств, аналогичного проекту т. н. «Балто-Черноморского пояса». Однако вряд ли это является единственной целью всех многолетних усилий по отторжению Кавказа от русского мира. Масштаб процессов на Ближнем и Среднем Востоке, а также в Северной Африке, говорит о том, что в этой общей картине (в случае успеха всех арабских и иных «революций») Кавказ превратился бы в один из важнейших узлов для перекраивания крупных массивов общеевразийского пространства. По крайней мере, утеря Россией целостности сулила бы именно такие перспективы окружающим ее регионам.

Ход событий, методы и технологии

Оппозиция долго выжидала удобный момент для выступления и копила естественное недовольство в опорных для нее слоях населения. Попытка переворота была осуществлена в нестабильный период выборов главы государства. Похоже, что оппозиция изначально не рассчитывала на чистую победу на выборах и имела четкий план дальнейших действий.

Анализируя хронологию событий, можно сделать вывод, что алгоритм «переворота» был следующий:

1) Непризнание итогов выборов, консолидация на этом основании всей имеющейся оппозиции. Начало протестных действий.

2) Формирование образов «справедливо возмущающегося народа» и «кровавой тиранической власти, которая подавляет демократию и народ».

3) Формирование у протестующих квазиэтнического сознания «нового народа» или убежденности, что они и есть весь народ.

4) Парализация репрессивных органов власти с помощью технологий ненасильственных действий, при использовании связей в органах МВД и армии.

5) Дипломатическое давление со стороны других государств на существующую власть. Требования о неприменении силы к протестующим.

6) Переход части чиновников на сторону оппозиции, в том числе из силовых ведомств.

7) Захват или «передача» власти «протестующим».

Ахиллесова пята любой страны в ходе массовых беспорядков — это позиция армии и МВД. Для того, чтобы нейтрализовать и парализовать эту силу, в Армении очевидным образом использовался широкий набор технологии «оранжевых революций» по Джину Шарпу. Анализируя предложенные им в книге «От диктатуры к демократии» способы ненасильственных действий, можно выделить технологии (далее в скобках), реально применявшиеся в ходе протестов действия.

Начнем с того, что действительные результаты выборов оппозицию не интересовали. В этом их поддержали иностранные НПО: USAID и международный республиканский институт (IRI) отказывались от проведения экзитпулов во время президентских выборов Армении. Представители оппозиции не подписывали итоговых протоколов ЦИК, а Левон Тер-Петросян сразу заявил о том, что он набрал 68 % голосов и победил в первом туре.

Протесты в Ереване начались 20 февраля (см. у Шарпа пункт 48. Митинги протеста), в день объявления результатов выборов. На следующий день СМИ уже сообщали об участии 25 тысяч сторонников оппозиции в митинге протеста. Лидеры оппозиции заявили, что протесты будут безостановочными (см. у Шарпа — п. 177. Бесконечное произнесение речей), и потребовали перевыборов. Одновременно представители оппозиции в ЦИК заявили о непризнании результатов выборов. А 22 февраля в знак протеста против результатов подсчета голосов подал в отставку вице-спикер Национальной ассамблей Армении Ваан Ованнисян (см. у Шарпа — п. 120. Отказ от лояльности властям).

Тер-Петросян обратился к студентам с призывом начать студенческую забастовку с 22 февраля. В результате студенты Ереванского университета перестали посещать занятия. Многие из них присоединились к протестующим (п. 62. Студенческие забастовки).

В этот же день началась сидячая забастовка, в которой приняли участие от 80 до 100 человек (п. 138. Сидячая забастовка).

На площади Свободы был установлен «палаточный городок» из 22 палаток (п. 34. Бдения, вахты). По некоторым оценкам, ночью на площади находилось от 8 до 10 тысяч человек. На 22 февраля в 15.00 был вновь назначен митинг.

22 февраля выборы осудил замгенпрокурора Армении Гагик Джангирян, который призвал народ защищать свои голоса (у Шарпа — п. 120. Отказ от лояльности властям).

Официальные разрешения на проведение массовых акций не были получены (63. Общественное неповиновение). На площади Свободы собралось, по разным оценкам, около 30 000 протестующих.

Президент страны выступил с заявлением о попытке захвата власти оппозицией. Полиция заявила о готовности «решительно отреагировать на любые попытки нарушить общественный порядок и дестабилизировать ситуацию, предотвратить экстремистские проявления и защитить конституционные права людей».

23 февраля митинг был продолжен. Кочарян уволил Джангиряна с поста заместителя прокурора, позднее он был задержан.

24 и 25 февраля число протестующих заметно выросло.

25 февраля Тер-Петросян обратился к собравшимся со словами о том, что в Армении в результате всенародного движения сформировалось «новое общество», которое уже «не допустит дальнейшего продолжения десяти лет реакционного правления».

26 февраля состоялся альтернативный санкционированный митинг в поддержку сторонников Кочаряна и Саркисяна в Ереване.

27 февраля протестующие прошли маршем по улицам Абовяна и Маштоца (см. у Шарпа — п. 38. Марши). Проходя мимо здания Генеральной прокуратуры, участники шествия кричали стоящим в оцеплении омоновцам: «Ребята, потерпите, очень мало осталось до нашей победы, и вы больше не будете маяться, стоя здесь и в других местах» (п. 33. Братания с солдатами).

Именно тогда Левон Тер-Петросян заявил на митинге: «В настоящий момент в Армении осуществляется классическая буржуазно-демократическая революция, целью которой является освобождение страны из-под действующего феодального ига».

Вплоть до 29 февраля на площади Свободы продолжался бессрочный митинг, стояли палатки, а протестующие получали круглосуточное горячее питание.

В 6:30 утра 1 марта на площадь прибыли полицейские силы, которые приступили к ликвидации палаточного городка.

После этого протестующие перешли к новой тактике. Они концентрировались у французского посольства, откуда были вытеснены правоохранительные органами. Затем началось строительство баррикад: демонстранты переворачивали автобусы и троллейбусы и блокировали подходы. В тот же вечер начались столкновения с полицией на площади Мясникяна. (Сейчас, когда история развития майданного протеста в Киеве широко известна, все эти методы выглядят как классические, но в 2008 году в Ереване они всё еще проходили свою обкатку.)

Роберт Кочарян ввел режим чрезвычайного положения на 20 дней, мотивировав свое решение а) погромами и грабежами, б) поджогами, в) нанесенными полицейским тяжелыми увечьями (вновь — налицо комплект будущих майданных преступлений).

Итог столкновений 1 марта: 131 пострадавший, 10 погибших (8 участников протестов, 2 полицейских).

2 марта активные столкновения прекратились. Заключенный накануне под домашний арест Левон Тер-Петросян был вынужден призвать протестующих расходиться по домам. На этом активная фаза протестов была закончена.

После разгона митинга оппозиция не завершила свою деятельность. В частности, она обвинила власти в применении снайперов против мирных протестующих и в избиении сотрудниками МВД беззащитных женщин. Левон Тер-Петросян подал заявление о непризнании выборов в Конституционный суд, а объединенные силы оппозиции собирались провести митинг сразу после окончания режима ЧП. Однако, по признанию самих руководителей оппозиции, она была «обезглавлена».

Большую роль сыграло то, что правящей власти удалось привлечь на свою сторону такие оппозиционные партии, как АРФД («Дашнакцутюн») и «Ориенац Еркир», которые вошли в коалиционное правительство. Немалую роль сыграла однозначная поддержка Россией избранного президента и существующей власти.

Позиция Запада

В целом реакция дипломатии стран Запада была консолидированной и представляла собой разный уровень поддержки оппозиции. Нельзя, правда, сказать, что она была слишком категоричной. В большинстве случаев эта реакция сводилась к призывам в адрес действующей власти прекратить аресты, выпустить арестованных и отменить режим чрезвычайного положения. С подобными заявлениями выступили МИД Франции, Канады, Чехии, Норвегии.

От призывов к определенным действиям перешли только США. Так, госсекретарь Кондолиза Райс заявила о приостановлении некоторых программ помощи США Армении.

Левон Тер-Петросян в этой ситуации выражался совершенно определенно: «Судьба демократии в Армении находится в руках США, стран Евросоюза, ОБСЕ и Совета Европы».

Международные организации — ООН, ПАСЕ, ЕС, Совет Европы и ОБСЕ — ожидаемо выступили против введения ЧП и рекомендовали выпустить на свободу арестованных. Верховный комиссар Европы по правам человека Томас Хаммерберг, побывав в Армении, выступил с заявлением о необходимости прекращения арестов.

В целом можно сказать, что Запад осуществлял давление на политическое руководство Армении, хотя требования Запада не были ультимативными (как, например, на Украине в 2014 году), и большинство из них были высказаны с большим опозданием, уже после арестов и введения режима Чрезвычайного положения. В этих условиях власть сумела удержать контроль над силовыми ведомствами.

Опорные социальные группы переворота

Как уже говорилось, в постсоветской Армении сложилась прослойка так называемого среднего класса в крупных городах, особенно в столице, который ориентирован в основном на западные ценности. Эта прослойка, в сочетании с использованием клановых рычагов, служит ресурсом для всех «цветных революций». Многие представители столичной интеллигенции поддержали АОД и ту коалицию партий и движений, которая сформировалась вокруг Тер-Петросяна из-за «естественного» напряжения между «карабахским» и «ереванским» кланами. Кроме того, по информации генпрокурора Армении, за деньги в митингах участвовали много жителей окрестных сел.

Таким образом, ядро протеста 2008 года в Армении составляли представители «среднего класса», аналога российского «креативного класса» в московских протестах 2011–2012 года. Представителям этой прослойки общества внушалось, что они и есть новый народ Армении (вновь — как и демонстрантам на Болотной в Москве).

Несмотря на то, что государственный переворот в Армении в 2008 году не удался, оппозиционные деятели продолжают свою деятельность, используя любое проявление социального недовольства как повод для новых попыток переформатирования элиты и переориентации Армении. Ярким примером тому служат недавние события «Электромайдана» летом 2015 года и массовые выступления против референдума в декабре 2015 года. Добавим к этому, что опыт киевского майдана тоже вряд ли останется невостребованным в случае последующих попыток переворотов в Закавказье.

* «Исламское государство» (ИГ/ИГИЛ/ISIS/ Daesh - ДАИШ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Полные тексты статей становятся доступны на сайте через 8 недель после их публикации в печатном выпуске газеты «Суть времени»

Нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить редакции о найденной ошибке