logo
Статья
/ СВ-ДНР

После аэропорта

Матрос:

Начало марта 2015 года. Нашу роту перебрасывают на новые позиции вблизи поселка Спартак, где оборону держит 7-я рота Грузина. Мы занимаем позиции в восточной части поселка Спартак («Горизонт»), промышленной зоне («Промка») и на территории пассажирского вагонного депо Донецк-Северный («Профсоюз»). Решение усилить оборону на данном участке фронта было связано с высокой активностью ВСУ и возможным прорывом со стороны Авдеевки.

На северо-западе от нас на расстоянии 800–1500 м находится усиленный форпост укров — в/ч ПВО, расположенная между населенными пунктами Опытное и Авдеевка. На севере — копры шахты Бутовка, расстояние до них от крайней позиции на «Промке» 400–500 м. Железная дорога, проходящая через промышленную зону, прямиком выходит к позициям карателей. Помню, как Ирис хотел отправить по этой железной дороге украм подарочек в виде дрезины с парой сотен килограммов аммонита, но до реализации «коварного» плана дело не дошло.

С левого фланга от нашей линии обороны (западнее «Горизонта») удерживали позиции казаки из роты Грузина. Храбрые ребята, перешедшие в бригаду «Восток» из казачьих подразделений, всегда нас прикрывали и поддерживали огнем.

С правого фланга стояла рота Креста, они удерживали дорогу на Ясиноватую и два моста. Также рядом с нашими позициями на «Промке» стояли ребята из СОБРа. Большие любители пострелять и просто веселые парни. В день рождения нашего боевого товарища Бурята подарили ему ПТРД — противотанковое ружье калибром 14,5 мм, убойная вещь — прошивает мешок с песком и кирпичную кладку. Наш ПТРД мы ласково называли «дедушкин пистолет».

Как известно, война — это не только и не столько сражения с врагом. В первую очередь, война — это тяжелый каждодневный труд. Особенно много приходится трудиться, когда занимаешь новые позиции. Во-первых, надо найти подходящие укрытия, которые защитят от артиллерийских обстрелов. Далее — выстроить оборону на каждом отдельном участке в случае попытки прорыва со стороны ВСУ. Здесь большую роль играет рельеф и особенности местности. Основная задача состоит в том, чтобы враг не смог подойти незамеченным. Параллельно с оборонительными работами между всеми позициями надо выстроить коммуникации, наладить связь, составить карточки огня и наладить быт.

Практически вся рота в первые недели была безвылазно на «передке». Несмотря на перемирие, ежедневно происходило три-четыре боя.

13 марта 2015 года группа разведки из трех бойцов отправилась в рейд. Группу вел Денис Сухарев (Сухарь) — десантник, прошедший 2-ю Чеченскую, первоклассный пулеметчик и бесстрашный воин. Укры обнаружили ребят, когда они возвращались из рейда. Стали накрывать АГСами, зажали в клещи и загнали на минное поле. Сухарь подорвался и погиб сразу. Алексей Тарасенко (Альпинист), простой парень родом из Улан-Удэ, приехавший защищать Донбасс от новоявленных фашистов, потерял ногу и принял бой, его добили пулеметами. Третьего — Лиона — удалось отбить живым, он был ранен в руку.

В марте 2015 года ряды Информцентра пополнились двумя сутевцами из России, чему все были рады — на тот момент в ИЦ остался всего один оператор, Алтай, а весь монтаж роликов приходилось осуществлять силами российских сутевцев. Рыбак, уже имевший опыт съемки и монтажа, прибыл на время, чтобы помочь Информцентру. Слон стремился попасть в миссию надолго и специально для этого прошел курс съемки и монтажа. Немного позже в Донецк приехал украинский член «Сути времени» Студент. Донецкий Информцентр окреп. Сегодня он не только осуществляет съемку, но и монтирует большую часть роликов ТВ СВ-ДНР.

Слон:

С самого начала киевского майдана мне было тяжело всё это видеть и не понимать, чем я тут могу помочь. Когда издевательски избивали людей, которые ехали из разных городов для сопротивления перевороту в Киеве, когда сжигали заживо людей в Одессе, когда отдали на растерзание бандеровцам огромную территорию от Славянска до Донецка, и, наконец, когда начались ужасающие бомбардировки мирного населения — всё это рождало во мне ярость, к которой ещё добавлялась злоба на то, что они там, а я тут. Ем, сплю, хожу на работу... и ничем им не помогаю.

Потом случилось 17 января — погибли три наших товарища: Пятница, Белка и Болгарин. На следующий же день утром я объявил куратору нашей ячейки о том, что хочу поехать на Донбасс. Выяснилось, что Информцентру нужны сотрудники. Через некоторое время, пройдя курсы обучения съемке и монтажу, отправился за «ленточку». Именно за «ленточку», потому что сейчас я понимаю, что Донбасс — это не где-то там далеко, а вот, совсем близко, — за ленточкой.

Первые мои выезды в качестве оператора были в Октябрьский район Донецка. Пустые улицы, редко кого встретишь по дороге и всё кругом побито осколками — дома, дороги, деревья. Мрачную атмосферу дополнял густой туман, за которым не видно, есть что-то или нет ничего. Откуда-то (жители говорили — с аэропорта) доносятся выстрелы и взрывы... И тут видим мужичка, бодро идущего с ведрами строительного мусора. Начинаем с ним разговор и выясняется, что он художник, руководитель ИЗО-студии в местном дворце культуры. Летом его ДК обстреляли бандеровцы. Но он перенёс все вещи в другой ДК, в центре Донецка, и продолжил занятия с детьми. А мусор, который он таскает уже второй месяц, — это то, что осталось от стен его квартиры после попадания снаряда от тех же бандеровцев. «Расчищаю всё для того, чтобы потом что-то созидать. Пока что время собирать камни», — весело говорит Олег Иванович.

Потом он провел нас к себе в квартиру, показал дыру от снаряда во всю стену, показал свои этюды, которые он написал, учась во львовском институте. А затем снова набрал ведра и продолжил работу. Какая сила в человеке! Разбомбили работу — перешел в другое место, разбомбили квартиру — берёт и восстанавливает: «Ну что, такова жизнь, надо что-то делать. Если ничего не делать — значит, ничего не будет. А так процесс идет — значит, есть надежда на будущее».

Примерно в это же время в миссии появился еще один новый человек — Инесса. Летом 2014-го она уехала из Донецка, увезя из-под обстрелов своего пятилетнего сына, но долго отсиживаться в городе, где «мир», не смогла. Собрала свои вещи, ребенка и вернулась домой. Учила сына не паниковать при звуках взрывов и сохранять спокойствие. Ей хотелось действовать. Она познакоитлась с ребятами из миссии «Сути времени» и в марте 2015 года оказалась в 10-й роте 3-го батальона бригады «Восток».

Между тем, уже вовсю шел процесс превращения ополчения в регулярную армию ДНР. Так что 3-й батальон бригады «Восток» вскоре был переформатирован в два батальона 11-го полка — 1-й батальон, комбатом которого стал Крым, и 2-й батальон, комбатом которого стал Монах. 10-я «сутевская» рота вошла в 1-й батальон 11-го полка 1-го армейского корпуса МО ДНР. Вольгу назначили первым заместителем комбата и одновременно начштаба 1-го батальона 11-го полка.

В этот период велась активная работа по выработке тактики ведения позиционного боя.

Вольга:

— Отлично показали себя артиллеристы под руководством Контрабаса. Он вообще рос, «как бамбук», в плане военной науки и ее практического применения. Академический и кропотливый подход в исполнении Контрабаса творил чудеса! Рота получила и освоила ПТУРы (противотанковая управляемая ракета). Наши расчеты навели шорох на Вентстволе и в военной части. К середине — концу апреля укропы не рисковали приближаться техникой ближе, чем на два километра, к нашим позициям. Те же, кто рисковал, быстро списывались в утиль в связи со скоропостижным и тотальным внутренним выгоранием. А укрепточки не чувствовали себя вольготно и часто также подвергались возгораниям в связи с точным прилетом наших ПТУРов в бойницы. В ПТУРовском противостоянии перевес оказался целиком за нами.

Ирис, командуя ротой, проявил недюжинный талант. Благодаря Ирису, у нас сложился очень эффективный стиль активной обороны, который в короткие сроки позволил взять под контроль прилегающую к позициям территорию и без надрыва улучшать позиции и продвигать их. Укропы же, равно как и большая часть ополчения, вели, как правило, пассивную оборону, что лишало их инициативы и позволило нам в итоге подобрать «ключик», то есть выработать оптимальный алгоритм работы, минимизировать свои потери и увеличить потери противника. А разработка карточек огня, пристрелочных карт и карт наведения (для артиллерии) позволила использовать боеприпасы с огромным КПД, что снизило их расход и в разы увеличило поражение сил и средств противника. Потери у нас были минимальные (для этой войны) — и это благодаря, в первую очередь, опять же Ирису.

Контрабас:

— Несмотря на перемирие, враг и не думал успокаиваться. Ежедневные обстрелы передовых позиций из АГС, ПК, «Утесов», ЗУ, «Васильков», 82- и 120-мм минометов не давали спокойно спать жителям севера Донецка, а нам прибавляли работы по подавлению этих страдающих бессонницей поклонников Бандеры. Против нас находились как раз добровольческие украинские формирования (правосеки). Именно они и тогда вели, и сейчас ведут собственную войну. Нередко перестрелки шли в глубине украинских позиций между двумя «заклятыми друзьями» — ВСУ и «Правым сектором» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Постепенно у командиров бывшей ОТГ «Суть времени» вырисовалась удобная и простая схема взаимодействия, позже названная Крымом «волшебной картой». Благодаря ей, ребята из 8, 9, 10-й рот могли рассчитывать на скорую артиллерийскую помощь, точно накрывавшую огневые точки и отряды противника. Причем, поскольку обычно перестрелки начинались в районе 20–21 часа, то мы почти каждый день желали украм «спокойной ночи».

Разрывы 82-мм мин невдалеке неприятны. Разрывы этих же мин в большом количестве и вблизи смертельно неприятны. В общем, по результатам активной работы в направлении бывшей зенитной части, на сленге — в/ч, оттуда почти перестали работать в сторону наших позиций. Укры стали намного тише, могли по два-три дня молчать, однако после очередной ротации всё начиналось снова. Свежие укры несколько дней пытались воевать, но потом затихали.

В апреле я уже мог сам планировать пути развития и предполагать дальнейшее движение минометчиков к нужному мне качеству. Ребята знали свои профессии, могли их совмещать, работали быстро и уверенно. Мы оборудовали себе неплохой укрепрайончик, откуда без страха и опасений могли бить фашистов даже с учетом наших слабых сил. Корректировщики позволяли вести быстрый и точный огонь, система связи и переговорная таблица скрывали наши замыслы.

12 апреля 2015 года, в день Пасхи, бойцы «Сути времени» провели тестдрайв только что отремонтированной и введенной в строй трофейной БМП, получившей название «Пятница». Тестдрайв завершился успешно. Однако радость от того, что боевой товарищ Пятница снова рядом, снова в строю, была отравлена — ДРГ «Правого сектора»(организация, деятельность которой запрещена в РФ), пользуясь перемирием, вышла на нейтральную территорию на дистанцию выстрела ПТУРа по дороге между Веселым и Жабуньками и обстреляла колонну из трех легковых автомашин, везущих пасхальные куличи и корреспондентов на позиции ополчения в Жабуньки. Шибе и Грому, сопровождавшим колонну, оторвало ноги. Ребята отползли от горящей колонны, перетянули жгутами культи и продолжили бой... Средства на протезы мужественным парням собирали всем миром — «Суть времени» объявила на своих интернет-ресурсах о том, что Шибе и Грому нужна помощь. Собрали. Сегодня бойцы снова в строю.

В апреле 2015 года донецкие ребята передали с оказией в Москву на ремонт тепловизор в черном пластмассовом чемодане. Кейс открылся, как сундук домовенка Кузи. Только вместо сказок из него пахнуло войной. Окутанный тяжелым затхлым запахом пороха, на бумажной салфетке лежал прибор. Надписи на нем полностью стерлись. Всё, что выступало и могло отломиться, — отломилось. Это был многое повидавший ветеран. Молчаливый свидетель смертельных боев. На столе в обычной московской квартире он смотрелся чужеродно. И при этом — предельно реально.

К этому моменту закупка биноклей, дальномеров, маскировочных костюмов, разгрузок и любого другого снаряжения для работы групп ДРГ уже не вызывала сложностей. Более чем за год работы были подобраны поставщики, подходящие модели нужного качества, налажены каналы отправки. От появления вводной о новой потребности до поступления груза в Ростов часто проходило меньше недели.

С переходом боевой части «Сути времени» несколько изменился характер закупок. Но рассказ об этом еще впереди.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER