Постмайданная Украина как плацдарм мирового фашистского реванша

Совместимо ли происходящее на Украине с тем, что представляет собой современный миропорядок, справедливо именуемый Ялтинским?

Постмайданная Украина как плацдарм мирового фашистского реванша

Уже много сказано о том, сколь беззаконным и идеологически возмутительным был госпереворот, учиненный новыми украинскими нацистами в феврале 2014 года. Правомочность термина «неонацистский госпереворот на Украине» несомненна. Потому что новые бандеровцы САМИ всячески подчеркивают свою духовную связь и преемственность по отношению к коллаборационистам сороковых годов прошлого века.

Но, будучи беспрецедентным по своим идеологическим и политическим последствиям, украинский госпереворот беспрецедентен и во всем, что касается его еще более масштабных последствий. Ведь при решении своих античеловеческих задач новая киевская власть опирается не на украинское общество, а на иностранную помощь. И те, кто ее оказывают, не могут не понимать последствий общемирового значения, вытекающих из того, что помощь оказана определенным силам, что эти силы нацелены на определенные результаты, и что достижение ими этих результатов запускает общемировые процессы.

Совместимо ли происходящее на Украине с тем, что представляет собой современный миропорядок, справедливо именуемый Ялтинским? При том, что этот Ялтинский миропорядок, будучи существенно поколеблен распадом СССР, все-таки устоял. И его окончательное обрушение запускает общемировой процесс, который приходится называть «далеко идущим», дабы не назвать просто катастрофическим.

Для ответа на этот вопрос надо приглядеться к самому феномену Ялты и к тому, что сейчас вокруг него вытворяется.

Разгром нацистской Германии и ее сателлитов не мог не поставить ребром воп­рос о том, как будет функционировать мировая система после этого разгрома. Для ответа на этот вопрос в конце Второй мировой войны была собрана международная конференция. Она происходила в Ялте с 4 по 11 февраля 1945 г.

В ней приняли участие лидеры ведущих стран антигитлеровской коалиции — И. Сталин, У. Черчилль и Ф. Рузвельт. На этой конференции победители нацизма договорились сделать гарантом будущего мира Организацию Объединенных Наций (ООН), основные решения которой должны были приниматься голосами великих держав — постоянных членов Совета Безопасности ООН.

Этими великими державами, принимающими основные мировые решения в СБ ООН, и по сей день являются Россия (как правопреемник СССР), США, Великобритания, Франция и Китай. И хотя Запад уже давно наносит страшные удары по системе мирового порядка — в Югославии, Ираке, Ливии, Сирии и, наконец, на Украине, — всё же Ялтинская система, строящаяся на общем принципе порицания фашизма и уважения к решениям ООН, повторяем, еще кое-как держится... Вроде бы все понимают, что если она рухнет окончательно, то мало никому не покажется.

То-то и оно, что «вроде бы». Потому что уж слишком дружно и с согласованной яростностью начали нынче поносить Ялтинский мир и западные журналисты, и западные политики.

6 февраля 2015 года в крупнейшей французской газете Le Figaro вышла статья известного журналиста Жана Севильи «70 лет назад Ялта не «поделила» мир». Автор заявил, что Ялтинские соглашения были всего лишь одним из этапов прискорбного строительства железного занавеса между «свободным» и коммунистическим миром.

Образчик еще одного издевательства над Ялтой появился 10 февраля в крупнейшей итальянской газете La Repubblica, в статье редактора авторитетного политического журнала «Лимес» Лучи Караччоло под названием «От мирового порядка к новому глобальному хаосу». Караччоло пишет: «Прошло 70 лет с Ялтинской конференции, на которой Сталин, Рузвельт и Черчилль решили прикрыть фиговым листком ООН разделение Европы и мира между американским Западом и советской Россией...» Далее автор предлагает попытаться представить новую встречу в Ялтинском Ливадийском дворце, который Россия, конечно же, тут же захватила: «И поскольку пока факт превалирует над правом, охрана будет поручена «зеленым человечкам», а именно российским «спецам» без военной формы, которые в марте прошлого года реквизировали формально украинский Крым».

Но подкоп под Ялтинский мир не ограничивается издевательствами «отмороженных» журналистов... Нанося сокрушительный удар по мировому порядку поддержкой киевских нацистов, ведущие западные политики при этом ханжески обвиняют Россию в обрушении системы мировой безопасности.

Так, с 6 по 8 февраля в Германии прошла 51-я международная Мюнхенская конференция по безопасности, в которой приняли участие главы государств и министры обороны, политики и бизнесмены из более чем 40 стран мира, руководители НАТО, ОБСЕ и пр. На конференции широко обсуждался доклад ее председателя Вольфганга Ишингера под красноречивым названием «Коллапс мирового порядка, неохотные стражи?», сокрушающегося о факте обрушения системы международной безопасности. В «глобальном международном беспорядке» Ишингер обвинил не Украину, пустившуюся во все тяжкие с благословления Запада, а Россию, якобы развязавшую войну на Украине. Ишингер дотошно процитировал политиков, называющих нашу страну «разрушителем международной безопасности и устойчивости». Вот вам еще один пример работы, осуществляемой уже не журналистами, а политиками, смысл которой только в том, чтобы до конца добить Ялту и тем самым впустить в мир постялтинский хаос.

Очевидно, что Запад не устраивает тот факт, что Россия по праву занимает неоспоримое достойное место в мире как страна, победившая фашизм. И позиция нашей страны в отношении Украины и развязанной там — при активном участии Запада — гражданской войны используется как предлог для того, чтобы лишить Россию этого статуса...

Именно по этой причине совокупный Запад не проявляет никакой возмущенной реакции на попытки киевской — всё более явно бандеровской — власти пересмотреть оценку фашизма, данную международным трибуналом в Нюрнберге 70 лет назад.

Так, 7 января 2015 г. в эфире немецкого телеканала ARD Арсений Яценюк заявил: «Российская военная агрессия против Украины — это посягательство на мировой порядок и это посягательство на европейскую безопасность. Мы все хорошо с вами помним советское вторжение, как в Украину, так и в том числе — в Германию. Этого нужно избежать. И никому не позволено переписывать результаты Второй мировой войны, что пытается сделать Президент России, господин Путин». Политик, приз­наваемый Западом в качестве премьер-министра всей Украины, на голубом глазу несет фантастическую ложь. Так нагло и на таком уровне не врал никто, по крайней мере, с эпохи Йозефа Геббельса. Яценюк представляет гитлеровскую Германию жертвой «агрессии СССР». Это значит, что фашизм не просто перестает быть абсолютным злом. Он предстает жертвой иного «абсолютного зла» — коммунизма (по всей видимости, совершившего коварное нападение на мирно спавший рейх 22 июня 1941 г.!).

Казалось бы, такая наглая ложь второго лица Украины должна была бы вызвать реакцию хотя бы со стороны германского государства и общественности, столь долго каявшихся за фашизм. Но правительство Германии отказалось комментировать высказывание Яценюка, оговорив лишь, что в Берлине ни в коем случае не ставят под сомнение «германскую ответственность за погибших во Второй мировой войне советских граждан». Спустя некоторое время депутат ПАСЕ от Германии Андрей Хунко принес извинение за странную позицию своего правительства, но, по сути, дикая выходка Яценюка осталась безнаказанной.

Логика этой позиции становится всё более очевидной. Конечная цель западных стран не просто в том, чтобы отказать России в роли державы-победительницы фашизма, и даже не в том, чтобы уравнять в вине за Вторую мировую войну фашизм и коммунизм. Речь уже идет о том, чтобы объявить коммунизм и Советский Союз главным агрессором в этой войне. Тогда Россию как правопреемницу СССР можно объявить страной-преступницей. Подавить ее внешней силой. И начать процедуру декоммунизации, подобную послевоенной денацификации Германии, — к чему, отметим, давно призывают некоторые европейские и американские политики.

Ведь совсем не случайно западные системы образования и пропаганды сызмальства внушают населению своих стран, что американские войска воевали в Европе с немцами и русскими, и именно они победили фашизм. И отнюдь не втуне ОБСЕ еще в 2006 г. приняла резолюцию, предлагающую провести международный суд над коммунизмом.

Вскоре после Яценюка публичным пересмотром роли России во Второй мировой войне занялись и европейские политики — по-своему, но тоже весьма характерно.

21 января министр иностранных дел Польши Гжегож Схетына, комментируя на польском радио тот факт, что В. Путин не был приглашен Польшей на торжества по поводу 70-летия освобождения концлагеря Аушвиц-Биркенау, произвел фантастическую по наглости подмену, которая, тем не менее, была спущена ему с рук: «Может, лучше сказать, что это Первый Украинский фронт и украинцы освобождали? Потому что именно украинцы в те январские дни открывали ворота и освобождали лагерь». Что называется, без комментариев.

Самым шокирующим преступлением Третьего рейха были именно «фабрики смерти», и не случайно подкоп европейцами под роль СССР в Победе начинается именно с них. При этом, помимо оскорбительной «путаницы» с фронтами (1-й Украинский фронт, как известно, к украинскому этносу отношения не имел — он стал «Украинским» лишь после того, как Красная Армия начала действия по освобождению Украины, до тех пор же назывался «Воронежским»), в высказывании есть еще один «диверсионный» смысл. Дробление Победы советского народа на «отдельные» — украинскую, русскую, казахскую «маленькие победы». Очевидно, что закончится это лишь отрицанием Победы.

Обвинив современную Россию в «преступной агрессии» на Украине, президент США Барак Обама и европейские правительства демонстративно отказались от участия в праздновании в Москве 70-летия Победы над фашизмом. А президент Польши Бронислав Коморовский предложил перенести международное празднование годовщины окончания Второй мировой войны из Москвы на мыс Вестерплатте под Гданьском.

Нападение на Вестерплатте ночью 1 сентября 1939 г. немецкого линкора «Шлезвиг-Гольштейн» считается началом Второй мировой войны. Отметим, что польский гарнизон Вестерплатте вывесил белый флаг через семь суток, что не мешает полякам сравнивать этот эпизод с Брестской крепостью, гарнизон которой не сдавался в течение месяца и погиб, не сдавшись. Действительно, всё познается в сравнении: за те 7 дней, пока Вестерплатте сопротивлялось, половина Польши уже сдалась гитлеровским войскам.

Можно с уверенностью предполагать, что на праздновании Победы на Вестерплатте и господин Коморовский, и другие господа европейцы (представляющие страны, за считанные дни сдавшиеся под натиском гитлеровской Германии), и, конечно же, возглавляющий нынешнюю пробандеровскую Украину г-н Порошенко, — изложат свои оригинальные версии и интерпретации Победы.

Чтобы понять новые подходы Запада к теме войны и Победы, рассмотрим подробнее, как ведется война с Победой на нынешней бандеровской Украине. Поскольку именно там сейчас «по полной программе» отрабатываются эти новые версии и интерпретации.

Главным органом, который на Украине определяет освещение истории Второй мировой войны, является «Украинский институт национальной памяти» (УИНП), созданный в 2006 г. по инициативе «оранжевого» президента Украины Виктора Ющенко. До 2010 г. УИНП имел специальный статус «органа исполнительной власти», который, помимо него, на Украине имеют Антимонопольный комитет Украины, Государственная налоговая администрация, Государственная таможенная служба, Служба безопасности Украины, Фонд государственного имущества и т. д.

Главой УИНП на настоящий момент является Владимир Вятрович, львовский историк, бывший советник главы СБУ по научно-исследовательской работе, бывший директор Киевского отраслевого государственного архива СБУ и майданный активист. Характерно, что также возглавляемый Вятровичем «Центр исследования освободительного движения» (то бишь, бандеровской ОУН-УПА) состоит членом международной «Платформы европейской памяти и совести», созданной европейскими политиками для проведения «декоммунизации» России.

В круг задач УИНП входит:

  • Организация изучения истории украинского государственного строительства, этапов борьбы за восстановление государственности и распространение данной информации в мире;

  • Осуществление комплекса мер по увековечению памяти жертв Украинской революции 1917–1921 годов, жертв Голодомора 1931–1933 годов, массового голода 1921–1923, 1946–1947 годов, жертв политических репрессий, а также лиц, защищавших независимость, суверенитет и территориальную целостность Украины, в том числе и в рамках антитеррористических операций;

  • Подача министру культуры предложений относительно формирования государственной политики в сфере сохранения национальной памяти и национального сознания граждан;

  • Популяризация роли украинского народа в борьбе против тоталитаризма;

  • Оценка тоталитарных режимов ХХ века на территории Украины, Голодомора 1931–1933 годов, массового голода 1921–1923, 1946–1947 годов, насильственных депортаций, политических репрессий, действий организаторов и исполнителей этих преступлений;

  • Преодоление исторических мифов.

Концепция, на которой базируется стратегия войны бандеровцев с нашей историей, подробно изложена на официальном сайте УИНП в статье Александра Штоквиша «Война памятей. Образ Великой Победы как инструмент манипуляции историческим сознанием». В ней автор рассуждает о существовании двух «непримиримых памятей» о войне — европейской и «путинско-совковой» (формулировка аутентична — В.Г.).

При этом Штоквиш подчеркивает ключевое значение памяти о Победе для сов­ременной России и всего постсоветского пространства: «Как считают многие современные исследователи, исчезли почти все символы гордости, связанные с СССР (Великий Октябрь, героика Гражданской войны, стахановское движение и т. д.). Только Победа в Великой Отечественной войне осталась достаточно ярким событием, которое радует сердца тех, кто ностальгирует о былом величии».

Затем Штоквиш весьма характерным образом описывает главное отличие между постсоветской («совковой») и западной памятью о Победе: «Для Западного Мира День Победы во Второй мировой войне является точкой отсчета завершения войны и наступления мира и стабильности в Европе. Мир тут понимается не только как отсутствие боевых действий, а и как примирение недавно враждующих сторон, отказ от клеймления и преследования вчерашних противников. Для современной России этот день — символ триумфа российского оружия, триумфа России как супердержавы. Этот день не отменяет войну, только означает ее переход в иное измерение — духовно-идеологическое. Образ врага не устраняется, а просто прилагается к новому объекту <...> Поэтому День Победы в данной системе координат не может быть ни Днем примирения, ни Днем скорби по погибшим, ни тем более Днем победы над тоталитаризмом. Он может быть лишь символом непримиримой, перманентной борьбы, с каким угодно вероятным врагом, может быть только способом мобилизации общества на такую борьбу, «незаживающей раной» в сознании такого посттоталитарного общества».

Ялтинский мир, который сегодня так остервенело ломает Запад, базируется на общем представлении о том, что место гуманизму есть и при коммунизме, и при капитализме, но не при фашизме. Именно поэтому основой мира стал принцип «никогда больше» — принцип непримиримости к фашизму. Но смысл Победы на Западе постепенно целенаправленно выхолащивался, пока от всей гаммы чувств победителей, включавшей непримиримую ненависть к фашизму, осталась только скорбь по погибшим и наслаждение мирной жизнью. В вышеприведенной же цитате устами бандеровского специсторика высказано ставшее общим для Запада представление о том, что фашизм допустим, что с ним можно и нужно мириться, вместе скорбеть по всем жертвам Второй мировой войны и радоваться наступившему миру. А те, кто не хотят мириться со злом, — бряцающие оружием агрессоры.

На сегодняшней бандеровской Украине, по прописи, подготовленной «Украинским институтом национальной памяти», последовательно совершаются практические шаги, направленные на искоренение из памяти народа советского, непримиримого отношения к фашизму, и на внедрение «европейской памяти» о Победе.

Так, на Украине, согласно рекомендациям УИНП, пытаются создать новую традицию празднования, приближенную к западной и непохожую на советскую или российскую.

С 2014 г. праздник Победы на Украине длится два дня — 8 и 9 мая (8 мая отмечается на Западе как день победы над Германией по европейскому времени).

Вместо «путинско-совковой» гвардейской ленты в 2014 г. УИНП разработал и предложил символ в виде стилизованного красного мака и девиз: «1939–1945. Никогда снова».

Этим бандеровцы подчеркнули, что их война началась не 22 июня 1941 года, а 1 сентября 1939 г. Стоит отметить, цветок мака давно используется в Европе, правда в качестве символа памяти жертв Первой мировой войны. Его внедрение на Украине продиктовано как желанием вытеснить гвардейскую ленту, ставшую за прошедший год символом сопротивления Донбасса, так и желанием как-то соединить победу над нацизмом с нацистско-бандеровским сочетанием красного и черного цвета. При том, что будучи многократно использованным по-разному, сочетание этих цветов в символе, имеющем отношение к победе над нацизмом, может рождать в сознании только пресловутое «кровь и почва» (Blut und Boden). То есть ту идею взаимосвязи национального происхождения и родной земли, которая является основополагающей константой национал-социализма.

26 ноября 2014 г. Министерство образования Украины поддержало рекомендацию руководителя УИНП Владимира Вятровича убрать из школьных учебников истории термин «Великая Отечественная война» и заменить ее «Второй мировой войной».

А в преддверии 70-й годовщины освобождения Украины от немецко-фашистских захватчиков УИНП опубликовал и разослал в образовательные учреждения методические рекомендации:

«Использовать термин «изгнание нацистских оккупантов из Украины» вместо словосочетания «освобождение Украины от фашистских захватчиков». «Термин «освобождение» подразумевает волю, свободу, а в 1944 году Украина не стала свободной. После изгнания нацистских оккупантов Украина не получила свободу, только оказалась под другим господством, результатом которого стали массовые репрессии и депортации, в частности сотен тысяч украинцев, поляков и целого крымско-татарского народа».

«Для СССР было целью не освобождение Украинского народа, а возвращение его в состав советской империи. Волю и свободу Украинский народ получил только после 24 августа 1991 года, освобождение Украины произошло только после распада Советского Союза», — утверждает бандеровская методичка.

На Украине сегодня, с молчаливого согласия бандеровских «властей», память о Войне продолжает оскверняться «неизвестными активистами». Регулярно появляются сообщения об очередном самовольном сносе памятников советским воинам, осквернении захоронений, разрушении мемориальных досок в честь наших героев.

Но, воюя с содержанием Победы, бандеровцы не собираются уничтожать до конца всё, что связано с ее формой.

Во-первых, Украина ценна для нацистов именно тем, что является одной из стран-наследниц СССР, и полностью отказываться от этого наследства они не намерены.

Во-вторых, несмотря на массированную четвертьвековую обработку населения в сугубо антисоветском ключе, вытравить из людей советские коды до конца не удается. Большинство (что даже странно при такой интенсивной обработке) всё еще позитивно реагирует не на пожилого гитлеровского полицая в мазепинке, а на советского ветерана. Поэтому бандеровцы оскверняют советские образы, символы, устоявшиеся фразы, выворачивая их наизнанку и используя в своей пропаганде.

Например, перед 9 мая в Киеве появились рекламные щиты, на которых был изображен советский ветеран с надписью, гласившей, что он житель Киева, который защищал Крым, а внизу стояла подпись: «Спасибо за мир! Героям слава!».

Популярный лозунг майдана «Слава Украине! Героям слава!» является ОУНовской калькой гитлеровского приветствия: «Heil Hitler! Sieg Heil!», которую полностью переняли у германских нацистов их украинские поклонники — нацисты из ОУН и УПА. У людей же несведущих при виде вышеописанной рекламы складывается впечатление, будто ветеран Великой Отечественной войны произносил этот лозунг и был приверженцем украинского национализма. Так бандеровцы умело заворачивают в антифашистскую советскую обертку свою черную начинку.

Упоминание защиты Крыма тоже не случайно. Украинская пропаганда называет причиной войны в Донбассе «агрессию России» и сравнивает ее с агрессией Третьего рейха против Советского Союза. Например, в Виннице, Лисичанске и ряде других городов были установлены однотипные рекламные щиты: «Одолели Гитлера. Одолеем и Путина».

28 октября в своей речи, посвященной 70-й годовщине «изгнания нацистских оккупантов из Украины», Порошенко назвал развязанный сейчас Киевом в Донбассе геноцид «Отечественной войной»: «Я твердо верю в нашу победу в Отечественной войне 2014 года, в то, что мой политико-дипломатический план сработает и принесет мир на Донбасс и всей Украине».

После отступления киевских боевиков из Донецкого аэропорта украинские СМИ не раз сравнивали оборону аэропорта с обороной Сталинграда, а терминалы аэропорта — с главным сталинградским символом сопротивления — домом Павлова.

Окружение карателей под Дебальцево бандеровские пропагандисты величали «Дебальцевской дугой» — подразумевая знакомую всем по Великой Отечественной войне Курскую дугу.

И даже командир карательного батальона «Донбасс», известный под псевдонимом Семен Семенченко, назвал трассу Дебальцево–Артемовск, по аналогии с блокадным Ленинградом, «дорогой жизни».

Парадоксальная ситуация. Западные политики и представители киевского бандеровского режима проводят параллель между путинской Россией и «ужасным Советским Союзом», который был-де «главным агрессором в войне и напал на Гитлера». Одновременно Украина стремится приватизировать Великую Победу. И, наконец, украинскому, в массе своей просоветскому, обывателю доказывают, будто бы Россия — это «ужасный Третий рейх».

Бандеровская Украина используется сегодня Западом для того, чтоб эскалировать вялотекущий процесс отказа от Ялтинского миропорядка, превратить Россию из державы-победительницы в страну-преступницу и, наконец, чтоб отработать новую, приемлемую для мира, неофашистскую доктрину. Украинские территории, где история терпит поражение, становятся плацдармом, с которого возрожденный фашизм призван атаковать Россию, а затем, после ее обрушения, распространиться на Европу и на весь мир.

Полные тексты статей становятся доступны на сайте через 8 недель после их публикации в печатном выпуске газеты «Суть времени»

Нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить редакции о найденной ошибке