Правый сектор Евромайдана

Создание «правильного» украинского государства — это вовсе не только борьба за самоопределение украинцев, но и дезинтеграция России в своих интересах (что вовсе не скрывается)

Правый сектор Евромайдана

Киев, 22 января 2014 года (AP photo, Ефрем Лукатский)
Киев, 22 января 2014 года (AP photo, Ефрем Лукатский)

Получившее в последнее время известность объединение под названием «Правый сектор» составляет ядро Майдана и пока является неформальным общественным объединением. Но это только пока. Состояние его быстро меняется. «Правый сектор» оформляется, обретает голос, утрачивает организационную рыхлость и наращивает политические требования — как к украинским властям, так и к либеральной оппозиции.

Один из лидеров «сектора» — Дмитрий Ярош — выразился об этом предельно ясно: «Правый сектор» доказал свою преданность идеалам свободы. А теперь нам надо представить это движение в качестве источника руководства». Подразумевается при этом не только Евромайдан, но и украинский процесс в целом.

Каков же он, этот претендент на роль «источника руководства»?

Образовался «Правый сектор» на Майдане как сообщество именно националистических украинских организаций — что и подтверждается его руководителями.

По разъяснениям Андрея Тарасенко, координатора объединения «Правый сектор» и замглавы «Тризуба имени Степана Бандеры», «Правый сектор» — это объединение разных организаций. Причем костяк его, по словам Тарасенко, составляют уже названный «Тризуб» (лидеры — А. И. Тарасенко, Д. А. Ярош, А. Л. Стемпицкий), широко известная ультраправая УНА-УНСО, «Патриот Украины», «Карпатска сечь». К организациям, названным замглавы «Тризуба» в качестве составных частей «Правого сектора», можно добавить отряд «Белый молот» (командир — А. В. Вахний), а также отряды «Полтава» и «Морозно» (командир — О. С. Шумков).

Что представляют собой перечисленные отряды? Например, «Белый молот» — это группировка из Святошинского района Киева, созданная в сентябре 2013 года с целью «утверждения украинской Украины на принципах национал-социализма... на всех этнических территориях Украины». Причем эксперты утверждают, что члены именно этой группировки принесли на Майдан боевое оружие, и именно они совершали те провокации с убийствами протестующих и милиционеров, которые «разогревали» протест.

Далее, что такое «Патриот Украины»? По экспертным оценкам, это объединение является сегодня одной из самых организованных и многочисленных сил националистов. Возникло оно во Львове в 1999 году в качестве молодежного военно-спортивного крыла «Социал-национальной партии» Украины. А это, в свою очередь, что?

А это как раз и есть первоначальное название украинского ультраправого объединения «Свобода». Того самого, которое создавалось в 1991 году под названием «Социал-национальной партии» (отметим, прямая калька с гитлеровской Национал-социалистической партии), а в 2004 году переименовалось в объединение «Свобода», которое возглавил Олег Тягнибок. Того самого, которое требует реабилитации ОУН-УПА, запрета Компартии и проведения люстраций. Однако это всё произошло позже, а уже тогда во Львове социал-националисты приняли нацистскую символику — wolfzangel, «волчий крюк».

В 2006–2007 годах, при Ющенко, «Патриот Украины» участвовал в маршах УПА в Киеве, где составлял «самую правую колонну» маршей — наряду со скинхедами и националистически настроенными футбольными фанатами. В 2007 году украинские СМИ обошли фотографии той самой тысячной «правой колонны» с нацистскими атрибутами — вскинутыми правыми руками и символикой. Основную часть символики составляли нашивки «черное солнце», а также орлы, держащие когтями знак восьмиконечного коловрата.

А уже в 2009 году интенсифицировалась деятельность «Патриота Украины» на востоке и юго-востоке страны — в Донецке и Луганске, где открылись его отделения. Вот эта сила и оказалась теперь востребована Евромайданом.

Либеральные российские СМИ предпочитают лирическую версию возникновения «Правого сектора». Например, газета «Коммерсант» опубликовала высказывание некоего активиста УНА-УНСО:

«Мы просто заняли один угол на Майдане, чтобы все националисты знали: здесь стоим мы, и не вместе с разными либералами и ЛГБТ-активистами». Далее следует история о том, как сформировалась боевая группа из нескольких сот человек, которая потом и вступила в столкновение с правоохранительными органами на улице Грушевского.

Однако на деле «Правый сектор» оформился далеко не стихийно.

Во-первых, специалисты из СБУ сообщают, что летом 2013 года на территории Украины активно функционировали организованные правыми национал-радикалами боевые лагеря. Партия «Свобода» даже разместила в социальных сетях и СМИ фотографии, на которых парни в камуфляже тренировали приемы уличного боя на дубинках и стальных прутьях. Кроме того — внимание! — один из бывших руководителей УНА-УНСО, Дмитро Корчинский, этим же летом организовал «Христианско-тренировочные лагеря Русской автономии» для подготовки «русских боевиков».

Так что к началу «Майдана» почва для создания «Правого сектора» была вполне готова. Он и организовался по инициативе «Тризуба». Причем параллельно с «Тризубом» в зоне «Правого сектора» на Майдане появилась отдельная «палатка аналитиков», которых боевики называют «учеными». И подчеркивают, что большинство из них не говорит ни по-украински, ни по-русски...

Уже 30 ноября 2013 г. «Тризуб» участвовал в стычках с правоохранительными органами. И именно «Тризуб» в настоящее время выступает выразителем интересов «Правого сектора» в публичном пространстве.

«Нам не важно, — говорит Тарасенко, — будет или не будет подписано соглашение с ЕС. ... Нужно скинуть путем национальной революции режим внутренней оккупации и установить народную власть». Необходимый для этого порядок процедур, который называл Тарасенко, выступая на «Эхе Москвы» 25 января, точно воспроизводит набор мероприятий «арабской весны»: создать революционное правительство; объявить нелегитимным действующий режим; обратиться за поддержкой к мировой общественности; создать национальную гвардию. Для этого «полностью блокировать всю деятельность государственных органов», захватывая администрации по всем областям Украины.

Что же представляет собой сам «Тризуб», инициатор и координатор «Правого сектора»?

Организация «Тризуб имени Степана Бандеры» была основана в 1993 году как «силовое крыло» «Конгресса Украинских националистов» (КУН). Который, в свою очередь, являлся подразделением ОУН — бандеровской «Организации Украинских националистов».

Есть свидетельства, что члены «Тризуба» участвовали в боевых действиях в Чечне на стороне чеченских сепаратистов.

Однако, с другой стороны, в 2013 году «Тризуб» участвовал в организации националистических сходок в Невинномысске в начале 2013 года (с лозунгами «Хватит убивать русских»). Как же объясняется готовность содействовать вроде бы враждебным друг другу силам на Северном Кавказе?

Вот как высказывался на эту тему глава Полтавского отделения «Тризуба» Игорь Загребельный: «Сегодня, когда напряжение на Кубани и Ставрополье растет, украинским националистам нужно приложить максимум усилий, чтобы донести до населения этих регионов националистическое, антиимперское видение проблемы. Это борьба против имперской власти под лозунгами независимости казацких территорий к северу от Кавказских гор с перспективой их дальнейшей интеграции в состав украинского государства».

Таким образом, создание «правильного» украинского государства, по «Тризубу» — это вовсе не только борьба за самоопределение украинцев, но и дезинтеграция России в своих интересах (что вовсе не скрывается).

Так, в 2007 году «Тризуб» провел в Тернополе съезд для создания Международного антиимперского фронта. И в этот фронт вошло, например, Международное движение за деколонизацию Кавказа Ахмада Сардали, который в 1999 году был членом так называемой Исламской шуры Дагестана. Что касается созданного в 2007 году фронта, то он заявил о своей «всесторонней поддержке национально-освободительного движения порабощенных народов Кавказа».

Дмитрий Ярош характеризует «Тризуб» таким образом: «Тризуб» — это узкофункциональная организация орденского типа. У нас три конкретные задачи: пропаганда идеологии украинского национализма в интерпретации Степана Бандеры, воспитание украинской молодежи в духе патриотизма и национальная защитная деятельность, то есть защита чести и достоинства украинской нации в любых условиях всеми доступными методами и средствами... Тризуб — организация, которая производит определенные идеи. ... Среди известных представителей «Тризуба» — президент Киево-Могилянской академии Сергей Квит, мой хороший друг и собрат. В свое время он был сотником в нашей организации».

Что же за идеи производит или транслирует «Тризуб»? Об этом можно судить, например, по деятельности вышеназванного Сергея Квита. Недавно на украинском сайте «Историческая правда» была опубликована колонка Квита, посвященная одному из теоретиков украинского национализма Дмитрию Донцову. Это не случайно выбранная тема. С. Квит в течение многих лет является апологетом идей Донцова, он автор посвященной Донцову книги и инициатор издания собрания его сочинений.

Надо отметить, что в своих сочинениях Донцов не обошел вниманием Россию. В 1961 году в Мюнхене была выпущена работа, которую можно назвать его политическим завещанием — «Der Geist Russland» («Дух России»). Там совершенно определенно указано, как Донцов понимает образ врага: «С определенностью можно утверждать, что идеология московитского коммунизма и идеология царизма — только две разные формы того же явления, собственно, того же феномена общего характера, который является ничем другим, как московитским мессианством, которое ведет войну против Запада».

Сейчас на сайте «Тризуба» в обрамлении фотографий Степана Бандеры размещена работа Дмитрия Донцова под названием «Национализм», написанная в 1926 году под явным впечатлением успехов в Италии фашистов Муссолини. По мнению автора, «нацию должна представлять не «трудовая интеллигенция», не «класс крестьян», не «монопартия», а особый слой «лучших людей», задачей которого является применение «творческого насилия» над основной массой народа».

Пока что всё это не очень сочетается с самоописанием, которое «Правый сектор» предлагает украинскому обществу, российскому обществу и Западу. Например, пресс-секретарь «Правого сектора» Артем Скоропадский возражает против причисления своего объединения к правым радикалам: «...российские СМИ ... рассказывают, что «Правый сектор» — это какие-то жуткие фашисты, нацисты, расисты. Это не так. Мы, во-первых, христиане. Во-вторых, мы антикоммунисты, антисоциалисты, но мы также выступаем против расизма, антисемитизма, национал-социалистической идеологии, фашизма. Мы традиционные украинские националисты, которые являются последователями идей Организации Украинских националистов (ОУН)».

По-видимому, имеющиеся в данном высказывании противоречия следует отнести на счет болезней роста объединения «Правый сектор». Причем роста столь очевидного и быстрого, что на его фоне, видимо, не так и существенно, каким образом, кому и с какой степенью убедительности заговаривать зубы. Пока разберутся — всё нужное уже случится.

Посмотрим, что уже случилось, например, за прошедшее время с участием «Правого сектора».

Итак, 1 декабря 2013 года участники «Правого сектора» штурмовали администрацию президента.

19 января 2013 года именно «Правый сектор» принес на Майдан топоры. И он же атаковал «коктейлями Молотова» кордон и автобусы внутренних войск у стадиона «Динамо» на улице Грушевского. И он же в лице хорошо обученных «активистов в масках» все последующие дни вел боевые действия на баррикадах на Грушевского.

Кстати, именно события 19 января стали одной из причин растущего напряжения между «Правым сектором» и поддержанным Западом «триумвиратом» лидеров украинской майданной оппозиции (которых, отметим, в «Правом секторе» всё чаще называют «тритушками»). Об этом можно судить по оценке лидера «Тризуба имени Бандеры» Дмитрия Яроша, прозвучавшей в интервью «Украинской правде»: «Если говорить про всю оппозицию, то по большому счету у нас отношения никакие. Мне кажется, это большая ошибка оппозиции, что они не учитывают силы афганцев, того же «Правого сектора» и даже самообороны. Меня, например, удивляет, что после 19 числа лидеры оппозиции не поднялись на этаж и не поблагодарили парней».

Отметим, что имеется в виду пятый этаж Дома профсоюзов, где расположен штаб «Правого сектора». Тот самый штаб, которого якобы не существует ввиду стихийности и «общенародной протестности» происходящего в Киеве. Но сейчас уже имеются более чем солидные свидетели его существования — послы США, Англии и Канады в Украине. Которые лично нанесли визит на «правосекторный» этаж Дома профсоюзов. При этом для них была проведена подробнейшая экскурсия по этажу с открыванием любых дверей, призванная продемонстрировать открытость и отсутствие оружия и взрывчатки.

«Правый сектор» обладает и широкими сетевыми коммуникациями, и ядром. Группа «Правого сектора» в соцсети «ВКонтакте» насчитывает около 175 тысяч подписчиков, на основе чего «сектор» долгое время воспринимали как в существенной степени сетевую организацию. Однако в «Правом секторе» существует и конкретное ядро состава, которое Ярош оценивает так: «Где-то с полтысячи плюс киевский мобилизационный резерв». То есть те самые сотни, которые действуют на Майдане.

Помимо этого существуют и более периферийные отряды и группы «Правого сектора». По описанию свидетелей, в период активного развития процессов Майдана из прибывающих в распоряжение «сектора» людей формировались отряды, каждый из которых составляли два «роя» по 20–30 человек.

Вот один из популярных в интернете отчетов о действиях такого рода отрядов: «Первый Тульчинский диверсионный рой выполнил успешно диверсионную операцию. Сегодня около 2 часов ночи отряд диверсантов, который насчитывал 12 повстанцев, помешал стабильной поставке припасов и средств защиты подразделения беркута. Повстанцы начали действовать с ул.Ивана Мазепы, на подступах к ул.Грушевского. сначала отвлекли внимание беркута, сделав поджог одного из автобусов режима. Пока охранники в тылу тушили автобус, диверсионный рой украл: 2 ящика с противогазами (по 40 шт. в каждом), 1 ящик снарядов «Терен-М» (340 шт.). Захваченное имущество было отдано в дом профсоюзов, КГГА, и роздано в палатки правого сектора. Слава Героям».

За время столкновений сложилось также представление о внешнем виде участника «Правого сектора». Основное их отличие — серьезность экипировки. Как правило, они носят военные каски, противогазы или тяжелые респираторы. Их оружием являются дубинки, цепи или арматура. Отмечается наличие большого количества бронежилетов. Нередко к этому добавляется щит, желательно трофейный.

Долее отметим, что уже 19 января многие боевики «правого сектора» были со щитами, на которых изображались кресты и цифры 14/88. Это (для понимающих) — ключевой знак. «14» означает зашифрованную фразу об исключительности белой расы, а «88» — цифровой код аббревиатуры «хайль Гитлер». Андрей Тарасенко, представитель «Тризуба» и одна из центральных фигур в «Правом секторе», по этому поводу пожимает плечами: «...ми не можемо проконтролювати кожну людину, яка щось хоче написати...»

28 января 2014 года Дмитрий Ярош выступил с заявлением о том, что объединение «Правый сектор» берет на себя ответственность за осуществление революции в Украине: «...Невнятность позиции лидеров парламентских оппозиционных партий и их боязнь проводить революцию обязывает меня взять на себя ответственность за революционный процесс, ход дальнейших событий... и за будущее нашего государства». Заодно Ярош призвал украинских силовиков к переходу «на сторону народа» (под которым очевидным образом подразумевает Майдан), а также к принятию новой конституции.

30 января отдельным ультиматумом в адрес власти отметилась формально не зачисленная в состав «Правого сектора» организация под названием «Украинская повстанческая армия» (УПА). Напомним, что именно так называлась военная организация радикальных украинских националистов, боевое крыло бандеровской ОУН.

УПА еще в 40-е годы ХХ века прославилась сотрудничеством с вермахтом и особой активностью и жестокостью в уничтожении поляков и евреев, а также советских партизан в Западной Украине и отрядов польских антифашистов. Подпольно действовала на советской территории до 1949 года, уничтожая сочувствовавших советской власти, после чего формально прекратила деятельность. Теперь же о себе заявляют, так сказать, наследники бренда, созданного когда-то при помощи итальянской и особенно германской разведки. Что же они говорят?

«Мы, повстанцы УПА, требуем от милиционеров: ... Сложить оружие и перейти в подчинение Революционного Майдана...». Далее следуют требования: освобождение политзаключенных и арест нынешних властных фигур. И, наконец, заявляется альтернатива: «В случае невыполнения нашего ультиматума мы будем вынуждены продолжить повстанческо-партизанскую борьбу, убивая по несколько работников милиции еженедельно. ... Если наш ультиматум останется без внимания, со следующей недели каждый милиционер, в форме или без нее, станет потенциальной целью для УПА».

29 января активисты ряда организаций киевского Майдана объявили о создании т. н. национальной гвардии. Не является неожиданностью то, что в состав национальной гвардии помимо представителей самообороны Майдана и казаков вошел и «Правый сектор». Вступающие в ряды этой гвардии дают клятву защищать украинскую нацию. Но как же быть с «творческим насилием», о котором заявляют идеологи «Тризуба»? Разве не эту политику проводят на Майдане?

31 января, вслед за ультиматумом УПА, «Правый сектор» выступил со своим ультиматумом. Первый замглавы организации «Тризуб» Андрей Тарасенко объявил, что если арестованные и задержанные участники протеста не будут освобождены, то «Правый сектор» будет вынужден начать новое выступление, то есть возобновить уличные столкновения. Это заявление прозвучало в условиях, когда 29 января Верховной Радой был уже принят закон об амнистии для участников Евромайдана.

И, похоже, у «Правого сектора» появляется для этого новый человеческий ресурс.

27 января замглавы Меджлиса крымско-татарского народа Ахтем Чийгоз сообщил в интервью газете The New Times, что, как только начались беспорядки, в столицу на поддержку оппозиции отправились сотни татар: «Каждый день в Киев отходят 5–6 полных автобусов». А 30 января достоянием интернета стала переписка Тарасенко с другим зампредседателя Меджлиса, Асланом Омером Кырымлы. Переписка была взломана хакерами, и по интернет-ресурсам поползли ее скриншоты, а также выдержки. Опровержений пока не последовало. Наиболее распространенный фрагмент выглядит впечатляюще даже на фоне событий евромайдана: «Все идет по плану. Мы уже готовы приступать ко второй части пьесы. Как договаривались на прошлой неделе, мои ребята вместе с братьями из «Карпатской Сечи» и УНА-УНСО по первой команде подъедут за инструментами куда нужно. От тебя требуется только обозначить координаты складов в Симферополе, Севастополе, Керчи, Феодосии и Евпатории, а также время встречи. Да, есть еще одна просьба. Дичи много, нужно больше охотничьего снаряжения, шлемов и палок. Не забудь про газировку в стеклянных бутылках, а также топливо для них. Также не помешают противогазы и средства первой медицинской помощи. Я понимаю, что наши турецкие друзья и так уже много сделали, но ты меня знаешь — я никогда не прошу лишнего. Дичь оказалась не пугливая, коктейли на них не действуют. Нужно что-то посерьезней. Надеюсь, ты меня понял. За деньги не беспокойся — всё будет в лучшем виде, но попозже. В конце концов, ты же знаешь что в случае нашего успеха, ты получишь гораздо больше».

Но татарские боевики в «Правом секторе» — пополнение не единственное. Во-первых, эксперты сообщают, что еще в ноябре прошлого года на Майдан прибыли 4 инструктора-чеченца — специалисты по организации городской уличной войны. При этом на Майдане почти открыто «засветились» бывший командир чеченских боевиков, а ныне «председатель комитета по обороне и безопасности» парламента непризнанной Ичкерии Абубакар Магомадов и его жена Зулихан. Которая откровенничает о целях своего «сводного» майданного украинско-чеченско-татарского отряда в соцсетях, подчеркивая, что воюют они здесь именно против России.

Во-вторых, засветились здесь и группы нацистов из российских клубов «футбольных фанатов», и члены организаций вроде блока ФАКТ («Фаланга антикоммунистического тарана») — созданной в Западной Украине, но в последние годы действующей в основном в России, в Санкт-Петербурге, антикоммунистической нацистской организации. Имеются в этом нацистском «майданном интернационале» и приезжие из Европы, в том числе из Литвы.

В начале февраля в электронных СМИ появились первые сведения о том, что «Правый сектор» (разумеется, только в своей украинской части) собирается стать настоящей партией и идти на будущие выборы. Поговаривают, что решение уже принято, хотя официально пока не озвучено. Видимо, именно в связи с запланированной «официализацией» в публичных высказываниях руководства «Правого сектора» начинают проступать черты будущей идеологической платформы новой политической силы. Например, в интервью для польских СМИ Дмитрий Ярош говорит: «Мы отвергаем бинарную оппозицию «Запад–Россия» и считаем, что украинцы должны идти своим путем, избегая не только московского империализма, но и мондиализма западного образца».

Недавние интервью руководителей «Правого сектора» дают более четкое представление о том, что стоит за обтекаемыми словами о «своем пути». Так, Андрей Тарасенко уже успел высказаться в газете «Ржечь Посполита» о том, что поляки не по праву владеют Перемышлем и несколькими уездами. А также о том, что Волынская трагедия (резня поляков боевиками УПА в 1943 году) — это выдумки.

Но особые эмоции у «Правого сектора» вызывает, конечно, Россия. В интервью TIME Дмитрий Ярош заявляет: «На протяжении всех этих лет украинской независимости Россия систематически и целенаправленно проводит политику порабощения Украины. Поэтому, конечно, мы будем готовиться к конфликту с нею». Если кому-то и это кажется обтекаемым, Ярош уточняет: «Если они сунутся сюда, как сделали это в Грузии в 2008-м, то получат по зубам».

При этом невозможно сказать, что события, происходящие в Киеве и по всей Украине, являются результатом чисто националистической страсти и никак не регулируются и не управляются со стороны. Вывод о таком регулировании можно сделать уже из очевидной скоординированности массовых уличных столкновений в Киеве и систематических попыток захватов администраций в разных городах Украины. Однако есть и прямые указания на воздействие иностранных технологов на украинский евромайдан.

Так, получили широкую известность заявления украинского народного депутата Олега Царева, сделанные им в электронных СМИ (и на интернет-ресурсах, и по телевидению). Именно он оповестил украинскую общественность о прилете в страну организатора «цветных революций», гражданина США Марко Ивковича осенью прошлого года. Этот же депутат сообщил, что 4 декабря Ивкович рекомендовал украинским оппозиционным лидерам провести на Майдане так называемое Народное вече. И на этом вече объявить манифест о переходе власти в стране в руки временного Народного правительства — до выборов.

Перед «Народным вече» (проходившем на Майдане 8 декабря) состоялась та самая встреча лидеров оппозиции А. Яценюка, В. Кличко и О. Тягнибока с Марко Ивковичем. Причем на встрече присутствовал еще один консультант по цветным революциям — гражданин США, сотрудник Агентства международного развития США Финк Брайан (Гомез), прибывший в страну 28 октября прошлого года.

Олег Царев сообщает, что Финк Брайан «продавливает решение о захвате девяноста зданий, причем настаивает, чтобы захваты проходили в максимально жесткой форме, желательно с жертвами». Кроме того, по словам Царева, украинские протесты окормляет еще и большая группа американцев сербского происхождения. Поскольку последней точкой «оранжевой» активности этой группы был период грузинской цветной революции, то в оппозиции их называют «грузинами». Царев подчеркивает, что сейчас в этой же деятельности на Украине участвуют не менее тридцати человек.

Среди них наиболее известной фигурой является, конечно, уже упомянутый Марко Ивкович, о котором скажем подробнее.

Обострение на Украине началось 30 ноября 2013 года. А накануне, прямо перед штурмом Банковой, 29 ноября, в страну прибыл знаменитый политтехнолог Марко Ивкович, гражданин США сербского происхождения, известный как глава сербской организации «Отпор», впервые отработавшей и применившей «оранжевые» технологии свержения власти в 2000 году в Белграде, когда пал режим Слободана Милошевича.

С тех пор Марко Ивкович превратился в международного консультанта по «оранжевым революциям», тиражируя в разных странах технологии «Отпора». При его участии были созданы грузинская «Кмара» и украинская «Пора». По словам Евгения Золотарева, одного из руководителей организации «Пора», накануне «оранжевой революции» 2004 года Ивкович действительно работал с украинскими активистами: «Он делился опытом сербской организации «Отпор», передавал технологию уличных акций. Но мы скептично относились к его инструктажу, ведь в каждой стране своя специфика». В 2010 году он ездил «консультантом» в Киргизию, где в тот период был свергнут президент Бакиев. Побывал Ивкович и в России, где во время попытки «снежной революции» 2011–2012 гг. курировал деятельность ассоциации «Голос», и в результате был выслан за попытку вмешательства в избирательный процесс.

В 2012 году Ивкович также работал на Украине, являясь сотрудником Национального демократического института США. На Украине он действовал в контакте с партией «Фронт змин» («Фронт перемен») Арсения Яценюка, а также общественной организацией «Опора», занятой альтернативным подсчетом голосов на выборах в Верховную Раду. Считался негласным руководителем избирательного штаба Яценюка. Впрочем, во «Фронте змин» тогда настаивали, что Марко Ивкович присутствует у них не как политтехнолог, а как ведущий обучающих семинаров...

В Национальном демократическом институте (NDI) от вопросов по поводу Ивковича также открещивались: «Задание NDI в Украине, в частности директора Кристины Вилфор и менеджера избирательных и общественных программ Марко Ивковича состоит в том, чтобы делиться международным опытом в области общественного наблюдения за выборами и привлечения граждан к активному участию в политической жизни». Ну вот Ивкович и привлекал...

Отметим, что в украинских СМИ уже в начале 2012 года высказывались предположения о том, что Ивкович занят подготовкой «Майдана-2».

В настоящее время Марко Ивкович — по-прежнему постоянный сотрудник Национального демократического института США в должности «специалиста по развитию гражданского общества».

В конце 2013 года украинские СМИ сообщали о том, что Ивкович проводил встречи с лидерами украинской оппозиции, в том числе и с Арсением Яценюком.

Однако, как мы уже показали, Ивкович в зарубежной координации «майданных» процессов лишь самая яркая и «засвеченная» фигура. А в Киеве и регионах Украины одновременно с ним работает и немало других «цветных политтехнологов». И, похоже, не менее профессиональных.

Но, какими бы ни были изначальные планы этих «технологов», очевидно, что на Украине происходит быстрое формирование и усиление радикально-националистического ядра, которое уже выдвигает свои требования по переделу власти. И передышки в событиях на Майдане не будут означать роспуск этого ядра, уже осознавшего себя не только как боевую, но и как политическую силу.

Нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить редакции о найденной ошибке