logo
Статья
Как показали опросы АКСИО, с желанием иметь детей у наших граждан всё в порядке. Более того, 76 % опрошенных считают нежелание иметь детей ошибкой, легкомыслием и даже преступлением!

Преодолен ли «Русский крест»?

В № 79 газеты «Суть времени» в статье «Что за комиссия, создатель!» Ю. С. Крижанская затронула вопрос о демографической ситуации в России. Нам хотелось бы остановиться на этом вопросе подробнее.

В связи с трагическими событиями на Украине специалисты подчеркивают, что периодам войн, смуты, социальной, политической и экономический нестабильности всегда сопутствуют демографические кризисы. Развернувшаяся на украинском Юго-Востоке гражданская война, которая только набирает силу, неизбежно экспортирует нестабильность в Россию. Что не может не сказаться на российской демографии.

Из мировой истории известно: если резко ухудшаются условия жизни, разрушается народная общность, исчезает уверенность в завтрашнем дне, теряется образ будущего, — всё это порождает демографический спад. Из которого либо народ выходит, вновь обретая утраченные составляющие полноценной жизни, либо кризис перерастает в социальную, государственную и демографическую катастрофу.

На долю России в ХХ веке такие испытания выпадали не единожды: Первая мировая война, Революция и Гражданская война, затем Великая Отечественная война.

Однако распад СССР (и об этом говорят многие демографы), несмотря на отсутствие крупномасштабных боевых действий, обернулся гораздо более глубоким и длительным демографическим кризисом, получившим широко известное название «русский крест» (термин введен в оборот академиком РАНМ Ю. Лисицыным). Действительно, с 1990-х годов депопуляция (снижение численности населения России) шла со скоростью в среднем около 1 млн человек в год.

В последнее время много говорится о преодолении «Русского креста», о выходе России из демографического кризиса. Так, например, в мае, выступая на Международном экономическом форуме 2014 года в Петербурге, президент В. В. Путин заявил: «Сегодня мы можем сказать, что Россия сумела преодолеть эту проблему, мы нашли выход из демографической ловушки. Впервые с 1991 года мы вышли на естественный прирост, средняя продолжительность жизни — 71 год. Последовательно снижается и смертность».

Но на чем основан такой оптимизм? Давайте разберемся. И для начала сообщим несколько основополагающих цифр Росстата.

По данным за 2013 год, численность населения России составляла 143,7 млн человек (по отношению к 2012 году возросла на 24 тыс. человек), а после присоединения Крыма и Севастополя выросла до 146 млн человек. Рождаемость (число детей, родившихся на 1000 чел.) в 2013 году составила 12,8. А смертность (число умерших на 1000 чел. в год) — 12,5. Ожидаемая продолжительность жизни (сколько лет в среднем прожили бы дети, родившиеся в 2013 году, при сохраняющихся показателях рождаемости и смертности) — 65 лет для мужчин и 74 года для женщин.

Если исходить из приведенных статистических данных, ситуация вроде бы действительно меняется к лучшему. Что и дает повод официальным лицам заявить об успехах проводимой ими политики. Вопрос демографии волнует каждого, а политика государства в этой области воспринимается как «забота о народе».

Но так ли всё благополучно?

Чиновники-популисты и малосведущие журналисты, как правило, делают свои выводы так: берут последнюю цифру статистики, сравнивают ее с предыдущей и объявляют о тенденциях. Отсюда у них и получается, что в последние годы рождаемость понемногу растет, смертность неуклонно падает. А значит, тенденции позитивные, принятые меры дали эффект и можно перестать бить тревогу.

Между тем, эксперты предупреждают, что поводов для самоуспокоения нет. «Рост рождаемости в 2012 году, — говорит, например, председатель Набсовета Института демографии, миграции и регионального развития Ю. Крупнов, — последняя хорошая новость перед начинающимся демографическим спадом».

Действительно, приведенные выше оптимистичные цифры не учитывают того факта, что за последние 23 года постсоветской жизни Россия потеряла более 13 млн чел. (это — с учетом восполнения численности населения на 5 млн чел. за счет миграции).

Не учитывается и один из важнейших показателей жизнеспособности народа — уровень воспроизводства численности. Речь идет о суммарном коэффициенте рождаемости, показывающем, сколько детей в среднем рождает женщина на протяжении жизни.

Для простого воспроизводства он должен быть не меньше 2,2. А в России (внимание!) этот показатель составляет 1,7. Что это означает? Что население России по-прежнему вымирает! Что каждое поколение рождает детей меньше, чем численность этого поколения!

Так каковы же все-таки у нас реальные демографические тенденции и в чем лукавство текущей статистики?

Дело в том, что «скачок» рождаемости последних лет обусловлен как минимум двумя причинами.

Одна из них состоит в том, что мы наблюдаем «демографическое эхо» второй половины 80-х, когда на волне ожидания положительных перемен и антиалкогольной кампании наблюдался небольшой всплеск рождаемости. Теперь это поколение вступило в детородный возраст.

Вторая причина подъема рождаемости состоит в том, что некоторое улучшение экономической ситуации в «тучные 2000-е годы» привело к частичной реализации потребности рожать! Рожать стали те, кто откладывал рождение ребенка «до лучших времен». У профессионалов такой феномен получил название «сдвиг календаря рождаемости».

Однако проблема в том, что на смену поколению 80-х в детородный возраст сейчас вступает поколение 90-х, численно вдвое (!) меньшее. А это, предупреждают эксперты, в ближайшие годы приведет к неизбежному спаду рождаемости.

Кроме того, влияет и такой феномен постсоветской демографии, как огромный разрыв между желаемым числом детей и тем, сколько их семьи реально заводят. Профессионалы называет это «демографическими установками». Семьи хотят завести 2–3 детей, а реально заводят только 1–2. Условия жизни настолько не соответствуют представлениям о минимальном благополучии или социальной норме, что люди отказываются заводить желанных детей.

Кстати, в Европе ситуация совершенно другая. Там люди просто не хотят заводить детей. По данным последних исследований немецких ученых, уже каждая 6-я женщина и каждый 4-й мужчина не хотят иметь детей вообще! Причем число таких «чайлдфри» за 10 лет удвоилось. Остальные, в основном, хотят завести всего одного ребенка.

Что касается России, то, как показали опросы АКСИО, с желанием иметь детей у наших граждан всё в порядке. Более того, 76 % опрошенных считают нежелание иметь детей ошибкой, легкомыслием и даже преступлением!

И это при том, что российское население, традиционно исповедующее ценности семьи и высокой детности, после распада СССР, было погружено в нестерпимые материально-духовные условия. Что и повлекло за собой демографический коллапс, подобный тому, который несет с собой гражданская война или оккупация.

Ведь кто главный герой демографической истории страны? Это женщина 20–30 лет. На этот возраст приходится более 60 % всех рождений. Так вот, сейчас в этот возраст вступает уже упомянутое нами поколение 1990-х. Которое не только численно уменьшилось вдвое, но и выросло в другой стране. Это поколение попало под воздействие насаждаемой в России глобальной массовой культуры (включая сексуальное просвещение, ювенальную юстицию и т. п.). У значительной части этого поколения уже иные ценности, среди которых дети не в приоритете.

На фоне таких тревожных сдвигов у нас, тем не менее, находятся эксперты, считающие, что в демографическую ситуацию вмешиваться не надо. По их мнению, раз катастрофа неизбежна, и «точка невозврата» всё равно будет пройдена через 10–15 лет, то государство должно отказаться от политики стимулирования рождаемости, а сосредоточиться «на развитии качества населения, а не его численности».

Эту точку зрения одним из первых высказывал профессор «Высшей школы экономики», сторонник так называемой модернизации семьи С. Захаров. А его коллега, руководитель «Центра демографии и экологии человека» господин А. Вишневский, идет еще дальше. По его мнению, депопуляция в России — это «естественный ход истории» и вмешиваться в него не стоит. «В сокращении населения в глобальных масштабах нет никакой катастрофы, — говорит Вишневский, — в природе бывает, что происходит чрезмерное размножение популяции и включаются биологические механизмы, которые его тормозят, в основном — через повышение смертности».

Отметим, что свои заявления Вишневский сделал в ноябре 2007 года не где-нибудь в кулуарах, а на страницах «Российской газеты», правительственного печатного органа. И нас не может не тревожить то, что подобные высказывания всё шире тиражируются на различных профессиональных форумах, в научных изданиях и СМИ. Они будоражат ум некоторых представителей властной элиты России, в том числе, ответственной за принятие решений.

«В Германии при Гитлере была идея, что каждая женщина должна дать государству солдата, — продолжает Вишневский. — Аборты жестоко преследовались. Получается, что у нас сейчас такая же идеология: дети нужны государству, иначе мы все вымрем, Россия развалится. Может, надо сворачивать эту риторику? Подбирать другие слова? Эта идеология бесперспективна». Вот так!

Еще в 1996 году ныне покойная Маргарет Тэтчер обронила фразу о том, что «экономически целесообразно оставить проживать на территории России 15 миллионов человек». В 1990-х годы эту идею реализовывали наши «либерал-реформаторы», объявившие войну собственному народу. Сегодня, похоже, эту идею пытаются продвинуть в сознание народа России господа вроде Захарова и Вишневского.

Тем не менее, опросы АКСИО показывают, что, несмотря на все манипуляции последних 23 лет, страна не утеряла иммунитет к подобным «нововведениям», якобы открывающим России дорогу в «цивилизованный западный мир».

Народ России верит в семью и хочет рожать детей. Народ России не намерен соглашаться с российскими последователями Томаса Мальтуса. Того самого, который еще в начале XIX века заявил о необходимости контроля над рождаемостью и о том, что «рост народонаселения может быть остановлен лишь встречными причинами, которые сводятся к нравственному воздержанию или несчастьям (войны, эпидемии, голод)».

Но и высказывания господ Захарова и Вишневского, и гражданская война на Украине с многими тысячами беженцев, и угрозы оголтелых неонацистов «устроить Майдан в Москве» — показывают, что идеи Мальтуса и его последователей не только живы, но настойчиво реализуются.

Потому тщетны надежды определенной части нашей элиты на то, что проблемы российской демографии удастся решить за счет беженцев и присоединения новых земель. Не дадут!

Упомянутая выше М. Тэтчер в книге «Искусство управления государством» пишет: «Рано или поздно кто-нибудь обязательно освоит богатства российского Дальнего Востока, но кто это сделает — русские или китайцы — большой вопрос».

Катастрофическая ситуация с падающей заселённостью российского Дальнего Востока — отдельная большая тема. Действительно, нельзя не признать, что если демографическая ситуация у нас не начнет кардинально меняться к лучшему, то вопрос о том, кто в будущем будет осваивать богатства России, приобретет жгучую актуальность.

А о том, кто и как начинал вести демографическую войну с СССР, мы поговорим в следующей статье.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER